Карта сайта

Глава вторая - ВОЕННАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ НА СРЕДНЕЙ ВОЛГЕ

 

1. МЯТЕЖ ЧЕХОСЛОВАЦКОГО КОРПУСА

Подавив первое военное сопротивление буржуазии и вырвав страну из империалистической войны, Советская власть сосредоточила силы на приведении в порядок хозяйства, налаживании управления страной, осуществлении социалистических мероприятий, направленных на создание фундамента социалистической экономики. Однако мирная передышка оказалась кратковременной. Свергнутые эксплуататорские классы и империалисты всего мира встали на пути советского народа, навязали ему войну, пытаясь силой оружия уничтожить диктатуру пролетариата.

Империалисты перешли к открытой интервенции против Советской России, высадили на ее территорию свои войска. Вступив в контакт с внутренней контрреволюцией, империалисты организовали заговоры и восстания против Советской власти. В. И. Ленин точно определил силы и участников войны против Советской республики: «Внешний враг Российской Советской Социалистической Республики, это—в данный момент англофранцузский и японо-американский империализм» 1. Указав, что империалистические хищники рассчитывают на союз с контрреволюционными силами внутри страны, В. И. Ленин разъяснял: мы знаем хорошо, кто этот внутренний враг. «Это капиталисты, помещики, кулаки, их сынки, ненавидящие власть рабочих и трудовых крестьян» .

Правительства Антанты во главе с империалистами США заключили соглашение с целью уничтожения молодой Советской республики и расчленения территории России на зоны влияния. По этому договору Англия намеревалась забрать себе кавказскую нефть, среднеазиатский хлопок, кубанский хлеб, а Фран-

____

1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 38.

1а Там же, стр. 39.

 

цин должны были отойти угольные и металлургические предприятия Донбасса и Криворожья, а также плодородные украинские земли. США и Япония претендовали на русский Дальний Восток и Сибирь.

Таким образом, борьба против большевизма сочеталась с захватническими планами. «Все империалистические хищники,— говорил В. И. Ленин,—бросаются на Россию и хотят ее растерзать, так как знают, что каждый месяц существования социалистической России готовит им гибель»2.

Самый факт существования государства рабочих и крестьян оказывал огромное революционизирующее влияние на угнетенные капиталистические страны. Советская республика выступала как революционный маяк для трудящихся всего мира. В. И. Ленин так говорил о ее великом значении: «Россия—первая страна, которой история дала роль зачинателя социалистической революции, и именно поэтому на нашу долю выпадает столько борьбы и страданий. Империалисты и капиталисты других стран понимают, что Россия стоит во всеоружии, что в России решается судьба не только русского, а и международного капитала»3.

Страх перед социалистической революцией в России и желание задушить ее были главными причинами иностранной интервенции и гражданской войны. Об этом со всей откровенностью высказался тогда У. Черчилль. Он писал, что союзники «находились на русской земле как завоеватели. Они вооружали врагов Советского правительства. Они блокировали его порты. Они топили его военные суда. Они страстно желали его погибели и строили планы его сокрушения»4.

Учитывая значение Советской России как базы мировой революции, империалисты хотели предупредить «распространение большевизма». Бывший командующий американскими войсками в Сибири Гревс писал: «Одной из основных целей интервенции была борьба с большевиками»5. Для осуществления своих захватнических планов годились любые контрреволюционные силы. Все это прикрывалось лживыми заявлениями о необходимости восстановить Восточный фронт против германо-австрийского блока для «освобождения» России от Брестского мира и т. п.

Несмотря на то, что на Западе продолжалась война с Германией, где были заняты основные вооруженные силы Антанты, империалисты направили в Советскую Россию крупные воинские части. Началась открытая интервенция в Советскую Россию. Англо-франко-американские оккупанты захватили северные районы страны, японцы и американцы—Дальний Восток, войска ан-

____

2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 528.

3 В. И. Ленин. Поли. собр. соч, т. 39, стр. 137.

4 Цитируем по работе А. Е. Антонова «Боевой восемнадцатый год». М., 1961, стр. 6.

5 Гревс. Американская авантюра в Сибири (1918—1920 гг.). М., 1932, стр. 55.

 

глийских колонизаторов проникли в Закавказье и Среднюю Азию. Хотя Германия заключила с Советской Республикой Брестский мирный договор, немецкие империалисты по-прежнему стремились к тому, чтобы изолировать, ослабить и уничтожить Советскую страну. При содействии белогвардейской Рады они ввели на Украину свои войска и безудержно грабили и угнетали украинский народ. Они оккупировали Крым, Белоруссию, Прибалтику. Блокированная Советская республика оказалась в кольце фронтов.

Империалисты усиленно вербовали наемников для вооруженной борьбы с Советской властью. Представители «Верховного Союзного Совета» вынесли постановление о поддержке «всех национальных войск в России, продолжать войну»6 (т. е. войну с Германией). Превратив захваченные районы в опорные базы борьбы с Советской властью, империалисты организовали всестороннюю помощь внутренней контрреволюции, усилили гражданскую войну. На Дону действовала против Советской власти донская белоказачья армия Краснова, на Кубани—белоказачья добровольческая армия генералов Деникина и Алексеева.

С иностранными империалистами объединились недобитые помещики, буржуазия, кулачество, контрреволюционные партии —октябристы, кадеты, а также социал-соглашатели—меньшевики, правые эсеры, анархисты, и в центре страны готовился антисоветский мятеж левых эсеров. Для осуществления своих целей буржуазия и помещики продавали свободу и независимость России американским, английским и другим империалистам. Вскрывая антинациональный характер их политики, В. И. Ленин в 1918 году писал: «когда дело касается до классовых прибылей, буржуазия продает родину и вступает в торгашеские сделки против своего народа с какими угодно чужеземцами»7.

Интервенты Антанты и США, чтобы проникнуть в глубь страны и нанести сокрушительный удар по республике Советов, возложили роль главной ударной силы и основного ядра контрреволюции весной и летом 1918 года на 40-тысячный чехословацкий корпус.

Этот корпус был сформирован до Октябрьской революции из бывших военнослужащих австро-венгерской армии. Чехи не хотели воевать на стороне Германии и Австро-Венгрии и целыми подразделениями и частями сдавались в плен. К концу войны в России набралось более 200 тысяч чехословацких солдат и офицеров. Им было разрешено формировать свои части для борьбы с немцами на русско-германском фронте. Эти части, сведенные в две дивизии, располагались на Украине, а затем стали перемещаться по линии железной дороги Пенза—Владивосток. Основная же масса чехов и словаков находилась в лагерях. Боль-

____

8 Черчилль. Мировой кризис. 1932, стр. 50.

7 В. И. Ленин. Поли. собр. соч.. т. 37, стр. 10.

 

шевистские идеи мира и социализма проникали не только в лагеря военнопленных, но и в части чехословацкого корпуса.

После Февральской революции некоторые офицеры требовали от командира корпуса разрешения на организацию солдатских комитетов в частях и подразделениях по примеру русской армии. Командование же запрещало солдатам принимать участие в революционных выступлениях русских. На этой почве в начале 1917 года из корпуса ушло 12735 человек8.

После Октябрьской революции и выхода России из войны Советское правительство разрешило чехам и словакам беспрепятственно выехать через Сибирь и Дальний Восток во Францию. Обязательным условием спокойной и мирной переброски чехословацких лигионеров являлось их разоружение, что и было зафиксировано в соглашении между Советским командованием и уполномоченным чехословацких войск, подписанном в феврале 1918 года и подтвержденном Советским правительством 26 марта этого же года.

Однако правящие круги Антанты и США решили использовать корпус как вооруженную силу для свержения Советской власти.

Вопрос об использовании чехословаков в борьбе против Советской власти в апреле 1918 года был согласован в Вашингтоне между президентом США Вильсоном и президентом чехословацкого «Национального Совета» Маариком. Французский посол в России 18 мая писал командованию корпуса, что «союзники желают, чтобы чехословацкие части остались в России и образовали ядро союзной армии против большевиков»9.

Интервенты щедро финансировали чехословацкие войска. Англия и Франция передали Национальному Совету 15 миллионов рублей. Президент США предоставил заем в 12 миллионов рублей, взяв ,на себя снабжение корпуса оружием. Высокими денежными подачками империалисты склонили на свою -сторону белочехов, особенно офицерский состав. Если раньше рядовой легионер получал пять рублей в месяц, то с началом мятежа ему стали платить уже 200 рублей.

Офицеры чехословацкого корпуса, среди которых были и русские контрреволюционные офицеры, проводили среди легионеров антисоветскую агитацию. Рядовых солдат пугали тем, что Советское правительство якобы выступает против создания национального чехословацкого государства и намерено выдать бывших военнопленных чехов и словаков немецким империалистам либо заключить их в концентрационные лагеря. Солдатам внушалось, что для возвращения на родину необходимо пробиваться силой, поэтому надо сохранить оружие, не сдавать его. Чехословацкий корпус превратился в авангард антисоветской интервенции, участ-

____

8    Октябрьская революция и зарубежные славянские народы. М., 1957, стр. 280.

9    История гражданской войны в СССР. М., 1957, т. 3, стр. 1831

 

ники чехословацкого мятежа были подкуплены англо-французскими империалистами 10.

Особенно предательскую роль в этом выполняли правые чешские социалисты, обманывавшие легионеров тем, что борьба против большевиков является якобы борьбой за демократию. В подтверждение этих «революционных» целей они ссылались на свою связь с русскими эсерами, которых называли истинными социалистами. К концу мая 1918 года 60 эшелонов чехословацкого корпуса растянулись по железной дороге от Пензы до Владивостока.

Коммунистическая партия и Советское правительство предпринимали все меры, чтобы предотвратить мятеж чехословацкого корпуса. Гражданские и военные органы в центре и на местах настойчиво разъясняли, что всем чехословацким легионерам, пожелавшим покинуть пределы России, будет предоставлено право свободного проезда на Дальний Восток и беспрепятственной посадки на корабли. Им обеспечивалось содействие в организации питания личного состава в пути. Эшелоны выезжающих брались под защиту советских вооруженных сил. Командованию корпуса разрешалось оставить в каждом эшелоне небольшое количество легкого стрелкового оружия для внутренней охраны. Все это свидетельствовало о высоко гуманном отношении к людям, заброшенным вихрем войны в Россию.

Наряду с этим большевики усилили интернационалистическую пропаганду среди военнопленных, призывали их поддержать освободительную борьбу рабочих и крестьян России, вступить в Красную Армию.

Большая работа проводилась и среди чехословацких легионеров, размещенных в Поволжье. В апреле 1918 года в Самарской большевистской организации оформилась чехословацкая коммунистическая группа. В Самару приехал левый социалист Л. Фа-раго с мандатом от В. И. Ленина для формирования йнтернацио-нального отряда Красной Армии. В этот отряд входило 125 бойцов. До 300 бывших военнопленных несли службу в Самарском советском полку. Немцы, мадьяры, югославы, чехи на практике проходили здесь школу советской революции, учились интернационализму. Во главе одного чехословацкого отряда был коммунист Ярослав Гашек. К концу мая в этом отряде состояло 120 бойцов, из них 80 чехословаков и 40 сербов п.

В Пензе под руководством Пензенского губкома партии был создан 1-й чехословацкий революционный полк, командиром его был Ян Сынек, а затем Адольф Шипек. В полку имелась партий* ная организация, которая руководила агитацией и пропагандой среди чехословацких легионеров, издавала газету «Чехословацкая Красная Армия», распространяла призывы отказаться от за-

_____

10    См.: В. И. Ленин. Поли собр. соч., т. 36, стр. 508.

11    Ю. Н. Щербаков. Братство, скрепленное кровью. Куйбышев, 1961, стр. 13.

 

теянной Антантой переброски чехословацких частей из России 12. В Пензе большую работу с военнопленными проводили венгерский коммунист Дьюла Андраш Варга, болгарский коммунист Георгий Михайлов-Добрев, чехословацкий коммунист Славояр Частек. Военнопленные Нижнеломовского уезда Пензенской губернии на своем митинге по вопросу организации интернациональной Красной Армии обещали высоко держать ее знамя. «Мы будем бороться за осуществление интересов пролетариев всего мира, за идеи Великого Интернационала»,—заявили они в принятой резолюции 13.

В первом номере газеты «Чешско-словацкая Красная Армия» было опубликовано обращение комитета. «Товарищи!—говорилось в нем.—Не верьте ложным донесениям Национального Совета и присоединяйтесь к нам. Выполняйте вашу социалистическую обязанность. Ваше место только в Чешско-словацкой Красной Армии» 14. Комитет Чехословацкой Красной Армии в своем воззвании ко всем военнопленным чехословакам призывал солдат отказаться от выезда во Францию, ибо «нашу свободу мы можем отвоевать только здесь, в России»15.

Когда мятеж начался, в воззвании к легионерам чехословацкого корпуса Ярослав Гашек писал: «Братья чехословаки! Товарищи солдаты! Помните ли вы то время, когда вспыхнула революция в России, что вы все готовы ее защищать? Помните ли вы, что чешский народ всегда стоял впереди бойцов за свободу?.. Тесное единение чешских революционеров со всеми русскими перед лицом опасности нового поражения в борьбе за свободу — вот тактическая задача, которая стоит перед вами, товарищи чехи!» 16.

Чехословацкие коммунисты Я. Гашек, Ф. Шебест и И. Поспешил в новом обращении к своим соотечественникам называли предателями всемирной революции тех, кто поднял руку против Советов. Они писали: «Мы, чехословаки—комму-

____

12    Адольф Шипек. Честь и слава павшим героям. Журнал «Славяне», № 10, 1957, стр. 47.

13    Газета «Молот», 26 апреля 1918 г.

14    «Чешско-словацкая Красная Армия», 12 мая 1918 г.

15    «Молот», 29 апреля 1918 г.

16    «Приволжская правда», 1 июня 1918 г.

 

Яйсты, призываем всех истинных чешско-словацких революционеров на защиту интересов Российской Советской Федеративной Республики до полной победы над всеми предателями всемирной революции. Все чехословацкие революционеры — в чешско-словацкие отряды Красной Армии» 17.

Аналогичная работа проводилась в это время и в других городах Среднего Поволжья.

Военнопленные в Симбирске тоже осудили чехословацких мятежников. Они создали революционный комитет, организовали отряд имени III Интернационала и просили включить его в состав Красной Армии. «Мы имеем хорошо вооруженный отряд, одушевленный революционной самодисциплиной, чтобы бороться со всеми, которые пойдут против революционного пролетариата»,—говорилось в письме на имя губкома партии 18. Иностранные рабочие и крестьяне в Симбирске заявили о святой обязанности интернационалистов-социалистов «отбить с оружием в руках все оплоты восставшего капиталистического класса, а также эту наемную шайку чехословаков, семеновцев, дутовцев и т. д. ...» 19.

Южно-славянская коммунистическая группа призывала болгарских, сербских, хорватских трудящихся в Самаре поддерживать русских товарищей в их борьбе с империалистами. Призыв гласил: «Товарищи югославяне! Все в ряды Красной Армии! Все к оружию! Да здравствует свободная трудовая Россия! Да здравствует всемирная революция!»20.

В подразделениях чехословацкого корпуса происходила острая борьба: легионеры сопротивлялись контрреволюционным приказам, направленным против рабочих и крестьян Советской республики. Многие из легионеров сомневались в справедливом характере их выступлений21. Среди легионеров многие сочувствовали революции и не хотели участвовать в антисоветской авантюре. Около 4 тысяч бывших военнопленных, исключенных из чехословацких частей за «неблагонадежность», вступили добровольцами в Красную Армию и сражались за Советскую власть22. Несмотря на все это, чехословацкие коммунисты не смогли вырвать большинство легионеров из-под реакционного влияния буржуазного Национального Совета. Основная масса чехословацких легионеров не сумела разобраться в сложившейся обстановке и сделать правильные практические выводы.

____

17    Там же.

18 Партийный архив Ульяновской области (ПАУО), ф. 1, on. 1, д. 6, лл. 36—37.

19    Боевое содружество трудящихся зарубежных стран с народами Советской России. М., 1957, стр. 97.

20    «Солдат, рабочий и крестьянин», 7 июня 1918 г.

21 Партийный архив Ульяновской области (ПАУО), ф. 1, on. 1, д. 6, лл. 36—37.

22    П. Софинов. Чехословацкий мятеж. Истор. журнал, 1940, № 12, стр. 48.

 

Основным предлогом к выступлению мятежники считали вопрос о разоружении. Реакционное офицерство, белогвардейцы, а главное — империалисты Антанты не хотели допустить разоружения корпуса. Представители Англии, Франции, Италии и США сделали заявление, что если разоружение легионеров будет приведено в исполнение, то перечисленные правительства будут рассматривать это как недружелюбный акт.

Советское правительство, разгадав тайные замыслы контрреволюции, не поддавалось на этот нажим империалистов. Оно требовало, чтобы военное ведомство, местные советы точно выполняли предписание о (разоружении чехословацкого корпуса. Выполнение этого требования стало чрезвычайно необходимым в связи с высадкой интервентов во Владивостоке. Определенная работа по разоружению чехословаков была проведена повсеместно, в том числе и в Среднем Поволжье. 13 апреля представители Самарского Совета обнаружили в одном из эшелонов много излишнего оружия и заявили, что «остановят движение, если подобные случаи будут повторяться». В ответ на ультимативное требование органов Советской власти в тот же день тайное совещание офицеров 1 дивизии чехословаков в Кирсанове решило немедленно прекратить сдачу оружия и приняло меры, чтобы вернуть сданное23.

В адрес Советского правительства начали поступать отовсюду сообщения об отказе чехословацких эшелонов разоружаться и фактах открытого неподчинения органам Советской власти. Реввоенсовет республики издал 25 мая 1918 года приказ о разоружении всех чехословацких легионеров. Отказ выполнить этот ультиматум послужил началом к мятежу.

Белочехи захватили Мариинск, Новониколаевск (Новосибирск), Челябинск, Нижнеудинск и другие города Сибири, а в Поволжье—Пензу, Кузнецк и Сызрань. Империалисты Антанты, белочехи и белогвардейцы хотели занять ©сю Сибирскую железную дорогу от Волги до Владивостока, отрезать хлебную Сибирь от республики и создать в Среднем Поволжье плацдарм для наступления в центр страны24.

Контрреволюционный мятеж чехословацкого корпуса против Советской власти был натиском империалистов мира, частью широкого плана по (разгрому пролетарской революции в России. Одновременно с белочехами эсеры подняли антисоветские мятежи в Рыбинске, Ярославле, Муроме и других городах. Во многих районах страны подпольные кулацко-эсеровские организации, опираясь на интервентов, выступили открыто против Советской власти с оружием в руках. О создавшемся положении В. И. Ленин позже писал: «...в 1918 году на нас надви-

____

23    А. X. Клеванский. Чехословацкие интернационалисты и проданный корпус. Изд. «Наука», М., 1965, стр. 188—189.

24    История гражданской войны в СССР, т. 3, М., 1957, стр. 192.

 

яулась настоящая военная опасность — вместе с чехословацким восстанием и началом гражданской войны»25. Выступая на митинге в Бутырском районе 2 августа 1918 г., В. И. Ленин говорил: «Враги Советской России окружают нас тесным железным кольцом, чтобы отнять у рабочих и крестьян все то, что им дала Октябрьская революция. Высоко развевающееся знамя русской социальной революции не дает покоя международным хищникам—империалистам, и они пошли войной на нас, пошли войной на Советскую власть, пошли на власть рабочих и крестьян»26.

Авантюристский характер белочешского мятежа подтвердила история. Продажное реакционное командование корпуса, бросившее десятки своих обманутых соотечественников в столь рискованное дело, рассчитанное на случайный успех, покрыло себя несмываемым позором. Вместе с тем следует иметь в виду, что белогвардейские планы свержения Советской власти генерала Гайды и стоявших за его спиной руководителей чехословацкого Национального Совета небезызвестных Масарика и Бенеша пользовались не только полной поддержкой со стороны мощных империалистических сил. Мятеж чехословацкого корпуса не принял бы столь опасный характер, если 1бы легионеры не опирались на помощь внутренних антисоветских сил: империалистической. контрреволюции, буржуазии и ее партии кадетов, правых и левых эсеров, меньшевиков, кулачества. Немаловажную роль в первоначальных успехах мятежников сыграли колеблющиеся середняки.

Особенно глубокую роль в пособничестве интервентам, в консолидации белогвардейских сил в Поволжье сыграли эсеры, жонглировавшие социалистической фразеологией и выдававшие себя за истинных защитников «свободы и демократии трудового народа».

Интервенты, действуя вначале под флагом борьбы за демократию, ухватились за партию эсеров, рассчитывая использовать ее «социалистическую» вывеску. Французский полковник Питон указывал: «Достаточно нам прочесть внимательно программу партии социалистов-революционеров, их последующие решения и постановления, чтобы понять, что это — партия, которую мы можем приобрести»27. Эсеры, со своей стороны, не надеясь на собственные силы, охотно пошли на «сотрудничество» с иностранными империалистами и командованием чехословацкого корпуса. Белогвардейский эмигрант подполковник Солодовников свидетельствует: «Еще в начале мая 1918 года в Москве, на квартире адвоката Биленкина, при полковнике гене-

_____

25 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 44, стр. 157.

26 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 27.

27 Союзническая интервенция на Дальнем Востоке и в Сибири 1918— 1919 гг., ГИЗ, 1925, стр. 50.

 

рального штаба Параделове, я встретился однажды с известным эсером полковником В. И. Лебедевым. Я понял, что, подготовляя восстание, эсеры возлагали надежды на чехословаков» 28.

Позорную )роль жалких прислужников иноземных контрреволюционных сил исполняли самарские эсеры. Один из эсеровских главарей П. Д. Климушкин признавался, что антисоветский переворот в Самаре эсеры стали готовить сразу же по прибытии группы бывших членов Учредительного собрания после его роспуска в начале января 1918 года. Но прихвостни буржуазии испытывали страх перед трудящимися и не решались выступить против Советской власти, мало верили в свои силы. Антисоветская работа «была очень трудна ... ибо реальных сил для поддержки движения со стороны населения и рабочих не было. Нельзя было надеяться и на солдат»29.

Поэтому они возложили главную надежду на иностранных империалистов, на их вмешательство во внутренние дела России. «Мы видели, что если в ближайшее время не будет толчка извне, то на переворот надеяться нельзя. Апатия стала захватывать все большие и большие слои. Дружины начали разлагаться. Между тем силы большевиков росли»30. На штыках империалистов эсеровские авантюристы пытались пробраться к власти. Они стали предателями Родины, готовыми вонзить нож в спину трудящихся. Падение самарских эсеров отражало общее разложение эсеровской мелкобуржуазной партии.

Эсеров подстегивали империалисты через многочисленных шпионов, диверсантов и разведчиков, наводнивших Самару. Руководителями подрывной антисоветской деятельности были генеральный консул США и другие империалистические агенты. При аресте помощника торгового атташе США Коломатиа-но были найдены шифр и список 32 агентов. Американские шпионы были в близкой связи с английским матерым диверсантом Рейли и французским лазутчиком Вортомоном. Посольство США, их консульства и миссии, Ассоциация христианской молодежи, организация Красного Креста фактически были центрами американского шпионажа в России.

Свой шпионаж империалисты пытались осуществлять, прикрываясь чуть ли не благотворительностью. Например, американская дипломатическая миссия предлагала открыть на железнодорожной станции Самары так называемый «Питательный пункт». Под этим флагом разведка США намеревалась оказать помощь белогвардейцам, скапливавшимся в Самаре.

____

28    Б. Солодовников. Сибирские авантюристы и генерал Гайда. Прага, 1921, стр. 3.

29    Вестник Комитета членов Учредительного собрания. № 49, 6 сентября 1918 г.

30    Вестник Комуча, № 49, б сентября 1918 г.

 

Партийные й советские работники вовремя разгадали этот коварный замысел. 25 мая Самарский губревком по предложению В. В. Куйбышева категорически отказался от какой-либо американской помощи, учитывая, что «питательный пункт» в городе будет снабжать информацией все подпольные контрреволюционные группы. В резолюции по этому вопросу комиссариату внутренних дел было предложено отказаться от всякого содействия американской миссии, а средства на организацию питания военнопленных запросить у правительства Советской Республики 31.

Американским агентам особенно важно было иметь центр шпионажа в Среднем Поволжье, где они готовили выступление чехословаков. Поскольку их план с организацией шпионского центра под видом «питательного пункта» был icopBan, они создали его под вывеской сельскохозяйственной выставки и Красного Креста.

Американское правительство сыграло ведущую роль в мятеже чехословаков. Империализм США открыл «...особенно трагическую страницу в кровавой истории кровавого империализма...»32, — писал Ленин американским рабочим 20 августа 1918 года. Империализм США явился одним из главных вдохновителей и организаторов интервенции против Советской России.

В Самаре активную контрреволюционную деятельность проводил Жанно, агент французского посла Нуланса. В первые же дни по приезде в город Жанно обратился ко всем контрреволюционным партиям и группам с предупреждением- «Быть готовыми к тому, что Советская власть может оказаться свергнутой и им тогда представится возможность создать новую власть и начать на берегах Волги борьбу с большевизмом». Жанно «предлагал представителям вышеназванных групп договориться между собой заранее, чтобы в момент, когда придется действовать, между ними не началась бы новая междоусобица» 33.

В феврале 1918 года эту заговорщицкую группу возглавил приехавший в Самару полковник Н. А. Галкин. Не гнушаясь никакими средствами, член Самарского губкома партии правых эсеров В. К. Фортунатов по поручению руководства предложил офицерам совместно вести борьбу с Советской властью.

Поучениям агента французского империализма эсеры следовали как ревностные школьники. Они установили связи с тайной организацией монархистов, состоявшей из офицеров и буржуазных элементов.

К моменту антисоветского мятежа чехословаков монархис-

____

31    ПАКО, ф. 1, д. 16, л. 22.

32    В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 48.

33    А. С. Соловейчик. Борьба за возрождение России на Востоке. Ростов-на-Дону, 1919, стр. 8.

 

ты имели 200—250 человек, эсеры — городскую дружину в 300 человек и отряды в уездах. Эти силы возглавлял белогвардейский штаб. От эсеров в него входили В. К. Фортунатов и И. М. Брушвит, от офицеров — Н. А. Галкин. Эсеро-белогвардейская организация держала связь с уральскими казаками. И. М. Брушвит ездил в Сибирь для установления там связи с эсерами. Во время мятежа анархомаксималистов в Самаре правые эсеры пытались найти контакт с ними, однако быстрый разгром мятежников помешал им это сделать.

Оставаясь до определенного времени в тени, самарская буржуазия через свою агентуру сколачивала блоки антисоветских сил. Лидер местных кадетов В. А. Кудрявцев заявлял, что «еще до начала чешского восстания круги самарского общества были подготовлены сознательно встретить освободителей-чехов как желанных гостей»34.

Таким образом, роль главных маклеров в чехословацкой авантюре на Волге играли самарские эсеры. Вместе с кадетами они оказались на службе у интервентов. П. Д. Климушкин 4 сентября 1918 т. в театре «Олимп» в докладе об истории контрреволюционного самарского переворота похвалялся, что социалисты-революционеры расчистили белочехам путь к захвату Самары, Симбирска и других городов губернии.

Коммунистическая партия и Советское правительство вовремя разгадали коварные замыслы империалистов и белогвардейцев. В. И. Ленин, Центральный Комитет партии большевиков в сложной обстановке лета и осени 1918 года определили, что главная опасность Советской власти угрожает с Востока, разработали программу разгрома контрреволюции на Волге. Партия большевиков подняла на борьбу за власть Советов трудящихся разных национальностей России. Партийные организации Поволжья находились на переднем крае борьбы с белочешскими мятежниками и другими антисоветскими силами. Они с честью выполнили возложенные на их плечи тяжелые задачи, выступили боевыми организаторами трудящихся, вставших по зову партии грудью на защиту завоеваний Великого Октября.

 

2. ОБОРОНА ПЕНЗЫ И САМАРЫ

 

Вооруженные действия чехословацких войск в Среднем Поволжье начались 28 мая в Пензе. Революционные силы в городе состояли из отдельной пулеметной роты первого советского полка, рабочих отрядов и нескольких батарей.

По просьбе Пензенского Совета и губ ком а РКП (б) на помощь им прибыли отряды из Симбирска и Рузаевки. Поднялся также отряд железнодорожной охраны, состоявший из 200 че-

____

34 «Волжский день», 18 августа 1918 г.

 

ловек с 3 пулеметами и орудием. Саранский уездный Совет экстренно посылает в распоряжение Пензенского губсовдепа 120 вооруженных красноармейцев35. В результате в Пензе сосредоточилось около 2000 советских бойцов при 50 пулеметах и 6 орудиях36. В городе находились также 1 чехословацкий революционный полк и интернациональные роты мадьяр, на которые также можно было твердо положиться в борьбе с контрреволюционными мятежниками.

Силы белочешских войск под Пензой значительно превышали революционные. До 5 тысяч хорошо вооруженных мятежников расположилось в городе, и около 12 тысяч легионеров было недалеко от Пензы.

Несмотря на огромное превосходство мятежников, защитники города в течение суток вели с ними ожесточенные бои. 300 защитников города пали смертью храбрых, в том числе 128 интернационалистов. В полдень 29 мая 1918 г. Пенза была захвачена контрреволюционными войсками корпуса. В руки к палачам попали организаторы интернационального полка, чехословацкие коммунисты Алоиз Скатак, Иосиф Поспешил и Людвиг Отченашек.

Несмотря на неудачный исход боя, защитники Пензы своим сопротивлением показали, что мятежников ожидает не легкая прогулка, а нарастающий отпор советских 'войск. Бои за Пензу выявили сильные и слабые стороны противника, обогатили опытом наши части, позволили привести в готовность и двинуть из центра силы на разгром легионеров. Пензенский губком партии и губисполком эвакуировались в Рузаевку, где был органи-

_____

35    А. Е. Захаркин, И. И. Фирстов. Мордовия в годы трех народных революций. Хроника событий, Саранск, 1957, стр, 304.

36    Ф. Попов. Чехословацкий мятеж и самарская учредилка. Куйбышез, 1937, стр. 77.

 

зован Революционный штаб, и включились в работу по организации борьбы с белочехами.

Командование корпуса, получив отпор в Пензе, вместо продвижения на Москву, о чем оно хвастливо заявляло вначале, чтобы не оказаться отрезанными от своих главных сил на востоке страны, двинуло свои эшелоны в ночь с 30 на 31 мая с награбленным имуществом и оружием из Пензы в Сызрань, где находилось пять эшелонов белочехов. Советские органы оказались совершенно неподготовленными к борьбе с белочехами, не попытались организовать вооруженного отпора им, рассчитывая на «мирное разрешение конфликта.

29    мая большевистская фракция Сызранского Совета провела решение о разоружении легионеров. В ответ па это бело-чехи окружили вокзал, заняли пристань, склад с оружием, кавалерийские казармы. Однако вместо решительных мер по ликвидации мятежа соглашатели из исполкома Совета выступили против вооруженного конфликта.

30    мая телеграммой из центра было предложено исполкому Совета приступить к разоружению мятежников. Усилиями большевиков был создан спешно штаб, приведены в боевую готовность отряды Красной гвардии. Но исполком Совета и на этот раз не исполнил предписания Советского правительства, вступил в переговоры с представителями мятежников, прибывшими из Пензы, и в этот же день подписал ошибочный и недопустимый договор между чехословацким командованием и комиссией Сызранского Совета, в котором отказывался применить силу для разоружения эшелонов мятежников, поверив их обещаниям сдать оружие добровольно37.

Вот статьи этого договора:

1.    Все чехословацкие отряды, следующие во Францию через Сызрань— Владивосток и другие города по линии железной дороги, гарантируют полное невмешательство во внутренние дела совдепов Российской Советской Федеративной Республики по пути своего следования до Владивостока.

2.    Сызранский исполком в предотвращение провокационных слухов на товарищей чехословаков, обвиняемых в контрреволюционности и выступлениях их против советских властей, реабилитирует их перед центральными властями и всеми совдепами и немедленно возбуждает по телеграфу ходатайство о дальнейшем беспрепятственном продвижении всех чехословацких отрядов вплоть до Владивостока.

3.    Товарищи чехословаки по подписании сего договора и по отсылке телеграмм в центр и по линиям сдают все лишнее, отобранное в Пензе, Кузнецке и Сызрани оружие своим представителям, остающимся в Сызрани до прохождения последнего эшелона, и затем последние сдают его в Сызрани местному совдепу немедленно по отправлении последнего эшелона из Сызрани.

4.    Товарищи чехословаки по прибытии во Владивосток сдают Владиво-

____

37 Ф. Попов. Чехословацкий мятеж и самарская учредилка. Куйбышев, 1937, стр. 82—83.

 

сюкскому совдепу все остальное оружие, не сданное ими в Сызрани, и отправляются во Францию, не увозя никакого оружия, кроме холодного и карманного.

5. Сызрапский исполком и товарищи чехословаки обязуются друг перед другом, в предотвращение могущих возникнуть контрреволюционных выступлений темных масс, поддерживать порядок совместными силами как на станциях железных дорог, так равно и в городе, причем в последнем случае по городу высылаются соединенные патрули по равному количеству от каждой стороны...» 38.

Член исполкома Сызранского Совета меньшевик Рубинов выгораживал мятежников и клеветнически утверждал, что «приказ о разоружении чехословаков исходит от германского посла Мирбаха». Заседание Совета приняло капитулянтскую резолюцию, в .которой говорилось: «Сызрапский Совет (не принимает никаких вооруженных действий по отношению к чехословакам, но предлагает им сдать оружие и берет их под защиту и гарантирует сдавшим .оружие свою защиту перед всеми совдепами». Капитулянтская политика Сызранского исполкома объясняется засильем в нем эсеров и меньшевиков. Для характеристики достаточно того факта, что председателем Совета был большевик, а заместителем, секретарем Совета и редактором советского органа были меньшевики39.

Подписывая этот договор, командование белочехов и не думало выполнять свои обещания.

Сызрань, как и Пенза, была оставлена чехословацкими мятежниками, продолжавшими движение на Восток.

В плане объединения контрреволюционных сил -важное место занимала Самара. С захватом города мятежникам удалось бы отрезать центр России от Сибири и Средней Азии. В Самаре белогвардейцы и интервенты планировали замкнуть кольцо с контрреволюцией юга.

К моменту белочешского мятежа Самарская губернская организация большевиков насчитывала более 6500 членов, из них около 3500 в Самаре.

В связи с грозящей опасностью со стороны мятежников город и вся губерния были объявлены исполкомом губернского Совета на осадном положении. Созданный в этот период губ-ревком заявил, что «считает своим долгом и своею обязанностью, в целях сохранения Советской власти, принять самые решительные меры и самой решительной борьбой подавить это контрреволюционное восстание чехословаков, как отряда международной реакционной буржуазии»40.

____

38    Там же.

39    А. Ф. Мясников, прибывший в Сызрань, телеграфировал в Москву по этому поводу, что «в Сызрани не было настоящей Советской власти». Цитируем по статье П. Софинова «Чехословацкий мятеж». Исторический журнал, 1940, № 12, стр. 54—55.

40    ПАКО, ф. 1, д. 16, л. 41.

 

Для организации обороны Самары 30 мая был создан «Боевой революционный штаб» в составе В. В. Куйбышева, помощника главкома Урал-Оренбургским фронтом П. В. Гузакова и командира отряда красногвардейцев, прибывшего из Уфы, М. С. Кадомцева. Этот штаб призвал самарских рабочих до конца защищать свой город. «Руководимые преступной рукой российской и международной контрреволюции,— говорилось в воззвании штаба,— отряды чехословаков подступают к Самаре... Враги Советской .власти ныне приступили к осуществлению широко задуманного плана порабощения трудящихся России российскими и международными капиталистами»41. Штаб предписывал фабрично-заводским комитетам и правлениям профсоюзов немедленно организовать всех рабочих в боевые отряды и предоставить их в его распоряжение.

Общее собрание коммунистов Самары объявило мобилизацию всех членов партии, способных носить оружие. Рабочие, члены ревкома, комиссары, советские работники вступали в

коммунистическую дружину. Избранный штаб партийной дружины также спешно формировал и отправлял отряды на фронт. Защитник Самары коммунист 3. Ф. Смирнов писал: «В конце мая и в начале июня 1918 г. в клубе коммyнистов на Заводской улице жизнь кипела, как в улье. И в зале и на улице происходили (беспрерывные митинги, на которых решали умереть, но не сдаваться. Здесь же происходило формирование различных отрядов, беспрерывно © очередь выдавали обмундирование, оружие, боевые и съестные припасы. Отсюда же прямо отправлялись на назначенные посты, на позиции...»42. «Штаб коммунистов» стал (военным штабом-Профсоюзы металлистов, кожевников и другие сформировали специальные отряды для защиты города.

Председатель главного комитета Самаро-Златоустовокой железной дороги П. А. Вавилов дал телеграмму всем рабочим комитетам, в которой говорилось о том, что в пределах дороги продвинулись контрреволюционные отряды чехословаков и, не-

____

41    ПАКО, ф. 1, д. 16, л. 41.

42    «Красная быль», 1923, № 3, стр. 63.

 

смотря на все принятые меры, избежать кровопролития не удалось. «В -настоящий врозный час, — разъяснял он, — все железнодорожники должны быть призваны под ружье, оказывая вместе с советскими войсками должное сопротивление дальнейшему продвижению чехословаков»43.

Комиссариат труда Самаро-Симбирского района 1 июня 1918 г. обратился с воззванием ко всем рабочим о защите октябрьских завоеваний44. Самарский губернский комиссариат по делам мусульман призывал трудящихся татар вступить в коммунистическую дружину: «Товарищи! Спасайте социалистическую республиканскую Россию! Защищайте благополучие свое и ваших детей! Идите спасать завоевания нашей революции! Ополчитесь все до единого и помогите нашим товарищам русским отразить контрреволюционное нападение чехословаков»45. Передовые рабочие разных национальностей активно поднялись на борьбу против сил контрреволюции. Только в Самаре было организовано до 10 таких отрядов и групп.

В Самаре срочно было организовано обучение дружин и отрядов военному делу. Число дружинников увеличилось с 400 до 2000 человек.

Симбирский губисполком образовал Военно-революционный штаб по обороне губернии, который обязал исполкомы уездных Советов привести в боевую готовность воинские части, призвать в Красную Армию рабочих и бедняков деревни. Созданные отряды срочно посылались на помощь Пензе, Самаре и Сызрани.

Организация обороны города проводилась в сложной обстановке. Наскоро обученные дружины не имели военного опыта. Ощущалась острая нужда в командных кадрах. Советские органы пытались мобилизовать офицеров царской армии, но они отказывались служить, мотивируя это нежеланием участвовать в гражданской войне. Между тем многие из них заодно со всеми контрреволюционерами всячески срывали оборону города, оказывали активную помощь приближавшемуся врагу. Положение усугублялось тем, что под влиянием меньшевиков и правых эсеров находилась часть железнодорожников и отсталых рабочих. На ряде предприятий они выносили резолюции с требованием прекращения гражданской Войны46, поддерживали правых эсеров.

Большевистские организации преодолевали политические и технические трудности, сплачивали тех, кто был готов дать отпор коварному врагу, поднявшему оружие на Советскую власть. Их готовность сражаться с вражескими легионерами, страстное

____

43    ПАКО, ф. 1, д. 49, л. 15.

44 «Солдат, рабочий и крестьянин», 1 июня 1918 г.

45 «Солдат, рабочий и крестьянин», 4 июня 1918 г.

46    Революция 1917—1918 гг. в Самарской губернии. Хроника событий, т. 2, 1929, стр. 243—244.

 

патриотическое олово поднимали и воодушевляли бойцов советских сил. В одном из выступлений перед организованным им коммунистическим отрядом Трубочного завода В. В. Куйбышев, провожая бойцов отряда на фронт, говорил: «Если вы действительно революционеры, действительно большевики, то это нужно доказать именно сейчас, когда революция находится в серьезнейшей опасности. Во что бы то ни стало надо задержать чехов. Каждая минута их задержки дорога, так как республика собирает силы для посылки нам подкрепления»47.

Защитники Самары направлялись на фронт, приближавшийся к родному городу. Общее руководство борьбой против чехословацких легионеров на подступах к Самаре до назначения командования из центра взял член Народного Комиссариата по поенным делам и Высшего Военного Совета, председатель Высшей Военной Инспекции Николай Ильич Подвойский, который в это время инспектировал Приволжский округ. Получив сообщение о захвате легионерами Челябинска, Н. И. Подвойский направляется в Златоуст, чтобы непосредственно руководить всеми операциями против белочехов на Урале 48. В воззвании к населению города и уезда он объяснил характер событий и призывал к борьбе с мятежниками. Одновременно он приводил воинские части в боевую готовность.

Н. И. Подвойский именем Российской Советской Федеративной Республики потребовал от чехословаков сдать оружие, оставить железнодорожные эшелоны и разместиться в казармах до окончания работы смешанной комиссии 49. 1 июня из Уфы он телеграфировал председателю СНК В. И. Ленину, что для борьбы с мятежниками «посланы отряды в Златоуст — 2200 человек и в Самару для защиты Пензы и Сызрани — 3000 человек» 50.

____

47    Валериан Владимирович Куйбышев, биография. М., 1966, стр. 82.

48    «Известия ВЦИК», 1 июня 1918 г.

49    Советское правительство в первые дни мятежа создало смешанную комиссию из представителей Чехословацкого Национального Совета и французской миссии. Подвойский получил сообщение об этом 30 мая. Руководители Национального Совета сорвали работу комиссии, чтобы не помешать начавшемуся мятежу.

50    Башкирский сборник, Уфа, 1957, стр. 425.

 

Развернувшееся в это время наступление чехов на Самару заставило Н. И. Подвойского 3 июня срочно вернуться в Поволжье. Одновременно Главком Урало-Оренбургского фронта В. В. Яковлев выехал со своим штабом в Кинель51.

Понимая всю сложность предстоящей борьбы с хорошо обученным, дисциплинированным и превосходящим численно противником, Н. И. Подвойский пытался еще раз вступить в переговоры с командованием чехословацких легионеров. На сей раз к ним были посланы С. А. Баландин и А. И. Зимак. Он телеграфировал Владимиру Ильичу Ленину: «Ввиду никудышной боеспособности наших отрядов, действующих в районе Самары, не рассчитываю на сохранение позиций, предугадываю необходимость борьбы в районе Кинеля»52.

Борьба за Самару началась с вооруженного столкновения с белочехами у Сызранского моста. Из Иващенкова защищать мост были направлены отряды красноармейцев во главе с Голи и А. Я. Вороновичем. Кроме того, 30 мая к мосту прибыл из Самары отряд. На левом берегу Волги скопилось до 600 красноармейцев, которые не имели достаточно оружия и боеприпасов53. Однако сдержать противника не удалось. Бронепоезд белогвардейцев под прикрытием орудий и пулеметов прорвался па левый берег Волги.

Участник тех событий М. М. Хатаевич вспоминал: «Вначале мы видели свою задачу в том, чтобы не дать чехам пройти через Волгу, через Сызранский мост, но в этом положении мы явно не учитывали всей серьезности, всей силы этого нового противника. Мы с некоторым легкомыслием отнеслись к этому делу и бросили ничтожную, небольшую .группу (около ста товарищей) на Сызрань... Мы надеялись ими закрыть Сызранский мост, но фактически мы отдали их просто на съедение чехословакам...».

Захватив мост через Волгу, белочехи продолжали наступать вдоль железной дороги на Самару54. Новое сражение с ними произошло у станции Безенчук. И здесь перевес был на стороне чехословаков. Посланный сюда отряд коммунистов и добро-

____

51 Оставив Самару, Яковлев и в районе Кинеля не подготовил никаких сил и позиций.

52 См.: статью Ненарокова в книге «Октябрь в Поволжье». Саратов, 1967, стр. 427—428.

53    Борьба за Советскую власть в Самарской губернии. Куйбышев, 1957, стр. 149.

54    Остается неизученным до сих пор вопрос о причинах слабого использования советскими войсками в борьбе с белочехами рельсовой войны. Не может быть никакого сомнения в том, что такие опытные руководители, достаточно подготовленные и в военном отношении, какими были Н. И. Подвойский, В В. Куйбышев и другие, в полной мере учитывали, что самым уязвимым в тактическом отношении местом белочехов в начале мятежа являлось: ограниченность маневра, привязанность к железнодорожной линии. Стоило взорвать мосты, разобрать рельсы, вывести из строя стрелки, паровозы, разрушить полотно, прервать телефонную и телеграфную связь, как мятежники оказались бы в труднейшем положении, и продвижение их эшелонов было бы задержано. Но мост через Волгу не был взорван, как не разрушался и даже не минировался мост через Самару. Для связи между эшелонами чехословацкие легионеры использовали железнодорожный телефон и телеграф.

А. П. Ненароков правильно считает, что к разрушениям на железной дороге не прибегали широко по двум причинам: а) возлагали до последнего момента надежды на переговоры и мирное устранение возникшего между легионерами и органами Советской власти конфликта; б) не были уверены в поддержке акций со стороны железнодорожного персонала, верхушка которого сочувствовала и активно помогала антисоветским силам, а рядовые массы проявляли колебания, не разгадали вражеское лицо белочешских контрреволюционеров, были обмануты эсеро-меньшевистской пропагандой, игравшей на желании трудящихся избежать кровопролития и гражданской войны.

 

вольцев в 300 человек не мог оказать им серьезного сопротивления 55.

В дальнейшем предстояла борьба за станцию Иващенково (ныне Чапаевск), где хранилось много взрывчатых веществ и боеприпасов. Но советские отряды оставили Иващенково без боя, чтобы не рисковать жизнью мирных жителей. Предложение руководителей губернии вступить с противником в переговоры, для чего была направлена делегация Самарского горисполкома в составе И. П. Трайнина и Я. Н. Кожевникова, было белочехами отвергнуто.

Организаторы обороны Самары надеялись теперь дать решительное сражение белоче-хам около железнодорожной станции Липяги (ныне район г. Новокуйбышевска). Но выбор позиции у станции Липяги был не совсем удачен. Дело в том, что в тылу наших отрядов находилась разлившаяся река Татьянка, которая затрудняла проведение маневров, а в случае необходимости — возможность отступления.

4 июня утром начался решающий бой за Самару под Липягами. Советскими войсками командовал М. С. Кадомцев. Мужественно и стойко сражались против наглого и сильного противника дружины самарских, симбирских, корсунских и буинских коммунистов, отряды рабочих, интернациональные отряды. Выход чехословаков ночью в тыл наших войск, слабая под-

____

55 Революция 1917—19Л8 гг. в Самарской губернии. Хроника событий. Самара, 1929, стр. 243.

 

готовка советских частей, недостаток у них вооружения и отсутствие опытного командного состава решили исход боя в пользу белочехов. Не отступили ни на шаг с занимаемых позиций и почти полностью погибли в сражении бойцы коммунистических дружин. Пал смертью храбрых М. С. Кадомцев. У станции Липяги были повешены белогвардейцами захваченные в плен чехословацкие коммунисты, партийные работники М. Л ютов, Н. Либерсюн и другие. 1300 красных бойцов были похоронены в районе, где сейчас раскинулся город Новокуйбышевск.

Одержав успех под Липягами, белочехи в тот же день попытались захватить губернский центр с ходу. Однако советские бойцы отогнали чешский отряд от железнодорожного моста через реку Самарку. Мятежники и в следующие три дня не могли овладеть городом. Это дало возможность вывезти на пароходе «Суворов» под усиленной охраной коммунистов из Самары в Казань 37499510 рублей золотом и на 30 миллионов рублей кредитных билетов.

В связи с угрозой захвата города белогвардейскими силами 4 июня из Самары эвакуировались советские учреждения, но с прибытием новых отрядов из Симбирска и Уфы (вновь вернулись, рассчитывая, что (город не будет сдан врагу. Однако последовали новые неудачи, новые поражения на фронте.

В то время число бойцов в Самаре доходило до 4 тысяч человек. Командовали советскими отрядами Г. Д. Гай, В. Ф. Паршин, Е. П. Картуков, В. В. Дубянский, Н. Н. Юников56. Около железнодорожного моста были возведены укрепления, на Хлебной площади установлены орудия. Появилась уверенность, что Самара продержится еще несколько дней до прибытия подкрепления. Но уфимцы, охранявшие мост, оказались недостаточно бдительными и не заметили, когда белочехи форсировали мост и ворвались в Самару. Начался бой за город.

Штаб (коммунистических дружин возглавил борьбу на улицах города. Вместе с ветеранами партийной организации дрались с врагом молодые коммунисты. «Вооруженные рабочие и крестьяне, вышедшие навстречу бандам изменников революции, воодушевлены твердой решимостью до последней капли крови не сдавать Самары шайкам предателей»,— говорилось в воззвании штаба57. Но защитники города оказались в кольце; с одной стороны, наступавшие колонны интервентов-чехослова-ков, а с другой — белогвардейские офицеры, эсеры и кадеты, которые обстреливали красноармейцев из окон и с чердаков58.

____

56    А. П. Ненароков. Образование Восточного фронта и переход к массовой регулярной армии (май—июнь 1918 г.). «Исторические науки», № 4, 1961, стр. 30.

57    «Солдат, рабочий и крестьянин», 7 июня 1918 г.

58 Революция 1917—1918 гг. в Самарской губернии. Хроника событий, т. 2, 1918 г., Самара, 1929, стр. 247.

 

Упорное сопротивление пришлось преодолеть белочехам у штаба охраны Самары. Находившаяся в клубе коммунистов Зальцман-Эдельсон позднее вспоминала про защитников клуба: «Убитые, раненые, они падали и умирали, просили товарищей не сдаваться врагу. Но число героев становилось все меньше и меньше... А враг прибавлял огня все больше и больше... Пал последний пулеметчик... Осталось всего человек 20, держаться дальше было невозможно»59. Руководитель революционной молодежи Я. Длуголенский был убит при обороне клуба. Часть его защитников, в том числе А. А. Масленников, были захвачены контрреволюционерами в плен.

Под напором неприятеля советские отряды оставили город и отступили на пароходах вверх по Волге. Рабочий класс Среднего Поволжья испытал горечь поражения.

Успехи белочехословацких мятежников на Средней Волге, как и других (Интервентов, объяснялись в первую очередь тем, что Советская республика еще не имела регулярной армии, которая могла бы противостоять и громить хорошо организованные, обученные и вооруженные части врага. В бою при Липягах и защите Самары были допущены промахи. Прежде всего не было единого командования. Существовало три штаба: командующего Урало-Оренбургским фронтом, командующего фронтом во главе с М. Кадомцевым и его помощником П. Гусаковым и коммунистической боевой дружины.

Критикуя действия военных руководителей, В. В. Куйбышев говорил: «Мы еще плохо знаем врага, который на нас обрушился, не знаем всех его сильных и слабых сторон, всей глубины его хитрости и коварства. И организаторы мы еще плохие: не сумели быстро поднять крестьянство на защиту завоеваний революции. А главное — нет еще у нас настоящей армии, воевать же предстоит с серьезным противником» 60.

Контрреволюционный мятеж белочехов активизировал деятельность всех антисоветских элементов: зажиточного казачества, кулаков, эсеров, меньшевиков и буржуазных националистов. В. И. Ленин говорил по этому поводу: «Кулацкое восстание, чехословацкий мятеж, мурманское движение,61—это одна война, надвигающаяся на Россию... Их война с войной гражданской сливается в одно единое целое, и это составляет главный источник трудностей настоящего момента, когда на сцену опять выдвинулся вопрос военный, военных событий, как главный, коренной вопрос революции» 62. Далее В. И. Ленин указывал, что чехословаки стали ядром, вокруг которого начали консолидироваться все силы русской контрреволюции. «Им не хватало в Рос-

____

59    «Красная быль», 1923, № 3, стр. 105.

60    Валериан Владимирович Куйбышев, биография. М., 1966, стр. 84.

61    Имеется в виду образование в Мурманске под эгидой интервентов эсеровского правительства (Е. М.).

62    В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 13—14.

 

сии ядра,—писал Ленин,—и ядро они обрели в чехословаках» 63. Чехословацкий мятеж повлек ряд контрреволюционных восстаний и кулацких мятежей, усилил колебания середняка в Поволжье. Об этом В. И. Ленин 13 марта 1919 г. говорил: «Было время, когда под влиянием меньшевиков и левых эсеров... крестьяне этих местностей были против Советов».

Выступление чехословацкого корпуса было последним звеном, замкнувшим огненное кольцо вокруг молодой республики. Захват железной дороги от Волги до Владивостока и контроль над огромными районами страны сказывались самым отрицательным образом на экономике республики. Установление власти белогвардейцев в Поволжье лишало центр страны богатых хлебных районов, нарушало связи с югом и открывало пути для наступления контрреволюции на центральные губернии Советской страны.

 

3. САМАРСКОЕ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО - КОМУЧ

 

С захватом Самары чехословаками власть в городе оказалась в руках нового «правительства», состоявшего из пяти членов разогнанного Советской властью Учредительного собрания: эсеров И. М. Брушвита, П. Д. Климушкина, Б. К. Фортунатова, В. К. Вольского и И. П. Нестерова.

Еще в подполье, за трое суток до падения Советской власти, Комитет членов Учредительного собрания (Комуч) создал административный и военный аппарат, распределил ответственные посты, наметил помещения для своих учреждений. Кроме ведомств, были сформированы губернские и уездные уполномоченные, начальники милиции. Вскоре Комуч сформировал «Совет уполномоченных». *

Контрреволюционные правительства создаются во всех захваченных районах страны. Если в Самаре доминировали эсеры, в Сибири стало осуществлять власть Временное «правительст-

____

63 Там же, стр. 69.

* В состав «правительства» в августе—сентябре 1918 г. вошли: Е Ф. Роговский (председатель и управляющий ведомством государственной охраны), П. Г. Маслов (ведомство земледелия), В. И. Алмазов (ведомство продовольствия), В. Н. Филипповский (ведомство торговли и промышленности), И. М. Майский (ведомство труда), Д. Ф. Раков (ведомство финансов), И. П. Нестеров (ведомство путей сообщения), П. Г. Белозеров (ведомство почт и телеграфов), В. С. Абрамов (ведомство государственных имуществ и госконтроль), полковник Н. А. Галкин (военное ведомство), П. Д. Климушкии (ведомство внутренних дел), М. А. Веденяпин (ведомство иностранных дел), А. С. Былинкин (ведомство юстиции), Е. Е. Лазарев (ведомство просвещения). Кроме того, от имени президиума Комитета членов Учредительного собрания в правительство входили: председатель Комитета В. К. Вольский и товарищ председателя М. Я. Гендельман.

И. Майский.. Демократическая контрреволюция. Государственное издательство. М.-П., 1923, стр. 58—59, 66.

 

во» во главе с народным социалистом П. Вологодским. В Екатеринбурге было создано областное «правительство». На Южном Урале существовало башкирское националистическое «правительство» во главе с А. З. Валидовым и Ш. Манатовым. «Правительство» Дутова осуществляло власть в Оренбурге. Все эти «правительства» прибегали к демагогии. Много красивых слов произносилось их представителями, чтобы обмануть рабочих и трудящихся крестьян, скрыть свою контрреволюционную сущность.

В. И. Ленин настоятельно требовал «научиться оценивать политические партии по делам их, а не по словам. Называя себя социалистами, меньшевики и эсеры на деле — пособники белых, пособники помещиков и капиталистов»64.

В Самару съехалось более сотни членов бывшего Учредительного собрания, большая часть членов ЦК партии правых эсеров. Здесь были Зензииов, Гендельман, Буревой, Минор, Моисеенко, Брешковская, Авксентьев, лидер правых эсеров Виктор Чернов и другие65.

Позиция правых эсеров совпадала с точкой зрения меньшевиков, которые в своей газете писали: «Нет сейчас внутренних и внешних врагов, есть только один внешний враг — немцы, создавшие единый фронт с большевиками...» 66. Старейшая деятельница эсеровской партии Брешко-Брешковская надеялась, что будут истреблены «злодеи» — «.немцы и большевики» 67.

Эсеры и меньшевики, оказавшиеся у власти, реставрировали капиталистические порядки. Свою внутреннюю политику Комуч декламировал в приказе № 1: «Именем Учредительного собрания,— гласил этот приказ,— большевистская власть в г. Самаре и Самарской губернии объявляется низложенной. Все комиссары отрешаются от занимаемых ими должностей. Во всей полноте своих прав восстанавливаются распущенные Советской властью органы местного самоуправления: городские думы и земские управы, коим предлагается немедленно приступить к работе. Гражданская и военная власть в городе и губернии, впредь до образования учреждений правительством общероссийским, переходит к комитету, состоящему из членов Учредительного собрания... Существующие Советы распускаются...68.

Противозаконность и характер мятежа, несмотря на ссылки на Учредительное собрание, очевидны: это контрреволюционное учреждение, отказавшееся признать Октябрьскую революцию, декреты II Всероссийского съезда Советов о мире, о земле, о пе-

____

64    В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 156.

65    И. Майский. Демократическая контрреволюция, стр. 58—59, 66.

66    «Призыв» № 2, Самара, 8 июня 1918 г.

67    «Вестник Комуча», № 43, 30 августа 1918 г.

68 Приказы Комитета членов Учредительного собрания. Издание информационного отдела при Комитете членов Учредительного собрания, Самара, 1918, стр. 4—5,

 

реходе в центре и на местах всей власти в руки Советов и отвергнувшее «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», т. е. противопоставившее себя воле подавляющего большинства избравших его граждан, было распущено.

Каждая строка приказа № 1 Самарского Комуча, являвшегося охвостьем Учредительного собрания, наполнена злобной антисоветчиной. Его авторы поставили цель искоренить в сознании трудящихся все, что связано было с Советской властью, с ее великими завоеваниями. Приказом отменялись все декреты и распоряжения Советской власти. Не признавался Брестский мирный договор, отвергался декрет об аннулировании займов и заявлялось о верности договорам с Антантой, заключенным царем и Временным правительством. «В области внешней политики,— писал «Вестник Комуча»,— комитет членов Учредительного собрания сохраняет верность союзникам и отвергает всякую мысль о сепаратном мире, а потому не признает силы Брестского мирного договора»69.

В воззвании к населению Комуч объявил о свержении Советской власти с помощью «доблестных чехословацких отрядов» и призывал всех «встать под знамена Учредительного собрания», подчиняться ему «беспрекословно». Комуч заявил о восстановлении гражданских свобод, якобы отнятых большевиками. Демагогии, пустых и громких фраз для обмана масс было более чем достаточно. Так была провозглашена в Самаре новая «демократическая» власть, которую рабочие презрительно называли «учредилкой».

Члены Комуча часто имели свидания с французским представителем Жанно. Самарские эсеры и меньшевики оказались верными холопами империалистов Антанты.

Самарская буржуазия, зная, что все права ее будут восстановлены, оказывала материальную поддержку эсеровскому правительству. Промышленники, банкиры и купцы по подписному листу собрали и вручили комучу тридцать миллионов рублей70. Эсеры и меньшевики не только возвратили национализированные предприятия и банки частным собственникам, но и возместили им все убытки. Хлебная монополия была упразднена, твердые цены на хлеб отменены. Свободная торговля привела к разнузданной спекуляции. «Отвергая всякого рода социалистические эксперименты, Комитет считал, что капиталистический строй в настоящее время отменен быть не может. Капиталистическая промышленность должна существовать, и класс капиталистов должен иметь возможность вести промышленность»71. Комуч на каждом шагу заявлял, что своей целью он считает «борьбу с Советской властью во всероссийском масштабе»72.

_____

69    «Вестник Комуча», № 33, 1918 г.

70    «Солдат, рабочий и крестьянин», 23, ноября 1918 г.

71    «Вестник Комуча», № 32, 15 августа 1918 г.

72    «Правда», 16 июня 1918 г.

 

Контрреволюционные элементы почувствовали поддержку и активизировали свою деятельность. Зверские казни над большевиками, над всеми, кто защищал Самару от белочехов, начались сразу же после падения Самары и не прекращались в течение всего, правда, недолгого правления правых эсеров.

Первыми жертвами были председатель Ревтрибунала большевик Франц Венцек и заведующий жилищным отделом И. П. Штыркин. Они были захвачены возле клуба коммунистов, где их избили, а затем отправили в комендатуру. Конвоировали Ф. Венцека и И. Штыр-кина чешские солдаты. По пути, на углу Заводской и Троицкой улиц, они отдали революционеров злобствующей толпе приверженцев новой власти. В звериной ненависти к большевикам белогвардейцы избивали их, топтали ногами, но ни стона не вырвалось из уст верных сынов Коммунистической партии. Когда же Ф. Венцек потерял сознание, один из белогвардейцев выстрелами из револьвера убил его. Убит был и И. П. Штыркин. У здания бывшего окружного суда белогвардейцы избили, а затем застрелили рабочего Тимашевского сахарного завода большевика Абаса Алеева. Несколько красноармейцев были растерзаны озверевшей группой контрреволюционеров на берегу реки Самары. На улице города была убита коммунистка Мария Вагнер. В саду у собора расстрелян один из организаторов красногвардейских отрядов Шульц. В гостинице «Националь» убили комиссара Елагина. В железнодорожном госпитале расстреляны несколько раненых красноармейцев. Производились массовые убийства пленных коммунистов, красноармейцев и советских работников. На улицах, площадях, на окраинах Самары валялись изуродованные трупы людей, защищавших от контрреволюции свой родной город. Не менее 300 человек было замучено в первые дни чехо-учредиловской власти в Самаре. Все эти омерзительные расправы возглавлялись лидерами мелкобуржуазных партий Б. К. Фортунатовым, И. М. Брушвитом и А. И. Кабцаном73. Так на деле выглядела «демократия» и «свобода», прокламировавшаяся эсерами и меньшевиками.

____

73 «Правда». 14 июля 1918 г.

В захваченных белочехами городах тюрьмы оыли переполнены. Только в Самарской тюрьме к августу было до двух тысяч заключенных, в Оренбурге — 800, Хвалынске — 700, Бузулуке — 500. Арестованные содержались в самых ужасных условиях. Тифозные и раненые красноармейцы помещались вместе. Семьи арестованных отправлялись в Сибирь без права возвращения домой74. В. Лебедев, бывший морской министр при Керенском, а затем сызранский представитель власти, требовал самой жестокой расправы с большевиками, называя их шпионами.

Страшные зверства продолжались в городах, захваченных белочехами: Сызрани, Симбирске, Казани и др., а также в селах и деревнях. В Сызрани были убиты комиссар труда И. И. Берлинский, военный комиссар С. В. Булыгин, комиссар почт и телеграфа Аменский, комиссар гостиниц Крюков, рабочие А. Варламов, Титов и другие в количестве более 200 человек75. В «Вестнике Комуча» от 28 июля 1918 года в статье «К падению Симбирска» говорилось: «Пойманные в городе красноармейцы в большинстве случаев... расстреливались». В Симбирске разразилась целая эпидемия самосудов. Корреспондент «Вечерней зари» 9 августа писал, что в Симбирске «расстрелы производились... тут же на улице, без следствия и суда. Член Комуча М. Маслов, возглавлявший ведомство земледелия, признавал, что «военно-полевой суд в Сызрани находится в руках двух-трех человек, случайно оказавшихся в этой роли. Работа военно-полевого суда протекает совершенно ненормально. Проявляется определенная тенденция подчинить сфере своего влияния гражданскую область. В один день судом вынесено 6 смертных приговоров. По ночам арестованных выводят и расстреливают». «Это был поистине безудержный разгул, производились массовые расстрелы не только ответственных работников, но и всех, кого подозревали в признании Советской власти,— производились без суда, и трупы валялись по целым дням на улице»76. Теми же самосудами были по существу и так называемые расстрелы «при попытке к побегу».

Арестованных не довозили до тюрьмы, а расстреливали по,дороге. Так был убит на Воскресенской площади в Самаре бывший рабочий — начальник милиции П. А. Кондаков77. В «Вестнике Комуча» от 23 июля писалось: «Из Красного Яра сообщают Комитету членов У. С., что арестованный комиссар внутренних дел Советской власти Ефрем Федоров при попытке бежать был убит». В действительности же Е. В. Федорова зверски убили на

____

74    «Приволжская правда», 12 октября 1918 г.

75    «Правда», 25 июля 1918 г. А. Варешин, Б. Дедков, А. Пономарев. Город Сызрань. Куйбышевское книгоиздательство, 1968, стр. 123.

76    «Известия ВЦИК», 4 октября 1918 г.

77    «Волжский день», 7 июля 1918 г.

 

Семейкинском шоссе: на его трупе было обнаружено множество пулевых и две штыковые раны78.

Жестоко подавляя выступления рабочих и трудящихся крестьян, протестовавших против произвола белогвардейцев, против реставрации всевластия помещиков и капиталистов, эсеры и меньшевики вынуждены были выступать со словесным осуждением позиции черносотенской монархически-кадетской контрреволюции. Это раздражало крупную буржуазию, стремившуюся восстановить дооктябрьские порядки в полном объеме.

Представители мелкобуржуазных партий, оказавшись у власти, чинили эти дикие расправы над большевиками под лживым лозунгом борьбы за «чистую демократию». Поборники самарской «демократии» с первых и до последних дней своей власти проявили себя убийцами коммунистов, советских работников, красноармейцев, рабочих. Они уничтожили тысячи людей.

Но о какой же демократии в период меньшевистско-эсеровского владычества могла идти речь, когда фактическим хозяином Среднего Поволжья было черносотенное офицерство.

Судебные органы учредилки ничем не отличались от судов времен Николая II. Военно-судной частью «Народной армии» ведал царский генерал Тыртов. Но и это показалось недостаточным. Был введен военно-полевой, а затем чрезвычайный суд, который приговаривал к расстрелу без предварительного следствия. Уездные и чрезвычайные уполномоченные комитета Учредительного собрания пользовались диктаторскими правами в своих районах: руководили всеми местными учреждениями, по своему произволу арестовывали людей, разгоняли собрания и съезды, если они оказывались неугодными. Наибольшими зверствами отличался чрезвычайный уполномоченный Комуча по Оренбургской губернии и Тургайской области казачий атаман Дутов. В Самаре была создана учредиловская охрана, возглавлявшаяся полковником царской жандармерии М. П. Позианским79. «Чистые демократы» Комуча не оставили его без работы.

Эсеровское правительство крикливо декларировало свободу слова, но в то же время одно лишнее слово, сказанное против новых порядков, грозило людям смертью. Начальник штаба охраны города Самары арестовал инженера Ждановича только за то, что последний на Дворянской улице неодобрительно выразился о председателе Учредительного собрания — эсере В. М. Чернове80.

Когда, например, 3 июля 1918 г. состоялось общее собрание безработных членов союза металлистов Самары, которые потребовали от Комуча немедленно освободить из тюрьмы сторонни-

____

78    «Приволжская правда», 27 октября 1918 г.

79    ГАКО, ф. 51, д. 5, л. 28.

80    Там же, д. 18, лл. 1, 2.

 

ков Советской власти и постановили «категорически игнорировать мобилизацию двух годов— 1897, 1898», Комуч направил протокол собрания в штаб охранки с предложением «установить неуклонный надзор за деятельностью союза, арестовывая его вредных членов».

Самарская тюрьма того времени для политических заключенных была в полном смысле слова могилой. И все же большевики, находившиеся в заключении, не только не падали духом, но и поддерживали в товарищах, оставшихся на воле, уверенность в скором восстановлении Советской власти. 19 сентября 1918 г. прокурор препроводил начальнику штаба охраны города Самары копию письма одного из заключенных: «Товарищи, не падайте духом; скоро или поздно будете опять на свободе, переворот недалеко. Слышен ропот народа. Голодающий народ жаждет отмщения кровопийцам. Смерть палачам, смерть, смерть...» 81.

Особенно зверствовала в Самаре чешская контрразведка, помещавшаяся в доме Курлиной (угол нынешних улиц Фрунзе и Красноармейской), во главе которой стоял комендант Самары Ребепда. Мало было людей, которые возвращались оттуда живыми. Стены подвала этого дома изрешечены пулями. Они и теперь хранят следы страшных злодеяний над рабочими и большевиками. Да и учредиловская контрразведка (штаб охраны) мало чем отличалась от чешской контрразведки82.

Кроме контрразведок, действовала целая сеть военно-полевых судов, которые по ложным доносам расстреливали десятки и сотни людей.

По распоряжению Комуча в самарской тюрьме в качестве заложников содержались 16 женщин, являвшихся женами ответственных советских работников (Цюрупа, Брюханова, Кадомцева, Юрьева, Кабанова, Мухина с сыном и другие). Они находились в тяжелых условиях.

Белогвардейцы отправляли на восток России многих большевиков. В пути палачи жестоко с ними расправлялись. В первом составе из Самары было отправлено 2700 коммунистов, советских работников, пленных красноармейцев, рабочих, крестьян, женщин, подростков, детей, стариков. Во втором поезде находилось 1600 заключенных, включая видных самарских партийных работников В. К. Адамскую, М. О. Авейде, С. И. Дерябину, П. И. Андронова, В. Е. Скубченко, А. В. Цепелевич и других83. Многие в «поездах смерти» были убиты, другие умерли от голода и холода. Меньшевик И. М. Майский писал: «террор был и в Самаре, на той единственной территории..., где эсеры на краткий срок оказались носителями государственной власти».

____

81    ГАКО, ф. 51, д. 18, лл. 24—25.

82    Хроника событий 1918 года. Самара, 1929, стр. 114.

83    Ф. Г. Попов. «За власть Советов».., Куйбышев, 1939, стр. 87.

 

Эсер Святидкий заявлял более определенно: «Бушевал настоящий террор... Военное командование широко применяло самовольные расстрелы деятелей Советской власти и посылку карательных экспедиций»84. Об этом были вынуждены признать даже русские контрреволюционные газеты. Так на практике учредилка вместе с интервентами и белогвардейцами осуществляла «чистую демократию».

Буржуазия и духовенство спешили отпраздновать победу. Под колокольный звон черносотенцы чествовали своих «освободителей». Толпами ходили разряженные лавочники, чиновники, купцы. Это они вместе с белогвардейцами организовывали облавы на большевиков и рабочих, чинили жестокие расправы, производили массовые расстрелы.

В Самаре открылись офицерские собрания и клубы, ожили союз георгиевских кавалеров и кадетско-монархический студенческий клуб. Легально стал действовать «Губернский комитет партии «Народной Свободы». Начали выходить контрреволюционные газеты «Волжский день», «Волжское слово», «Наш день» и другие, призывавшие к жестокой расправе с советскими и партийными работниками, со всеми, кто боролся с контрреволюцией.

Чтобы маскировать свое прислужничество буржуазии, эсеры и меньшевики прибегали к обману трудящихся «демократической» фразеологией. Проводимым ими мерам в экономической жизни, объективным результатом которых являлось увековечивание частной собственности и эксплуатации, они пытались давать просоциалистическую окраску. Поэтому буржуазия начала охладевать к Комучу, требовала установления открытой военной диктатуры. Напрасно эсеры взывали к буржуазии: «...Невы ли больше всего заинтересованы в нашей победе? Каждый пожертвованный вами своевременно рубль сохраняет вам тысячи в будущем»85.

Опыт истории эсеро-меньшевистской белогвардейщины в Поволжье и Сибири показывает, что, как только буржуазия укрепляла свои позиции за спиной соглашательских партий, пришедших к власти под фальшивыми лозунгами «демократии», она убирала своих временных пособников. Особенно откровенно высказались представители буржуазии на Уфимском съезде. Председатель съезда промышленник А. А. Кропоткин в своей речи заявил, что эсеры не могут быть у власти, они должны быть устранены от нее: «Для того, чтобы сохранить Россию, нужна сильная власть с каменным сердцем и твердым разумом... должна быть единая власть — военная»86.

____

84    В. В. Гармиза. Крушение эсеровских правительств. М., 1970, стр. 61.

85    «Вестник Комуча», 12 сентября 1918 г.

86    И. Майский. «Демократическая контрреволюция», стр. 141.

 

Еще яснее выразился бывший обер-прокурор Синода в правительстве Керенского В. Н. Львов: «Если социалисты заявляют нам, что они одни справиться с государственным строительством не могут и ищут нашей помощи, то государственная мудрость тор-говопромышленников должна им ответить: освободите ваши места, мы справимся и без вас! Необходима твердая единая власть. Такой властью может быть только власть военного диктатора»87. Буржуазия требовала передать власть «сильному человеку», деятельность которого она будет контролировать.

Такой человек в стане контрреволюционеров появился. Это был Колчак. Самарское эсеро-меньшевистское коалиционное буржуазное «правительство» расчистило дорогу колчаковщине.

Всюду на захваченной белочехами территории эсеры и меньшевики быстро сходили с политической арены. Фактически здесь хозяйничали капиталисты, помещики и представлявшие их политические партии. «Полное торжество капиталистов и помещиков, — говорил В. И. Ленин на митинге 30 августа 1918 года, — стон и проклятия в среде рабочих и крестьян. Земля отдана дворянам, фабрики и заводы — их прежним владельцам. Восьмичасовой рабочий день уничтожен, рабочие и крестьянские организации упразднены, а на их место восстановлены царские земства и старая полицейская власть»88.

 

4. БОЛЬШЕВИСТСКОЕ ПОДПОЛЬЕ И ПАРТИЗАНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

 

При захвате Самары интервентами и белогвардейцами губ-ком и горком партии большевиков, ревком, партийные и советские работники эвакуировались сначала в Мелекесс, затем в Симбирск, Казань, Москву. 8 августа ревком выехал из Москвы и 11 августа прибыл в Саратов, а 16 августа — в Покровск Самарской губернии89.

Несмотря на то, что белочехи захватили Самару неожиданно, губком партии и ревком оставили в городе несколько групп большевиков для подпольной работы. Нелегальные подпольные ячейки возникли при профсоюзах швейников, кожевников, строителей, железнодорожников, металлистов, у рабочих Трубочного завода. На их совещаниях выяснялась обстановка, ставились задачи на ближайшее время, избиралось руководство подпольем, распределялись обязанности. Строители взяли на себя задачу создания городской нелегальной организации. Во временный комитет вошли член РКП (б) с 1908 года председатель Центрального бюро профсоюзов в Самаре С. И. Груздев-Логинов, из союза швейников — В. П. Гиршберг и из союза кожевников —

____

87    Там же.

88    В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 81.

89    Самарская губерния в гражданской войне. Сборник документов, Куйбышев, 1958, стр. 86.

 

К. Ф. Левитин. Этот комитет установил связи с другими группами подполья и готовил созыв нелегальной конференции90. В состав временного комитета вошли в большинстве не местные работники. Видные партийные работники А. П. Галактионов, В. П. Мяги, Н. П. Теплов, Ю. К. Милонов, М. Г. Вельский, П. А. Стяжкина, С. М. Бешенковская были хорошо известны местным белогвардейцам. Поэтому им предложено было выбраться из Самары на советскую территорию. Галактионов, Мяги, Бешенковская, Стяжкина, не успевшие покинуть город до захвата его белочехами, с трудом перешли через линию фронта. Другие известные работники должны были скрываться. Связи с подпольщиками осуществлялись крайне осторожно.

Кроме указанного подпольного комитета, создавались и другие параллельные организации. Например, в портняжной мастерской на Предтеченской улице был организован временный подпольный комитет в составе П. П. Антропова, М. О. Авейде, П. П. Звейнек. Эта группа направляла под видом добровольцев в воинские части Комуча своих людей для агитации и разоблачения учредилки. Она создала организацию Красного Креста, собирала штатскую одежду для скрывавшихся красноармейцев и дружинников. Активную разведывательную работу в интересах Советской власти в губернии вел Ярослав Гашек. Особенно большую деятельность в подполье вела М. О. Авейде, которая держала связь с Ревкомом и В. В. Куйбышевым 91.

В начале июля 1918 г. за Волгой, на Коровьем острове была проведена первая нелегальная городская партийная конференция. Она избрала постоянный нелегальный комитет большевиков, в который вошли: Антропов, Авейде, Андерсон, Бирзнек, Груздев («Степанов»), Левитин, Звейнек. Затем были кооптированы Данелюк («Саша», «Климовский») и Шуцкевер. Были избраны ревизионная комиссия и комиссия Красного Креста.

Комитет располагал необходимыми средствами, поддерживал связь с губкомом и ревкомом 92. Нелегальная партийная конференция приняла решение, определившее задачи большеви-ков-подполыциков. «1) Ввиду целого ряда неудач Красной Армии в боях с чехами и ввиду расширения территории под властью Комуча, говорилось в этом решении, нашей организации придется вести длительную и упорную работу в подполье, не увлекаясь мелкими вспышками, разъяснять массам подлинное лицо эсеров и меньшевиков, разлагать тыл чехоучредиловской армии, особенно же разъяснить авантюру чешского офицерства одураченным им солдатам и т. д.

____

90    В. В. Гармиза. Крушение эсеровских правительств, М., 1970, стр. 237.

91    См. указанную работу В. В. Гармизы, стр. 237.

92 Ф. Попов. Чехословацкий мятеж и самарская учредилка. Куйбышев

 

2) По вопросу о Совете рабочих депутатов «воздержаться во время выборов выступать с какой-либо программой; не агитировать за вхождение и не мешать проходить туда наиболее революционно настроенным рабочим, помочь им организоваться внутри самого Совета и повести их за собой, не давая создаться впечатлению, что только путем этого Совета можно сбросить власть Комуча при тех условиях»93.

Из приведенного решения можно сделать вывод, что самарские коммунисты в основном правильно наметили задачи и методы борьбы. Что касается решения не принимать активного участия в кампании выборов в Совет рабочих депутатов, то это была ошибка. По причинам конспирации нельзя было выступать при выборах в Совет от имени РКП (б). Однако надо было стремиться к завоеванию в Совете большинства. Практика революционной работы и творческая инициатива партийных масс исправили эту ошибку.

Конкретизируя в свете указанного выше решения задачи организационной и политической работы, подпольный комитет определил как первостепенное: 1. Сплочение всех пролетарских сил вокруг авангарда рабочего класса — Российской Коммунистической партии.

Для каковой цели необходимо:

а)    возобновить конспиративно-партийный аппарат на строго конспиративных началах;

б)    взять под свое руководство производственные союзы и классовые учреждения пролетариата;

в)    развить письменную и устную агитацию и пропаганду на заводах, в мастерских, в деревне и «Народной армии».

2.    Резкое отмежевание от партий, не стоящих за диктатуру пролетариата.

3.    Организация политических забастовок.

4.    Поддержать и развить проявление гражданской войны, не останавливаясь перед боевыми задачами для восстановления Советской власти в Самаре94. Выполняя эти решения, Самарский подпольный комитет возобновил работу партийного аппарата на строго конспиративных началах, развил письменную и устную агитацию и пропаганду на заводах, в мастерских, в деревне, в «Народной армии», сплачивал рабочих вокруг партии большевиков. Находящиеся в городе коммунисты организовывали политические забастовки, оказывали помощь заключенным в тюрьмах и их семьям, боролись за восстановление Советской власти.

____

93    С. Н. Груздев. Большевистское подполье в Самаре. «Пролетарская революция», № 12, 1924, стр. 12.

94    В. Троцкий. Революция 1917—1918 гг. в Самарской губернии. Хроника событий, т. 2, Самара, 1929, стр. 170.

 

За большевиками подполья была организована строжайшая слежка. В результате были арестованы члены Самарской организации большевиков—П. П. Антропов, А. П. Данельсон, М. О. Авейде, С. И. Груздев, С. И. Дерябина,

B.    К. Адамская, П. П. Кузьмин, А. В. Цепелевич, Г. Д. Курулов, 3. Л. Кабцан и другие. В августе на конспиративном собрании был избран комитет из более узкого состава. Список не был оглашен. В новый комитет вошли: К. Ф. Левитин, П. П. Звейнек, В. П. Гиршберг, C. И. Груздев, Я. М. Бирзнек, М. А. Андерсон, Ф. С. Шуцкевер. После ареста С. И. Груздева и выезда на советскую территорию П. П. Звейнека («Егор») и Я. М. Бирзнека (настоящая его фамилия Силин) в комитет был кооптирован А. Я. Апин, а возглавил комитет К. Ф. Левитин.

Самарская организация в подполье была разбита на пятерки, работа шла строго конспиративно, охватывая заводы, воинские части, учреждения. Партийные собрания проходили нелегально за городом. Самарские рабочие под руководством большевиков на летучих сходках обсуждали самые злободневные вопросы, вырабатывая общую линию борьбы с белочехами и учре-диловскими контрреволюционерами. Пренебрегая смертельной опасностью, большевики вели неустанную организационную и разъяснительную работу в массах, распространяли листовки, газеты, вооружали рабочих и крестьян, организовывали их в боевые отряды95. При комитете существовало паспортное бюро, и многие подпольщики были снабжены документами, изготовленными бюро. Такими же документами снабжались освобожденные из тюрем. Подпольный губком в Самаре организовал контрразведку, в которой большую и рискованную работу выполняла революционная молодежь.

Даже в «Народной армии», созданной Комучем, действовали большевики, имевшие задание разложить военные силы белых. «С первых дней,— читаем в докладе подпольного губко-ма,— нами были посланы в «Народную армию» пулеметчики,

____

95 ПАКО, ф. 9, д. 20. л. 61.

 

наводчики и другие, чтобы в нужную минуту захватить оружие и ударить в тыл противнику. Нами были установлены связи со всеми «народноармейскими» частями, в нашем распоряжении была довольно внушительная сила»96.

Самарская подпольная большевистская организация активно проводила подготовку к вооруженному восстанию, но планы эти потерпели .неудачу, организаторы восстания были арестованы, склады оружия раскрыты.

«Работа по организации партии осложнялась различными неожиданностями, арестами, техническими препятствиями, как, например, отсутствием типографии, где можно было печатать наши воззвания, и т. п.; единого, цельного понимания текущего момента у нас не было вначале, и потому наша линия менялась соответственно успехам наших войск на фронте»,— писал один из работников подпольного комитета»97.

Типографии у большевиков вначале не было. Первая листовка была выпущена с помощью шапирографа В листовке говорилось, что, если чешские солдаты не изменят своего поведения, то никогда не увидят своей родины, а погибнут в боях с Красной Армией. Листовка призывала к борьбе с врагом под знаменем Коммунистической партии: «Лучше смерть в борьбе, чем жизнь в неволе». Печатали листовки и на пишущей машинке.

Позднее латышская группа достала печатную машину — «американку». Типографию организовали за городом, руководил ею член подпольного комитета Бирзнек, который вместе с Марией Голвынь набирал текст, печатал, а коммунисты уносили листовки в город. В одной из листовок, напечатанных в типографии, дается анализ обстановки, создавшейся в связи с наметившимися успехами Красной Армии на фронтах. В ней говорилось: «Адский замысел контрреволюции, поддержанный правыми эсерами и меньшевиками и проводимый в жизнь штыками наемников..., не удался. Торжеству контрреволюции в Поволжье приходит конец. Истребляя рабочих и крестьян Сибири и Поволжья, отрезав хлебную часть России от промышленного центра, буржуазия думала нанести смертельный удар рабоче-крестьянской революции. Она думала, что запуганные арестами, расстрелами, а в центре — голодом рабочие и крестьяне склонят свои головы перед контрреволюцией. Сколько ни старались правые эсеры и меньшевики затуманить сознание трудящихся— это им также не удалось... Как ни тяжела обстановка, как ни сильно давление со стороны власти...—симпатии бедноты исключительно на стороне ра,боче-крестьянской власти»98.

____

96    Из доклада подпольного комитета РКП (б) о его работе в Самаре при чехословаках. Революция 1917—1918 гг. в Самарской губернии. Хроника событий, т. 2, Самара, стр. 262.

97    Там же, стр. 262—263.

98    См. статью Ф. Самарского. «Волжская коммуна», 30 сентября 1958г.

 

Большевистский комитет выпустил обращение к мобилизованным в белую армию солдатам. В нем сообщалось об освобождении Красной Армией Казани, Симбирска, Вольска. Не сегодня— завтра,— говорилось в листке,— можем ожидать очищение Самары. Организуйтесь же, товарищи, вокруг нашей солдатской организации при Комитете РКП (большевиков). Час освобождения близок, будьте к нему готовы!»99.

Подпольная работа большевиков отражена и в документах враждебного лагеря. В приказе по белоказачьим оренбургским и уральским войскам написано, что большевики «начали агитацию среди войск, дабы подорвать доверие к командному составу...» 100.

Незадолго до освобождения Самары от интервентов и белогвардейцев эсеровская охранка обнаружила и ликвидировала типографию.

Самарский подпольный комитет стремился наладить связи с подпольными большевистскими организациями Поволжья и Сибири. С этой целью В. П. Гиршберг связался с Омской подпольной организацией и информировал Самарский комитет о положении в подпольных организациях Сибири.

Коммунисты, рискуя жизнью, переходили линию фронта, выполняли задания губкома. Куйбышевский краевед Ф. Г. Попов обнаружил документы о работе другого большевистского центра в Самаре. Речь идет о военной разведывательной группе в составе Ф. В. Паршина, И. Я- Семенова, А. Мандракова и других самарских коммунистов. Эта группа нелегально вернулась из Симбирска в Самару для подпольной военно-разведывательной работы.

О группе Ф. В. Паршина 19 июня В. В. Куйбышев докладывал председателю Высшей военной инспекции Н. И. Подвойскому: «...Разведка должна быть на днях. Мы послали отсюда партийных товарищей... Они доехали, очевидно, до Сенгилея или Новодевичья, а оттуда до села против Самары пойдут пешком. Мы поставили им задачу точно выяснить силы, и может быть, организовать ядро и установить связь» 101.

Ф. В. Паршин с паспортом на имя Александра Крайнова жил на даче Летягина в районе Трубочного завода. Эту дачу снимал рабочий И. Ф. Болдырев. Брат и три сестры Болдырева участвовали в работе группы Паршина. Кроме них, в группу входили Иван Пушков, Иван Абрикосов, Дмитрий Алексеев, Фаина Апраксина, Василий Евсеев, Алексей Зайцев, Михаил Абрикосов, братья Филипп и Николай Дзюбииы, Дмитрий Дробы-шев, Михаил Демидов, Иван Болдырев и его сестры Ксения, Ан-

____

99 См. статью Ф. Самарского «Волжская коммуна», 30 сентября, 1958- г.

100    Цитируем по работе В. В. Гармизы, «Крушение эсеровских правительств». М., 1970, стр. 249—250.

101    Ф. Г. Попов. За власть Советов. Куйбышев, 1959, стр. 123.

 

на и Анастасия. Каждый член группы обязан был создать подпольную ячейку в десять человек из рабочих и солдат. Паршин вел также работу среди военнопленных венгров, сочувствующих большевикам.

Юноша Петр Болдырев распространял листовки среди военнопленных, в которых сообщалось о событиях на фронте. Листовки призывали к совместной борьбе с интервентами. Кроме этого, Петр Болдырев снабжал членов своей группы паспортами, пропусками и другими документами.

Группа Паршина была связана с Ревкомом в Симбирске. В Симбирске к белогвардейцам попали документы, из которых стало известно об этой группе. 18 июля Ф. В. Паршин, а затем В. Н. Евтеев, М. Демидов, И. Болдырев, Анна Болдырева и другие были арестованы 102.

В связи с наступлением Красной Армии большевики, находившиеся в застенках учредилки, наметили план восстания. Об этом стало известно контрразведке. Ф. В. Паршин и участники его группы обвинялись в подготовке восстания заключенных и свержения эсеровской власти. Военно-полевой суд приговорил к расстрелу 11 человек. Паршин, Михальский, Сазонов, Левашов и Шукало были расстреляны палачами. Остальных отправили в Уфимскую тюрьму, оттуда в поезде смерти — в Сибирь.

Активную борьбу с захватчиками и белогвардейцами вела революционная молодежь, члены агитаторской группы. Александр Булушев и другие производили съемку плана военных складов оружия, собирали сведения о белогвардейских войсках, держали связь со штабом красных войск в Симбирске, а затем в Инзе. Будущие комсомольцы выполняли задания по контрразведке. Они помогали многим раненым защитникам Самары, попавшим в руки белых.

Подпольная деятельность большевиков велась не только в Самаре. Некоторые волостные и сельские ячейки продолжали действовать во время оккупации их территории. Например, Абдулинская, Тимашевская, Чернореченская, Иващенковская, Сыз-ранская, Бугурусланская и другие партийные организации не прекращали своей работы в чехоэсеровском подполье103.

Самарский губком партии и ревком руководили действиями подпольщиков, снабжали их необходимыми средствами и литературой, заслушивали на своих заседаниях о положении в Самаре и губернии. Только с 8 по 24 июня 1918 г. Самарский губ-ревком переправил в Самару «для организации боевых сил в тылу противника 410.500 рублей, на пособия приезжающим из Самары — 37.085 руб.» 104.

____

102    Ф. Г. Попов. За власть Советов. Разгром самарской учредилки. Куйбышев, 1959, стр. 124—129.

103    ПАКО, ф. 1, д. 13, лл. 3, 43.

104    ГАКО, ф. 20, д. 38, л. 40.

 

Из Покровска губком направил в Самару опытного организатора, чтобы объединить «все действующие там коллективы и в самое непродолжительное время оборудовать подпольные квартиры» 105.

Самарские партийные и советские органы держали постоянную связь с Комиссией ВЦИК в Саратове 106. ВЦИК предложил Саратовскому губисполкому ввести в состав своего президиума представителя Самарского комитета РКП (б).

29 августа на заседании Самарского ревкома обсуждался вопрос о нелегальной работе л настроении рабочих и солдат так называемой «Народной армии». По решению ревкома в сентябре стала выходить большевистская газета «Приволжская правда». Как и листовки, газета призывала трудящихся к борьбе с интервентами и белогвардейцами. В августе 1918 г. председателем временного губкома был избран В. П. Мяги.

Агитационный отдел при Самарском губкоме РКП (б) принял решение об организации в Покровске партийной школы. В воззвании губкома РКП (б) по этому вопросу говорилось, что целью школы является «создать кадры партийных работников, которые могли бы своими силами организовать партийные ячейки среди рабочих и деревенской бедноты, вести работу в них, занимать ответственные руководящие посты в советских и рабочих организациях, вести агитацию, пропаганду идей коммунистической революции, выступать на собраниях и митингах для освещения вопросов текущего момента...» 107. В партийной школе обучались коммунисты Самарской организации РКП (б) и 4-й Армии. Слушатели отзывались с мест и учились в партийной школе три недели.

15 сентября на заседании губкома и ревкома представитель подпольного большевистского комитета сообщил о наличии в Самаре отрядов, готовых в любую минуту вступить в вооруженную борьбу за восстановление Советской власти. Рабочие, испы-

____

105    «Правда», 29 августа 1918 г.

106    «Приволжская правда», 21 сентября 1918 г.

107    «Приволжская правда», 21 сентября 1918 г.

 

тав на себе гнет белогвардейской власти, уже не раз поднимали вопрос о вооруженном выступлении. «Чем дальше, тем сильнее растет меж ними недовольство, ряды их увеличиваются, сплоченность крепнет, и весьма возможно, что даже без особого нажима извне, вспыхнет в открытое недовольство, которое может вылиться в форму совершенно определенного восстания» 108.

Одобрив план вооруженного восстания, губком предложил приурочить его начало к моменту подхода к городу войск Красной Армии 109. В связи с этим из Покровска в Самару направляется группа коммунистов в помощь подпольному комитету для укрепления вооруженных отрядов в предстоящей борьбе с интервентами и белогвардейцами. Посланцам были выданы мандаты: «Самарский комитет РКП (б) направляет товарища... в места, оккупированные белогвардейцами, для связи с партийными организациями, для информации их о внутреннем и международном положении Советской России и оказания им всяческой помощи...».

Губком партии постановил усилить агитационную работу среди населения Самарской губернии, которая должна была проводиться путем «распространения литературы, листовок, воззваний, напечатанных на месте. Применительно к местным условиям издать прокламацию компактного вида на легкой бумаге».

В одной из сентябрьских листовок говорится, что «буржуазия на трупах, крови и слезах рабочих справляла свой временный праздник... А что дали рабочим учредиловцы? Они дали то, против чего десятилетиями боролся рабочий класс: ярмо, хозяйственную опеку, бесчисленные аресты и тысячные расстрелы рабочих... Но мы говорим им: «Не думайте, господа контрреволюционеры, что вы победили. Нет! Рабочий класс не только сбросит вашу власть, но и сумеет отплатить за все ваши гнусности»110. Губком партии в воззвании к рабочим вскрывал предательство эсеров и меньшевиков, напоминал о наступлении красных войск и призывал: «Будьте готовы сбросить гнет капиталистов и помещиков!».

Эта агитация находила живой отклик в сердцах трудящихся Среднего Поволжья. Чувство патриотизма и национальной гордости трудового народа было оскорблено присутствием на их родной земле чехословацких мятежников-авантюристов. «Вообще это не порядок, чтобы на нашей земле распоряжался чужой, чтобы власть у нас была пришлая» 111,— заявляли трудящиеся.

____

108    ПАКО, ф. 1, on. 1, д. 2, лл. 14—15.

109    Там же.

110    ГАКО, Коллекция листовок, инв. № 162.

111    ЦГАОР, ф. 681, д. 30, л. 19.

 

Белогвардейскому агитатору крестьяне бросили: «Мы тебя уничтожим, если будешь агитировать против Ленина» 112.

В Симбирске и Казани власть интервентов и белогвардейцев была менее продолжительной. Поэтому подпольная борьба не приобрела здесь такого широкого размаха. Однако Симбирский городской комитет РКП (б) оставил несколько большевиков для подпольной работы в городе. Симбирский губисполком формировал отряды Красной Армии в Алатыре. Отсюда посылались агитаторы на территорию белых для вербовки крестьян. Так, только одному большевику Кошеварову удалось завербовать в сельской местности до 200 добровольцев. На одном из митингов Кошеваров был арестован 113.

Большевики вносили в крестьянские выступления организованность. Под их влиянием на собраниях принимались резолюции о непризнании власти «учредилки», об отказе давать солдат, подводы и продовольствие так называемой «Народной армии»114. Распропагандированное большевиками крестьянство, как отмечалось выше, бойкотировало мобилизацию. Пять уездов Самарской губернии не подчинились мобилизационным приказам.

Главнейшей задачей подпольных организаций в Среднем Поволжье была задача организации вооруженной борьбы с интервентами. По призыву большевиков в тылу белогвардейских армий развертывается партизанская война.

Из трудящегося многонационального населения Среднего Поволжья создаются партизанские отряды. Особенно успешно отряды народных мстителей действовали в алатырских и аибесинских лесах. В сурских лесах Симбирской губернии прославился многонациональный партизанский отряд под руководством А. С. Космовского. Бойцы этого отряда распространяли советские листовки, проводили мобилизацию в Красную Армию, организовывали комбеды, уничтожали солдат и офицеров интервентов.

Члены коммунистической организации Корсунекой группы 27 июля 1918 года постановили добиваться «организации партизанских отрядов в волостях для защиты местной и центральной Советской власти, которым раздать оружие из склада»115. Партизанскими отрядами руководил Чрезвычайный Военно-революционный штаб из пяти коммунистов.

В Бугульминском уезде действовал партизанский отряд из бедноты Альметьевском Н. Письмянской, Бавлинской волостей.

Командование советских войск держало непрерывную связь

____

112 ЦГАОР, ф. 672, д. 12, л. 15.

113    Сб. «1918 год на родине В. И. Ленина», Куйбышев, 1936, стр. 243.

114    «Приволжская правда», 18 ноября 1919 г.

115 М. И. Романов. Средневолжские партийные организации в годы гражданской войны (1918—1919). Йошкар-Ола, 1966, стр. 98.

 

с партизанами, ставило перед ними боевые задачи. Заслуживают особенного внимания действия партизанского отряда на Урале под руководством В. К. Блюхера.

Ядром каждого отряда партизанской армии были большевики, советский и профсоюзный актив городов, сел. Командирами избирались рабочие, руководители большевистских организаций, революционные фронтовики и некоторые офицеры старой армии, связавшие свою судьбу с социалистической революцией. В партизанские отряды входили русские, украинцы, эстонцы, латыши, венгры (мадьяры), немцы, башкиры, татары, китайцы и другие национальности. Партизаны наводили панику на белочехов, белоказаков, совершали налеты на белогвардейские отряды и разъезды, пускали под откос железнодорожные составы.

Крестьяне Домашкинской волости, скрывавшиеся в лесах, также организовали партизанский отряд. Сначала в отряде было 42 человека, а потом число бойцов увеличилось до двухсот.

Отряд разделился на кавалерийскую и пехотную группу.

Вместе с красноармейцами первого Николаевского кавалерийского полка домашкинские партизаны переправились на правый берег реки Самары, заняли село Мочинское, а затем Бариновку, выбили оттуда казачий разъезд и преследовали его до села Утевки. Во главе Домашкинского отряда стоял старый член РСДРП (б), активный участник революции 1905 года Ф. П. Антонов.

В Александровской, Преполовенокой и Натальинской волостях Самарского уезда борь бу с интервентами и белогвардейцами возглавляли бывшие комиссары Самарского уездного Совета: В. И. Медведев, П. В. Крюков, П. П. Судаков, П. Ф. Проовирнов, а также Иван и Петр Сергеевы, Василий и Петр Скачковы. Эти отряды действовали в прифронтовой полосе. При подходе Красной Армии они вливались в состав регулярных частей и соединений *.

____

* В отряде сражались Г. М. Распинский, А. 3. Буренин, П. И. Ткачев, А. М. Карасев, Ф. Я. Холковский, Ф. Клименков, В. В. Клименов, И. Г. Попов, И. Р. Куликов, И. Т. Кийков, И. П. Нематкин, Ф. И. Боков, И. В. Носовский, П. С. Игольников, Г. М. Перов, М. Т. Бочарников, В. Н. Степкин, С. В. Софронов, братья Якимовы из с. Максимовки и другие. Партизаны И. Т. Коновалов (матрос с крейсера «Баян»), П. Я. Шишкин и И. Я. Шапель (рабочий из Петрограда) были убиты белогвардейцами.

В борьбу за восстановление Советской власти включалось все больше крестьян. Во многих селах Среднего Поволжья под руководством большевиков вспыхивают вооруженные восстания против белых. Особенно активную борьбу с белогвардейцами вели бедняки и середняки сел Павловки, Домашки, Утевки Бузулукского уезда Самарской губернии.

Когда белочехи захватили Самару, а белоказаки взорвали полотно железной дороги и порвали связь с Оренбургом, село Павловка оказалось отрезанным от Бузулука и Самары. Большевики Павловки взяли на себя инициативу в организации борьбы с контрреволюцией. Они разослали гонцов по селам, вызвали в Павловку дружины коммунистов и сочувствующих Советской власти лиц. Была объявлена военная мобилизация, приведены в боевую готовность местные силы, установлена связь с Бузулуком. Деревенская беднота, сплотившаяся вокруг большевистских ячеек, еще до этого прошла хорошую школу борьбы с кулачеством за хлеб и землю. По призыву большевиков для борьбы с интервентами собралось до 500 человек добровольцев из окрестных сел, включая и рабочих Богатовского завода.

Павловский (Богатовский) боевой головной участок непосредственно подчинялся командующему Бузулук-Уральским фронтом. Этот участок обнимал территорию от станции Кинель до станции Колтубань. Ему подчинялись все волости по обе стороны до границ Уральского уезда, с одной стороны, Бугурусланского уезда и Уфимской губернии,— с другой. «Все волости и население беспрекословно подчиняются распоряжению штаба участка в его пределах. И за всякое нарушение его распоряжений и противодействие Советской власти будут караться по революционным законам как изменники, контрреволюционеры»116,— говорилось в одном из приказов. В другом приказе перечисляются входящие в Павловский боевой участок вооруженные отряды: 1) Павловская красногвардейская дружина с контрразведческим отделением в 92 человека; 2) Федоровская коммунистическая партийная дружина в 24 пеших стрелка; 3) Съезженская коммунистическая партийная дружина в 74 стрелка, из них 45 всадников на конях; 4) Максимовская коммунистическая партийная дружина в 46 стрелков; 5) смешанная крестьянская пешая дружина из разных добровольцев в 50 человек, а всего налицо 286 бойцов-добровольцев 117.

По указанию самарских большевиков, находившихся в подполье, начальнику станции Богатое было приказано выделить 12 товарных вагонов, «приспособив в них внутренние двойные обшивки с песком и бойницами (прорезанные окошечки для

____

116    ПАКО, ф. 5, д. 712, л. 22.

117    ПАКО, ф. 1, on. 1, д. 34, л. 21; д. 35, л. 24.

 

стрельбы), чтобы возможно было создать из этого состава блиндированный поезд. Такой поезд должен стоять под постоянными парами и иметь надлежащую прислугу из железнодорожников» 118. Этим же приказом было выделено 120 человек бойцов для «несения охранной службы по линии железной дороги Кинель—Богатое» 119.

Самоотверженная партизанская борьба рабочих и крестьян Среднего Поволжья и Урала против интервентов сковала часть сил мятежного чехословацкого корпуса и дала возможность Советской республике выиграть время для организации регулярной армии и создания Восточного фронта.

 

5. БОРЬБА РАБОЧИХ И ТРУДЯЩИХСЯ КРЕСТЬЯН ПРОТИВ БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ И БЕЛОЧЕХОВ

 

Рабочие Среднего Поволжья составляли значительное ядро советских войск Восточного фронта, с оружием в руках защищали от врага Пензу, Самару, Сенгилей, Мелекесс, Симбирск. Под руководством большевиков рабочие активно боролись против чехословацких мятежников и правоэсеровского Комуча. Попытки эсеров и меньшевиков привлечь рабочих на свою сторону не увенчались успехом. Правда, до прихода белочехов часть из них попала под влияние меньшевиков, эсеров, анархистов. Но и эти рабочие вскоре отвернулись от мелкобуржуазных партий, испытав белогвардейский террор и гонения со стороны капиталистов и помещиков, восстановивших с помощью эсеров и меньшевиков свои эксплуататорские позиции.

В. И. Ленин указывал, что в рабочем классе было три прослойки. Одна из них — потомственные пролетарии. Это был самый сознательный отряд рабочих. Другая — рабочие фабрик и заводов, пришедшие туда недавно и не потерявшие связи с деревней. Третья прослойка—это рабочая аристократия — парламентарии, профсоюзные и партийные функционеры. В острые периоды классовой борьбы эти два последние слоя проявляют неустойчивость.

В России слой рабочей аристократии был немногочисленным. Потомственных пролетариев в ее Европейской части было около 60 процентов от общего числа рабочих. Остальные 40 процентов рабочих сохраняли связь с деревней. Это была неустойчивая часть пролетариата, ей присуща мелкобуржуазная идеология.

Установление власти Комуча быстро отрезвило и эту часть рабочих. Даже остальные слои населения поняли капиталистическую сущность политики соглашательского правительства. Ведь они судили о новой власти не по словам и обещаниям, а по

____

118 ПАКО, ф. 5, д. 712, л. 24.

119 Там же, л. 26.

 

ее контрреволюционным делам. Рабочие видели, как учредилов-щина расчищала дорогу самой черной реакции.

Как уже отмечалось ранее, «демократическое» правительство эсеров отменило советское трудовое законодательство. Рабочий день был увеличен, заработная плата уменьшена. Меньшевистская газета, поддерживая предпринимателей, писала: «Кол-договоры при Советской власти подписывались только рабочими, а в отношении предпринимателей они лишь декретировались, поэтому в настоящее время совещания из представителей общества фабрикантов и заводчиков будут пересматривать коллективные договоры» 120.

Наряду с лишением рабочих экономических завоеваний белогвардейско-эсеровская власть развернула политическое наступление на трудящихся. Интервенты и белогвардейцы арестовывали рабочих, профсоюзных активистов, срывали собрания, выгоняли общественные организации из помещений, в результате чего число членов профсоюзов сокращалось. Например, на 1 мая 1918 г. в профсоюзе металлистов в Самаре было более десяти тысяч человек, а к октябрю этого же года осталось около трех с половиной тысяч человек. Городская управа отказывалась иметь дела с профсоюзами, отдавала работу частным подрядчикам 121.

Капиталисты воскресили прежние порядки: закрывали предприятия, выгоняли рабочих. Буржуазия нагло заявляла в печати: «...закроем фабрики и заводы на полгодика — на годик; мы как-нибудь проживем, а рабочие пусть пощелкают зубами. А после будем разговаривать по-свойски» 122.

В июле председатель Комуча Вольский дал распоряжение — ликвидировать крупный завод в Иващенкове, рабочих выслать в Сибирь, чтобы «совершенно разрядить район от неблагонадежных элементов» 123. В Самаре закрылся Трубочный завод. Около 10 тысяч металлистов было выброшено на улицу. «Правда» от 14 июля 1918 г. писала о трубочниках, что «новая власть обрекла их в полном смысле этого слова на голодную смерть».

Рабочие не мирились с установленными порядками, активно защищали свои права. Недовольство трудящихся росло. 17 июня в Иващенкове были взорваны 32 вагона пороха. «На Иващенском заводе настроение рабочих большевистское,— сообщала военная разведка белогвардейцев. Имеются большие запасы спрятанного оружия... Мобилизация рабочих не удавалась» 124.

23 июня рабочие одного из районов Самары отказались уча-

____

120    «Вечерняя заря», 19 июля 1918 г.

121    «Вечерняя заря», 29 июля 1918 г.

122    «Вестник Комуча», 24 августа 1918 г.

123    Ф. Попов. Поезд смерти. Самара, 1933, стр. 98.

124    В. В. Гармиза. Крушение эсеровских правительств. М., 1970, стр. 205.

 

ствовать в выборах в городскую думу «ввиду недемократического порядка выборов», Самарские рабочие закупили 20 пудов хлеба для передачи в тюрьму арестованным. Железнодорожники постановили не давать в армию ни одного солдата. Водники и грузчики Симбирска тоже выступали против Комуча 125.

Зверства, репрессии, белый террор показали трудящимся, что власть эсеров и меньшевиков не будет защищать их интересы.

Отрезвление тех рабочих, которые верили в лозунг «чистой демократии», наступило очень скоро. Оно проявилось уже на рабочей конференции, которая была созвана по инициативе меньшевиков и эсеров в июне 1918 г. Выборы на нее проходили 10 июня, когда еще не были убраны многочисленные трупы расстрелянных большевиков, красноармейцев. В обстановке террора сторонники Советской власти не смогли выставить своих кандидатур. Результаты выборов были подтасованы. Но, несмотря на это, меньшевики и эсеры имели на конференции серьезную оппозицию. Из 80 зачитанных наказов только 28 поддержали власть Комуча, 14 — Советы, а в остальных наказах рабочие не выявили своего отношения к власти. Несмотря на обстановку террора, 156 делегатов рабочих проголосовали за большевиков, за Советскую власть 126.

Организаторы конференции планировали внести «успокоение» в рабочую среду, отвлечь внимание рабочих от политических интересов. Они рассчитывали также на то, что большинство рабочих пойдет за ними. Но на этой и на второй рабочей конференции, проведенной в начале июля, меньшевики снова потерпели неудачу, хотя ее состав подбирался меньшевиками заранее. Об этом говорит декларация, оглашенная 21 июля группой «левых» (так называли себя большевики в целях конспирации). В ней говорилось о том, что конференция «не является рабочей, не выявляет истинного лица самарского пролетариата ввиду неполноты представительства». Союзы металлистов, грузчиков, пищевиков, насчитывавшие 24.900 рабочих, были представлены 62 делегатами, а остальные 21.700 рабочих послали 518 делегатов 127.

К Комучу относилось враждебно большинство трудящихся всех городов Среднего Поволжья. В Мелекессе рабочие Волго-Бугульминской железной дороги наотрез отказались признать меньшевиков руководителями своего союза 128.

Представители профсоюза швейников «Игла» огласили на

____

125    Б. Н. Чистов. Симбирск в годы гражданской войны. Ульяновск, 195*1, стр. 79—80.

126    «Вечерняя заря», 17 июня 1918 г.

127    Там же.

128    Б. Н. Чистов. Симбирск в годы гражданской войны. Ульяновск, 1951, стр. 79—80

 

своей конференции наказ: «...стоя на строго классовой позиции, считаем, что Учредительное собрание, как орган мелкобуржуазного характера, не может выразить волю большинства революционного пролетариата и беднейшего крестьянства, а поэтому считаем пагубным для дела революции изменить своей классовой позиции пролетариата. Мы считаем, что власть Советов — лучшая власть революционного пролетариата и беднейшего крестьянства. Только такая власть и будет пользоваться нашей поддержкой» 129.

Швейники заявили протест против призыва в так называемую «Народную армию», потребовали освобождения политических заключенных, созыва другой, не подтасованной рабочей конференции. Они настаивали на прекращении белого террора, посылке к большевикам мирной делегации с целью прекращения гражданской войны 130.

На конференции бурно обсуждался доклад председателя Ко-муча В. В. Вольского об арестах. 22 июня охранка арестовала участников конференции Романова и Елькина. Делегат М. Орлов был арестован «за агитацию против войны с большевиками» и предавался военному суду. Эсер Лебедев на заседании конференции 15 июля грозил: «Тех, кто останется на заседании и не хочет идти с нами, а думает о посылке делегации к своим друзьям по ту сторону фронта, предупреждаю: пусть они берегутся..., мы не шутим, железной рукой мы заставим подчиниться, а кто будет упорствовать, те будут нами беспощадно уничтожаться до конца» 131. В ответ на угрозу делегаты от безработных металлистов огласили свое заявление: «Ввиду того, что вся работа конференции направлена против рабочего класса, безработные металлисты постановили отозвать своих представителей, а работу тех, которые останутся, считать недействительной» 132.

Остро встал вопрос на конференции о мобилизации в «Народную армию». Половина делегатов высказалась против мобилизации. Рабочие твердо заявили, что не будут воевать со своими братьями и защищать буржуазную власть.

30 июня 1918 г. Комуч объявил принудительную мобилизацию в армию мужчин 1897—1898 годов рождения. Удалось набрать в «Народную армию» около 30 тысяч человек, а включая районы Ижевска и Воткинска — 60—65 тысяч человек 133.

Как и швейники, железнодорожники в своем наказе 4 июля 1918 г. записали: «Протестовать против... мобилизации и требовать у членов Учредительного собрания прекращения брато-

____

129    Цитируем по работе Ф. Попова «Чехословацкий мятеж и самарская учредилка». Куйбышев, 1937, стр. 153—154.

130    «Вестник Комуча», 14 июля 1918 г.

131    «Вечерняя заря», 16 июля 1918 г.

132    Там же.

133    В. В. Гармиза. Указанная работа, стр. 227.

 

убийственной войны, а также требовать передачи власти рабочей конференции, которая может сговориться о прекращении братоубийственной войны... Ввиду объявления членами Учредительного собрания мобилизации в армию таковую власть народной не признаем. Переизбрать рабочую конференцию, вооружить всех рабочих и освободить из тюрьмы всех борцов за свободу и отменить аресты всем говорившим как на собраниях, так и на митингах, а также и против арестов за политические убеждения энергично протестуем» 134. А ведь именно часть рабочих железной дороги и депо до захвата Самары белочехами больше других находилась под влиянием эсеров и меньшевиков. Потребовался всего только месяц, чтобы их настроение так резко изменилось.

Таким образом, среди колеблющейся прослойки рабочих произошел перелом в пользу большевиков. Меньшевикам и эсерам «не удалось навязать рабочим свои лозунги и оторвать их от большевистских идеалов»,— признавала газета «Волжский день» 29 июня 1918 г.

Когда меньшевики и эсеры провалились на рабочих конференциях, они решили опереться на Совет рабочих депутатов (конечно, без большевиков). Идея Советов была для рабочих близкой и родной. Меньшевики решили превратить этот орган в придаток буржуазной власти учредиловцев.

Вопрос о Совете встал в период военных успехов Комуча. Самарская рабочая конференция выделила исполнительный комитет для созыва Совета рабочих депутатов. Меньшевики обеспечили разными махинациями себе большинство. Например, от союза металлистов в Совет избиралось 9 человек, от безработных— 8, а от меньшевистского союза печатников было избрано 18 представителей. Некоторые возмущенные рабочие встали на путь бойкота Совета. Однако передовая часть рабочих решила использовать его для борьбы с «учредилкой». Всего в Совет был избран 201 депутат от 114 предприятий. Из 19.149 рабочих принимали участие в выборах 11.321, то есть 59 процентов.

Заседания Совета открылись 10 августа 1918 г. После первого же заседания меньшевистская газета «Свободное слово» была вынуждена признать, что в Совете имеется значительное «левое крыло». В его наказах говорилось, что «в условиях империалистической войны диктатуре империалистической буржуазии, несущей пролетариату полное порабощение и вырождение, может быть противопоставлена только диктатура пролетариата и трудящихся масс»135. Левое крыло рабочих («беспартийные») заявляло о задачах Советов: «Советы рабочих депутатов или будут ничем, или должны быть всем. Объективные условия диктуют, что только Советы могут быть властью, а не

____

134    «Вестник Комуча», № 4, стр. 154—155.

135    «Свободное слово», 2 августа 1918 г.

 

кто-либо другой. Стремления масс достаточно определенны. Они превращают везде Советы в органы власти и не могут этого не делать, ибо Советы рабочих депутатов — суть единственно приемлемая форма власти, могущая стать на страже интересов рабочего класса. Никакие учредительные, никакие диктатуры иного порядка, кроме диктатуры пролетариата, не могут быть приняты революционным классом рабочих, так как только Советы могут закрепить за рабочими их революционные завоевания» 136.

В целях «разоблачения» большевиков представители Комуча пытались доказать, что в России возможна только буржуазно-демократическая революция, а для социалистической революции еще не созрела почва 137. Меньшевик Ленский повторял положение, что Советы должны быть только органами сплочения и просвещения масс. Меньшевистские взгляды Ленского были разоблачены «беспартийным» из большевистского подполья Левитиным. 14 августа после обсуждения вопроса о задачах и роли Советов небольшим большинством голосов прошла резолюция меньшевиков, признававшая Совет беспартийной организацией, «не участвующей во власти и не стремящейся к ней».

Меньшевикам удалось пролезть и к руководству Советом, но все их попытки превратить его в орган, защищающий Учредительное собрание, провалились. Они были бессильны навязать депутатам свои лозунги. Все же создать Советы, послушные Комучу, ни меньшевикам, ни кому-либо другому было не под силу.

Влияние большевиков на рабочих депутатов возрастало. Решающую роль в проведении революционной линии играли «левые беспартийные», члены подпольного большевистского комитета. 30 августа Совет принял большевистскую резолюцию, зачитанную А. И. Соколовым. В ней говорилось: «Принимая во внимание поход реакции, расчищающий дорогу военной диктатуре, Совет считает своим долгом для предотвращения ее провозгласить:

1)    всеобщее вооружение рабочих;

2)    снятие военного положения;

3)    немедленное прекращение политических арестов, обысков, расстрелов, самосудов и пр.;

4)    немедленное освобождение из тюрьмы всех политических заключенных;

5)    отстаивание всех декретов, изданных Совнаркомом, как-то: восьмичасовой рабочий день, контроль рабочих над производством, страхование рабочих от болезней, безработицы, инвалидности за счет предпринимателей;

6)    отстаивание постановления III Всероссийского съезда Советов о земле;

____

136    «Красная быль», № 3, 1923, Самара, стр. 36.

137    Вестник Учредительного собрания, 16 августа 1918 г.

 

7) неприкосновенность личности и жилища, свободы слова, печати, собраний, стачек, профессиональных союзов и партийных организаций.

Провозглашенные выше лозунги Совет рабочих депутатов Самары будет отстаивать всеми имеющимися у него средствами» 138.

Совместное заседание временного Самарского губкома РКП (б) и ревкома дало высокую оценку этому решению, свидетельствующему о революционизировании рабочих. В протоколе было записано: «Венцом работы явилось то, что Самарский Совет рабочих депутатов принял резолюцию «Вся власть Советам!» 139. Каждому было понятно, что резолюция, требовавшая всеобщего вооружения рабочих, призывала к свержению власти Комуча. Это определило судьбу Совета: он больше не созывался, так как не оправдывал надежд учредиловцев.

Руководимые большевиками, рабочие Среднего Поволжья сохранили знамя Советов чистым, незапятнанным. Они беззаветно боролись за восстановление Советской власти, готовились к вооруженному восстанию.

Победа большевиков в Совете и успехи Красной Армии на фронтах еще более озлобили меньшевиков и эсеров. Многие депутаты Совета были арестованы. Белый террор усиливался. За теми, кто подозревался в сочувствии большевикам, была установлена слежка. Но жестокие репрессии не ослабли, а, наоборот, активизировали революционные настроения трудящихся.

Экономическое и правовое положение рабочих ухудшалось с каждым днем. Безработица и голод вошли в каждую рабочую семью. Об этом вынуждена была сообщать даже меньшевистская печать: «На рынке происходит бешеный рост цен на все товары, от которого бледнеет покупатель, в отчаянии опуская руки» 140.

В такой обстановке самарские меньшевики, изображавшие в первые недели белоэсеровского режима роль так называемой «рабочей оппозиции», открыто присягнули на верность Комучу, стали организовывать отряды для борьбы с Красной Армией, бороться за создание «Народной армии». Все это они делали по прямым директивам своего ЦК, члены которого сотрудничали с эсерами и белочехами.

Не нашли себе поддержки эсеровские авантюристы и среди трудового крестьянства, на которое они возлагали особые надежды. Весной 1918 г. крестьяне впервые распахали землю помещиков, полученную от Советской власти. Бедняки твердо сто-

____

138    «Вечерняя заря», 31 августа 1918 г.; «Четыре месяца учредиловщины», стр. 48—49.

139    ПАКО, ф. 1, on. 1, д. 2, лл. 14—15.

140    «Вечерняя заря», 29 июля 1918 г.

 

яли за новую власть, но середняк колебался, он еще не был уверен в прочности этой власти. Колебания середняка усиливали разруха и голод, царившие в то время в стране и нарушавшие товарообмен между городом и деревней. Они были недовольны изъятием у них излишков хлеба для голодающих рабочих городов. В. И. Ленин не раз говорил о неизбежности колебаний середняков и разъяснил причину этих колебаний. «Колебание среди крестьян нас не удивляет,— говорил Владимир Ильич.— Крестьянская масса не прошла такой жизненной школы, какую прошел пролетариат, который привык десятилетиями видеть в капиталисте своего классового врага и который сумел сплотить свои силы для борьбы с ним. Мы знаем, что крестьяне такого университета не прошли. Одно время они шли вместе с пролетариатом, теперь у них наблюдается период колебания, когда крестьянская масса раскалывается» 141.

Временные успехи Комуча объяснялись именно тем, что среднее крестьянство весной 1918 г. не могло еще решить, с кем ему по пути, колебалось между пролетариатом и буржуазией. На пятом Всероссийском съезде Советов от губерний Среднего Поволжья было 162 делегата, из них большевиков — 79, то есть меньше половины. Левые эсеры и максималисты располагали 76 мандатами (47 процентов всех мест). От Симбирской губернии на съезде находилось 6 большевиков и 9 левых эсеров, а от Казанской губернии — 8 большевиков и 18 левых эсеров 142.

Контрреволюционные силы воспользовались захватом власти белочехословаками, чтобы восстановить старые порядки в деревне. Они уничтожили советские органы на селе, а землю возвратили помещикам. Мало того, Комуч в приказе № 124 от 22 июля 1918 г. заявил, что помещики имеют право отобрать у крестьян конфискованную землю немедленно и собрать с нее урожай, несмотря на то, что посев произведен крестьянами. В приказе от 30 июля 1918 г. «О праве уборки озимых посевов» указывалось, что право уборки имеют и крупные помещики, под контролем органов местного самоуправления 143. Все разделы земли были признаны недействительными. Рабочий и продуктивный скот, сельскохозяйственный инвентарь также возвращались помещикам и кулакам.

Уездным земельным управам было предложено при разрешении всех вопросов строго руководствоваться «общими положениями основного закона о земле, принятого на первом заседании Всероссийского Учредительного собрания 5 января 1918 года в городе Петрограде» 144. Как известно, контрреволюцион-

____

141    В. И. Лени н. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 16.

142    Пятый Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов. Стенографический отчет. М., 4—10 июля 1918 г., стр. 248—250.

143    «Возрождение», 30 июня и 1 августа 1918 г.

144    ГАКО, ф. 236, д. 416, л. 67.

 

ная часть учредительного собрания злобно выступила против ленинского Декрета о земле, передававшего помещичью землю крестьянам без выкупа. Созданные Комучем земельные органы занимались тем, что отбирали у крестьян землю, живой и мертвый инвентарь и возвращали его прежним владельцам — помещикам и кулакам...145. Восстановленная буржуазно-помещичья власть в деревне накладывала на крестьян налоги, требовала уплаты недоимок за дореволюционные годы. Тех, кто отказывался, нещадно избивали.

Черные дни наступили для бедняков и середняков. «Вернулся старый режим»,— говорили они. В Таллинской волости Бузулукского уезда белогвардейская власть обязала крестьян заплатить купцу-миллионеру Аржанову по 50 рублей за каждую засеянную ими весной 1918 года десятину земли. За пользование помещичьей землей крестьяне сел Колывани, Вязовки и Каменки Самарского уезда обязаны были внести контрибуцию по 100 тысяч рублей на село. Весь собранный с земли помещика хлеб было предложено вернуть владельцу146.

Крестьяне противились восстановлению царских порядков. Они продолжали делить землю по законам Советской власти. Александровская волостная земская управа Самарского уезда 12 сентября 1918 г. жаловалась уездному земельному комитету, что граждане села Кошек, вопреки постановлению Кошкинского районного совещания от 18 августа 1918 г., продолжают произвольно отрезать земли, принадлежавшие ранее кулакам.

Кулаки и спекулянты наряду с помещиками забирали власть в свои руки. Беднякам и середнякам не у кого было искать поддержки. Летом 1918 года крестьянин Никита Кириленко из поселка Петровского Васильевской волости Самарского уезда написал заявление в волостной суд следующего содержания: «В 1917 г. моя семья проживала при поселке Верхневладимирском, где по разверстке земли на урожай 1918 года ей определено пахотной земли семь десятин казенной меры. Но так как я находился в рядах войск, то моим отсутствием воспользовался гражданин поселка Средневладимирского Илья Ильчук и самовольно распахал определенную для моей семьи землю, оставив таковой только 2 десятины и 600 кв. сажен. По прибытии меня домой я неоднократно упрашивал самоуправца, и было ему от Совета распоряжение не сеять самовольно занятую землю, но он поспешил посеять и оставить меня и семью 7 душ обеспеченным посевом в 2 1/4 десятины, что для меня крайне обидно... Прошу отчуждить для меня у него землю по своему усмотрению».

Самарская губернская земельная управа отказала Никите Кириленко в возврате земли, наложив следующую резолюцию:

____

145    ГАКО, ф. 21, д. 2, л. 152.

146    «Приволжская правда», 20 сентября 1918 г.

 

«Ходатайство Кириленко не может быть разрешено» 147. В то же время белоэсеровская власть охотно брала под свою защиту зажиточные и кулацкие хозяйства 148. Самарская губернская земельная управа предложила Воздвиженскому волостному земельному комитету «предоставить право владельцу Миронову беспрепятственно проживать в его хуторе, а также отдать ему его личное имущество...» 149: Кулак Миронов, почувствовав поддержку белогвардейской власти, потребовал немедленно отобрать и вернуть весь принадлежавший ему прежде скот. Он обещал отдать этот скот «для снабжения Народной (белогвардейской) армии».

Кулаки Среднего Поволжья спешили вернуть себе отобранное у них при Советской власти имущество, открыто спекулировали и наживались. Кулак Егоров, проживавший в деревне Горки Липовской волости Самарского уезда, писал в Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания: «Большевистскою властью у меня расхищено разное имущество, а на недвижимость и скот наложено запрещение, часть скота отобрали, а на амбары с хлебом наложены печати, хлеб, около 4000 пудов, взят большевиками бесплатно» 150. Признавая власть Комуча единственно законной, Егоров просил снять запрещение на недвижимое имущество, а также на скот и инвентарь, вернуть отобранные 2 лошади, 2 бороны и упряжь на две лошади, а также землю.

Власть в деревнях оказалась в руках кулаков, которые на основании циркуляра Комуча от 23 июля 1918 г. выбирали на сельских сходах сельских старост, выполнявших функции органов местного управления. Кулаки воспрянули духом. Так, в селе Красноярске Бугурусланского уезда они прямо заявили крестьянам: «Теперь наше право, мы теперь согнем вас в бараний рог».

Белоэсеровские власти прибегали к жестоким репрессиям против крестьян, противившихся возрасту помещичьей и кулацкой земли и имущества. В селе Марычевке Бузулукского уезда белогвардейцы расстреляли братьев Николая и Петра Галкиных за то, что они конфисковали имущество у помещика Марычева. При подавлении восстания крестьян в Кинель-Черкасской, Подбельской и Сарбайской волостях Бугурусланского уезда уч-редиловцы убили более 500 человек. Аграрная политика Комуча восстанавливала помещичье и кулацкое землевладение.

Крестьяне увидели, что не найдут поддержку у белогвардейской власти. Отношение середняков к «учредилке» стало резко изменяться. Деревня поднялась против новых порядков. О

____

147    ГАКО, ф. 236, д. 318, лл. 26—28.

148    ГАКО, ф. 267, on. 1, л. 1.

149    ГАКО, ф. 109, д. 45, л. 14.

150    Там же.

 

крестьянах села Колывань Самарского уезда сообщалось: «Здешнее население настроено по-большевистски, налогов никаких платить не желает, от воинской повинности уклоняется». В другом рапорте из Бузулука говорилось: «Уезд распропагандирован большевиками и красноармейцами». Даже эсеровские отчеты не могли скрыть обострение недовольства крестьян.

В конце лета 1918 г. бедняки и середняки Среднего Поволжья переходят к вооруженным выступлениям против «учредилки», за Советскую власть. Этот перелом в настроении крестьян был ускорен мобилизацией в «Народную армию». Сначала она строилась на добровольческих началах. Эсеры надеялись, что к ним в армию пойдут все, кто был недоволен Советской властью. Надежды их не оправдались. Эсер Ф. Д. Сорокин позднее писал: «Мы рассчитывали, что крестьяне окажут нам более существенную помощь, чем оказывали» 151.

Срок службы был установлен в три месяца. Комуч надеялся за это время разбить большевиков, захватить Москву. Но в белую армию добровольцами шли только сынки помещиков и кулаков, трудящиеся крестьяне вступать в нее не желали. Так, в селе Пестравка Николаевского уезда на сходе офицеры призывали крестьян защищать власть Комуча. В ответ крестьяне избили и арестовали агитаторов. Их освободил вызванный в село белогвардейский отряд.

Набрав всего 5—6 тысяч добровольцев, самарское «правительство» было вынуждено начать принудительную мобилизацию. Комуч объявил призыв очередных годов, а не мобилизацию бывших солдат. Это обстоятельство мотивировалось тем, что «старые годы не пойдут, запротестуют и скажут, почему не мобилизуете более молодые годы, а мобилизовать молодые годы ненадежно, это тот самый элемент, который больше всего дебоширил и большевизанил в армии; мобилизуйте, и на следующий день будете иметь второй Октябрь» 152.

Крестьяне упорно уклонялись от мобилизации в белогвардейскую армию. Уполномоченный Комуча по Самарскому уезду докладывал: «Мужики нередко голосуют в пользу большевиков. После приказа о призыве в Армию большевики повели агитацию и многих смутили; пять волостей не дают призываемых... Деревня стала неузнаваемой, сейчас в рабочую пору народ митингует. Появились приговоры: гражданской войны не хотим, солдат для борьбы с большевиками не дадим» 153. Крестьяне села Лещево Виловатовской волости на угрозу белогвардейцев

____

151    Л. М. Спирин. Классы и партии в гражданской войне. Докторская диссертация, 1966, стр. 392.

152    Сборник «Гражданская война на Волге в 1918 году», стр. 82.

153    Революция 1917—1918 гг. в Самарской губернии. (Хроника событий), Самара, 1929, т. II, стр. 155.

 

применить репрессии ответили: «Убейте нас всех на месте, а буржуев защищать не пойдем».

Для проведения насильственной мобилизации в деревню были посланы карательные отряды, которые жестоко расправлялись с теми, кто уклонялся от призыва. Белогвардейцам помогали кулаки. В Александровом Гае на этой почве было расстреляно 675 человек 154.

Крестьяне все чаще стали оказывать карателям вооруженное сопротивление. В селе Большая Каменка Красноярской волости Самарского уезда каратели арестовали членов Совета и хотели их увезти в Красный Яр. Подоспевшие крестьяне освободили арестованных. Такая же картина повторилась в селе Хорошенке той же волости. А через неделю в Большой Каменке карательный отряд расстрелял Ивана Батова, Цыкина и Соколова, многих крестьян выпороли нагайками. Каратели в овраге около села Семейкина расстреляли несколько человек из Елхов-ской и Предтеченской волостей. Агитатор Бузулукского агитационного отделения Комуча В. Кондаков в своем отчете за август сообщал о деятельности карательного отряда под командой капитана Бельских. Он писал, что в с. Утевке выпороли плетьми многих крестьян, расстреляли председателя Совета С. М. Проживина и комиссара В. Пудовкина. Жители этого же села Г. Г. Перов, П. С. Игольников, Ф. И. Пудовкин, И. К. Кузьмин были подвергнуты зверской экзекуции. 27 крестьян были так избиты, что Илья Мокеев умер, а у беременной жены Ф. И. Пудовкина после 25 ударов плетью начались преждевременные роды.

В селе Добовое Николаевского уезда белочехи пробовали провести мобилизацию, но крестьяне категорически заявили, что солдат не дадут. Тогда каратели обстреляли деревню из трехдюймовых орудий 155. О зверствах белогвардейцев на Богатовском сахарном заводе сообщала корреспонденция В. Шемякина в редакцию меньшевистской газеты «Вечерняя заря». На глазах жителей казачий отряд зверски расправлялся с арестованными: «Били молодых парней (как видно, новобранцев), били пожилых рабочих и крестьян, года которых еще не призваны, и били женщин» 156.

Жестокость карателей вызывала резкое сопротивление крестьян. Так, в ответ на действия карательного отряда в селе Старые Узели Бугурусланского уезда крестьяне соседнего села М. Ба-лакино вынесли решение: «Восстать и вооружиться чем попало, направиться в овраг «Безымянна» к 12 часам дня, чтобы спасти истязаемых товарищей — крестьян с. Старые Узели. Не приняв-

____

154    «Красное слово», 13 октября 1918 г.

155    «Приволжская правда», 17 сентября 1918 г.

156    Самарская губерния в годы гражданской войны. Документы и материалы. Куйбышев, 1958, стр. 38.

 

ших участия в восстании лишить земельного надела и на богатых наложить штраф по 100 рублей на каждого неучаствующего, кроме лишения земли». Получив сведения о расположении карателей, крестьяне своевременно подоспели на помощь товарищам и с криком «Вся власть Советам!» бросились в село. Карательный отряд в панике отступил в с. Коровино 157.

Крестьянские выступления становились все более и более организованными. Общее собрание граждан села Колывань Дубо-во-Уметской волости Самарского уезда вынесло решение о защите Советской власти и прав трудового крестьянства. Собрание запретило крестьянам вывозить хлеб, муку, сено и другие продукты в Самару. Поскольку власть Комуча не выражала интересов трудящихся и «ожидать крестьянству от этого правительства хорошего нечего, кроме гибели всех крестьянских прав», было решено немедленно приступить к формированию крестьянской армии, охранять село от белочехов и белогвардейцев158.

Население сел Колывани и Вязового Гая Самарского уезда приняло постановление о защите общими силами интересов крестьянства, «хотя бы пришлось и пасть жертвою за общее благо и справедливость». Крестьяне этих населенных пунктов под руководством большевиков приступили к формированию воинских частей для борьбы за власть Советов.

В Бугульминском уезде также свирепствовали каратели. Белогвардейский прапорщик Вотяков между железнодорожными станциями Ютазой и Туймазой застрелил советских работников Просвиркина и Петровскую. Особенными зверствами «прославился» карательный отряд поручика Семенихина.

Но никакие репрессии не могли застращать крестьян. Крестьяне под всякими предлогами уходили от «Народной армии», срывали замыслы вербовщиков. Мобилизованные уходили из волостей якобы в город, а фактически скрывались в лесах, где создавали отряды для борьбы с белыми. Крестьяне с. Чемодуровки Бугульминского уезда не повиновались поставленному чехами старосте,— кулаку Солодихину и всеми мерами срывали проведение в жизнь распоряжений волостной земской управы. По всем волостям крестьяне всячески стремились к тому, чтобы не дать продуктов белогвардейцам, отказывались выделять продукты, гнали прочь белогвардейских агитаторов. Там, где вербовщики не понимали слов, применяли силу.

Крестьяне не хотели воевать с советскими войсками. Член агитационного бюро по вербовке солдат в «Народную армию» при военном штабе подпоручик Горбачев сообщал, что крестьяне села Осоргина Святодуховской волости, выступая на собрании за политику большевиков, заявили: «Все солдаты-фрон-

____

157 Борьба за Советскую власть в Самарской губернии. Куйбышев, 1957, стр. 169.

158 ПАКО, ф. 7б» оп. 8, д, 13, лл. 54—56.

 

товикй — большевики, и мы стоим за Советскую власть. Большевики нам не сделали ничего дурного, другой власти мы не хотим, нам эта хороша. Мы голосовали за большевиков, и весь фронт голосовал за них, а кто выбирал этих членов Учредительного собрания, мы не знаем». Подпоручик Горбачев советовал послать в Осоргино отряд, который «возьмет новобранцев, отберет оружие и восстановит земство» 159. Но такие отряды и .без совета подпоручика Горбачева разъезжали по губернии и творили страшные злодеяния.

Эсеры с трудом мобилизовали в «Народную армию» до 30 тысяч человек. (Кстати говоря, в 1919 году в этих трех губерниях в Красную Армию за четыре месяца было призвано более 330 тысяч человек. Одна Самарская губерния дала 140 тысяч человек) 160.

Власть Комуча, поддерживаемая белочехами, была непрочной. В тех местах, где не были расквартированы войска белых, крестьяне восстанавливали советские порядки. В информационной сводке Наркомзема за июль 1918 г. о настроении крестьян и о положении в Самарской губернии говорится, что приехавшие из Самарской губернии Николаевского уезда Клинцовской волости крестьяне — организаторы коммун на местах — на вопрос: что слышно у крестьян про самарское правительство, как это правительство проявляет себя и как отзывается присутствие его в губернии на настроении крестьян,— рассказывали, что это правительство не имеет никакого влияния на уезды, не занятые чехословаками 161.

Приказ правоэсеровско-го правительства по волостям — распустить Советы и всю власть передать земству — встретил решительный отпор со стороны крестьянских масс. Белогвардейский агитатор в своем отчете за сентябрь подтвердил, что крестьяне к чехословакам относятся двояко: или безразлично, или с ненавистью, считая их защитниками капиталистов и застрельщиками контрреволюции. «Нетактичность администрации на местах, бесконечные аресты, а иногда даже расстрелы жителей сильно волнуют население и создают самую неблагоприятную для идеи Учредительного собрания почву». Далее этот агитатор сообщал о многочисленных инцидентах в селах, отказывающихся давать солдат. Вывод делался правильный: «Объясняется это нежеланием призывных идти против большевиков» 162.

Организатор — лектор Н. В. Витевский (студент-юрист Казанского университета) писал заведующему агитационно-вербовочным отделом Комитета членов Учредительного собрания А. В. Петровичу о безрезультатности агитации в Бугуруслан-

____

159    ЦГАОР, ф. 671, on. 1, д. 33, л. 29.

160    ЦГАСА, ф. И, on. 1, д. 113, л. 48.

161 ЦГАОР, ф. 671, on. 1, д. 33, лл. 34, 78.

162 ЦГАОР, ф. 478, оп. 2, д. 33, лл. 37—40.

 

ском уезде. Крестьяне говорили ему, что они ждут красноармейцев, к Комучу относятся враждебно и в его успехи не верят. «Крестьянство сильно вооружено. Во многих селах отрядами «Народной армии» отобраны винтовки, наганы, патроны, пулеметные ленты. Так что являться одному и без вооружения — опасно. Я, например, все время действовал с участием отряда»,— писал этот агитатор 163.

Крестьяне хорошо увидели, кому служит Комуч. В селе Смолькове Бугурусланского уезда местные жители задавали такие вопросы агитатору: «Почему именно Комуч взял власть и кто его уполномочил на это?», «Почему он проводит политику, которая нравится богатым и вредна для бедноты?». В отчете агитатор потом писал: «Большевизм среди местной молодежи еще силен... Он имеет поддержку и среди взрослых».

В Старой Чесноковке того же уезда после докладчика выступил крестьянин из числа солдат-фронтовиков и сказал: «Такое народовластие для нас непригодно... Вот Советы для нас более пригодны, и их надо сохранить во что бы то ни стало» 164.

В связи с тем, что мобилизация в «Народную армию» сорвалась и Комуч был бессилен что-либо сделать, управляющий военным ведомством полковник Галкин опубликовал приказ о мерах борьбы с дезертирами. Он обязал начальников пехотных дивизий и гарнизонов «немедленно организовать особые отряды для поимки беглецов и предания их суду. При отряде сформировать полевой суд для разбора на месте дел о лицах, кои откажутся возвратиться в армию. Вместе с ними мною будут преданы военному суду семьи бежавших солдат за скрытие дезертиров. Тому же суду, как попустители и соучастники, будут преданы составы земства, кои не приняли мер к немедленному возвращению бежавших в свои части» 165.

Чтобы укрепить свое влияние в деревне, эсеры созывали уездные съезды, надеясь таким путем найти опору среди широких слоев крестьянства. Но крестьянские съезды не оправдали надежд эсеров. Так, в селе Тимошкино крестьяне, присутствовавшие на съезде, говорили: «Армия нам не нужна», ибо она «будет защищать буржуев... Не дадим солдат...» 166.

Чтобы поднять авторитет Комуча и земских управ, помочь мобилизации в белую армию, эсеры 1 сентября 1918 г. созвали губернский крестьянский съезд, на котором присутствовало 230 делегатов. Этому съезду придавалось огромное значение. На крестьян была последняя надежда учредиловцев. Председатель губернского Совета крестьянских депутатов эсер, Определенное при открытии съезда заявил: «Раньше мы думали, что пролета-

____

163 ЦГАОР, ф. 671, on. 1, д. 33, лл. 34, 78.

164    Ф. Г. Попов. За власть Советов, стр. 135—136.

165    ЦГАОР, ф. 683, д. 5, л. 122.

166    ЦГАОР. ф. 671, on. 1, д. 33, л. 85.

 

риат будет на высоте призвания, что он поддержит крестьянство в его борьбе с большевистским рабством. Но теперь почти все эти надежды рухнули. Теперь все надежды возлагаются на крестьянство, на одно-единственное здоровое ядро государственности» 167.

Крестьяне — делегаты съезда — говорили совсем о другом. В докладах с мест рассказывалось об ужасах, царящих в деревне, о нежелании идти защищать контрреволюционное правительство, буржуазию, о сопротивлении крестьян мобилизации.

Делегат Натальииской волости Бугурусланского уезда говорил: «Мобилизованные не пошли. Приехал вооруженный отряд, произошло кровавое столкновение. После этого у нас остался какой-то офицер, который обращался жестоко, порол... Наконец, один крестьянин не вытерпел и убил этого изверга».

«Крестьяне не хотят воевать друг с другом и просят во что бы то ни стало прекратить эту братоубийственную войну»,— заявил в своем выступлении делегат от крестьян Еготаевской волости того же уезда.

Выступления с мест показали, что настроение участников съезда революционное. Они открыто заявляли с трибуны: «Долой мобилизацию!». Лидер «учредилки» эсер Климушкин позднее вспоминал, как организаторы съезда прибежали к нему встревоженные, с упавшим настроением, умоляя поскорее явиться на съезд и спасти положение. Но что можно было сделать. Деревня приехала с каким-то новым настроением, с новыми решениями по волнующим нас вопросам».

Действительно, к осени 1918 г. крестьяне Среднего Поволжья поняли, что представляет собой чехо-эсеровский режим. Середняки повернулись в сторону Советской власти. И никакие заигрывания эсеров и меньшевиков уже не могли повлиять на настроения крестьян, не желавших защищать власть буржуазии. Об этом лучше всего свидетельствует следующий факт: из четырнадцати с половиной тысяч мобилизованных на призывной пункт явилось только полторы тысячи человек, да и эти вскоре дезертировали 168.

Пройдя через этап колебания, трудовое крестьянство на собственном опыте убедилось, что единственный надежный союзник, защитник их интересов и руководитель — это рабочий класс во главе с Коммунистической партией. «Там, где нет большевиков,— говорил В. И. Ленин,— и господствуют чехословацкие власти, мы наблюдали такое явление: сначала чехословаков встречают чуть не как избавителей, но через несколько недель господства этой буржуазии замечается громадный поворот против чехословаков за Советскую власть, потому что крестьяне

____

167 ЦГАОР, ф. 671, on. 1, д. 33, л. 85.

163 Архив ИГВ, ф. 3, on. 1, папка 15, д. 232, л л. 20—21.

 

начинают понимать, что все фразы о свободе торговли и об Учредительном собрании означают только одно: власть помещиков и капиталистов» 169.

Именно к этому выводу пришли крестьяне Среднего Поволжья.

____

169 В. И. Лени н. Поли. собр. соч., т. 37, стр. 16—17.

 

К содержанию: Гражданская война в среднем поволжье