Карта сайта

От переводчика: 

  1. ВЕСЬ курсив в тексте мой. Если мои комментарии покажутся чересчур навязчивыми или вовсе лишними, не обессудьте – у меня право первой ночи.
  2. Почувствуете стилистическое несовершенство, снова не обессудьте – автор оригинала, (при всем моем почтении к его литературным талантам) РУССКИЙ писатель, а язык оригинала - итальянский, причем вековой давности. Тем не менее, стопроцентное фактологическое соответствие перевода оригиналу я гарантирую.

Моя нумерация страниц приведена строго по их количеству в скане. Авторская нумерация в оглавлении по какой-то причине (возможно, полиграфического свойства) неверна.

Все гипотетически возможные претензии к качеству перевода, пожалуйста, сюда: agk8@ro.ru

  1. На перевод брошюры меня раздраконил вот этот пост ДЕГа
  2. Оригинал текста взят на рутрекере . Туда же кладу перевод.
  3. Фотопортрет автора «Большевиков» Михаила Константиновича Первухина

 

Царствие Небесное ему и миллионам других, заблудившихся и безвестно пропавших русских…

 

Михаил Константинович Первухин - Большевики

 

 

С предисловием профессора Петроградской Академии наук Е. Шмурло

 

( член-корреспондент Российской академии наук, профессор Санкт-Петербургского университета Евгений Франциевич Шмурло )

 

ИЗДАТЕЛЬ

 

Nicola Zanicheli. I.

 

Болонья

Отпечатано в 1918 г.

 

Собственность автора

 

Издано с полиграфическим качеством

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

  

Кто такие «большевики» или по-другому, максималисты?

Кто эти господа, поставившие все с ног на голову, причиняющие огромный вред России и даже ухитрившиеся продать российский народ его злейшим врагам, немцам?

Вопрос совсем не лишний, как может показаться на первый взгляд.

Давайте, поищем ответ у самих максималистов.

Однажды, в момент откровения, их лидер, печально известный Ленин, - а кто сомневается в его компетентности? - дал следующее определение: «на одного настоящего максималиста приходится 39 каналий и 60 идиотов».

Невозможно охарактеризовать этих людей с большей точностью и справедливостью. Они сами бесстыдно раскрывают свою истинную внутреннюю сущность.

 

-7-

 

Их нельзя рассматривать, как людей представляющих некую идею или тенденцию политической доктрины: вроде социализма, клерикализма, либерализма и т.д.; нет, они просто банда жестоких преступников, которые сумели захватить власть, - в момент слабости, в момент всеобщего умопомрачения - в России, которую затем предали.

 

Можно было бы подумать, что один упомянутый процент представлен самим "идеологом" Лениным, но этого разумеется слишком мало, потому что в таком случае его "идея" просто растворилась бы, как капля воды в океане, даже не загрязнив его.

 

В последнее время соотношение между этими группами изменилось: Россия, ошеломленная первыми жестокими судорогами, застенчиво прячет глаза и хочет понять, что является их причиной – рост числа "идиотов" или наступающие фаланги «каналий».

 

Вы что-нибудь знаете об этом, о мои читатели, «большевики»-максималисты?

 

Я знаю, что вы - не политическая партия, не общественное движение, представляющее демократическую и революционную Россию (как продолжают верить многие и особенно американцы); нет – вы просто банда головорезов,

 

-8-

 

которые получили возможность подняться из придонного ила на поверхность и захватить власть, благодаря исключительно удачным обстоятельствам!

 

Вместо зрелища этих людей, получающих справедливое и весьма суровое наказание за все то зло, что они причинили России, мы, напротив, вынуждены наблюдать зрелище, предлагаемое нам этими бандитами, незаконно удерживающими власть, произвольно решающими судьбу множества невинных и, по-прежнему, вредно влияющими на ход мировой войны.

 

Прочтите эту книгу и убедитесь, что эти господа, в ином приятном сценарии, намного лучше смотрелись бы в роли маньяков в кабинете психиатра, нежели сейчас, в кресле какого-нибудь министра.

 

В их понимании, чужой собственности не существует: грабеж и насилие являются обычным средством обмена. Вчера, когда они чувствовали личную угрозу, они противились смертной казни; но сегодня они являются ее пылкими адвокатами, потому что веревка и свинец, оказывается, очень удобные средства, для избавления от неудобных врагов. Как гласит одна готтентотская мораль: "Плохо, если у вас похитили жену; однако, хорошо, если вам удалось похитить чужую".

 

-9-

 

Также следует отметить, что все свои действия они осуществляют предусмотрительно, скрываясь под псевдонимами; ни один из них, начиная с Ленина и Троцкого с его альтер-эго, не представлены под своим настоящим именем. Может, поступать так, их заставляет сохранившаяся у них капелька скромности, позволяющая им осознавать всю чудовищность творимого ими?

 

Я так не думаю. В литературе или на сцене псевдонимы приемлемы, но укрытие под чужим именем на политической арене является прямым свидетельством осознания собственной безнравственности.

 

Нет уж, господа, прочь маски! Эта книга станет памяткой по срыванию масок. Автор представляет в ней серию портретов, взятых из жизни; многие главные герои в значительной степени ему известны лично, что придает еще большую ценность его наблюдениям и зарисовкам. Среди этих портретов есть возможно два или три, которые не рассматриваются полностью в рамках концепции "большевиков", но по своей природе они слишком тесно связаны с последними, чтобы считать их сильно отличающимися.

 

Эти впечатления не были записаны одномоментно и внезапно, книга создавалась постепенно, по мере возможности, и впервые выходит в печать,

 

-10-

 

поэтому теперь, когда все заметки собраны под одной обложкой, вы можете заметить отсутствие единства и сплоченности между ее различными частями; но это лишь очевидный дефект. Вся книга пронизана одной мыслью, которая находит свое полное выражение в последней главе.

 

Надеюсь, мои слова убедили вас, что этот труд достоин особого общественного внимания.

Пришло время рассеять ореол вокруг максималистов, пришло время, чтобы разоблачить их и показать этих "героев" во всей их отвратительной наготе.

 

РИМ. Август 1918.

Е. Шмурло

 

профессор Академии наук в Петрограде.

 

-11-

 

Пустая страница

 

-12-

 

I.

Большевики и мировая война

 

-13-

 

Пустая страница

 

-14-

 

Некоторое время назад вспыхнула война. Мировой войны. Война, не имеющая примера в истории человечества. Она была начата Германией, а порождена Австрией.

 

Германия назвала "никчемной бумажкой" международный договор, гарантировавший нейтралитет Бельгии.

 

"Нужда не знает заповедей"! (наверное, у этой пословицы есть более адекватный перевод).

 

Немцы вторглись в Бельгию, уничтожив Lovanio.

 

Австрийцы, вторгшись в Сербию, истребляли беззащитное население, иногда хороня своих жертв еще живыми.

 

Турки уничтожали армян. Более полумиллиона армян уже убиты. Тысячи армянских женщин были изнасилованы и если затем не убиты, то проданы в рабство первому встречному.

 

-15-.

 

В те дни, двое мужчин – «большевистский мессия» Владимир Ленин-Ульянов и его апостол Зиновьев-Апфельбаум - оказавшись в Женеве, хорошо разбираясь в происходящих мировых событиях, решили сформулировать взгляд большевиков на происходящее, а также уточнить большевистскую тактику.

 

Сказано-сделано. В 1915 г. от Рождества Христова, в Женеве появилась новая брошюра на русском языке под названием "Социализм и мировая война» (В ПСС – «Социализм и война»).

 

Я не знаю, переведен ли уже этот плод гения господ Ленина и Зиновьева на итальянский язык. Но я точно знаю, что содержание таково, что за исключением небольшого куска, мы не найдем во всей, даже прошедшей цензуру, немецкой буржуазной прессе работы, которая была бы более вдохновлена немецким Генштабом.

 

Я не шучу и сейчас попытаюсь процитировать несколько высказываний этих известных авторов - Ленина и Зиновьева.

 

"Это правда, что Германия в 1870-71 ограбила Францию, но это не меняет истинный смысл истории франко-прусской войны: она освободила десятки миллионов немцев от гнета двух деспотов, то есть, русского царя и императора Франции Наполеона III " (стр. 4).

 

И эти строки пишет Ленин - философ, историк, ученый, социолог.

 

-16-

 

Конечно, Ленин-Ульянов и Зиновьев-Апфельбаум, социалистические экстремисты, поскольку они признают институт войны, как «войны для защиты отечества»; т.е. войны оправданной, войны, цель которой – самозащита, оборона.

 

"Если сегодня, - говорит Ленин-Зиновьев, - Марокко "объявит войну Франции, Индия - Англии, Персия или Китай - России, это будет абсолютно справедливо ". (стр. 5).

 

Мой читатель может вспомнить, конечно, что в газетах Lokal Anzeiger, Vossische Zeitung, Berliner Tageblatt и т.д. неустанно повторяется и повторяется одно и те же: сегодня все военные действия против Франции, Англии, Италии, России, являются справедливыми. И, напротив, война против Австрии и Германии является несправедливой.

 

То, что Ленин-Зиновьев думают именно так, а не иначе, подтверждается тем фактом, что в их «брошюре» нет ни строки, дающей основание для противостояния Дании и Эльзаса против Германии, Сербии или Румынии против Австрии, армян против Турции.

 

Молчание в этом случае, пожалуй, более красноречивым, чем слова этих господ. И молчание, и слова господ Ленина-Зиновьева очень ясно указывают, где находятся их симпатии. Их голоса теплеют, только когда они со всей строгостью уязвляют поведение Антанты.

 

-17-

 

"Англия захватывает воровским путем немецкие и турецкие колонии, а Франция стремится в Эльзас-Лотарингию!». (стр. 9).

 

Но, ужаснее всего, с точки зрения Ленина-Зиновьева, ведет себя России. О Россия, разбойник, хищник!

 

"Царизм - вещают авторы - ведет войну «c целью аннексировать Галицию», чтобы окончательно «удушить свободу украинцев», чтобы «захватить Армению и Константинополь»! (стр. 9).

 

И это пишут ученые, которые знают историю наизусть, знают основы существования Турции! Они сожалеют о судьбе Турции уже после массовых убийств армян, после того, как армяне, приняв участие в войне, предпочли союз с «хищным разбойником Россией», а не с Турцией – «бедной жертвой свирепых разбойников»!

 

Ленин знает, почему разразилась мировая война: это - соперничество великих держав за обладание колониями. И если бы колониальный вопрос был решен к удовлетворению Германии, мировая война прекратилась бы немедленно. И немцы, а точнее – «германские империалисты, сразу освободили бы страдающую Бельгию...». И не только Бельгию, но, как

 

-18-

 

говорят Ленин и Зиновьев, - "Бельгию и пр.", деликатно произнося это самое «и пр.». (стр. 7).

 

Война, которая ведется Германией - уверяют нас без тени смущения Ленин и Зиновьев (стр. 7), ведется с точки зрения права всех народов существование - ведь Германия имеет меньше колоний, по сравнению с количеством колоний ее соперников - Англии и Франции.

 

Да, конечно, когда англо-французская буржуазия тоже обманывает свои народы говоря, что война ведется в защиту Бельгии, она просто тонко и очень искусно скрывает свое стремление по «..сохранению награбленных ею непомерно колоний…».

 

В тоже время, правдой является и то, что Германия ведет войну не с целью освобождения угнетенных народов, - признаются Ленин и Зиновьев, - но «...за угнетение наций». (стр. 7).

 

Таким образом, существует и ли разница между Англией, Францией и Германией?

 

Для Ленина и Зиновьева разница абсолютно незначительна: Англия и Франция - это «старые обожравшиеся разбойники», чрезвычайно разбогатевшие за счет грабежей, а Германия является грабителем молодым. Вот и вся разница. (стр. 7).

 

Ни на секунду господам Ленину и Зиновьеву не приходит в голову идея помочь французам и

 

-19-

 

англичанам. Вся их симпатия направлена на Германию. Они упорно отстаивают идею помощи Германии. И только после долгой и упорной борьбы в беспокойной душе, стиснув зубы, Ленин-Зиновьев заявляют:

 

«Не дело социалистов помогать более молодому и сильному разбойнику (Германии) грабить более старых обожравшихся разбойников» (стр. 7).

 

Летом 1917 года петроградский «Совет» Там, в котором было сильно влияние большевиков и их левых сообщников - революционных социалистов, готовился послать своих делегатов на планировавшуюся международную социалистическую конференцию в Стокгольме. Для передачи делегатам конференции был разработан некий "наказ".

 

Профессор Павел Милюков, изучив этот исторический документ, объявил что его авторы сделали все возможное, чтобы "обеспечить интересы ... австро-турецко-болгарско-немецкой стороны и снизить ее риски. Но я не вижу, где этот "наказ" говорит о "российских интересах! Зато я вижу здесь предательство".

 

Видно, что еще задолго до этого «наказа», упомянутая выше брошюра Ленина и Зиновьева, честно показала, что российские, французские, английские,

 

-20-

итальянские интересы не существуют, а интересы есть только у австро-германцев.

 

Таким образом, авторы патетически утверждают:

 

"…нельзя помочь Бельгии иначе, как помогая душить Австрию или Турцию и т. д.!». (стр. 9).

 

Слава Австрии! Слава Турции! Да сгинет Бельгия!

 

Ленин и Зиновьев остаются верными своей точке зрения в течении полутора лет после того, как была опубликована их работа, в которой они почти не скрывали своих симпатий к центральным державам; сейчас эти двое появились в революционной России, с целью подготовки ее к отказу от борьбы против Германии и Австрии.

 

Вот так, через полтора года, эти господа готовы присоединиться к немцам, против бывших союзников.

 

Измена долго зрела, прежде чем вылупиться из яйца. Но она не должна быть доведена до конца.

 

-21-

 

Пустая страница

 

-22-

 

II. Большевики и пораженчество.

 

-23-

 

Пустая страница

 

-24-

 

Комплекс (цикл) большевистских идей не очень большой. Их теория достаточно проста. И этот недостаток идей, это упрощение обеспечивает большевикам легкий успех именно там, где существует самый низкий уровень культуры, там, где существует масса неграмотных и невежественных простаков.

 

Большевизм никогда не имел успеха среди народных масс Англии и Франции, т.е. в государствах с грамотным населением, с большим опытом политической жизни. Большевизм имел некоторый ограниченный успех в Италии. Большевизм победил в России, где, начиная с восьмидесятых годов, до сегодняшнего дня, огромный процент населения является неграмотным.

 

Но каковы же идеи большевиков?

 

-25-

 

В первую очередь, декларируется идея, что «пролетариат не имеет и не должен иметь родину».

 

Из этой идеи рождается другая, относительно мировой войны:

Исход мировой войны влияет на пролетариат, лишь с точки зрения возможности для того, «чтобы воспользоваться преимуществами общей ситуации» и сделать все, чтобы «…безусловно бороться за полное …. единство рабочих угнетенных и угнетающих народностей".

 

Очень логично большевики объявляют священным долгом социалистического пролетариата стремление к военному поражению своих государств.

 

С точки зрения большевиков, мировая война - это просто реакционная война между буржуазией различных стран, направленная на предотвращение опасности всеобщей революции. (стр. 16).

 

Так, Ленин и Зиновьев, в своей брошюре «Социализм и война» утверждают:

 

«Революционный класс в реакционной войне не может не желать поражения своего правительства…» и «…серьезная агитация против войны … социалистов “ослабляла военную мощь” соответственных правительств, но такая агитация была заслугой социалистов».

 

Эта же мысль повторяется на стр. 45:

 

«..большевики желают поражения России и уничтожения путем революции самого духа «реакционной государственной монархии…».

 

-26-

 

Следуя здравой логике, после мартовской революции, обрушившей монархию, большевикам пришлось изменить свою точку зрения, потому что военное поражение грозило делу свободы в России.

 

Большевики не смогут отрицать, что уничтожение монархии в России был только одним пунктом их программы, первым шагом на пути к классовой войне.

 

Они прибыли в Россию, проехав через Германию, с намерением осуществить все свои программы. Мы знаем, что Ленин, Троцкий и Ко получили от немцев деньги, необходимые для их гнусного дела, что они были наняты для этого дела Германией.

 

Но этот факт не исключает возможности присутствия среди них отдельных, индивидуально честных людей: да, они взяли – и это правда - немецкие деньги, но не для себя, а для своего дела! Они считали, что использование миллионов немецких марок для выполнения социальной революции в России не было бесчестным и предосудительным актом.

 

И именно эти миллионы марок чудесно послужили торжеству большевиков в России, точнее, как мы увидели, торжеству Германии.

 

-27-

 

Я пишу эти строки в то время, как Россия голодает и весь народ, или, вернее, все русские люди страдают безмерно, в то время, как все еще оправданным и честным остается вмешательство союзников в дела России, потому что теперь всем понятно, что русские были преданы и проданы большевиками немцам.

 

Но как большевики смогли одержать победу в России? Где они нашли в себе силы, чтобы уничтожить колоссальную империю? Где они нашли в России союзников и пособников?

 

Это нам объясняет краткая история т.н. "Великой русской революции».

 

Эллины, дабы покорить Трою, обманом ввели в осажденный город деревянную лошадь с горсткой солдат. Большевики, чтобы завоевать Россию, построили своего "троянского коня" - свою простую политическую программу: немедленный мир, землю крестьянам, заводы рабочим, банки пролетариям, дома жильцам и т.д.

 

Когда вспыхнула революция, Россия имела почти восемь миллионов вооруженных солдат. Несколько миллионов из них были долгое время в тылу, вне боевых действий и не сражались на передовой. Эти миллионы людей, плохо вооруженных и плохо обеспеченных солдат чувствовали страшную усталость после трех лет войны. В лесистой местности в глубине страны вероятно,

 

-28-

 

скрывались еще миллионы дезертиров.

 

Первое Временное правительство (Львов-Гучков-Милюков), хорошо понимая, что произойдет с Россией в случае военного поражения, настаивали на необходимости продолжать войну, обещая даже усилить ее.

 

Большевики же пообещали уставшим и разочарованным неграмотным солдатам вернуть немедленный мир "истинно демократическим" и простым способом: сложить оружие, покинуть окопы и идти домой.

 

До появления этой программы солдаты боялись наказания за дезертирство и засад. Но как только эта пацифистская программа была провозглашена большевиками, они получили сразу миллионы членов.

 

Яд, введенный в изобилии в тело армии, он уничтожил ее.

 

Временное правительство Львовского-Милюкова и что из-Керенского Львовского и Керенского и Ко, оказались в затруднительном положении, препятствуя крестьянской (солдатской) массе в возвращении в землю обетованную, требуя от нее терпения, пока проблема не будет решена Учредительным собранием.

 

Большевики и их пособники - левые социал-революционеры массово призывали сельское население к "немедленным действиям". И миллионы крестьян, 80 процентов из которых неграмотны, невежественны, глупы,

 

-29-

 

пошли под знамена большевиков и максималистов, эгоистично подстрекавших всю эту темную, доверчивую массу, на свирепый бунт.

 

Революция освободила из сибирской ссылки более 300 тысяч осужденных. Вся эта масса профессиональных воров, грабителей, дегенератов, пришла под знамена большевиков, поскольку большевики гарантировали их безнаказанность.

 

Добавьте сюда тысячи германских агентов, шпионов, агентов бывшей охранки, всегда собирающуюся толпу зевак и сочувствующих и у вас получится настоящая армия или, скорее, «огромная орда», которая пошла с большевиками на завоевание России.

 

Летом 1917 года мой друг Григорий Петров, популярный русский писатель, независимый от социалистов, писал мне:

 

«Все говорят, что в России царствует анархия. Не думаю, что это так! Да царствует, но не анархия, а «onarchia». От греческого слова "onarchos" - осел».

 

«Все считают, что доминируют про-большевистские настроения. Я не думаю, что это так! - большевики просто вцепились во власть зубами и думают только о ее удержании.

 

И если сегодня толпа марширует под знаменем Ленина, Троцкого и их компаньонов, это совсем ничего не значит, все эти люди вовсе не стали настоящими большевиками

 

-30-

 

или меньшевиками: удержание (контроль власти) остается удержанием. Это удержание власти является неотъемлемой частью союза народа с большевиками и только оно является гарантией безнаказанности последних".

 

Через год после этого письма, знаменитый революционер Бурцев вспоминает слова самого Ленина, произнесенные очень давно:

 

«На каждого истинного большевика в моей партии приходится 60 идиотов и 39 мошенников».

 

Ленин тогда был очень скромен: но время идет и теперь он смело может сказать, что в его партии, которая сейчас доминирует в России, продает страну по частям немцам и бесчестит её, поливает грязью и грабит, на каждого истинного большевика приходятся те же 60 идиотов, но уже 939 преступников.

 

Я - русский. Я люблю свою несчастную родину. Я журналист по профессии. Я не связан с какой-либо существующей ныне политической партией в России. Я никому не слуга, я свободен. И как свободный человек в свободной стране, я говорю откровенно то, что я думаю.

 

Я написал эту книгу в тяжелых условиях, одновременно работая для итальянской газеты, в тот исторический период времени, когда шторм бушует на моей родине, развивается эпическая трагедия, в то время как на политической сцене появляются, а затем исчезают трагические тени.

 

-31-

 

Никто не может оставаться холодным и бесстрастным, наблюдая эту трагедию, наблюдая происходящее. Никто не сможет работать, сохраняя при этом спокойствие и равнодушие.

 

Поэтому, вполне естественно, моя работа не может быть застрахована от ошибок.

 

Независимо от этого я надеюсь, что итальянский доброжелательный читатель простит все недостатки моей книги, памятуя, что "человеку свойственно ошибаться" и что ошибки простительны, если они честны.

 

-32-

 

III.

 

ПОРТРЕТЫ

 

-33-

 

Пустая страница

 

-34-

 

Ленин

 

История, как мне кажется, не знала ранее другого такого примера великой страны, занимающей одну шестую часть земной поверхности, с населением почти в 170 млн. душ, управляемой кликой людей, которые скрывают свои настоящие имена под более или менее литературными псевдонимами, ревниво скрывающими от русского народа как происхождение свое, так и свое моральное родство с врагами России.

 

Мировая пресса вынуждена с начала 1917 года почти ежедневно повторять имена Ленина, Троцкого и реже имена их последователей: Зиновьева, Каменева, Луначарского, Урицкого, Ганецкого, Коллонтай, Парвуса и т.д.

 

Вокруг этих имен уже создано несколько более или менее фантастических легенд и лишь немногие, даже среди русских,

 

-35-

 

знают истину, знают настоящее происхождение этих почти мифических персонажей - людей, еще несколько месяцев назад, совершенно неизвестных всей массе русского народа.

 

Если они и могли ранее похвастаться очень небольшой, определенной популярностью, то исключительно в немногих социалистических иностранных кругах, в том числе, и среди российских политических беженцев, особенно в Швейцарии.

 

Все анархическое движение, которое уже привело несчастную Россию к самым страшным последствиям, к позору и беспрецедентному предательству, связывается с именем своего главаря: Ленина. Давайте попробуем разглядеть его поближе.

 

Еще вчера, говоря о Ленине, какой-то итальянский журналист называл его, то ли "Цедербаум", то ли "Цедерблюм", повторяя общую сегодняшнюю ошибку, но нет - настоящее имя Ленина - Ульянов.

 

Ленин (Ульянов) это человек пятидесяти лет. Это не подданный Германии или иного государства, как утверждают некоторые, и даже не польский иудей, как утверждают другие, нет, это настоящий русский, «дворянский сын», т.е. "благородный", богатый, родившийся и выросший в Москве.

 

Еще очень молодым, Владимир Ульянов, вместе со своим старшим братом, студентом университета, совместно много работал как пропагандист социализма среди рабочих Москвы.

 

Достаточно быстро они были обнаружены и арестованы.

 

-37-

 

Владимир, гимназист, вскоре был освобожден из-за отсутствия доказательств; его брат-студент, был сослан в Сибирь, где был убит надзирателями при попытке побега.

 

С тех пор, молодой Владимир Ульянов, будущий «Ленин», посвятил всю свою жизнь наиболее экстремистским формам революционной пропаганды. Среди его друзей, Ленин, в дополнение к известному псевдониму, имел вторую характеристику – прозвище "Пугачев", в память о знаменитом повстанческом атамане яицких казаков, которому, на короткое время, едва не удалось повергнуть российскую монархию времен императрицы Екатерины II.

 

Западному читателю необходимо пояснить, что известный Емельян Пугачев, умерший на виселице 145 лет назад, был не столько политическим революционером, сколько настоящим бунтарем, кровожадным безумцем, зверем в человеческом обличье, что его движение за освобождение миллионов крестьян от рабства и крепостничества, едва начавшись, почти сразу же переросло в бурю анархии, стало гигантским процессом разрушения и уничтожения, самым низменным способом борьбы против государства, против порядка, как такового.

 

Ленин-Ульянов - это второе издание этого бунтаря, легенды всей России.

 

-38-

 

Вступив в российскую социал-демократическую партию в момент ее появления на свет, Ленин -"Пугачев" сразу же постарался создать в ней левое крыло. Один из более или менее добросовестных социалистов, известный ученый и социолог Георгий Плеханов, ученик Маркса, сразу увидел опасность пропаганды Ленина и ленинцев, боролся против этого движения, утверждая, что Ленин стремится к не социализму, а скорее к анархизму, однако, за очень короткое время Ленин достиг большого успеха, особенно среди рабочих Петрограда, предпочитая для своей агитации два крупнейших металлургических завода Петрограда, «Путиловский» и "Обуховский".

 

Эти две крепости ленинизма хранили верность своему лидеру в течении двадцати лет и когда весной 1917 года вспыхнула революция, они не могли не предоставить почти безусловную поддержку анархистского движения Ленина.

 

В последние годы, Ленин, чтобы избежать преследований российской политической полиции, жил как частное лицо-иностранец в Швейцарии, где официально представлял фракцию "большинства" или "экстремистов", или т.н. "большевиков" в интернациональной организации – Русской Социал-Демократической партии.

 

После начала мировой войны Ленин призвал другого итальянского

 

-39-

 

экстремиста, эсера Виктора Чернова (Vittorio Cernow) и они оба получили помощь от швейцарско-немецких интернационалистов Платтена (Platten), Мюнзенберга (Münzenberg), Гримм (Grimm), Грейлиха (Greulih) и других, в установлении контакта с правительствами Центральных держав.

 

В свою очередь, эти правительства обеспечили им самую горячую поддержку, в том числе финансовую, - для революционной пропаганды среди русских солдат, как заключенных в европейских концлагерях, так и в самой России. Эта интенсивная деятельность продолжалась вплоть до русской революции марта 1917 года.

 

(Интересно, ленинцы вербовали кого-нибудь в концлагере Траунштайна (Traunstein ), в Баварии, где в 1919 г. дубаком был сам Адольф, а в 1927 г. рядом с которым (в Марктле) родился Бенедикт VIII, Ратцингер?)

 

Тогда, с помощью Платтена, Гримма, Грейлиха и других швейцарских друзей, Ленин сформировал первую группу из русских эмигрантов (беженцев?), исключительно экстремистских наклонностей, - «перейдя красную черту» - через Германию, прибыл с триумфом в Петроград, где с первого дня начал ужасную и порочную пропаганду среди петроградских рабочих, пытаясь поднять их на восстание против Временного правительства.

 

Навязчивая идея Ленина предельно проста: "Пришла пора мировой социальной революции. Хотите вы или не хотите, сигнал уже подан, скоро весь мир окажется во власти сознательного пролетариата и человечество будет жить в раю".

 

В соответствии с этой идеей, Ленин открыто декларирует, что все средства хороши, если они служат конечной цели. В ответ на обвинения, выдвигаемые против него настоящими социалистами

 

-40-

 

и всей буржуазной русской прессой, что, мол «он поднял чернь, не погнушавшись получить деньги от немецкого правительства», Ленин, не отрицая этого факта, несколько раз публиковал статьи, исполненные призывов к насилию, в которых он говорит буквально следующее: «И я, и мои друзья абсолютно равнодушны к происхождению денег.

Средства есть у кровавой буржуазии, которая грабит наемного работника. Поэтому, работник имеет святое право изымать эти деньги, с тем, чтобы затем использовать их против буржуазии».

 

На открытом заседании в Петрограде, в июне 1917 года, один из оппонентов спросил у Ленина в упор:

 

«Вы уверены, товарищ Ленин, что среди ваших сторонников нет провокаторов царского режима, или, что еще хуже, немецких шпионов, замаскированных под социалистов?»

 

"Вы далеки от истины! - быстро ответил Ленин. - Я действительно уверен в наличии немецких шпионов в моем окружении. Но разве это важно? Кайзер, помогая развитию русской революции, надеется на проигрыш русских реакционеров. Тем хуже для него! Я уверен, что искры русского костра полыхнут в самой Германии и спалят трон Гогенцоллернов! Поэтому, я использую помощь немецких агентов. Мне все равно, кто помогает мне. Пусть просто помогает!».

 

-40-

 

* * *

Внешне, Ленин-Ульянов - истинный восточно-славянский тип: среднего роста массивный блондин, лысый, с неправильными чертами лица, широким лбом, маленькими светлыми глазами и чересчур слабыми челюстями.

 

Весь его облик таков, что делает Ленина очень хорошей моделью для карикатуриста. В выражении его лица есть немного юмора, но юмора своеобразного. Немцы называют такого рода настроение характерным именем: galgenhumor - "юмор висельника".

 

Русские недоброжелатели любят, описывая негативные черты Ленина, подчеркнуть его длинный, огромный нос - мягкий, бесформенный и красный; короче говоря, как будто проспиртованный. Но Ленин не алкоголик; наоборот, это трезвенник, спартанец и почти аскет.

 

В среде российских политэмигрантов Ленин всегда был известен своей, почти легендарной, скромностью обычаев и привычек; он всегда жил в дешевом жилище, между бедных студентов. Он всегда одевался скромно и очень непритязательно. Он всегда скудно питался, иногда отказываясь посещать даже студенческие заведения. Он обнаружил, что там едят слишком много - "по-буржуазному", и потому придется много тратится.

 

Единственная роскошь, которую всегда позволял себе Ленин, это книги.

 

-41-

 

Более половины своего заработка он тратил на приобретение книг для формирования богатой личной библиотеки.

 

Ленин ученый. Ленин эрудит. Ленин писатель и преподаватель. Ученый, эрудит, писатель-социалист. Вне социализма, он не видит для себя иного занятия или призвания. Весь комплекс социалистических идей слился в Ленине в один фокус: немедленного установления социалистического строя. Если для этой цели ему придется взорвать весь земной шар и это будет осуществимо, он сделает это не колеблясь.

 

Научное значение теоретических построений Ленина мне сложно оценить. Но я знаю, что один из самых влиятельных современных ученых-социалистов, земляк Ленина, уважаемый Георгий Плеханов не придает почти никакой ценности трудам Ленина. Напротив, Плеханов считает, что Ленин длительное время неверно трактует истинный марксизм, а иногда прямо искажает учение Карла Маркса.

 

Плеханов, Мартов и другие марксисты убеждены, что Ленину явно не по пути с марксизмом. Он утопист, фантазер, не более того. Но не следует забывать, что этот фантазер - это утопический «Пугачев», агрессивный по природе, темпераментный демагог, преисполненный ожесточенной веры. Он остается таковым даже в своих письменных трудах. Это не просто статьи и книги,

 

-42-

 

но ожесточенная война, крик, призыв к жестокости. Когда Ленин встречает любое сопротивление, даже со стороны социалиста, он волнуется и начинает кричать, ругаться, проклинать.

 

Просматривая газеты, где Ленин публиковал свои статьи, где он начинал полемику со своими оппонентами, вы видите на каждом шагу, что Ленин, пытаясь обыграть своих противников, не знает границ приличий. Все средства хороши, чтобы достичь цели: наглая, бесстыдная ложь, ожесточенная клевета, нелепые обвинения, циничное вмешательство в интимную, личную жизнь оппонента.

 

Отвечая русским, которые упрекали Ленина в привычке копаться в чужом грязном белье, тот сказал:

 

"Для того, чтобы уничтожить врага все средства хороши. Святая цель освящает любые средства".

 

Максим Горький, который долгие годы был в дружеских отношениях и вел совместные дела с Лениным, в ноябре 1917 года дал следующее описание особенностей Ленина - политика:

 

"В. И. Ленин, - писал Горький - вводит в России социалистический строй по методу Нечаева (известный социалист-заговорщик периода с 1860-х до 1870 гг.), а именно: «на всех парах, через болото»."

 

По словам Горького, полагая себя истинным Наполеоном, Ленин совершает большие и маленькие сумасшедшие поступки, которые определенно приведут к разрушению России.

 

-43-

 

Невозможно отрицать, что Ленин человек необычайной силы. В течение двадцати пяти лет подряд он находится в первых рядах борцов за торжество социалистической идеи. Безусловно, он является одной из самых ярких фигур мировой социалистической демократии.

 

Этот "гений", обладает всеми качествами вождя и не знает, что такое мораль.

Конечно Ленин, как истинно великий господин, презирает жизнь народных масс и это отношение осложняется тем, что Ленину совершенно неизвестна настоящая народная жизнь.

 

Ведь Ленин не знает, что такое люди. Он никогда не жил среди народа, в тесном контакте с ним. И почерпнуть это знание народных масс из книг, понять народ, он также не мог.

 

Но именно это обстоятельство дает ему возможность расшевелить гнев низших инстинктов рабочего класса.

 

Чем объясняется популярность господина Ленина среди широких масс? Ведь они значат для него не больше, чем масса металла для слесаря.

 

Достаточно ли возможностей нашего нынешнего «металла» для установления социалистического строя? Я думаю, что это абсолютно невозможно.

 

Но почему бы не попробовать? Чем лично рискует великий человек Ленин, Владимир Ленин, ввергая людей в этот социальный эксперимент?

 

В этом случае, рискуют только массы, презираемые Лениным, сам Ленин ничем не рискует, ведь, когда "поезд пройдет на всех парах через болото", все участники эксперимента будут просто уничтожены .... ".

 

-44-

 

Поведение Ленина в связи с началом революций в марте 1917 года вполне соответствует его политическим взглядам.

 

Оказавшись в Петрограде, Ленин, дабы рассеять миллионы немце, сразу же организовал реальную силу – армию сторонников, набрав ее из числа жителей столичных трущоб, перебежчиков, обычных преступников, бежавших из Сибири, бывших заключенных городских тюрем и группы так называемых большевиков -"анархистов" (какая-то околесица, но именно так в оригинале).

 

При помощи этой толпы, без особых колебаний, он занял дворец Кшесинской – танцовщицы, сверкающего бриллианта в короне имперского балета, бывшей любимцы (любовницы?) великого князя и разместил в нем Генеральный штаб экстремистских сил.

 

После неудачной попытки свержения коалиционного правительства в июле, когда Ленин был вынужден бежать и прятаться, владелец здания обратился в суд обвинением и требованием компенсации в размере более 500 000 лир за причиненный дворцу ущерб, из которого исчезли драгоценности, картины, бронза, почти вся мебель, постельные принадлежности и множество икон.

 

* * *

Снова оказавшись в России, в уже советском Петрограде, Ленин поначалу имел очень ограниченный успех, поскольку почти все депутаты Совета из солдат и, по крайней мере, три четверти депутатов-рабочих не хотели слышать интернациональный пропаганду, не хотел предавать союзников и заключать сепаратный мир с немцами.

 

-45-

 

Особенно враждебно относились к Ленину солдатские депутаты знаменитого Преображенского полка, Волынского, Литовского, а также казаки. Если в этих условиях, Временное правительство Керенского видя накапливающуюся в обществе революционную энергию, признавая опасность В. И. Ленина и его анархической пропаганды, понимая, что дальнейший прогресс этой пропаганды может погубить Россию и сделать ее рабом немцев, не предприняло никаких энергичных мер, - то это правительство идеалистов, – я говорю - что нужно было принимать самые строгие меры, чтобы уничтожить заговорщиков прямо в их гнезде, где они взрастили и выпестовали предательство союзников.

 

Ведь почти весь состав партии эсеров с негодованием выступал против Ленина, вся армия молила о наказании для него. Но Керенский, этот позер, раб слов, раб социалистических формул, не осмелился на этот поступок, поскольку не нашел в себе нужной энергии.

 

В то же время, Ленин, обладая огромными суммами немецких денег, предоставленными в его распоряжение Ганецким в Стокгольме и госпожой Суменсон (Suemenson) в Петрограде, набрал тысячи пропагандистов, основал массу экстремистских газет, листовок и принялся распространять яд, уделяя особое внимание солдатской массе.

 

-46-

 

 

И вот, постепенно, даже лояльные власти Преображенский, Волынский и Литовский полки стали инфицироваться результатами подрывной деятельности Ленина.

 

Ленинцы быстро и открыто готовили переворот. После нескольких конфликтов с экстремистами, видя исходящую от них неизбежную опасность, Керенский попытался вместе с Корниловым, уничтожить влияние «большевиков».

 

То, что произошло потом, до сих пор оставалось и остается загадкой. Сейчас известно и важно лишь то, что Корнилов был объявлен государственным изменником.

 

Итак, переворот Корнилова с треском провалился.

 

Легкая победа против этого наивного патриота ускорила ультра-революционную вспышку.

 

Почти везде местные Советы перешли под контроль экстремистов, так что правительство Керенского потеряло в них последнюю поддержку, в то время как сам Керенский утратил популярность и влияние на население.

 

В этот момент, загадочный "Центральный комитет большевиков" снова призывает Ленина, который скрывался неизвестно где; Ленин появляется в Петрограде и накануне созыва Учредительного собрания осуществляет новый переворот силами "большевиков",

 

-47-

 

кровью заливая улицы Петрограда. Учредительное собрание передает власть в кровавые руки Ленина и его соратников. И вот вам правительство страны, состоящее из анонимов.

 

Шесть или семь лет назад на встрече российских политэмигрантов в Берне, в присутствии двухсот или трехсот участников, Ленин произнес политическую речь. Далее, как обычно, последовала дискуссия.

 

Среди прочих, обсуждался вопрос отмены государством смертной казни и все собрание, единогласно, протестовало против смертной казни, заявляя, что социалистическая доктрина, доктрина гуманизма, не может признать право одних людей распоряжаться жизнью других людей.

 

Кто восстал против этого? Только один и, конечно, им оказался именно Ленин!

 

Он, ко всеобщему изумлению, сказал дословно следующее:

 

"Нет! Я за смертную казнь! Почему? Потому что, когда мы должны будем проложить себе дорогу к господству, к власти, к диктатуре пролетариата, нам понадобятся средства, необходимые для полного устранения всех препятствий на этом пути.

 

Без уничтожения не только социальных институтов, но и человека, составляющего материал этих институтов, наш триумф никогда не будет стабильным, ни устойчивым.

 

"Но вы противоречите учению Маркса, - осмелился протестовать один из ошеломленных присутствующих, - вы не социалист, Ленин!"

 

"Меня не интересует, как меня будут классифицировать будущие поколения! - был ответ, –

 

-48-

 

я буду использовать все средства, необходимые для завоевания власти пролетариатом, даже если для этого мне придется взгромоздить горы трупов и пролить океаны крови. Хватит обманчивой сентиментальности! Да здравствует сила!"

 

.... И вот, сразу по прибытию в Россию в апреле 1917 года, Ленин проявляет сверхчеловеческую настойчивость в .... пропаганде против смертной казни!

 

Загадка? Противоречие?! Покаяние?!!

 

Ну уж, нет! По законам Российской империи смертная казнь применялась к дезертирам, шпионам, изменникам родины, к зачинщикам массовых беспорядков. А вот первый законодательный акт Временного правительства, - совершенно в русле идеалистической социалистической доктрины - отменил этот институт.

Последствия не заставили себя долго ждать: целые воинские части дезертировали с фронта вместе с оружием, на передовой открыто вели переговоры с целыми полками врагов и братались с ними. Немецкие шпионы тысячами проникали в Россию, под видом бывших политических эмигрантов, убийцы и бандиты сколачивали целые армии, терроризируя и убивая беззащитное население.

 

В отчаянии мирные люди призывали к наказанию виновных. Здоровая часть армии также требовала наведения порядка. Но возвращение к «старому режиму», то есть применение

 

-49-

 

смертной казни, в первую очередь, поставило бы под угрозу основы "большевизма". И Ленин тогда подал сигнал, хорошо понятный и хорошо исполненный: "Смертной казни больше нет. Ни по какой причине."

 

Этот быстрый ход Ленина дал ему нужные плоды: теперь его поддерживают более миллиона дезертиров и солдат из расформированных частей, сотни тысяч обыкновенных преступников, т.е. всех тех, кто боится ответить за совершенные преступления против собственности, против человеческой жизни, против государства, против общества ....

 

А теперь тот же Ленин, нисколько не смущаясь, грозит смертью "врагам народа". И ведь это не просто угрозы - на самом деле, в значительном числе случаев уже практикуются казни. Для такого разворота на 180 градусов, как оказалось, нужны только солдаты Красной гвардии, да матросы-ленинцы.

 

-50-

 

Троцкий

 

Однажды я посетил Ленина-Ульянова в Швейцарии.

Небольшая квартира, убогая обстановка с голыми стенами, абсолютное отсутствие какого-либо комфорта. Казалось, это жилище анахорета.

А в образе его хозяина, знаменитого Ленина, - высохшего, небрежно одетого, преждевременно постаревшего, с припухлым и желтоватым лицом, подвижного непоседы с пронзительным голосом, - сквозило пренебрежение своей бедностью. Пожалуй, порой он просто не замечал ее.

 

С первого взгляда, в нем можно было признать фантазера, маньяка, и, может быть, параноика.

 

Оказавшись Вене, я посетил дом Льва Троцкого. Почти аристократический район, застроенный

 

-51-

 

современными виллами в ужасном, эклектичном стиле, который называется «венским».

 

Квартира, достойная какого-нибудь молодого и пока еще немного скромного еврейского банкира или какой-нибудь кокотки, которая только начинает свою карьеру.

 

Обстановка в стиле "liberty", почти восточные ковры, почти аутентичные картины, почти художественные изделия из бронзы. Все это была дешевая роскошь, и вкус ... венский, тоже дешевый.

 

И вот, в этой характерной среде, - ee хозяин, - господин Лев Троцкий Браунштейн (Braunstein).

 

Профессии неопределенной: он и инженер-химик, он и журналист-корреспондент российского журнала в Вене, он, в то же самое время, что-то вроде посредника между российскими торговыми компаниями и промышленными австро-венгерскими.

 

Этот российский политический эмигрант, только что бежавший из Сибири, встречается здесь и с венским ученым, и с журналистом из Берлина, и даже успел совершить путешествие в Париж.

 

И этот дом его полон женщин, главным образом молоденьких венок, нагло элегантных, как те женщины, что обладают манерами эмансипированных особ и тех кокоток, что рождаются в Варшаве только для того, чтобы потом продаться настоящему парижанину.

 

И именно в этой среде он, - Лев Троцкий

 

-52-

 

- самый красивый, самый элегантный, самый яркий и заметный.

 

Достаточно поговорить с Троцким всего десять минут, чтобы навсегда убедиться:

 

- Это совершенно бездушный человек, не верящий ни во что. Он, в первую очередь, азартный игрок.

 

И еще, он хитрый, умный, бесстыжий мошенник высшего порядка.

 

Кто не знает его лично, может подумать, чтo он фанатик. Кто его знает, также знает, что социализм для Троцкого не что иное, как рабочая лошадка.

Tempora mutantur ( времена меняются, лат .)... Двадцать лет назад, молодому русскому студенту Браунштейну, только что прибывшему из Одессы в Берлин, столицу империи, было предложено представиться комиссару полиции, который неожиданно резко сказал:

 

"Вы должны покинуть страну в течение двадцати четырех часов, два шуцмана "Schutzmann" будут сопровождать вас до границы."

 

- Но, почему?! Что я сделал? - прозвучал вопрос молодого, смущенного и испуганного человека.

 

"Хватит разговоров, - ответил комиссар полиции, - вы тут нам не нужны. Я еще раз говорю вам: не настаивать".

 

Десять или одиннадцать лет спустя, известный русский писатель, социалист Троцкий, который был не кем иным, как тем самым Браунштейном, снова попытался остановиться в Берлине, но снова

 

-53-

 

был изгнан из столицы.

 

Социалистический писатель пытался в период своего короткого пребывания обсудить ряд вопросов, с наиболее авторитетными местными представителями, но - тщетно! В те дни немецкое правительство считало, что целесообразно не допускать переговоры, которые Троцкий хотел провести в столице, и что для предотвращения этого достаточно одного комиссара и пары полицейских («Schutzmann»)…

 

Ирония судьбы! В начале 1918 года, для переговоров с тем же Троцким, император Вильгельм послал двух императорских канцлеров.

 

Так, кто же этот Троцкий?

 

- Злой гений! - говорят русские.

- Это русский социалист. Настоящая славянская душа! – утверждают за рубежом.

- Разве он социалист?! – протестуют настоящие русские социалисты такие, как Мартов (Martow) – нет, он анархист.

- Троцкий совсем не анархист, что вы, нет! - воскликнет какой-нибудь русский анархист, типа князя Кропоткина – он, скорее, бандит или опасный сумасшедший.

 

Газеты русских монархистов антисемитского толка, разумеется, видят в Троцком еврея, ненавистника России, ненавистника русских и большого друга международного банковского мира.

 

Но спросите русских евреев (только не большевиков, конечно), что они думают о Троцком и вы услышите, что для народа Израиля он гений зла, сущий дьявол.

 

-54-

 

Троцкий-Браунштейн является немецким агентом! - сообщают читателям итальянские газеты.

 

Будучи не в состоянии раскрыть тайну истинного происхождения Троцкого, французская пресса несколько раз высказывала гипотезу о том, что он когда-то был секретным агентом царской ''охранки''.

 

Не хватает только фантастической теории о том, что Троцкий, равно как и Ленин, в настоящее время работает над восстановлением в России самодержавного монархического режима, будучи действующим агентом ''охранки'!

 

Думая о Троцком, я всегда вспоминаю слова Карла Маркса, адресованные более полувека назад другому русскому революционеру - Михаилу Бакунину:

 

- Возможно, вы полицейский, возможно, провокатор - это я не знаю. Но я точно знаю, что настоящий агент-провокатор на зарплате не причинит больше вреда, чем вы.

 

* * *

 

Исследуйте самым тщательным образом все, что Троцкий написал до сих пор: вы не найдете никаких следов человеческих чувств, никаких признаков искренности. Все сухо, все стерильно. Это почти научный стиль. Не научный, а мёртвый, квази-научный: одним словом - имитация.

 

-55-

 

Тщательно просмотрите все политические труды Троцкого, особенно те, что изданы после революции: вы увидите на каждом шагу явные признаки хитрых способностей автора, способностей почти блестящих. Не блестящих, но ПОЧТИ блестящих.

 

Его поведение в политическом поле – это почти идеальная имитация "свободного стиля", но тем не менее, всего лишь имитация, позолоченная бронза.

 

Проанализируйте работы Троцкого, и вы сразу найдете отгадку: Троцкий – это игрок, который хочет имитировать реальных великих людей: Наполеона, Маркса, Бисмарка, Герцена, Робеспьера, Макиавелли, Лютер, Борджиа, Дантон, Гамбетта.

 

Он хочет быть великим. И не просто великим, а самым великим, он должен быть самодержцем.

 

Но Троцкий, всего лишь, одессит. Это сын провинциального российского города, в котором процветает псевдо-литература и доморощенное искусство, в котором укоренилась полу-наука и во всем доминирует имитация, подделка.

 

Революция пожирает своих детей. Она съест маньяка Ленина, потому что Ленин является настоящим революционером. Но она не поглотит Троцкого, который является псевдо-революционером, полу-социалистом. Почти идеальной имитацией социального реформатора. Но на самом деле, он не что иное, как спекулянт, картежник, любитель азартных игр.

 

Когда-то придет роковой день и Троцкий, потеряв свою сцену в России,

 

-56-

 

спокойно вернется жить за границу. И снова займет свою квартиру - почти элегантную. Он будет жить сытой, спокойной, хорошей жизнью.

 

Троцкий и Ленин были хорошо известны Керенскому, свергнутому со страшным треском диктатору. Как-то Керенский, в беседе с профессором Сватиковым (Swatikow), который впоследствии отправился за границу в качестве верховного комиссара российского правительства, сказал:

 

"Ленин и Троцкий, являются "non plus ultra" (дальше некуда) колдунами-вредителями и предателями! Я не знаю, кто из них более ядовит. Я лишь уверен, что они будут убивать революцию!"

 

"Но почему бы не принять против них меры?" спросил настойчиво Сватиков.

 

"Меры? Какие? Ну, не гильотинировать же!"- ответил Керенский, этот «трус перед лицом своих врагов», как его мерзко и метко характеризовал сам Ленин, этот раб формы, любитель высокопарных фраз и мишуры партийной работы.

 

К счастью для меня, в последнее время я не общаюсь с Троцким, но я очень хорошо знаю его натуру и вижу его сегодняшние политических действия. Благодаря этим наблюдениям, я убежден, что он проявляет себя бессовестным интриганом. Жить, - для него означает - интриговать, натравливать людей друг на друга, создавая шум и суматоху вокруг своего имени. Жить

 

-57-

 

для него означает кричать, проклиная и уничтожая противников.

 

Троцкий-Браунштейн провел последние двенадцать лет жизни за границей, где он обосновывался, время от времени, в различных колониях русских политэмигрантов.

 

 

С первого дня его появления в этих колониях начинались ожесточенные разногласия, распри и обиды, столкновения, вспыхивали взаимная ненависть и презрение. Атмосфера в колониях заполнялась проклятиями и жизнь становилась невозможной, в то время как Троцкий, сеятель ядовитых сорняков и культиватор ненависти, торжествовал.

 

Он прекрасный оратор. Возможно, на Западе его не признают в таком качестве: вульгарные жесты, пронзительный голос; когда Троцкий говорит, можно ожидать в любой момент, что увидишь его ломающимся в сильных конвульсиях, возможно, в припадке эпилепсия.

 

Но это не опасно: эта эпилепсия всего лишь подделка, псевдо-возвышенные жесты.

 

Каждое слово Троцкого пропитано яростью: каждая фраза Троцкий набухла ядом.

 

Как я уже говорил, Троцкий жил в Одессе: его родители евреи. Его дед поселился в России в результате эмиграции то ли из Австрии, то ли из Галиции. Троцкий не настоящее имя: семейная фамилия Браунштейн; его родным языком является измененный немецкий жаргон (идиш). Его культура – это немецкая культура: в Одессе он начал обучение в немецкой школе, из которой

 

-58-

 

был исключен, с запретом посещения любого другого учебного заведения в России. Его изгнали не столько за то, плохую учебу, сколько за пропаганду среди своих соучеников.

 

В те годы он «работал» среди рабочих-одесситов, организуя их для классовой борьбы; он был еще безбородым юношей, и он был молодым писателем, глубоко чуждым русской жизни, чуждым рабочему классу: так себе - "господин хороший", сын «немного торговцев», немного ... ростовщиков.

 

У молодого Троцкого были литературные устремления. Но это были не стихи и не были рассказы: это было какое-то настоящее несчастье. Ему не хватало спонтанности, не хватало откровенных слов и эти недостатки, конечно же, не могло компенсировать обилие громких фраз и эмоциональная риторика: тусклый и скудный язык, предложения, как смешные фигурки из папье-маше.

 

Известный писатель Чехов сказал мне однажды:

 

- Я получил большое письмо от Троцкого, внимательно прочитал его, изучил каждое предложение, попытался хорошо осмыслить каждую букву в строке. Но я не в состоянии понять его содержание. Красиво написано, но я не знаю, чего он хочет.

 

А вот еще эпизод: через несколько месяцев после революции, в Петроград прибыла армейская делегация. Она явилась с фронта и состояла из солдат, попавших под действие ядовитой пропаганды

 

-59-

 

большевиков, не последнюю роль в которой играл Троцкий объяснявший программу и цель "большевизма". Эти делегаты нашли Троцкого и добились встречи. Они сформулировали короткий наивный вопрос: "Что должны делать полки, находящиеся на фронте? Нужно ли дальше защищать родину, или солдаты должны сложить оружие и побрататься с немцами ".

 

Троцкий извинился за нехватку времени и ... произнес красивую речь, которая длилась ЧАС. Один из солдат наивно спросил: "Если мы правильно понимаем, то вы говорите, что мы не должны складывать оружие и уступать дорогу немцам. Не так ли?»

 

Троцкий опять говорил в течение часа, после чего солдаты ушли, услышав две красивых проповеди и не получив точного ответа.

 

Но выступления Троцкого всегда имеют эффект; особенно, когда аудитория состоит из более или менее неграмотных рабочих: в его словах есть яд и если его ложно-эпилептоидная риторика имеет эффект, то и яд Троцкого возбуждает слушателя.

 

Зачастую ему не хватает логики, но Троцкий знает, как использовать другие средства.

 

"Честному человеку не представляется возможным спорить с г-ном Троцким - писал двенадцать лет назад известный российский политический деятель Петр Струве - Троцкий не

 

-60-

 

ругается и не спорит: он дразнит, насмехается, раздражает. Троцкий извращает слова собеседника все время, с такой наглостью, что это даже пугает".

 

Каким Троцкий был, таким остался.

 

Его политическая карьера началась с марксизма: и будучи марксистом, он яростно сражался против большевиков, особенно ... против Ленина; и я помню, как Троцкий характеризовал своего соперника: "Это не социалист, а авантюрист, грабитель, сумасшедший анархист".

 

Сегодня сам Троцкий является одним из лидеров большевиков, находясь рядом с Лениным. Его программа теперь - "большевизм", программа, которая имеет хорошую перспективу установить легкий контроль над наивной психологией и идеализмом русских народных масс.

 

Когда кто-то подозревает в Троцком агента охранки или монархического заговорщика на службе Романовых, то он глубоко заблуждается.

 

Но не ошибется тот, кто, увидев лихорадочную деятельность Троцкого, скажет с возмущением:

 

- Режим, устанавливаемый этим человеком, в сто раз хуже, чем самодержавие! Этот режим более абсолютистский, нежели любая автократия, а его вожди - бессердечные тираны, под маской гуманного социализма.

 

-61-

 

Первый диктатор

 

Керенский? Нет, нет и нет. Ни Ленин, ни даже Троцкий. Все они будут потом. Он же - предшественник. Самый первый, если вообще не последний.

 

Ему не более двадцати или двадцати двух лет: но у него лицо много пережившего человека. Это бледное лицо, покрытое многочисленными морщинами, с прыщавой кожей, послужило основанием для необычного прозвища: "мертвая голова".

 

Кожа да кости, тощий, физическая конституция дегенерата. Он никогда не знал, что значит есть досыта, что значит хорошо одеваться. Маленькая голова на чрезвычайно длинной и морщинистой шее вызывает приступ тошноты. Деформированный череп скрыт густым лесом волос, которых, кажется, никогда не касалась гребенка.

 

Криминалист Ломброзо, увидев это

 

-62-

 

лицо, без промедления классифицировал бы его: "Опасный эпилептик."

 

В начале 1917 года это был истощенный от хронического голода человек, занимающий более чем скромное место в жизни Петрограда; студент Института психоневропатологии. Без специальности, лишенный средств к существованию, бедный провинциал, он жил на жалкие крохи от репетиторства, давая уроки гимназистам. Товарищи подозревали, что он был секретным агентом, информатором политической тайной полиции – «охранки». Но прямых обвинений никто не произносил, а сам он называл себя социалистическим экстремистом.

 

 

В середине марта вспыхнуло пламя восстания в Петрограде; на следующий день красный флаг был поднят и над Кронштадтом. В Петрограде был создал первый «Совет» солдат и рабочих делегатов, а затем «советы» стали быстро роиться повсюду.

 

В Кронштадте «Совет» состоял из солдат, 85 процентов которых были неграмотными; и столь же образованных рабочих; эта невежественная масса обращалась с тревогой и надеждой смотрела на интеллигентов, особенно студентов, будучи в твердом убеждении, что каждый студент является неисчерпаемым источником знаний, особенно в политологии, потому что "каждый студент, по определению, является социалистом."

 

"Мертвая голова" - петроградский студент Рошаль (Roscial), поначалу не

 

-63-

 

мог найти в столице места, для приложения своих сил, поскольку в Петрограде с ним конкурировали 30 или 40 000 таких же студентов, но тут его посетила блестящая идея - поехать в соседний Кронштадт, где не было ни одного студента. Он приехал туда и без колебаний пошел в местный "Совет", в котором все еще царил организационный хаос, представившись уполномоченным с "большой земли", от советского Петрограда, посланным с очень важной миссией: "организовать, расширить и распространить революцию на Кронштадт".

 

Бедные наивные члены «Совета» Балтфлота, только что совершившие свой первый героический поступок - убийство нескольких сотен офицеров, потому что те "казались не вполне довольными революцией" - приветствовали "товарища уполномоченного" с распростертыми объятиями, даже не попросив его предъявить удостоверяющие его миссию документы, которыми на словах козырял Рошаль.

 

И тут случилось чудо: революционная звезда «Рошаль» взметнулась в небо, как комета; через несколько дней он стал настоящим диктатором, абсолютным повелителем Кронштадта, этого грозного места, которое по праву некогда было названо "щит Петрограда."

 

Студент Рошаль диктовал приказы, а гарнизон слепо повиновался им. Он сместил или отстранил адмиралов и генералов, арестовал

 

-64-

 

командиров батарей форта, швырнув офицеров в тюрьму. По его приказу революционные трибуналы выносили смертные приговоры сотням "реакционных монархистов", а пьяные толпы убивали на улицах Кронштадта не только мужчин и женщин, но даже и детей.

 

Тогда Временное правительство, встревоженное этой бойней, выслало в Кронштадт комиссию чтобы остановить происходящее. По приказу Рошаля комиссию арестовали. В адрес комиссаров посыпались угрозы – их обещали утопить в море. Когда Временное правительство попросило освободить комиссаров и передать еще не убитых в Кронштадте заключенных в Петроград, чтобы судить их на законной основе, студент Рошаль категорически ответил:

 

- Мы не признаем чертово буржуазное правительство! Мы признаем только Советы - власть народа.

 

Петроградский Совет, в котором тогда "большевики" были в меньшинстве, вмешался, пытаясь тихо-мирно убедить кронштадтских матросов и солдат признать верховенство власти Временного правительства.

 

В ответ, Кронштадт - т.е. студент Рошаль - Кронштадт заявил, что провозглашает республику, а заодно, вместе с ней, республикой, - и диктатуру просвещенного пролетариата.

 

-65-

 

Тогда Петроградский Совет, очень робко стал порицать деятельность Рошаля и, в конце концов, заявил, что никогда Рошаль не являлся членом Совета, никогда и никем не был направлен в Кронштадт, чтобы представлять там Совет и не имел на этот счет никаких официальных поручений.

 

Но Рошалю уже было наплевать на этот отзыв его полномочий.

 

После длительных и очень трудных переговоров, он очень нехотя согласился признать, до определенного предела, право правительства на высшую власть и передал государственным судебным чинам Кронштадта заключенных, еще не умерших в местных тюрьмах, несмотря на голод и ужасные пытки революционных инквизиторов.

 

Затем Рошаль надменно представил суду большой объем материала, собранного им, для обвинения офицеров. Состав суда, изучив и просмотрев этот «материал», написанный собственной рукой Рошаля, заявил:

 

- Почти три четверти текста не читаемы, кажутся написанными на неизвестном языке. Остальное написано на русском языке, но безграмотно. Все содержание таково, что оно не может быть более запутанный, более смешным, более сумасшедшим.

 

Все мученики Рошаля были оправданы единогласно. Но сколько их умерло до этого?

 

-66-

 

Рошаль - студент, адмирал, генерал, главный судья и диктатор царствовал в Кронштадте несколько месяцев. В июле 1917 года он вместе с другими большевиками, участвовал в уличном восстании в Петрограде, когда "максималистам" была сделана первая попытка свержения правительства Керенского. Но переворот провалился, Рошаля арестовали и освободили под залог в предварительном порядке, в ожидании процесса. Судебное разбирательство затянулось, а тем временем, произошел второй переворот, власть перешла в руки большевиков, и Рошаль снова восторжествовал.

 

В конце 1917 года телеграф принес благую весть:

 

«Бывший Кронштадтский диктатор, студент Рошаль, был арестован в Киеве украинцами, предан суду и, как сообщают, повешен.»

 

Недостающие детали. Не известно, в чем украинцы обвиняют "бедного и невинного" бывшего диктатора: в краже, грабеже, убийстве или в чем-то другом. Мы узнаем это после того, как ...

 

Вся история Рошаля кажется невероятноq фантастикой, полным абсурдом. Трудно найти объяснение того, как возникают и развиваются подобные феномены, как они могут существовать, побеждать и, как потом, в течении более или менее длительного периода времени, поддерживается активность особей этого вида.

 

Но объяснение есть. Оно уже было дано

 

-67-

 

тем же Керенским, несколько месяцев назад, который публично признался:

 

- Я начинаю верить, что русская революция, эта подлинная освободительница и спасительница, уже мертва, она убита "большевиками". Нет больше чистой революции ради свободы. Существует бунт, гигантская суматоха, восстание пьяных рабов.

 

В наши дни общественное мнение России пытается найти какого-нибудь человека, символизирующего революцию.

 

Кто-то находит этот символ в лице Керенского. Кто-то, в лице Ленина или Троцкого.

 

Но по мне, эти персонажи не подходят для такой цели: гораздо больше, гораздо лучше на эту роль подходит студент Рошаль, первый диктатор, предтеча, человек, основавший первую самостоятельную республику и впервые на практике применивший доктрину максимализма, осуществив диктатуру ... пролетариата.

 

(по ссылкам ниже приведена общедоступная, очень скудная инфа о братьях Рошалях, очень сухо подаваемая другой, краснопузой стороной (оказывается, герой был не один, было их было четверо, а в Историю попали двое). Такая закрытость подразумевает, что кто-то из потомков этой семьи и сейчас ходит по русской земле, скрываясь под каким-нибудь творческим псевдонимом. А может, и не скрываясь. Мало, что-ли, в РФ рошалей?

РОШАЛЬ Семен Григорьевич (1896-1917) , Советская историческая энциклопедия , Семён Рошаль в истории моей малой родины ).

 

-68-

 

Брат Анатолий Блаженный

 

(Fra Beato Anatolio)

 

На следующий день после того, как «большевики», захватив власть, обосновались в Зимнем Дворце, элегантно одетый господин, торжественным шагом вошел в некий «клуб» в Петрограде.

 

Дежурный взглянул на его и произнес:

 

"Уважаемый г-н Попов! Здесь вам дважды публично давали пощечины, потому что вы профессиональный шулер! Вас изгнали с позором из нашего круга. Убирайтесь!»

 

"Вы говорите правду, - ответил пришелец. – Но, впредь, я не рекомендую так обращаться со мной, поскольку теперь я высший государственный чиновник. Я - министр финансов! Вот мой мандат, подписанный самим Лениным!»

 

-69-

 

В тот же день он отправился к министру юстиции, господину Антонову, печально известному в прошлом, в среде русских политэмигрантов в Париже. Ранее Антонов просил доставить ему два судебных документа: один содержал обвинение в государственной измене "дворянина" (т.е. «благородного человека») Николая Ульянова, более известного, как Ленин, а другой содержал результаты расследования против "мещанина" (т.е. «маленького буржуа») Розенфельда, обвиняемого в том, что он был провокатором и бывшим платным агентом "охранки" (т.е., российской тайной полиции).

 

Просьба Антонова была услышана и ценные документы были доставлены, после чего он стал все время носить их с собой.

 

Это произошло в начале ноября 1917 года. Немного позже, мы видим «мещанина» Розенфельда, более известного под литературным псевдонимом «Каменев» в качестве полномочного русского представителя на переговорах о мире в Брест-Литовске.

 

Он, бывший секретный агент, сидит за одним столом с Баварским кронпринцем Рупрехтом (Rupprecht)! Кроме того, он - "комиссар", или, по-старому, министр.

 

И еще кое-что. Русские газеты гарантируют, что среди министров правительства большевиков есть человек, который провел несколько месяцев в тюрьме, потому что, будучи работником мастерских Парвиайнена (Parviainen) в Петрограде, украл и продал на сторону какие-то материалы.

 

Говорят, что этой личности, «специалисту по уголовным делам», Ленин поручил организовать полицейскую службу.

 

-70-

 

Если продолжать эту линию поведения, то кажется вполне логичным, что Ленин передал Министерство образования в руки "брата Анатолия Блаженного", ставшего, таким образом, четвертым "народным комиссаром."

 

Спешу заметить, что этот человек не является ни мошенником (в оригинале у Первухина – «baro». Именно так, с ударением на первом слоге, цыгане зовут своих авторитетов, а вовсе не «баронами», как думал Оффенбах и современные журналисты), ни вором-рецидивистом, ни шпионом, как другие вышеназванные персоны. В самом деле, вы, как и Ленин, можете сказать, что возможно, - это честный человек.

 

Кроме того, он хорошо знаком итальянцам, потому что около десяти лет назад жил на Капри рядом с Горьким и дружил с ним. Наивные коренные жители острова, наблюдая этого большого, толстого, гладкого человека, поселившегося на роскошной вилле, и его жену, «пропахшую деньгами» красавицу, с лоском одетую, украшенную богатыми драгоценными камнями, думали, что наблюдают княжескую семью. И даже начали между собой называть новичка "Принц Анатоль".

 

Так называемый "принц" был хорошо известным русским публицистом, принадлежащим к фракции "большевиков" Социал-Демократической партии, философом Анатолием Луначарским, а его жена – бывшей профессиональной танцовщицей.

 

Анатолий Луначарский пробыл на Капри почти два года. Вместе с Горьким он руководил знаменитой школой будущих социалистических пропагандистов,

 

-71-

 

в которой, как доказывают документы, более половины студентов являлись лучшими агентами секретной российской полиции.

 

Какое образование давали там этим "школярам" я знаю по личному опыту, потому что в один прекрасный день, я услышал дискуссию между «профессором» Луначарским и двумя его учениками. Они говорили о том, как следует вести диалог, когда пропагандист встречает противников, которые цитируют некоторых писателей, чьи взгляды идут вразрез с социал-демократической доктриной.

 

- Например, - сказал один из студентов - среди рабочих пользуется большим уважением Лев Толстой. Как бороться с этим?

 

- Это так просто! - быстро ответил Луначарский. Нет ничего проще, чем дискредитировать Толстого! Прежде всего, он - граф? Конечно, аристократ является врагом пролетариата. Затем, он - миллионер? Тогда, он вдвойне враг пролетариата. А если не хватит того, что уже сказано, просто добавьте, что это старый дурак, нытик и ложный гуру.

 

Когда «студенты» ушли, я стал упрекать энергичного "философа". Он спокойно ответил мне:

 

- Необходимость не знает закона, уважаемый синьор!

 

-72-

 

Тактика сторон требует, чтобы вы использовали средства, которые будут иногда отвратительны и неприемлемы индивидуумам.

 

Например, как писатель, как перфекционист, я почитаю и Толстого, и Достоевского, и Чехова. Но, как член партии, я ненавижу их. Тот, кто не с нами, с социалистами, тот против нас; это враг и потому он должен быть уничтожен!

 

Более пятнадцати лет назад русский литературный мир оказался в смятении, потому что на свет появилось новое поколение социалистов, возглавляемое кликой теоретиков и публицистов типа Ленина и Луначарского, - двух людей, настолько различных физически, насколько близкими по духу и исповедующими религию ... генерала фон Клаузевица.

 

Старый и уважаемый социалистический писатель Пешехонов подвергся нападению Луначарского, за то, что категорически отказался спорить с этим "товарищем'', который в полемике грубо пытается «удушить» своих оппонентов.

 

- Луначарский не говорит, - сказал еще один известный писатель А. Изгоев (А. Isgoew) - а дует в Иерихонские трубы. Он не пишет, а как будто, бьет в большой барабан.

 

- Это профессиональный фальсификатор марксизма! - написал Георгий Плеханов о Луначарском.

 

Анатолий Луначарский начал свою карьеру социалиста, швыряя громкие обвинения против Бернштейна

-73-

 

и других «ревизионистов», громко крича, что Бернштейн был святотатцем. Но, в последние несколько лет, то же Луначарский начал трансформировать марксизм, громоздя эмпириомонизм на эмпириокритицизм, начал искать «истинного» Маркса в работах Маха, а "истинный Энгельс" в мыслях Авенариуса, пугая со своими вывертами такого рода даже "мастера" Ленина.

 

Десять лет назад он вдруг стал Луначарским - псевдоним мистический, но мистический по-своему и попытался создать новую мистико-социалистическую религию.

 

Эта попытка Луначарского, направленная на полное уничтожение учения Маркса, которое не имеет ничего общего с мистикой была отвергнута и высмеяна, но «Анатоль» не «терял настроение» и продолжал дудеть в ту же трубу и бить себя в грудь.

 

С того времени он получил прозвище "брат Анатолий Блаженный", присвоенную ему Плехановым.

 

Когда он жил на Капри, слишком пронзительный контраст его роскошной жизни, с жизнью полной лишений и голода, которую вело большинство политэмигрантов, а затем и его философское лицемерие сделало его непопулярным среди соотечественников. Молча, но категорически, Луначарского бойкотировали все. Пребывание на Капри стало для него невыносимым, и он перебрался в Париж.

 

-74-

 

После революции, в марте 1917 года в Петрограде Луначарский принимал активное участие в заговоре "большевиков" против князя Львова и Керенского, а уже после большевистского переворота стал министром народного просвещения. Первые же деяния социалистического философа в этой области привели к катастрофическим последствиям; по всей России учителя и преподаватели были вынуждены объявить забастовку, потому что повсюду были подорваны основы существования народного образования, была разрушена школа, уничтожена наука.

 

Луначарский подал в отставку, но потом передумал, и теперь продолжает свою деятельность, сосредоточив всю свою энергию против враждебной ему прессы.

 

Им разработан и осуществлен проект удушения буржуазных газет, приостановлена публикация журналов, владельцы типографий схвачены, идут аресты редакторов, писателей и т.д. За это он получил звание «душителя» и «министра разрушения».

 

Правление «большевиков» приближается к бесславному концу. Страдая, России теряет терпение и, если не сегодня, то завтра, поднимется и вышвырнет сегодняшних недостойных правителей. Вышвырнет "шулера" министра финансов, вора - министра полиции и их коллегу, «философа» Луначарского.

 

-75-

 

Постскриптум.

 

В первые дни февраля 1918 года «Petit Parisien» опубликовала несколько документов, подтверждающих, следующий факт: в начале Мировой войны, социалистический философ "Блаженный Анатолий", известный как Луначарский, вступил в переговоры с германским правительством и в ноябре 1914 несколько раз получал деньги кайзера для осуществления революционной пропаганды, направленной на поражение России.

Этот человек прекрасно послужил Германии...

 

-76-

 

"Scipetz"

 

(общепринятый в интернетах перевод - Шпец, в некоторых источниках Шнец, но я уверен, что это, вполне современное «Спец»)

 

Лично я знаком с ним поверхностно, потому что только один раз говорил с ним в течение часа. Но вы, мой читатель, хорошо его знаете, потому что этот персонаж, который в последнее время приобрел международное политическое значение.

 

Его подлинное имя Владимир фон Шнеур (Vladimiro von Schneur). Его секретное прозвище "Scipetz", но эта кличка до недавнего времени была известна только очень узкому кругу приближенных, людям, которые ревниво хранили эту тайну.

 

Однажды, весной 1908 года он приехал на Капри, чтобы обсудить важнейшие политические вопросы с Максимом Горьким и другими социал-демократическими лидерами; но, насколько я знаю, у него ничего не вышло, потому что Горький случайно отсутствовал на Капри.

 

Ночью ко мне постучали. Я открыл дверь.

 

 

-77-

 

Он вошел - блондин, уже не молод, но мускулист, строен, одет с некоторой утонченностью. Просто представился:

 

- Владимир Шнеур!

 

- Очень рад ....

 

- Простите мне этот ночной визит, но, похоже, за мной следят агенты охранки. Я не хотел идти на компромисс, поэтому пришлось подождать до ночи. Думаю, никто не видел меня, когда я подошел к вашему дому. Так будет лучше ...

 

- Для меня, или для вас?

 

- Конечно, для вас! Я-то, старый революционер, мне уже нечего терять! Но, ближе к делу!

 

И тут, мой гость кратко объяснил цель своего визита: он пришел ... чтобы обратить меня в социал-демократическую веру и предложить мне литературную деятельность в русской газете, которая должна была, вскоре после нашей встречи, начать издаваться в Париже.

 

Мой гость говорил, а я наблюдал за ним. Не знаю почему, но этого человека я сразу невзлюбил. Даже несмотря на то, что мне очень льстило его предложение.

 

- "Начну с того, что я в этом деле не новичок", - говорил он мне - "помните, мою известную газету «Военный голос», которую я издавал в 1905 году? Неплохо, да? Эта газета привлекала внимание! Царь сильно

 

-78-

 

разозлился... Тогда газета была закрыта, а мне пришлось эмигрировать. Но, ничего, мы будем бороться снова!»

 

Он говорил и говорил ... А я, наблюдая за ним, думал:

 

"То, что это бывший кавалерист, видно с первого взгляда. Это настоящий русский немец. Звать его конечно не просто "Шнеур", а "фон Шнеур." Он происходит из благородного немецкого семейства и привык жить, особо не считая траты. Таким образом, это не идеалист, не фанатик, - и, вполне вероятно - должен быть монархистом и реакционером, как почти все немцы в России. Какого черта он полез в революционные дела?"

 

И тут я вспомнил газету, о которой он говорил. Шум был, это да, но ... Но был и какой-то нехороший душок... Радикализм тогда был какой-то… не очень искренний, что-ли…

 

Короче говоря, ночной посетитель ушел от меня неудовлетворенным.

 

Через несколько месяцев я услышал о нем историю почти скандальную. Шнеур вернулся в Париж и предложил одной из главных французских газет какие-то секретные документы Генштаба России, касающиеся участия в войне бывшего российского министра Куропаткина и различных военных проектов.

 

Предложение, вреде бы, было принято. Но документы таинственным образом исчезли перед

 

-79-

 

самой доставкой покупателю.

 

«Их похитили», - заявил Шнеур.

 

«Шнеур просто продал их другому покупателю", - заявили сразу несколько русских эмигрантов.

 

В Париже фон Шнеур по, особым причинам, пользовался большой популярностью среди политэмигрантов: революционным партиям всегда не хватает опытных членов, таких, как например, бывшие офицеры, а Шнеур в прошлом - прекрасный кавалерист. Он большой специалист в военных вопросах и, если бы прямо сейчас, случайно вспыхнула революция, он легко бы стал организатором, или мог быть использован в качестве руководителя боевой операции.

 

В 1910 году несколько российских политических эмигрантов, получили разрешение царского правительством на возвращение домой. Когда фон Шнеур покинул Париж, эмигранты пожелал ему хорошей поездки такими словами:

 

"Позовите нас, когда придет время поднять красный флаг!"

 

………………………………………………………………………

 

Как только большевики захватили власть и заключили перемирие с немцами, на первых переговорах военно-технического характера присутствовали делегаты от русских солдат, от фабричных рабочих и ... господин Владимир фон Шнеур, прекрасно говорящий на немецком.

 

Храбрый и честный генерал Духонин отказался вступать в мирные переговоры; большевики организовали военную экспедицию против "Ставки" (т.е. штаб-квартиры),

 

-80-

 

располагавшейся в Могилеве.

 

Ставка была окружена, Духонин, который не мог сопротивляться озверевшей толпе, был схвачен и зверски растерзан в присутствии «главнокомандующего» большевиков Крыленко. Говорят, что Духонину не нужна бы была никакая защита, не спровоцируй фон Шнеур матросов на убийство.

 

Крыленко публично выразил сожаление по поводу "грустного инцидента", а фон Шнеур был произведен в полковники за «специальные заслуги» в Могилеве. Его ожидала великолепная карьера. Ленин даже предлагал ему портфель военного министра.

 

Но на голову фон Шнеура вдруг обрушился гром с ясного неба: газета умеренных социалистов в Петрограде опубликовала очень важный документ, письмо Владимира фон Шнеура от 22 января 1910 года.

 

Это письмо слишком длинное, чтобы воспроизводить его полностью и, если мне будет позволено, я лишь кратко резюмирую здесь его содержание. Шнеур заявляет, что он никогда не был ни революционером, ни социалистом. "Я презираю и ненавижу так называемое движение революционеров", - писал он. "Я был и остаюсь верен своему царю. Желая поразить революцию в жизненно важный момент, в ее военных организациях, я в «1905 году основал газету «Военный Голос», которая должен был

 

-81-

 

помочь мне заманить в ловушку врагов царя. Я эмигрировал за границу, чтобы учиться и пристально следить за всеми революционными приготовлениями. Мне удалось украсть несколько важных секретов; я знаю самые опасных революционеров и их гнёзда, и я предоставляю себя в распоряжение "власти, чтобы уничтожить этих преступных интриганов ...."

 

Это добровольное согласие на сотрудничество было направлено начальнику охранки и вступило в силу. С 1910 года «революционный» фон Шнеур стал секретным агентом ''Охраны'' под кличкой "Scipetz", наемником тайной полиции и в этом качестве был чрезвычайно полезен, потому что он действительно оказал неоценимые услуги. Выдавая сотни своих товарищей в течение шести лет подряд до революции, фон Шнеур вновь стал непримиримым революционером, стремясь занять место главнокомандующего, или военного министра.

 

Публикация документа вызвала шок в Петрограде, но не такой, какого следовало ожидать. Правительство Ленина и Троцкого привлекло фон Шнеура к ответственности и был он помещен в тюрьму, но мне кажется, что сразу же он был освобожден и в настоящее время находится где-то в окружении В.И. Ленина в Смольном.

 

Но это не удивительно, потому что среди большевиков есть еще бывший генерал жандармов, палач Ростова, с подходящей фамилией Комиссаров (видимо, вот этот Комиссаров, Михаил Степанович, с провалом в биографии 1916-1920 гг.). Существует также

 

-82-

 

Орлов, известный организатор массовых убийств евреев в Одессе; существует еще один "погромщик" - Злотников (Zlotnikoff), есть граф Desobri и, вообще, там можно обнаружить так много представителей крайне правых, которые вдруг, чудом, после революции стали крайне левыми. Но, как известно, крайности сходятся ...

 

-83-

 

Горький

 

Однажды, я услышал размышления одного человека о будущем человечества. - «В тот день, когда социализм победит, освободив скрытую энергию более чем двух миллиардов человек, изменится жизнь, изменится мир, улучшится общество и поверхность матери-земли расцветет улыбками, а сама жизнь станет такой легкой для всех и такой красивой!

 

- Я думаю, - продолжал он, размышляя и пытаясь найти слова повыразительнее, - что все станет возможным, человек станет похож на полубога: например, он будет гулять по солнечному месту и захочет отдохнуть. Ну, что ж: он сосредоточит свою волю и скажет: «я хочу, чтобы появилась тень! Я хочу! Исполни, природа!» ... И природа должна подчиняться. Подчиниться. Из почвы бесплодной восстанут лиственные деревья и дадут тень человеку, своему владыке.

 

-84-

 

Человек будет тогда мудр, как бог. Если море штормит, человек скажет: «Приказываю, успокойся; и море успокоится, потому что это только материя, а человек является абсолютным хозяином земли и, возможно, космоса. А почему нет? Да, космоса, звезд ... Вселенной…

 

Такого Горького знают только несколько близких друзей; это - настоящий Горький, с богатой фантазией и воображением, мечтатель, а возможно и пророк. Таков секрет психологии Максима Горького; потому что он не живет в серой, несчастной, жестокой реальности; он не живет среди людей из плоти и костей, он не живет в условном двадцатом веку. Нет. Для него эта жизнь дурной сон, ее он терпит нехотя, как путешествие, которое должно было закончится уже давно, но слишком затянулось.

 

Поезд до станции «новая жизнь» сильно запаздывает. А виноват машинист, который намеренно задерживает поезд, потому что знает, что на конечной станции для него нет ни места, ни средств для существования. Этот машинист - враг путешественников: «мировая буржуазия».

 

Однажды Максим Горький 'пригласил меня посетить его на Капри. Едва увидев меня, он сказал:

 

-85-

 

- Я прочитал вчера вашу новеллу, опубликованную недавно в "Современном мире". Хорошо написано, но, вот что ужасно - ваше произведение совсем не излучает свет. Ваши герои не люди, а монстры. Не отрицаю, есть и люди такого вида, и есть также жизнь, что там описана.

 

Но есть и настоящие люди, которые знают, как жить по-другому и создают новую жизнь. Есть люди, которые борются за счастье, за светлое будущее человечества. Двое из них прибыли вчера на Капри. Они проведут несколько месяцев со мной. Я представлю их вам сразу по приезду. Это мои друзья ".

 

Его друзьями были также несколько политических эмигрантов, которые жили тогда на Капри.

 

А эти двое оказались, конечно, детьми народа, пролетариями, а также, разумеется, демократическими социалистами. Один большевик, а другой меньшевик. Они жили в жалкой квартирке, ели вместе, может быть, даже спали в общей постели, никогда не расставаясь. Они ссорились и спорили, днем и ночью, а иногда так сильно, что беспокоили соседей, которым приходилось вмешиваться, чтобы закончить слишком шумное обсуждение.

 

Позже оба покинули остров, сразу после завершения курса из трех или четырех месяцев в школе пропагандистов-социалистов, основанной Горьким на Ка-

 

-86-

 

при; они вернулись в Россию, чтобы исполнить свою миссию, чтобы обратить русский народ в социалистическую веру.

 

Тем не менее, несколько месяцев назад выяснилось, что оба эти господина были не более чем двумя секретными агентами, которых "охранка" послала на Капри только для наблюдения за Максимом Горьким.

 

Еще один маленький эпизод.

 

Пароход прибывает на Капри, выплескивая на набережную толпу путешественников. В стороне от небольшой площадки фуникулера, стоит, размышляя и наблюдая синий залив и гору Везувий, высокий мужчина с квадратными плечами, настолько сутулый, что может кому-то показаться почти горбатым, с очень длинными, но очевидно сильными ногами.

 

Он одет довольно странным образом. Возьмите большую фетровую шляпу Рубенса, традиционную красную рубашку, которую «мужики» выпускают порхать из штанов и румынский пиджак белой ткани, богато расшитый арабесками синего, красного, желтого и зеленого цветов.

 

Незнакомец, тучный пивовар из Монако, указывая на странно одетого человека, спрашивает гида:

 

- Это кто, клоун?

 

- Нет, mein Herr! Это Горький!

 

-87-

 

- Максим Горький?!! Известный русский писатель? Не может быть! Горький не такой глупец. Несомненно, он не стал бы так подвергать себя насмешкам!

 

И он идет, повторяя:

 

- Великолепно! Это мошенники! Они хотели меня надуть!

 

Но никто не хотел обманывать бедного немецкого пивовара. Он видел настоящего Горького. Горький, беспокойный дух, Горький восставший против всего и всех. Горький кто чувствует необходимость восстать даже против общепринятой моды.

 

Есть на самом деле два Горьких: номер один и номер два. Горький и Горький. Великан и карлик.

 

Горький номер один - романист, автор замечательной силы, достойный быть в одном ряду с Достоевским и Толстым.

 

Горький номер два - политик, член партии демократического социализма, который всегда находится в конфликте, это конфликт с Горьким номером один, потому что "номер два" настолько же мал, насколько велик "номер один".

 

Как политик, Горький либо слеп, либо дальтоник. Оригинальный романист, он становится примитивным, недалеким, мелким, часто постыдно смешным, просто переходя из области литературной деятельности, в чисто политическое поле.

 

-88-

 

Изгнанный из России, он провел восемь или девять лет во Франции, в Италии, в Америке. Он должен был видеть, как работает «Титаник» западной жизни. Вместо этого, он видел только социалистов, только слуг демагогии. Он всегда был окружен местными социалистами, или социалистическими русскими политэмигрантами ..., или русскими шпионами, замаскированными под социалистов.

 

Накануне войны Горький вернулся в Россию. Но Россия более не обращает внимание на романиста Горького, потому что все люди читают один гигантский роман, который называется "Мировая война".

 

Горький номер два, то есть, политик, бросился с головой в демагогическую деятельность. Из бескомпромиссного демократического социалиста, он стал пораженцем. Его ежедневная газета «Новая жизнь» в первый период революции приобрела большую популярность. Он работал вместе с «меньшевиками» и «большевиками», и не только русскими.

 

На этой работе он стал руководителем безжалостной кампании против первого Временного правительства во главе с князем Львовым, потому что это правительство было нацелено на завоевание, потому что оно было империалистическим. После падения этого правительства, «Новая жизнь» пошла на штурм социалистического буржуазного правительства, правительства Керенского, восстав против социалистической коалиции с этим правительством.

 

-89-

 

Новая жизнь, печатный орган Горького, ведет систематическую ядовитую пропаганду против союзников и, не колеблясь, яростно оскорбляет союзников и даже послов. И яд, посеянный пропагандой, приносит плоды в изобилии.

 

Но дни летят быстро. Рядом с Горьким появляется фигура Ленина. Рядом с «Новой жизнью» растут, как ядовитые грибы, газеты ленинцев, в десять, в сто раз более жестокие, более циничные, более бесстыдные, сумасшедшие. Начинается любопытная борьба: Горький становится препятствием для Ленина и ленинцев. Его душа писателя и художника пытается защитить русскую культуру, русское искусство и его памятники; протестует против слепого вандализма пьяных орд: поднимает свой голос против убийства беспомощных. И этого достаточно, чтобы ленинцы, - или их хозяева - провозгласили торжественно, что Горький реакционер, что он мелкобуржуазен и является "врагом пролетариата". Его газета «Новая жизнь» закрывалась дважды, была захвачена редакция. Сам Горький, - говорит телеграмма из Петрограда - был арестован. И вот, что странно, когда Горький двенадцать лет назад был заключен в тюрьму по приказу императорского правительства, весь цивилизованный мир был тронут, все дружно протестовали, требуя освобождения известного писателя. Теперь же... теперь не протестует никто ...

 

-90-

 

Кстати. Содержанне «Новой жизни» Горького поглотило несколько миллионов. Горький не миллионер. Откуда же взялись эти деньги?

 

«Petit Parisien», публикуя в феврале 1918 г. первую партию секретных документов (ссылки тут), касающихся отношений русских максималистов с германским правительством во время мировой войны, среди прочего разместила текст послания, подписанного Шейдеманом (Scheidemann), и устанавливающего связь с Горьким: "…желание, которое вы выражаете, основано на переписке с Максимом Горьким и вполне соответствует намерениям партии. С известными вам людьми, предоставляем в ваше распоряжение через кассу Фюрстенберга (Fürstenberg) сумму в 180 000 марок наличными. Preghiamovi информирует Vorwaerts обо всем, что пишет о смысле движения Горький".

 

Горького субсидирует Шейдеман - лидер большинства в Германской Социали-Демократической партии. А кем субсидируется сам Шейдеман? Вопрос кажется бессмысленным ... Бедный Горький!

 

Со временем даже Горький претерпевает эволюцию. Свидетельствуя крах своей страны, отмечая каждый день все более ужасные страдания, воздействию которых она подвергается,

 

-91-

 

как несчастные русские люди голодают, наблюдая, как его, некогда мощная страна, которую боялись и уважали, теперь падает в грязь, униженная и презираемая всеми, Горький оказывается в явном смущении.

 

Его безошибочный инстинкт говорит, что он выбрал неверный путь, присоединившись к большевикам. Он увольняет своих сотрудников-большевиков и пытается снова наладить связь с партизанами Плеханова. И тут надо вспомнить, что в то время, когда все здоровые и честные силы в России призывали союзников вмешаться и уничтожить двойное большевистско-германское иго, когда даже эсеры влили свой голос в общий хор истинных патриотов, призывая Антанту к интервенции, голос Горького был не слышен: ему тогда не хватило смелости ... Единственное, делал в тот период самый популярный из русских писателей, - выражал очень застенчивый протест против крайностей большевиков.

 

В конце весны 1918 года, ссылаясь на хорошо задокументированные факты, газета Горького с горечью отметила ряд феноменальных явлений в современной жизни России, произошедших по вине большевиков. Горький, философ всегда глубоко интересовавшийся вопросами религии и подаривший нам восемь или девять лет назад замечательный религиозно-психологический роман "Исповедь", - теперь говорит, что

 

-92-

 

режим большевиков - это, в первую очередь, режим религиозной нетерпимости: религия, древние обычаи, священные для населения свыше ста миллионов человек, подвергаются яростному издевательству и оскорблениям со стороны - кого?! - тех, кто по их собственным словам, принес знамя свободы!

 

Даже самые древние храмы разграблены, некоторые из них почти или полностью уничтожены. Право каждого человека искать Бога больше не уважается, а беспрецедентное насилие, которые совершают банды головорезов, замаскированных под социалистов, вызывает всеобщее возмущение и грозит окончательным потрясающим взрывом религиозного фанатизма.

 

Свободы слова больше нет: большевики ликвидировали любое сопротивление. Они насильно закрыли рты всем своим политическим противникам. Свобода прессы также отменена. Периодическая печать после октябрьского переворота полностью отменена. Монополизировав бумажные фабрики и типографии, большевики не допускают публикации даже социалистических газет, если только они не служат их фракции. Литература погибает: большевики ужесточили цензуру во сто крат больше, чем во время пресловутой тирании имперской цензуры. Свободное слово свободных людей убито. Огромное русское большинство обречено на молчание. Так убивают большую и благородную русскую культуру, русскую славу! ...

 

-93-

 

Руководство большевиков имеет в Горьком очень строгого судью: почти каждая статья, каждый поднятый его газетой вопрос подчеркивают вопиющие злоупотребления правительственных агентов, ожесточенное невежество, безостановочную демагогию, недобросовестность, дух пристрастности и дух жестокого насилия. Горький не останавливается на том отвратительном, что уже было им замечено: на лидерах большевиков и на всей остальной массе псевдо-большевиков - массе преступников, которые оказались в безопасности под красным флагом, получив гарантии безнаказанности за свои преступления.

 

Таким в одном из свежих номеров «Новой жизни» Горький смело пишет: "Доходят слухи о чудовищных преступлениях солдат, вернувшихся из Малой Азии. В Феодосии образовался рынок рабов, на котором вооруженные большевистские солдаты (т.н. "Красная гвардия") публично продают рабов, получая за каждого от 150 до 200 рублей". Горький также протестует против большевистской толпы, вырезающей безоружную буржуазию, чья вина состоит только в том, что она …. называется «буржуазией».

 

Вроде-бы, это хорошо. Но ... Но возникает вопрос: когда, наконец, у Горького появится мужество, чтобы начать открытую войну против "большевиков"? Когда он откровенно признает, что вся теория "большевиков" является грубой и опасной ошибкой? Он, вообще, способен на раскаяние?

 

-94-

 

Ответ, возможно, кроется в сообщении агентства «Stefani» от 15 сентября 1918 года: «Большевистский комиссар "народного образования" Луначарский поручил Максиму Горькому заведовать отделом литературных изданий. Горький, в свою очередь, заявил, что покушение на жизнь Ленина, произошедшее 30 августа, привело его, наконец, к сотрудничеству с ленинцами».

 

Бедный, бедный Горький!

 

-95-

 

Парвус

 

Французские газеты наивно называют его "неизвестным сообщником Ленина и Троцкого". Но, этот индивид неизвестен только прессе западных держав, входящих в Антанту, в то время как в российской общественности, он более, чем знаком, поскольку уже более двух лет публично заклеймен черным клеймом презрения: herr doktor Parvus (Гельфанд), бывший «лидер» российской социал-демократической партии, австро-турецко-немецкий шпион.

 

После откровений «Petit Parisien», сопровождающих публикацию нескольких документов, убедительным образом подтвердивших, что Ленин, Троцкий, Луначарский и даже Горький, субсидировались Германией; эти убийцы России, я думаю, могут привести идеальное оправдание, после которого им можно будет не волноваться. Они скажут:

 

-96-

 

- Да, мы взяли немецкие деньги, но взяли не для личной выгоды; напротив, это было нужно для целей революции. Мы служили и оставались верными нашей идее. Мы обманулись. Волшебный мираж увлек нас в пропасть…

 

А вот "господин доктор" Парвус не сможет также сказать о себе. Он никоим образом не идеалист, он также не является ни фанатиком, ни маньяком, он, по своей природе, скорее ростовщик, инстинктивный спекулянт, алчущий золота. На протяжении всей его жизни у него есть только один идеал – богатство, и он играет в азартные игры с жизнью, направляясь только к одной цели: прибыли. Если у него есть идея-фикс, то эта идея не имеет ничего общего с политикой любого рода: любой ценой, он должен стать миллионером. Вот и все. А для получения миллионов он готов служить Богу или Вельзевулу, русским, немцам, туркам, сиамским близнецам, монархистам, анархистам, милитаристам, пацифистам, одним словом, тем, кто хорошо заплатит. Коварный по природе, подлый и лукавый Парвус служит и предает, предает и служит.

 

Накануне большевистского переворота, в интервью шведским журналистам, он торжественно заявил:

 

"Буржуазная пресса яростно обвиняет меня, бесстыдно утверждая, что я дал деньги ленинистам. Я с возмущением отвергаю это позорное обвинение. Нет!

 

-97-

 

Я не давал золота ленинцам, но я предоставил им нечто, гораздо более опасное для трусливой буржуазии: я предоставил революционные идеи, способные подорвать господство буржуазии".

 

Прошло несколько недель и «Petit Parisien» опубликовала обширную коллекцию документов из немецкого источника, которая неопровержимо продемонстрировала, что «herr doktor» - циничный лжец: несколько лет подряд он играл роль "банкира революция", то есть, он предоставлял миллионы и миллионы Ленину, Троцкому и Луначарскому, по поручению немецкого правительства.

 

И еще, - он не мог одарить русских революционеров никакими экстремистскими идеями, потому что за последние пять или шесть лет его значение в мировом социалистическом кругу настолько уменьшилось, что почти равнялось нулю.

 

Я знал его, еще молодым, когда он только начинал работать для буржуазных газет в Одессе под своей настоящей фамилией "Гельфанд" и публиковал свои первые исследования о социализме под псевдонимом "Парвус". Острый, холодный ум, способности счетовода, очень проницательный, искусный картежник, с полным отсутствием совести и истинно человеческих чувств, склонность к жестокости, - вот признаки, характеризующие Гельфанда-Парвуса.

 

Подобно Ленину, он никогда не жил в тесном

 

-98-

 

контакте с народной массой и, только из книг, а не из личного опыта, он получил свои, очень поверхностные, знания о потребностях и устремлениях рабочего класса. Подобно Ленину - он глубоко презирает народ, массу; подобно Троцкому, - он больше немец, чем русский, и точно также, Парвус является грозным интриганом, своеобразным "спортсменом" в искусстве интриги. Родственники Гельфанда специализировались на спекуляциях с зерном и российским салом, а он, являясь их коллегой-спекулянтом, выбрал другое поле для своей спекулятивной деятельности: поле классовой борьбы.

 

Революцию 1905 г. он встретил уже почти знаменитым и очень известным теоретиком социализма. Он переехал в Петербург и был одним из организаторов «Совета» рабочих депутатов, в период власти графа Витте. Попытка революции провалилась с треском, несколько тысяч товарищей Гельфанда-Парвуса отправились на виселицу или были сосланы в Сибирь, но наш «теоретик» не только сам спасся непостижимо таинственным образом, но и смог переместить за границу и хорошо пристроить там немалые деньги, что позволило ему эмигрировать не как бедняку в поисках куска хлеба, а как настоящему спекулянту, положившему в карман прибыль от удачно обстряпанного дельца и уезжающего за границу, чтобы отдохнуть немного от понесенных трудов праведных.

 

-99-

 

В это время, в некоторых социалистических кругах Парвуса начинают подозревать. В Берлине, а затем в Вене, Гельфанд-Парвус более охотно и часто посещал финансовые круги, нежели общество очень бедных политэмигрантов, и был озабочен не столько политической наукой, сколько спекуляциями на фондовом рынке. Вначале мировой войны мы находим его в Константинополе. Он чрезвычайно занят: спекулируя с зерном и российской нефтью, он становится основным поставщиком турецкого правительства, то агентом Круппа (Krupp), то полномочным банкиром судовладельцев Франкфурта и Гамбурга.

 

Там, в Константинополе, он организует с большим размахом, от имени центральных держав, шпионской офис, с филиалами по всей России, Персии и Египту. Позже Гельфанда-Парвуса зовут в Вену: ведь он родом из южной России и потому известен на Украине. По его словам, венские власти предлагают ему деликатную задачу по организации антироссийской революцию на Украине. Но Берлин ценит его не меньше, чем Вена и переманив к себе, поручает ему работу в тесном контакте с лидерами большевиков, на благо уже российской революции.

 

Известный русский социалист Григорий Алексинский (Gregorio Aleksinski) нашел несколько документов, касающихся этого периода деятельности

 

-100-

 

Парвуса, и опубликовал их, более чем два года назад, в «Современном мире» - авторитетном российском журнале, органе фракции «меньшевиков» русской социалистической партии. Но большевики, друзья "господина доктора" Парвуса, парировали этот ход, нагло заявив: Алексинский, мол, сам является агентом англо-французской буржуазии. Он клеветник! А Парвус, всего лишь, невинная жертва позорной англо-французской интриги. Он такой же честный человек, как и мы!

И когда в мае 1917 года тот же Алексинский попытался в Петрограде разоблачить тех же петроградских большевиков, он едва сумел вырваться из рук своих преследователей.

 

Теперь мы знаем правду, знаем, какой путь прошел «теоретик социализма», для того чтобы стать практиком, великим экспертом ... в торговле предательством, стать человеком, продавшим жизненно важные интересы социализма и мировой демократии, ее смертельным врагам - Габсбургам и Гогенцоллернам. В качестве оплаты «герр доктор» получил, таки, свои миллионы и миллионы. Цель всей жизни этого ядовитого гада, достигнута...

 

 

P.S. В разговоре о Парвусе, особого упоминания заслуживает один факт, более чем характерный, для психологии «большевиков». В 1915 году

 

-101-

 

г-н Троцкий публично отрекся от Парвуса, рассматривая его в качестве союзника, или скорее, в качестве агента правительства младотурок, т.е. как отступника от дела социализма, как предателя. Однако, это не помешало ни Троцкому, ни Ленину, ни другим лидерам большевиков, всего через год, возобновить дружеские отношения с этим "отступником", когда Парвус, - теперь доказанный австро-германский агент - стал банкиром пораженчества.

 

-102-

 

IV.

 

ДЕЛА

 

-103-

 

Пустая страница

 

-104-

 

Справедливость большевиков

 

Накануне своего свержения, Керенский повторял несколько раз, что вся программа большевизма есть не что иное, как программа тотального разрушения.

 

- Вы способны уничтожить все, - утверждал он - но вы не можете ничего построить. Горе России, если вы, большевики, придете к власти, потому что тогда ваша мания разрушения потеряет тормоза и, в короткое время, вокруг вас все будет уничтожено. А потом, вам придется признать эту вашу абсолютную неспособность к созиданию, потому что очень быстро вокруг вас начнет царить не только хаос, но и страшная анархия!

Керенский знал Россию и, осуждая большевиков, нисколько не ошибался.

 

-105-

 

Однажды, в начале апреля 1918 года, просматривая римские газеты, я наткнулся на пресс-релиз агентства Stefani, касающийся одного «указа» или распоряжения ленинского правительства, которое наделило своего комиссара юстиции полномочиями по принуждению образованных классов к помощи местному судопроизводству.

В силу того, что я не "большевик", признаюсь откровенно, что я не в силах понять, как возможно обеспечить справедливость, силой или уговорами заставляя кого-то помогать судам, когда эти российские суды, в течение последних нескольких месяцев, состоят из солдат-мародеров, совсем недавно перебивших своих офицеров? Думаю, что там также немало бывших преступников, а в самом благоприятном случае, эти суды состоят из почти неграмотных рабочих. Тем не менее, упомянутый декрет, или "указ" предоставляет нам доказательство того, что в России, даже в условиях режима большевиков, существует министерство юстиции (но не милосердия!) и министр юстиции.

 

Зная систему большевиков, можно предположить, что портфель юстиции вручили

или клерку-путешественнику, или бывшему дьячку. Но нельзя исключать возможность того, должность "хранителя печати" досталась какому-нибудь "Превосходству" женского пола – хорошей акушерке, или смелому артисту конного цирка. А потом, повторюсь, зная привычки большевиков,

 

-106-

 

вы можете до некоторой степени быть уверены в одном: мужчиной ли, или женщиной, является нынешний министр юстиции в России, он не должно быть совершенно чужд закону, потому что, во время царского режима, этот человек, наверняка, был несколько раз судим или за квалифицированные кражи, или за подделку документов, или за шпионаж.

Такова система большевиков.

Однако, новый "указ" ленинцев, обязывающий образованные классы помогать судам, имеет особое значение: еще раз «товарищи» вынуждены, стиснув зубы, признать, что в этой области потерпели фиаско, что их сумасшедшая идея - доверить правосудие преступнику и полностью передать в руки невежд, терпит сокрушительный провал; что они узнали, насколько глупо было разрушать существующие учреждения, не зная, каким образом, рационально заменить их.

Новый «смелый эксперимент», т. е. попытку «заставить» образованные классы ассистировать «судам неграмотных» постигнет, конечно, судьба всех предыдущих «экспериментов». Сегодня или завтра, жизнь заставит даже самых твердолобых ленинцев признать всю абсурдность этих попыток, которые были бы смешны, если бы

 

-107-

 

они не были так жутко вредны и мучительны для массы народа, так ужасно обманутой "большевиками".

Историк «большевизма», не сможет избежать упоминания этой страницы деятельности «большевиков» и последующие поколения, наверняка, никогда не смогут постичь, как можно было довести понятие правосудия до такой аберрации. «Только стабильность, обеспеченная властью большевиков, реализует этот проект» - декларирует известная газета «Правда», ленинский орган печати. Правосудие - это не более, чем инструмент, в руках правящих кругов.

Так как власть перешла в руки революционного пролетариата, он должен управлять юстицией, но использовать для этого существующие судебные организации невозможно, потому что прежние законодательные органы, в целом, были против революции и классовых интересов пролетариата.

Следовательно, необходимо разрушить другую половину прежней системы, - отменить прежние законы и запретить прежним судьям и адвокатам любое участие в новой системе правосудия.

Повсюду в России были организованы знаменитые «революционные трибуналы», в которых участие прокурора не предусматривается, а защита возлагается на добровольцев,

 

-108-

 

судью же избирают делегаты от "советских" рабочих и солдат. Эти «революционные судьи», - часто им заранее сообщают необходимый приговор, - обязаны судить не по законам, поскольку те отменены, но «по совести». Что касается реализации этой системы на практике сразу стало ясно, что за справедливость в этой стране стали принимать пожелания множества невежественных персонажей. Более шестидесяти процентов «судей», избираемых от «Советов», неграмотны. Решения этих новых «судов» часто настолько переходят все границы, что невозможно в это поверить. Приведу небольшой пример со страниц социалистической газеты.

В деревне, в недалеко от Харькова - цитадели «большевизма», состоялся «крестьянский суд», над сыном генерала, по следующему обвинению: «Будучи эпилептиком, своими судорогами на общественной улице пугает прохожих. Закрылся в доме, воет, как волк». Суд вынес приговор, по которому несчастный должен был быть публично сожжен заживо. Газета «Южный край» сообщает, что власти Харькова, узнав об этом факте, успели вовремя направить

 

-109-

 

бронеавтомобиль, чтобы спасти несчастного. Показания свидетеля: гигантский костер уже горит на площади, где собралось почти все население. Крестьяне уже готовят нападение на дом генерала, который, вооружившись, готов отчаянно защищать жизнь своего сумасшедшего сына. Только угроза введения в действие пулемета заставила каннибалов отменить чудовищный приговор.

Другой пример: "Суд нашего села, пишет корреспондент той же газеты, социалист, - дал согласие старому крестьянину, который попросил разрешения убить молодого соседа, потому что он изнасиловал дочь истца».

 

Другой корреспондент добавляет: "Но после того, как ответчик продал корову и дал части членов суда определенное количество водки, первое предложение было отменено."

В городе "Царское Село" (бывшая резиденция императора) ревтрибунал приказал арестовать и расстрелять старого священника. Единственной виной несчастного оказалось то, что, когда большевики начали гражданскую войну, прихожане молились вместе с этим священником, обращаясь к Богу с просьбой об окончании военных действий.

 

-110-

 

Священник сначала от всего отказывался, но после свидетельства прихожан, вынужден был признаться. Обвиняемого выволокли на улицу и застрелили в присутствии собственного сына, который тщетно умолял о пощаде!

Местный "Совет" не одобрил этот "суд", сообщает газета, "но объяснил, что поведение священника выказывало антиреволюционные тенденции.

 

Однако, четвертый эпизод – это, действительно, что-то непревзойденное.

В Москве банда негодяев ворвалась в жилой дом, убила много людей - в том числе, детей, и украла много вещей. Совершенно случайно, все члены банды были выслежены и арестованы. Находясь на суде, они защищали себя утверждая, что они коммунисты-социалисты, что таким способом они боролись против буржуазии принципа частной собственности и действовали, убивая безоружных людей и детей, в соответствии с принципами коммунизма.

Эта декларация полностью удовлетворила "состав суда" (полуграмотный солдат, неграмотный рабочий и другой рабочий - "интеллигент"); и убийцы были отпущены на свободу.

Я мог бы говорить бесконечно, рассказывая подобные истории, но думаю, что это бесполезно.

 

-111-

 

После приведенных выше фактов, что еще можно добавить?

Кто-то может посчитать эти эпизоды исключениями, но, к сожалению, это не так! Это - правило ...

И те же самые «большевики», напуганные последствиями тотальной отмены системы правосудия, сейчас признают свою вину: требуют вмешательства образованных классов.

Но, как всегда, они призывают помощь слишком поздно, когда уже не осталось никакаких средств правовой защиты ...

 

-112-

 

Похоронный звон

 

Верховный комиссар Временного правительства России Сватиков, находясь в Риме летом 1917 года, сказал:

 

- Я никогда не забуду ту трагическую весеннюю ночь, в которую была отравлена русская революция, и, возможно, отравлена вся Россия, когда под влиянием социалистических идей, пресс-папье "советов" начало методически давить и уничтожать армию. Всю ночь обсуждалась проблема демократизации армии. Военные делегаты, среди которых было много истинных революционеров, умоляли собрание не трогать армию; настолько сложна эта колоссальная машина, чей хрупкий механизм может быть так легко испорчен любым неосторожным движением ... "Нельзя, невозможно пытаться вводить новые принцы в организм,

-113-

 

который при этом еще и борется», - говорили противники реформ. «Разрушить армию - это больше, более чем просто, и вам это удастся сделать за нескольких дней. Но для ее воссоздания понадобятся годы. А немцы не будут ждать, со сложенными руками». Но гражданские делегаты, или, вернее, новые социалистические манипуляторы, состоящие из представителей интеллигенции, юристов, журналистов, студентов терроризировали собрание.

«Если армия не будет немедленно демократизирована», - говорили они, - по социалистическому рецепту, мы, возможно, увидим взрыв монархической контрреволюции!»

 

Керенский обещал выступить против этого проекта социалистов, но... Но тогда он чувствовал себя слишком усталым и нервным. Дома его ждала жена. Иногда, во время сессии, он получал загадочные, элегантные и ароматные записки и становился еще более нервным и нетерпеливым. Его речь была такой вялой и пустой, что не произвела никакого впечатления. Делегаты гражданские победили делегатов военных, невежество взяло верх над экспертами и специалистами.

Таким образом, было подготовлен и одобрен текст известный, как исторический приказ № 1, который вводил в армии институт полковых «советов», позволял солдатам избирать и увольнять должностных лиц, не приветствовать начальство, обсуждать получаемые приказы,

 

-114-

 

короче говоря, - сразу и полностью уничтоживший всю военную дисциплину.

"На рассвете, когда мы, смертельно усталые, покидали собрание, я подошел к Керенскому и сказал ему:

- "Вы разрушили армию, Александр Федорович! Россия в настоящее время беспомощна, все кончено! Мы станем рабами немцев!"

Он побледнел, потом ответил:

- «Но нет, нет! По крайней мере, давайте, будем надеяться!»

... Но надежды Керенского оказались напрасными – закончил Сватиков, с бесконечным унынием.

Несколько месяцев спустя, "товарищ" Ленин откровенно признался:

- Солдаты больше не повинуются нам! Ему следовало бы добавить, что российские солдаты теперь не подчиняются никому меньше, чем социалистам, и среди социалистов, меньше всего ленинцам.

Вся власть ленинцев была основана исключительно на поддержке штыков. Без этой поддержки власть Ленина и Троцкого быстро закончится. В свое время, преторианцы дарили трон Римской империи кому хотели, а затем истребляли тех цезарей, которых сами возвысили. Завтра преторианцы Петрограда, может быть

 

-115-

 

порежут на куски своих вчерашних идолов, тех же самых, что всего десять месяцев назад сделали все, чтобы уничтожить русскую военную силу, чтобы "реорганизовать" армию, то есть, чтобы превратить ее в орду, без какой-либо дисциплины, в пьяную кровожадную толпу.

Первой жертвой этой "реорганизованной армии" стал Керенский. Ленин и Троцкий ждут своей очереди, и сегодня я хочу повторить эти слова:

- Солдаты больше не повинуются нам!

 

Это признание звучит похоронным звоном для ленинцев.

 

Солдаты одного из лучших русских полков императорской гвардии, начинают прыгать ... нет, не в окопы врага, а в подвалы посольства Италии. Нападавших задерживают, разоружают, а весь следующий день полковой «совет» отправляет делегатов, которые надменно требует освобождения задержанных солдат и изрыгают угрозы в отношении персонала посольства.

Но это событие может показаться, из ряда вон выходящим только тем, кто не имеет полного представления о бесчисленных чудовищных происшествиях, происходящих в последнее время. Так, за несколько месяцев до Брест-Литовского мира, пехотный полк

 

-116-

 

выехал на фронт, затем солдаты прогнали офицеров, избрали свой «совет», а потом заключили перемирие с немцами. После перемирия был также обсужден «мирный договор». А так как немцы попросили контрибуцию за войну, храбрые солдаты, из которых восемьдесят пять процентов были хоть и неграмотными, но уже приобщенными к научному социализму, захватили полковую кассу, скрупулезно разделили деньги, а потом ... а потом каждый русский солдат принес в немецкие окопы, в качестве компенсации за войну, свою половину украденных денег!

... Эти бедные неграмотные социалисты чуть позже испытали горькое разочарование: немцы, после получения дружеских «контрибуций» начали обстрел полка русских «друзей», после чего, выбили его с важной позиции, которую он занимал.

Летом 1917 года в большом городе Харькове, ночью происходили различные боевые действия: пехотные взводы резервного полка, нападали и грабили муниципальные сады, а затем открыто продавали на центральном рынке плоды этого пиратского мероприятия. Местная газета, орган национальной социалистической партии, имел непростительную смелость опубликовать сообщение об этом факте, после чего, получил от полкового «совета» письмо, в котором говорилось:

 

-117-

 

«"Совет" энергично протестует против выдвинутых газетой обвинений, считая их абсурдными и чрезвычайно клеветническими. В нашем полку нет ночных воров и разбойников. Мы -социалисты, и мы готовы защищать... революцию против кровавой буржуазии!».

Через неделю состоялся небольшой «погром»; толпа воров и дезертиров начали грабить магазины. Четыре отряда из вышеупомянутого полка были отправлены на место, чтобы положить конец грабежу. Хорошие солдаты (все, конечно, социалисты), хорошо поняли свои обязанности, смешались с грабителями и украли товаров на сумму выше 100 000 рублей. Этот факт, также был опубликован в вышеупомянутой газете. И снова «совет» возразил:

«Контрреволюционеры тщетно пытаются дискредитировать наш полк, клеветники! Правда, что какой-то один бедный солдат не мог устоять перед искушением, но это не затрагивает честь полка, как такового. В большинстве своем, мы – честные солдаты революционной армии и мы будем защищать завоеванную нами свободу от реакционной буржуазии".

Письмо заканчивалось следующим образом:

«Для того, чтобы прекратить клеветнические обвинения нашего полка, достаточно сказать, что согласно повестке

 

-118-

 

нашего комиссара наш третий батальон принес в казарму большой железный сейф, найденный нами в разграбленном магазине. Комиссар доверил нам его хранение".

На следующий день после этого сообщения, газета опубликовала такой текст: "Вчера

несколько солдат полка начали собираться с утра у кассы. В 9 часов начались попытки открыть сейф, но тот сопротивлялся. В 3 часа дня было сделано первое отверстие. В 7 вечера корпус был разрушен, но мародеры были разочарованы: вместо ценностей, сейф содержал только бумажные письма, конверты и какой-то кусок мыла. Все это было разделено между солдатами. Сцена взлома длилась более 10 часов и солдаты, чтобы сполна насладиться зрелищем этой интересной процедуры, взбирались на крышу казармы».

И снова «совет» протестовал против клеветы из реакционеров:

«Не весь полк, участвовала в этом. Кроме того, находившиеся там солдаты, не захотели взять даже кусок мыла из кассы!»

А вот, другая новость, опубликованная в газете социалистической России:

«Вчера вооруженная банда, состоящая по большей части из дезертиров, совершила убийство в деревне Старомихайловке:

 

-119-

 

чтобы грабить без помех, бандой были убиты все жители двух домов - мужчины, женщины и дети. Ужасно изуродованные трупы наполняли окровавленные комнаты».

Было убито до сорока человек!

Вот еще одна телеграмма из Петрограда: «Группа солдат ворвалась Публичную библиотеку и разграбила сокровища библиотеки, в том числе, забрав нечто очень ценное - старинный Коран». Нет, чтобы сказать: прогресс налицо: вчера добрые солдаты революции довольствовались взломом какого-то стального ящика, а сегодня некоторые из них уже могут прихватить сокровища поценнее. Обвинять их? За что?! Ведь, это же мечта! Если Ленин и Троцкий реквизируют целые банки, почему одному бедному солдату нельзя вытащить сейф из магазина? Ведь, все это имущество, в равной степени, принадлежит кровавой буржуазии, разве нет? Если Ленин и Троцкий убивают не только генералов, но даже главнокомандующего Духонина, что может помешать солдатам, ради небольшого веселья убить какой-то десяток жителей деревни?

Все эти не больше, чем симптомы. Совершенно ясные симптомы

 

-120-

 

смерти от отравления. Большевики всех рангов, одинаково желая впрыснуть в народные массы свой яд, трудились месяцами, чтобы изолировать Россию от опасности контрреволюции. Теперь этот яд действует. Последние телеграммы из Петрограда уверяют нас, что кризис большевиков уже неизбежен: домино Ленина и ленинцев, вот-вот, рухнет. Похоронный колокол продолжает звучать...

 

-121-

 

Немезида

 

Несколько дней спустя, после свержения правительства Керенского, последователи Ленина и Троцкого, то есть "максималисты", дабы отпраздновать триумф революции, организовали большую манифестацию в Петрограде.

Бесчисленные парады шли по Невскому. Играли военные оркестры. Толпы махали разноцветными флагами.

А когда, ритмичным шагом, прошел батальон Волынского полка, зрители увидели, не старый и славный исторический флаг полка, разорванный во многих боях, а новый блестящий красный флаг, на котором было написано: «Капитализм! Наши штыки и наши пулеметы завоюют весь мир». Этому красному пылающему флагу «волынцев»

 

-122-

 

неистово аплодировала аудитория, состоящая, в большинстве своем, из рабочих Петрограда.

Правда, по крайней мере, тридцать пять процентов рабочих заводов и почти шестьдесят процентов рабочих иных профессий даже не могли прочитать слова, написанные на знамени, по причине неграмотности. Но в этой толпе, конечно, хватало и людей образованных, которые умея читать и может даже писать, могли бы объяснить любопытным соседям надпись на флаге.

Несколько дней спустя, наиболее уважаемый среди русских писателей, Владимир Короленко, старый борец и мученик за дело свободы, восстал против большевиков с этими словами: «Вам, большевики, были необходимы штыки и пулеметы, лишь потому что только с помощью грубой силы вы могли прийти к власти. И для того, чтобы опереться на эту силу, вы предложили солдатам и рабочим идею ложную и безумную, пообещав «смести» капитализм. Своей цели вы достигли, обманывая невежд и легковерных. Но ваш триумф не будет долгим. Ваш обман будет вскоре обнаружен. И что тогда

 

123-

 

вы скажете, тем, кого вы обманули, тем, кому, к сожалению, придется дорого заплатить за свою доверчивость?"

Одновременно, другой авторитетный русский социалистический писатель Валентинов (Valentinoff) писал:

«Вот, теперь очевидны для всех, признаки неизбежной катастрофы. Большевики уничтожили военную силу России, чтобы захватить власть, или, - если использовать их лицемерную и лживую терминологию, - передать власть в руки пролетариата. Это план реализован. Диктатура пролетариата установлена. Но о том, что теперь неизбежны страшные последствия для самого пролетариата, большевики цинично молчат.»

«Мы больше не можем защитить Россию. Железный немецкий кулак, возможно, завтра обрушится на Россию. Победившая Германия будет диктовать условия мира и, в первую очередь, заставит нас подписать торговый договор, который будет помогать немецкой промышленности доминировать на российском рынке. И это станет, ни больше, ни меньше, как удушением российской национальной промышленности. А где найдут кусок хлеба те же российские рабочие, когда заводы и мастерские остановят производство, будучи не в состоянии бороться с безжалостной немецкой конкуренцией? И что скажут господа Ленин и Троцкий миллионам простых людей, обреченных на голодную смерть?»

 

-124-

 

Смертельная опасность, которая угрожала пролетариату в России, была ясно видна сразу, и Керенский был среди тех, кто ясно видел ее. Я могу передать свое воспоминание о живой речи Керенского, произнесенной в "советском" Петрограде, сразу же после первой неудавшейся попытки захвата власти большевиками.

«Большевики, - сказал тогда Керенский – хотят заставить Россию прекратить войну против Германии, чтобы разжечь пламя гражданской войны в интересах рабочего класса. Большевики", дают "обещание" русско-германского мира, а не его "гарантию", а Германия, в это время, с нетерпением ожидает момента, когда в России разразится гражданская война, чтобы броситься на легкую добычу и разрушить Россию, уничтожить весь ее народ. Рабочий класс не найдет себе спасения, если Россия погибнет. Сами же рабочие, которые в настоящее время стремятся к «диктатуре пролетариата», станут первыми жертвами жестокого немецкого высокомерия".

 

Существует русская пословица: «Деньгой кого хочешь перешибешь», суть которой в том, что для победы над врагом нужна не столько дубина, сколько деньги. Немцы хорошо знают эту истину и, чтобы победить Россию, сначала немного попользовались дубинкой, но гораздо больше пользы потом им принесли деньги, которые они совсем не экономили на господах Ленине и Ко. Победа одержана, теперь немцы отбрасывают

 

-125-

 

уже бесполезную дубинку и используют только финансы.

Первый страшный удар был нанесен русскому народу созданием "свободной и независимой Республики Украины". Организованная в соответствии с проектом «Рада» Украина включит в свои границы почти все производственные области европейской части России. В «Республике Советов», - в Большой России, - остаются в большинстве своем области центральные и северные, то есть, области, потребляющие больше, чем они сами производят. До сих пор, население этих областей, в которых сосредоточена большая часть отечественной промышленности, жило хорошо ли, плохо ли, но продавая на юге России, преимущественно аграрном, свои промпродукцию, оно получало взамен сельскохозяйственную (зерновую) продукцию.

Так, например, губернии Петроградская, Псковская, Новгородская, Тверская, Рязанская и даже Подмосковье, всегда кормились сельскохозяйственной продукцией Украины. Независимость Украины приведет к тому, что, за некоторым исключением, промышленная продукция северной России не будет иметь никаких шансов быть реализованной на Юге России, потому что там будет рынок, на котором доминируют немцы, а местной промышленности, которая

 

-126-

 

работала для удовлетворения потребностей «украинцев», будет суждено умереть, а ее смерть, в свою очередь, обречет на голод миллионы рабочих. В границах «Республики Советов» у отечественной промышленности остаются шансы продолжать успешно работать, по крайней мере, для удовлетворения местного спроса; хотя Германия, несомненно, предъявит России торговый договор более жесткий, чем знаменитый пакт 1904 года, катастрофически влиявший на российскую промышленность до мировой войны.

Тогда, перед войной, русское царское правительство, дабы защитить отечественную промышленность от иностранной конкуренции, преимущественно немецкой, ввело, например, частичный запрет на закупки оборудования для государственных и частных железных дорог за рубежом; на немецкий вагон или паровоз вводились огромные импортные пошлины, что позволило

 

-127-

 

сохранить государство, спасти промышленность, и уберечь от голода рабочих.

Сейчас рабочие станут первыми, кто заплатит за пораженческое безумие Ленина и Троцкого. Те, кто примкнул к движению большевиков и пытался установить «диктатуру пролетариата» завтра увидят, что вместо этого установлена «диктатура Смерти». Рабочие, обманутые ленинцами, - психопатами, утопистами, - ослепленные глупым эгоизмом своего класса, разрушили государство, разрушили то состояние, которое обеспечивало само их существование.

Желая отделиться от других классов, от своей нации, этот класс убил весь народ, но смерть народа означает смерть для всех классов, его составляющих, в том числе и для рабочего. Рабочий класс России не смог «смести мировой капитализм», потому что штыки и пулеметы не в состоянии это сделать. А тот же капитализм, но в руках прусского милитаризма, теперь начинает сметать и убивать, как животное, российских рабочий класс ...

 

-128-

 

Бред

 

Как оценивали ситуацию большевики, прежде чем принять условия немцев, вместо того, чтобы попытаться организовать последний бой? Вот пояснение, предоставленное в этой связи в конце февраля 1918 года женевскому корреспонденту «Avanti!», неким «товарищем» Хольцманом (Holzmann). Но прежде, пара слов, необходимых чтобы познакомить итальянскую общественность с Хольцманом; тем более, что ленинским правительством ему поручены за рубежом некоторые важные дела и он намерен, в этой связи, посетить Италию, после уже состоявшихся визитов в Англию, Францию и Швейцарию. Делегат или эмиссар правительства большевиков, «товарищ» Хольцман с законным возмущением восстает против необоснованных подозрений в том, что он происходит из слоев русской интеллигенции. Вовсе нет!

 

-129-

 

 

Прежде всего, он не русский, а поляк. И даже не поляк: социалистический интернационалист. Следовательно, понятие «родина» для него - предубеждение, а патриотизм – это и вовсе, какой-то эффект атавизма.

Перед тем как стать "полномочным министром" по особым делам, «товарищ» Хольцман прошел подготовительную подготовку по нижеследующей программе, в равной степени рациональной и абсолютно оригинальной.

Во-первых, в течение нескольких лет ... он был коммивояжером. Таким образом, он привык путешествовать; безусловно, необходимое качество для дипломата ...

Затем он был подмастерьем у парикмахера. Так он привык говорить с апломбом на разные важные темы.

Затем он стал меховым портным. Это привило ему привычку размышлять над решением политических и философско-экономико-религиозных проблем…

Великолепное образование частично было завершено ссылкой, когда Хольцмана за социалистические идеи отправили в Сибирь, а частично, когда он бежал из ссылки, став профессиональным пропагандистом социалистической доктрины.

Как видите, обвинять его в принадлежности к интеллектуальному классу, и в самом деле, было бы верхом несправедливости ...

Итак, после окончания описанного выше обучения, он стал членом "совета" в Петрограде,

 

-130-

 

а в настоящее время, - он комиссар ленинского правительства по особым делам, отвечающий за посещение зарубежных стран. Но, давайте, вернемся к вопросу, который мы задали вначале: как большевики оценивают текущую политическую ситуацию?

Попробуем услышать мнение "товарища" Хольцмана, который, как и все большевики, совершенно в курсе всех российских проблем. Разумеется, во-первых, «товарищ» Хольцман является оптимистом, как ... как и все большевики, одинаково смышленые и мудрые.

Он твердо уверен, что все не просто хорошо, а что "в будущем, все будет идти еще лучше."

"…Немецкий народ, - заверил нас этот великий государственный деятель, - теперь видит, что наша искренняя попытка установления мира разбивается о скалу аннексионистских устремлений германского правительства. Мы не верим в то, что немецкий народ будет и дальше терпеть ситуацию войны, истинные цели которой мы раскрыли всему миру».

 

Поскольку истинные цели войны все мы хорошо представляем, то действительно, -ну, кто будет иметь наглость не поверить, что хороший германский народ немедленно не восстанет против аннексий?!...

 

Что касается военной обстановки, то и тут «товарищу» Хольцману было, что сказать:

 

-131-

 

«Сможем ли мы, русские, оказать действенное сопротивление врагу после демобилизации? Ну, то, что у нас называется демобилизацией, на самом деле, скорее реорганизация. Мы не слепые и прекрасно видим распад российской армии, видим, что никакие наши усилия не смогут сейчас привести людей назад в окопы. Но именно поэтому, мы хотим создать совершенно другую, нашу «Красной Армию». Мы соберем все полезные элементы распадающейся сейчас армии. Мы организуем всех безработных, всех беженцев с территорий, которые в настоящее время захвачены противником. У нас бесчисленное множество, целые толпы наших искренних приверженцев. На Украине у нас будет, по крайней мере, два миллиона людей: и повторяю, что, не смотря на заявления немцев, победители в войне - это мы. Если немцы двинутся с запада, мы сможем всегда выставить против них, по крайней мере, шесть миллионов человек!».

 

Интересно, под каким знаменем выступали бы эти ужасные «шесть миллионов добровольцев», участвующих в большевизме? Естественно, не под знаменем родины: ведь не существует понятия родины для «восторженных приверженцев большевизма». Но есть другое знамя, намного почетнее: знамя «защиты революции». И «товарищ» Хольцман замечает:

 

-132-

 

«Нашей целью является защита революции; для этого у нас есть отряды добровольцев - людей пылких, восторженных, готовых сражаться и отдавать свою жизнь в гораздо большей степени, чем если бы они были солдатами, которые сражались за царя или Керенского. Так же будет, как я уже сказал и в нашей Красной Армии. И любой ценой эта армия спасет русскую революцию, которая должна быть в центре борьбы за освобождение международного пролетариата».

 

Мой читатель, я думаю, уже понимает, какая разновидность человеческого рода имеется ввиду. «Товарищ» Хольцман, может быть, и не умнее других руководителей большевиков, но, по крайней мере, он искренен и говорит о том, во что верит. Потому что, даже среди большевиков очень распространена вера в чудеса. Он знает, что факты, в целом, противоречат заверениям большевиков. Но теория большевиков уверяет: - Наше учение безошибочно! Если факты находятся в противоположности с учением, тем хуже... для фактов!

«Шесть миллионов добровольцев», существующих в России, конечно, могли бы обеспечить большевиками армию достаточную, чтобы не дать немцам дойти до Петрограда, Киева и Москвы. Но, прежде всего, надо бы проверить эту цифру: а вдруг, именно в этот момент они идут на штурм банков,

 

-133-

 

продовольственных складов или подвалов с водкой? В таком случае, даже против батальона немцев, эти пресловутые «шесть миллионов» превратятся в очень малочисленную толпу, которая, вместо того, чтобы воевать с врагом, предпочтет сверкнуть пятками, оставляя в руках немцев все, что может хоть чуть-чуть, помешать бегству...

 

По крайней мере, первые такие эксперименты уже были проведены в Двинске, в Минске, Ровно и т.д. и очень ясно показали, что «восторженным энтузиастам» немного не хватает... как бы это сказать … энтузиазма.

И потом, даже если будут найдены истинные и искренние добровольцы, что они будут делать?

«Реорганизовать быстро революционную армию» кое-как, абсолютно невозможно и все надежды такого рода являются результатом либо невежества, либо колоссального, бессовестного обмана, - пишет с фронта корреспондент социалистической газеты «Южный край». «Недисциплинированные солдаты не подчиняются никому и меньше, чем когда-либо, их собственным революционным организациям. Существуют конечно полковые «советы», но они не несут абсолютно никакой

 

-134-

 

ответственности и абсолютно недееспособны. Например, нашим корпусом в течение трех дней командовали ...медсестры, затем два дня экс-секретарь, в течение половины дня «начинающий» экс-фармацевт. В моем полку, в течение недели, приказы отдавал офицер, который был одним из лучших полковников, потом за ним последовали два подьячих, полуграмотный кузнец, украинский певчий из оперетты и даже дневальный. И наоборот, солдаты, заставляя подать в отставку настоящих образованных офицеров, принуждают их затем сполнять функции подчиненных. Так, мой старый полковник, награжденный Святым Георгием за героические поступки, был вынужден стать конюхом, а моему товарищу - капитану, в прошлом - академику, пришлось вместе с подполковником, стать носильщиками; три молодых капитана сейчас служат поварами, и т.д.

 

-135-

 

А между тем, враг наводняет мою несчастную страну, не встречая никакого сопротивления, захватывая сказочную добычу, подготовленную для немцев... товарищами г-на экс-коммивояжера, бывшего парикмахера и бывшего портного Хольцмана. Но эти «товарищи» уже придумали эффективный метод, который не даст немцам завоевать всю Россию.

Как читатель уже знает, ленинское правительство приказало расстреливать шпионов, то есть, вчерашних товарищей ленинцев, затем стрелять... бродяг – этих, неизвестно за какие грехи, затем, перестрелять «агитаторов», - не знаю, каких именно, но, вероятно, не пропагандистов пораженческого учения, потому что именно эта доктрина была введена и распространена в России большевиками!

И одновременно было приказано, чтобы вся «кровожадная буржуазия», под угрозой расстрела, отправилась рыть окопы: старики, священники, преподаватели, художники, юристы, журналисты, даже женщины, то есть, те люди, что очень хорошо подготовлены для такого рода работы...

Я не знаю, будут ли вырыты эти окопы. Но я абсолютно уверен, что «кровожадные буржуи» в изобилии будут расстреляны. Когда дело доходит до убийства безоружных, безупречно смелые большевики всегда держат свое обещание.

 

-136-

 

Реквием

 

Я видел ее только один раз, несколько лет назад, в Берлине, в доме моего коллеги, журналиста, эмигранта, российского политика, доктора Новикова (Nowikoff).Она пришла к Новикову с просьбой переслать в Россию несколько заметок о женском социалистическом движении, толи в Германии, толи, не помню, в Австрии.

Мы начали вспоминать время революционной бури в России. После какой-то шутки, Nowikoff сказал, улыбаясь: - вот, дорогая Соня, перед вами подлинный русский, который жил в России в 1905-1906 и внимательно наблюдал тогда гибель нашей революции. Он считает, что сейчас революция станет для России более тяжелым несчастьем, чем вы только можете себе представить! Хотите послушать?

У меня, признаюсь, в тот момент не было никакого желания обсуждать что-либо или ругать:

-137

 

я через силу, без всякого интереса, поддерживал наш разговор, наблюдая Соню. Возможно ли обсудить цвет со слепым, музыку с глухим, а политику с фанатиком?

"Товарищ" Соня была "большевичкой". Благородная, хорошая, чувствительная душа, но... Но слепая и глухая. Для нее, Ленин – верховная власть; Троцкий - пророк; Парвус - лучший среди борцов за дело свободы. Никакая критика невозможна, когда дело доходит до этой Троицы.

В какой-то момент разговора, после моей скромной констатации малозначащего факта, мы услышали: - Нет, нет, нет! - это раздраженно закричала «товарищ Соня», - бесполезно, бесполезно! Я ничего не хочу слышать! - И закрыла ладонями уши.

Потом сказала: - Видите ли, вся моя жизнь посвящена социализму. Я думаю, что «большевизм» - это лучшая, действительно уникальная интерпретация социализма. У меня больше ничего нет, кроме моей веры. Ваши «факты», ваши, так называемые, «явления», - они разрушают мое учение, мое все. И вы хотите, чтобы я слушала? Хотите заставить меня признать, что я на неверном пути, что я жертвую свою жизнь не тем богам, не тем идеалам, что они поддельные? Нет, нет, нет! Ничего не говорите! Это бесполезно, потому что я не хочу, я не буду вас слушать!

 

-138-

 

И снова приготовилась заткнуть уши.

- Но если эти факты и явления существуют!

- Не имеет значения! Я их не принимаю. Я их отрицаю.

- Тем не менее, они существуют!

- Отрицаю. Они противоречат догме.

 

Спустя полчаса после ее ухода я спросил Новикова: - Кто эта милая «товарищ» Соня?

- Это Соня Лерх (или Лерк?) (Sonia Lerch). Довольно известная, уважаемая, авторитетная дама-боевик в немецко-австрийском социалистическом лагере. Она почти неотделимая подруга другой знаменитости Берлина Зинаиды Жученко (Zinaida Giucenko), это та, что мы видели вчера...

Вот она является настоящим чемпионом «большевизма». Может Соня и имеет свои недостатки, но никто, даже ее личные враги, не осмелятся отрицать в нашей бедной Соне искренность и добросовестность. Ну, что вы хотите, - тот, кто верит так фанатично, как эта женщина, - в конечном итоге, становится маньяком. Знаете, думая о Соне, об образе ее мыслей, я боюсь уподобиться ей: да, это правда, - она посвятила всю свою жизнь, пожертвовала всю свою энергию, чтобы служить своему идеалу, - но, если в один прекрасный день она увидит, что все это было только ошибкой, что тогда? Я говорю

 

-139-

 

не только о ее политической вере, нет. Даже в личной жизни такие разочарования иногда производят катастрофические эффекты. Вот, например, дружба Соня с Жученко. Это же переходит все границы. Соня обожает свою подругу, просто боготворит. Соня не хочет слышать, затыкает уши, когда кто-то смеет сказать, что Жученко может однажды серьезно ее разочаровать. Горе тому, кто коснется Жученко! Соня готова убить этого человека, разрезать на куски. А, вот, в ответ...

— Что в ответ?

— Ей-богу, я бы не хотел злословить…. Откровенно признаюсь: мне не по вкусу эта Жученко. Я не могу сказать точно что, но есть в ней нечто отталкивающее. Я угадываю в ней какую-то фальшь... Но, увы, для Сони нет другого бога, кроме Зины…

Прошли месяцы. В один прекрасный день, уже находясь в Риме, я читал русские газеты. Увидел ошеломляющую новость: Бурцев (Burtzezff), великий революционный инквизитор, после кропотливой работы с документами, убежденно заявляет, что безмерно уважаемая в русской колонии Берлина и очень авторитетная социал-революционерка Зинаида Жученко, как-бы, не агент пресловутой «охранки».

Ну... поживем, увидим.

 

-140-

 

Читая эту записку, сразу вспомнил Соню Лерх. Подумал: - «Как она сможет выдержать настолько сильный удар эта бедная, наивная и честная душа? И потом: если, когда-нибудь, в один прекрасный день, ошибется "безошибочная" теория Ленина, как будет жить Соня?

Прошли годы и годы. Разразилась первая мировая война. Затем русская революция. Весной этого года газеты опубликовали секретные документы, которые доказывают существование близких отношений между ленинцами и правительством Германии. В нескольких документах была упомянута некая «товарищ Соня». Ей было доверено деликатное поручение – перевозить деньги из Германии в Швецию, для дальнейшей передачи руководителям «большевиков». Она служила посредником между «большевиками» и «социалистами Кайзера», между Горьким и Шейдеманом (Scheidemann), Троцким и Давидом (David).

И кем же был этот «товарищ Соня»? Соня Лерх или другая знаменитость мира социалистов? Есть много фактов, доказывающих, что это действительно моя старая знакомая. И вот только что пришла трагическая новость: Соня Лерх, задержанная за побуждение населения Германии к революции, то ли отравилась, то ли повесилась в тюрьме. Она оставила письмо, в

 

-141-

 

котором объясняет единственную причину этого суицида: крах своей веры. «Я не могу, я не смею жить более, - пишет самоубийца. - Все развалилось и моя вера разрушена. Будьте прокляты вы, Ленин и Троцкий, предатели! Да, да, предатели!»

«Я была вне себя от радости, когда разразилась русская революция, потому что я думала, что эта революция принесет также революции в Австрию и в Германию.

Я радовалась, когда вы, Ленин и Троцкий, уехали в Россию, чтобы служить делу свободы и торжеству социализма. Я защищала вас от жестоких обвинений, искренне веря, что все эти обвинения были не чем иным, как низкой клеветой. И, вот, вы заключаете сепаратный мир в Брест-Литовске, вы разоружаете российскую армию, вы даете возможность австро-немецкой военной касте действовать на свое усмотрение. Вы предаете мировую демократию, вы предаете социализм!

«Будьте вы прокляты навсегда, будьте вы прокляты, Ленин и Троцкий! Я умираю, потому что я не хочу, я не могу больше жить, сгорая от стыда, за свою солидарность с вами!»

Бедная Соня Лерх! Как грустна, как трагична, ваша судьба... Но даже ваши политические враги не могут

 

-142-

 

отрицать ваши достоинства: да, вы сделали ошибку, вы служили лжецам, но вы всегда были искренни и честны. И когда вы обнаружили истину, вы имели смелость признать ошибку, раскаяться в своем заблуждении и осознанно расстаться с вашей жизнью.

Ни Ленин, ни Троцкий, конечно, не последуют вашему примеру...

 

-143-

 

Пустая страница

 

-144-

 

 

V.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

-145-

 

Пустая страница

 

-146-

 

Большевики оказались в России в начале весны 1917 года. Три или четыре месяца спустя они чувствовали себя уже достаточно сильными, чтобы нанести первый удар по государственным устоям, который едва не увенчался успехом.

Прошло еще три месяца и пара недель, и они повторили попытку, на этот раз с благоприятным для себя исходом: Временное правительство Керенского было свергнуто, а вся власть перешла в руки «советов», этих чудовищных организаций, где доминировали последователи Ленина и Троцкого. Что потом сделали большевики? В положительном смысле - ничего. В отрицательном смысле – сразу несколько вещей: они разрушили Российскую Империю, они разрушили все, что было дорого всем народам России, они убили миллионы людей, они продали Армению и Кавказ туркам, Украину, Польшу, Литву и т. д. - немцам. 

 

-147-

 

Они готовы уничтожить все, но при этом, абсолютно ничего не знают о созидании. Ленин, Троцкий и Cо выпустили огромное количество указов, применяя свою "безошибочную» теорию во все отрасли жизни. Желая организовать новую социалистическую жизнь, они множат свои указы. Но политическая жизнь и социальное благополучие не создается постановлениями.

Большевики уничтожили старую бюрократию, но им пришлось прибегнуть к новой бюрократии, в сто раз более жестокой, более коррумпированной и менее продуктивной.

Они отняли заводы у частных владельцев, чтобы отдать их рабочим. И теперь, даже процветавшие недавно предприятия, просто умирают. Умирает вся промышленность. А промышленные рабочие из-за этого голодают.

Большевики отдали армию в руки «советам», и армия умерла. В свою очередь, они не в состоянии сделать что-нибудь новое, например, создать пресловутую "Красную Армию", - эту пародию на царскую. То, что получается у большевиков в этом направлении, - на самом деле, не армия способная защитить Родину, но орды бандитов, преступников, профессиональных воров. Это бубонная чума, которая ускоряет процесс разложения нации.

Максималисты отдали частную землю крестьянам, нуждающимся, и, о чудо! - производство зерновых уменьшилось настолько, что миллионы крестьян умирают от голода.

 

-148-

 

Они не могли сдержать ни одно из своих обещаний, - ни принести мир, ни дать хлеба, - ничего. И, продолжая удерживать узурпированную власть, продолжая отравлять Россию, большевик неустанно издают декреты и указы, которые никто не исполняет: в то же время, Ленин откровенно признается, что только чудо может спасти здание, которое вот-вот рухнет и, рушась, похоронит под руинами большевиков. Да, здание большевиков рушится. Для узурпации власти «большевики» были вынуждены объединиться с эсерами, левыми и анархистами. Но эти союзники и сообщники их предали: эсеры в июле 1918 года, отделившись от большевиков, даже попытались сами захватить власть.

Они убили в Москве графа фон Мирбаха посла Германии в России, чтобы вызвать новую революцию, потерпели неудачу, но обещали возобновить попытки. После неудачной попытки эсеров, слева начались беспорядки, вызванные анархистами. Черные вышли на марш. Черный марш, вздыбившись, угрожает поглотить большевиков, от которых отказались

 

-149-

 

их пособники и их союзник. Шакалы оспаривают общую добычу. А между тем, начинают появляться и другие силы, неблагоприятные, враждебные большевизму. Россия ошеломлена, и отравлена, но она не умерла, она восстает и восстает. И я верю, она полностью восстанет. У нее будет день спасения! Даже в агонии, «большевики» продолжают провозглашать себя единственными истинными представителями демократической России, единственными подлинными социалистами. Конечно, при этом, все другие силы, назначаются ими на противоположное поле, в поле, состоящее из «врагов русского народа».

Давайте обсудим, из любопытства, это поле; там, среди «врагов народа» и «врагов свободы», мы найдем меж прочих, князя Кропоткина, философа и теоретика анархизма, и «бабушку революции» семидесятитрехлетнюю Екатерину Брешковскую (Katarina Breskowiskaia), которая только в тюрьме и в сибирской ссылке провела 43 года своей жизни! Рядом с ними мы видим основателя социал-демократической партии России, известного ученого, социолога Георгия Плеханова, «короля террористов» Савинкова (Sawinkow), лидера «меньшевиков» социалистов-демократов Мартова (Martoff) и т.д.... И, там же, мы находим известного в кругах революционеров

-150-

 

агитатора Бурцева (Burtzeff), благороднейшего и наиболее уважаемого среди современных русских писателей Короленко и т.п ...

 

А кто же те люди, кто вместе с большевиками, - кто эти люди, что имеют наглость говорить от имени русского народа? Чтобы точно знать, кто же с «большевиками», следует обратиться к Ленину. Он признался накануне революции, что в его партии на одного настоящего большевика приходилось 60 идиотов и 39 мошенников. После того, как большевики узурпировали власть в России, их количество не увеличилось, а даже сократилось, потому что все честные и искренние люди, - их там было хоть и немного, но было, - покинули, покинули большевиков, испугавшись фатальных последствий применения ленинской теории в практической жизни. Но сама партия, как таковая, увеличилась значительно. Сейчас это миллионы и миллионы. Сегодня на одного настоящего большевика приходятся тысячи идиотов и несколько десятков тысяч негодяев, бандитов, разбойников.

«Товарищ Соня», умирая, швыряет отчаянный крик: «Будьте вы прокляты, вы, большевики!» Владимир Бурцев (Wladimiro Burtzeff) повторяет этот крик: «У Каина не висел на совести тот груз, что висит у вас, большевики; память о вас и ваши имена навечно будут прокляты для нас! Ваши дети сами будут вас проклинать, когда

 

-151-

 

они узнают, что вы сделали. Еще раз, будьте вы прокляты, большевики! Вместе с Бурцевым, вся Россия, укрытая одеялом из трупов жертв большевиков, повторяет это проклятие. И только ли Россия? Возможно, то же самое проклятие шлет вся мировая демократия?

 

-152-

 

VI

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

-153-

 

Пустая страница

 

-154-

 

Украинский «наполеончик»

 

В один прекрасный день пулеметы большевиков вымели из Киева Центральную Раду и первое «свободное и абсолютно независимое» «украинское правительство», заставив его членов искать убежище в Житомире, под защитой дружественных... австро-немецких штыков и пулеметов. Затем «добрi хлопцi, славнi запорожцi», - что означает «хорошие ребята, славные казаки Запорожья (Zaporogie)», - то есть, господа Винниченко (Vinnichenko), Грушевский (Gruscevski) и Ко, вернулись в Киев, не знаю, на белых ли лошадях, маршируя ли под знаменами; но, в любом случае, они вернулись. И снова «товарищ» Винниченко правил Украиной, как настоящий диктатор, до тех пор, пока Рада снова не отвернулась от Скоропадского (Skoropadski) и Винниченко таинственно не … исчез.

 

-155-

 

Но кто он?

Он - автор нескольких весьма умеренных политических новостей и трагикомедии, правда еще не законченной, под названием «Независимая украинская республика».

Однажды, на Капри, Горький спросил меня:

- Вы читали новеллы Винниченко? Как вы их находите?

- Они неплохи! - ответил я.

- Только «неплохи?» Почему? Я вам говорю - они великолепны. Удивительны! Сверкающи! Я думаю, что Винниченко - человек чрезвычайной силы. Это - молодой спортсмен, который станет титаном! Он будет славой русской литературы! Ведь, он более чем естественен: Винниченко не сын буржуа: он вышел из лона народа. Он - демократ самой чистой пролетарской крови! И он придет! И он покажет вам, мои дорогие высокоинтеллектуальные писатели, что такое молодая сила демократии! Я повторяю вам – однажды, он станет славой русской литературы! И случится это очень скоро!

- Будем надеяться! Но...

- Совсем не «но!» Прочитайте, прочитайте написанное Винниченко и мы снова поговорим об этом!

Прошли годы. Однажды, я отправился из Рима отдохнуть на Капри и встретил там Горького. Говоря о различных литературных вопросах, вспомнил Винниченко.

 

-156-

Он был уже не робкий новичок, а молодой украинский писатель; опубликовал несколько романов в два или три тома, проник в замкнутый мир самых известных ежемесячных журналов и был очень высоко оценен критиками.

- И что вы думаете о Винниченко, господин Горький? - спросил я.

- Знаете... Неплохо! Но… ничего экстраординарного. Пишет неплохо для обычного интеллигента. Но, к сожалению, хочет всегда быть оригинальным, в то время, как духа оригинальности ему-то и не хватает. Хочет поднять тяжесть, которая превышает его силы. Хочет быть философом, хотя сам - обычный интеллигент... В общем, скоро он будет забыт...

Горький - это человек совершенно особый. Он - энтузиаст по своей природе, возвышенный мечтатель, который видит не реальный, а воображаемый мир, не живых людей, а фантасмагорические тени. Лишь немногие близкие знают его с такой точки зрения: Горький – близорукий «золотоискатель», «собиратель алмазов». И к сожалению часто случается с ним, что в поиске алмаза, находит он стекляшку. И как только он признает истинную природу своей находки, разочарованный, не колеблясь, выбрасывает этот фальшивый алмаз. Скольким молодым русским писателям

 

-157-

 

удалось привлечь внимание Горького, воспламенить его! Потом наступало горькое разочарование. И тогда звучал беспощадный приговор: - Это что-то настолько незначительное, что.... Похож на многих других. Можно его забыть...

Разочарованный Горький, именно таким неудачником счел и Винниченко. Но это было ошибочное суждение Горького, - слишком доброжелательное в принципе, и ошибочное в качестве прогноза; нет, не канет в Лету Винниченко.

Если его скоро забудут, как русско-украинского писателя, то точно не забудут, как часть политической истории России, как не забудут и его сообщников, украинских сепаратистов, существовавших на деньги Австрии и Германии, - этих авантюристов, этих жалких «наполеончиков».

Ни Горький, никто другой не могли даже предположить, что Винниченко станет, сначала, одним из создателей Республики Украина, затем «генеральным секретарем» и почти диктатором той же республики, а затем - союзником австрийцев и немцев.

В юные годы Винниченко состоял в рядах социалистической партии, за это его преследовала полиция Российской Империи; поэтому после 1905 г. он эмигрировал за границу. Похоже, там за рубежом, он и попал в сети, сплетенные австрийскими агентами, выдающими себя за патриотов Украины, а с 1906 года он начал получать субсидии, и

 

-158-

 

использовать их для сепаратистской пропаганды среди украинцев; он развил неистовую деятельность, опубликовав несколько брошюр яростно враждебных правительству России. Упрямый, настойчивый во всем, чрезвычайно тщеславный, невежественный, огненный характер.

Винниченко постигло жестокое разочарование в литературной карьерt; он хотел занять одно из первых мест среди русских писателей, но после первых успехов, которые заставили его потерять голову, он понял, что ему не хватает сил, чтобы конкурировать с Горьким, Андреевым, Короленко и даже с Арцыбашевым; с полубогами русского Парнаса. Но объяснял он этот провал по-своему: - Опасаясь конкуренции, эти завистники не уступают мне место.

Юлий Цезарь говорил, что предпочел бы быть «первым» в деревне, чем вторым в Риме. «Наполеончик» Винниченко, попытался стать первым на Украине, будучи не в состоянии завоевать желанное место в России. На Украине, после революции в марте 1917 года он применял те же методы, что были в ходу среди его коллег и соперников в России: если Ленин, Tроцкий и Луначарский получали миллионы от Германии, чтобы организовать революцию в России, Винниченко черпал средства из того же источника, для того чтобы начать анти-российскую пропаганду на Украине.

 

-159-

 

Если Ленин и Ко обращаются с массой народа, как со стадом баранов и, не имея никакого права, говорят от его имени, то Винниченко и Ко так же, не спрашивая мнения украинского народа, говорит от его имени. Если Ленин и Ко своими декретами осуществляют изумительные по глупости реформы, не задумываясь о последствиях, то и Винниченко, бесстыдно и невежественно, если не сказать больше, делает то же самое.

Единственная разница между ними в том, что Винниченко искал поддержку не среди пролетариата, почти несуществующего на Украине, но в среде мелкой буржуазии.

"Рада" была разогнана максималистами, народ, истинный украинский народ, ничего не сделал, чтобы сохранить «свободу и украинскую независимость» и спасти Винниченко. Он скрылся, спрятался, остался где-то в его таинственном убежище, пока не подоспела помощь со стороны австрийцев и немцев, которые наступают на Киев… чтобы гарантировать свободу Украине...

Снова изгнанный, маленький «украинский наполеончик», исчез. Надеюсь, навсегда...

 

-160-

 

Первый президент В.М. Чернов (V.М. Cernow)

 

До середины марта 1917 года он был политическим изгнанником, плохо переносившим заграницу, строго охранялся международной полицией и всегда был окружен командой шпионов, секретных агентов «охранного отделения», выдающих себя за русских революционеров. Несколько месяцев спустя он был назначен министром сельского хозяйства в Правительстве Керенского, «товарищем министром», потому, что он социалист. Претендовал на должность премьер-министра. Общественное мнение в революционных кругах прочило ему должность еще выше - первого президента Республики. Но вскоре, Виктор Михайлович Чернов был арестован, и как простой дорожный воришка брошен в камеру одной из самых ужасных тюрем -

 

-161-

 

известную под названием "могила для живых", в знаменитой Петропавловской крепости, в Петрограде.

Наверное, безвестный русский механик, совершенствуя гильотину и применяя к этому старому механизму современный принцип электричества, думал о прекрасной возможности применить это изобретение не на рядовом разбойнике, а на "товарище Чернове", экс-министре, главе партии эсеров!

Это мой старый итальянский знакомый - Виктор Чернов. Он провел почти десять лет в Италии, начиная с 1905 года. Тогда он решил остановиться в одним из лучших курортов Итальянской Ривьеры, в нескольких шагах от Генуи, в тихом маленьком городке, посещаемом иностранцами в поисках мягкого климата. В достаточно короткий промежуток времени дом новичка стал центром паломничества русских политических ссыльных, с упором на приверженцев партии эсеров. И прибрежный город наполнился странно говорящими и странно одетыми людьми.

Он стал признанным лидером небольшой колонии россиян. Глядя на него, никто не поверит, что он был одним из видных деятелей русского революционного движения; трудно найти другого человека, настолько кроткого и мирного мужского вида,

 

-162-

 

Довольно низкий, пухлый, коренастый, с тяжелыми, медленными движениями и рассеянным взглядом серых, вечно сонных глаз. Всегда небрежно одетый, он имеет внешний вид мелкобуржуазного, мелкого провинциального торговца.

Но внешность часто бывает обманчива. Это мягкий буржуа в течение более двенадцати лет был свирепым кошмаром для российской монархии, а также, к сожалению, для немонархической.

За несколько недель до зверского убийства в Финляндии «черносотенцами» - агентами организации-филиала «охранного отделения» - знаменитый русский ученый, великий экономист и благородный патриот, профессор Герценштейн (Herzenstein) сказал мне:

- «Для нас, кадетов (в оригинале «cadetti», скорее всего, к.д. – конституционные демократы) борьба идет на два фронта и потому, почти без надежды на победу. С одной стороны, мы против правительства, бюрократического, невежественного, эгоистичного, - правительства, которое не хочет уступать даже минимально, не хочет даровать реформы по разумной цене, не хочет верить в существование огромной революционной опасности.

А с другой стороны, мы против социалистов, которые хотели бы привести страну к политической революции, надеясь, установить в итоге социалистический режим. Они

 

-163-

 

(особенно, революционная фракция) являются доктринерами и фантазерами, которые наивно считают, что смогут "дирижировать" революцией, что смогут "доминировать" над 150-миллионой крестьянской, разбросанной по гигантской стране, между Варшавой и Владивостоком, между Северным Ледовитым океаном и Памиром, заставить эту массу забыть свои привычки, исторические традиции и жить, как предписывают памфлеты, подпольно напечатанные горсткой более или менее грамотных неофитов марксизма.

Аграрный вопрос в России - пожалуй, самый сложный в мире. Это настоящий гордиев узел и социалисты-революционеры считают возможным его разрешить по методу Александра Македонского: разрубив мечом революции. Но легендарный гордиев узел был сделан из веревки, в то время, как аграрный вопрос России сплетен из жизненно важных интересов народа-гиганта. Разрубая этот «узел» мечом, вы рискуете разрубить на куски и этот народ, вызвать колоссальный шторм, поднять миллионы людей против миллионов, области против других областей, кампании против городов, крестьян против рабочих, всех против всех. И если это сплошное бедствие однажды приключится, одним из главнейших виновников будет, конечно же

 

-164-

 

псевдо-ученый, псевдо-экономист, псевдо-социалист Виктор Михайлович Чернов».

 

Несколько лет назад Виктор Чернов, мирно отдыхающий на Лигурийской Ривьере, совершил поездку в Рим и зашел ко мне. Мы говорили о назревающем на глазах событии: приближении русской революции.

- Я уверен, - сказал Чернов, - что мы, социалисты-революционеры, сможем в ближайшее время реализовать нашу программу и, в первую очередь, произвести экспроприацию частных земель, чтобы затем отдать их крестьянам.

- Без вознаграждения бывшим владельцам?

- Конечно! Они уже достаточно попользовались.

- Но, в таком случае, 150 000 семей собственников будут полностью разорены!

- И представляет собой эта цифра, в сравнении со 150 миллионами крестьян?

- Хорошо, но частные земли, в значительном своем большинстве, заложены. Экспроприация уничтожит обязательства владельцев, что в свою очередь, означает гибель банков

- Ну и хорошо! Пусть все пойдет прахом! Народ страдать не будет, страдать будут только капиталисты, да буржуазия.

- Но погубив банки, вы убьете и торговлю, и промышленность.

 

-165-

 

- Буржуазия - всегда буржуазия!

- Но, погубив буржуазию, вы заставите страдать, прежде всего, рабочих, пролетариат!

- Немного, да. Но не очень. Уничтожив буржуазию, государству придется национализировать всю промышленность. Будет короткий переходный период, а потом все будет хорошо для всех!

 

Вот с какой удивительной легкостью рассуждал будущий министр Виктор Михайлович Чернов! Когда в России еще существовал режим имперской бюрократии, для того чтобы получить министерский портфель требовалось немного попотеть.

В революционной России дела идут иначе. Адвокат Керенский стал военным министром. Писатель Виктор Чернов, после того, как прошел через Циммервальд (Zimmerwald) и Kientall (х.з., что это), а затем прибыл в Россию в немецком вагоне, стал министром сельского хозяйства: первым «крестьянским министром».

Россию сразу затопила волна циркуляров, которые, как свидетельствуют бесчисленные официальные документы, причинили огромный ущерб и разрушили сельское хозяйство.

Но это еще не все. Опасение населения за свои скромные наделы, привело к всплеску сепаратистских тенденций. Коренные жители Туркестана сразу заявили, что не позволят ни национализацию земельных участков, ни их разделение, как задумывал «товарищ министр». Затем поднялись

 

-166-

 

казаки, жители Бессарабии, татары Казани, Крыма и сибиряки. Три четверти всех русских крестьян ...

Если в настоящее время Россия имеет лишь внешний вид единого государства, а на деле состоит из множества формирований, зачастую враждебных друг другу, то это предсказуемое и ожидаемое следствие эксперимента социалистов-революционеров и, в частности, деятельности их дуче Чернова.

Если в настоящее время татары изгоняют прочь и убивают русских крестьян, «tsaiani» (х.з., что это) фермеры из Молдавии делают так же с украинскими крестьянами, кавказцы убивают казаков, казаки изгоняют русских крестьян и т. д. и т. п., а если, в конце концов, русская деревня восстает, нападает и разрушает другую деревню, в равной степени инородческую или русскую, если, короче, вся Россия сейчас - не что иное, как огромный мангал, то ответственность за все это лежит на партии социалистов-революционеров, «партии социалистической романтики», как ее назвал Георгий Плеханов.

Но вернемся к Виктору Чернову. Едва приехав в Россию, Анжелика Балабанова (Angelica Balabanoff), нимфа-Эгерия итальянского социализма, ругала Чернова, тогда министр сельского хозяйства в кабинете Керенского.

- Вы, товарищ Чернов, - сказала она, - вы –

 

-167-

предатель! Вы предали интернационализм, предали своих товарищей по Циммервальду и Kiental! Вы не имели права участвовать в правительстве Керенского и входить в коалицию с "кадетами".

Несколько недель спустя, один из министров публично заявил:

- Мы должны были осуществить важные аресты немецких шпионов и их пособников «большевиков». Но не смогли провести это мероприятие, потому что г-н Чернов, который, будучи министром, знал о наших намерениях, ночью накануне арестов, спешно предупредил «советы» и у шпионов появился запас времени для побега.

Через несколько дней партия "кадетов" заявила:

- Ни какая коалиция не возможна между нами и эсерами, пока министром работает г-н Чернов.

Бывший главком Корнилов (Kornilow), честный и горячий патриот, который был просто арестован за попытку спасти Россию, говорил следующее:

- «Когда на военном совете в Петрограде, в который входил Чернов, я собирался рассказать о плане военных действий, Керенский быстро написал мне записку, с таким текстом:

- "В присутствии Чернова никакие секреты не обсуждать!

 

-168-

 

Получив эту записку, я перестал витать в облаках и понял, что в кабинете министров Керенского Чернов шпионил в пользу немцев и предал свое Отечество».

Чернов после нескольких искусственных проволочек подал в отставку, заявив, что хочет освободить руки, чтобы иметь возможность подать в суд на своих «клеветников».

Но этот процесс придется подождать. Возможно, он пройдет после греческих календ.

 

Немного позже, один из самых известных русских революционеров, также хорошо знакомый итальянцам, поскольку жил несколько лет в Лигурии, - террорист Савинков «Sawinkow», - тот самый, что организовал покушения на великого князя Сергея, на Плеве «Plewe» и на Николая, оказался в центре конфликта с "ЦК" эсеров и "подал в отставку, - потому что, как он сказал, - больше нет ничего общего между мной и этим комитетом, ответственным за людей, виновных в шпионаже против России, таких как ... Чернов".

 

И, при всем при этом, в конце 1917 года почти вся революционная Россия надеялись найти в Чернове спасителя Отечества от опасности: той, что возникла сразу после переворота "большевиков", когда еще кипела братоубийственная борьба между «партизанами

 

-169-

 

Керенского» и максималистами. В тот момент казалось, что решение зависит от крестьянских «советов», в которых доминировали эсеры, ведомые и возглавляемые Виктором Черновым, выступавшим против максималистов. Чернов противостоял своему вчерашнему другу Ленину и его сообщнику Троцкому. Что происходило за кулисами этого противостояния, не ясно и поныне. Возможно, Чернов попытался организовать новое революционное правительство анти-максималистов, «правительство социалистических крестьян». Вероятно, он общался с Духониным (Dukhonin) и с казацким генералом Калединым (Kaledin). Кажется, что он пытался организовать сопротивление максималистам Петрограда

Но звезда Ленина и Tроцкого уже сияла высоко в небе, а звезда Чернова тускнела на глазах. Максималисты, отлично зная с кем имеют дело, не колебались ни секунды: они провозгласили, что Чернов - враг революции и пролетариата, предатель социализма.

И официальный орган ленинцев, известная «Правда», ужасно насмехалась над экс-товарищем Ленина и Троцкого, говоря:

- Хотите объявить нам войну, дорогой друг, Виктор Михайлович?! В это невозможно поверить! Чтобы бороться против нас, надо быть

 

-170-

 

настоящим мужчиной, дорогой друг, мужественного нрава, мужчиной, а не мелким буржуа, как вы.

У такого мужчины должны быть острые зубы крокодила, а у вас они искусственные. А потом - у вас большой живот, благодаря которому вы сотритесь, как беременная женщина, вместо мышц чемпиона по боксу, у вас на боках купеческий жир, у вас белые руки истинного архиепископа, не революционера.

И вы хотите бороться с нами? Нет, дорогой друг. Ступайте себе с миром!

 

И он действительно ушел с миром ...