Карта сайта

памяти Владимира Дмитриевича Бонч-Бруевича

ВВЕДЕНИЕ

История сектантских движений является составной частью истории крестьянских движений в России.

Известно, какое огромное внимание уделял В. И. Ленин крестьянским движениям. Уже в работе «Что такое „друзья народа” и как они воюют против социал-демократов?» В. И. Ленин развил идею о революционном союзе рабочего класса и крестьянства, руководимом рабочим классом. Эта великая идея определила интерес В. И. Ленина и к сектантским движениям в России еще на заре его революционной деятельности.

А. А. Беляков рассказывает об относящейся к маю 1890 г. встрече и беседе В. И. Ленина с двумя крестьянами «штундистами» — Амосом из Старого Буяна и Ерфилычем из села Кобельмы1. Верующие собеседники В. И. Ленина, подобно многим сектантам, мечтали о том, чтобы «перекроить жизнь», «уничтожить неправду», «сплотить всех людей» «в единую братскую семью» и тем самым утвердить «рай на земле». Способ осуществить свою мечту они видели в том, чтобы изобрести «простую веру, без всякого обмана» 2.

В ходе беседы В. И. Ленин со всей возможной доступностью разъяснил своим собеседникам основное положение марксизма о том, что общественное бытие человека определяет сознание, что поэтому «не вера изменяет человеческие отношения, а наоборот, человеческие отношения, вернее, хозяйственные нужды, хозяйственные отношения могут изменить всякую веру...» 3 4. Свое разъяснение В. И. Ленин «иллюстрировал рядом ярких и простых примеров». Ленинские слова, неотразимые в своей логике, ясные, яркие, задушевные, произвели переворот в сознании сектантов: «...оба сектанта...,— пишет А. А. Беляков,— как-то сразу молниеносно просияли. Они поняли, что суть не вера, что вера, как и бог,— творение людей.

— А мы-то, дураки, целую жизнь ухлопали на то, чтобы верой жизнь перекроить. А оно, действительно, совсем просто, наоборот...» 4.

___

1 А. А. Беляков. Юность вождя. Воспоминания современника В. И. Ленина. М„ 1958, стр. 57—60.

2 Там же, стр. 57.

3 Там же, стр. 57—58.

4 Там же, стр. 58.

 

Вывод, который в итоге своей беседы с сектантами сделал В. И. Ленин, состоял в следующем: «Вот опять интереснейший отрывок жизни. Мысль крестьянина ищет выхода, бьется, забредает в затхлые религиозные закоулки и бодро радуется, когда поймет суть дела... Сколько таких амосов разбросано по бесконечным селам и бьется, отыскивая выход, оторванных от тех, кто этот выход может указать! Эти силы необходимо объединить и направить к общей цели не по народническим тупикам и закоулкам, а по прямому пути марксизма» 5.

Во второй половине 90-х годов В. И. Ленин разработал и в ряде статей сформулировал основные положения о религиозном сектантстве как общественном явлении, о его месте в классовой борьбе, о задачах революционной социал-демократии по отношению к сектантству.

В «Проекте программы нашей партии» В. И. Ленин писал: «Наличность в русском крестьянстве революционных элементов, вероятно, не станет отрицать никто. Известны факты восстаний крестьян и в пореформенное время против помещиков, их управляющих, защищающих их чиновников, известны факты аграрных убийств, бунтов и проч. Известен факт растущего возмущения в крестьянстве (в котором даже убогие обрывки образования начали уже пробуждать чувство человеческого достоинства) против дикого произвола той шайки благородных оборванцев, которую напустили на крестьян под именем земских начальников. Известен факт все учащающихся голодовок миллионов народа, которые не могут оставаться безучастными зрителями подобных «продовольственных затруднений» ».

Известен факт роста в крестьянской среде сектантства и рационализма, а выступление политического протеста под религиозной оболочкой ость явление, свойственное всем народам на известной стадии их развития, а не одной России. Наличность революционных элементов в крестьянстве не подлежит, таким образом, никакому сомнению» 6.

Итак: 1. Социальную основу сектантства В. И. Ленин видел в крестьянской среде. 2. Общественное значение сектантства он усматривал в том, что оно выражало политический протест и как таковое стояло в ряду фактов, свидетельствующих о наличии «революционных элементов в крестьянстве». 3. Особенность политического протеста сектантов Владимир Ильич отмечал в том, что этот протест выступал «под религиозной оболочкой». 4. Движения, имевшие социальную основу в крестьянстве и выражавшие политический протест под религиозной оболочкой, В. И. Ленин рассматривал как явление общеисторическое и вместе с тем конкретно-историческое, «свойственное всем народам..., а не одной России», однако, «на известной стадии их (народов.— А. К.) развития». Это указание В. И. Ленина позволяет раскрыть общественную сущность сектантства в условиях дореволюционной России.

В западноевропейских странах сектантские движения широко распространялись на стадии разложения феодально-крепостнических отношений, и направлялись на уничтожение их, будучи буржуазно-демократическими по своему объективному историческому значению.

Широкое распространение сектантства в России относится ко второй половине XVIII в. На исходе XIX в. как в экономическом, так и в политическом строе. России еще оставалось множество пережитков крепостничества. В. И. Ленин писал: «Самое существование современного общества, построенного на основе товарного хозяйства, при громадном различии и противоречии интересов разных классов и групп населения, требует уничтожения самодержавия, политической свободы, открытого и непосредственного выражения интересов господствующих классов в устройстве

___

5 А. А. Беляков, Указ, соч., стр. 60.

6 В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 4, стр. 228.

 

и управлении государством. Демократический переворот, буржуазный по своей общественно-экономической сущности, не может не выражать нужды всего буржуазного общества» 7.

Религиозное сектантство в России явилось крестьянским движением, возникшим на базе противоречий феодально-крепостнического строя, санкционированного православием. В форме оппозиции господствующей церкви и ее идеологии сектантство выражало крестьянский протест против крепостнических институтов, тем самым являясь одним из течений демократического (в буржуазном смысле) протеста. В ряде своих проявлений сектантство и в пореформенную эпоху оставалось демократическим течением, направленным против крепостнических пережитков.

Отмечая наличие революционных элементов в крестьянстве и причисляя к ним сектантов, В. И. Ленин в то же время предупреждал: «Мы нисколько не преувеличиваем силы этих элементов, не забываем политической неразвитости и темноты крестьян...» 8. Эти ленинские слова тем более относимы к сектантству, что. политический протест последнего выступал под реакционной религиозной оболочкой.

Со всей ясностью В. И. Ленин указывал, что среда демократических элементов неоднородна, что в ней самой происходит классовое расслоение и развиваются классовые противоречия. Он писал: «Что касается до демократических элементов в угнетенных народностях и в преследуемых вероучениях, то всякий знает и видит, что классовые противоречия внут-три этих категорий населения гораздо глубже и сильнее, чем солидарность всех Классов подобной категории против абсолютизма и за демократические учреждения» 9.

Тем более относимы к сектантству слова В. И. Ленина, что «безрассудно было бы выставлять носителем революционного движения крестьянство, что безумна была бы партия, которая обусловила бы революционность своего движения революционным настроением крестьянства». В. И. Ленин утверждал лишь то, что «рабочая партия не может, не нарушая основных заветов марксизма и не совершая громадной политической ошибки, пройти мимо тех революционных элементов, которые есть и в крестьянстве, не оказать поддержки этим элементам» 10.

" В работе «Что делать?» В. И. Ленин с особенной силой и остротой выдвигал перед рабочим классом задачу как можно больше проявлять «революционную активность» в разоблачении всех гнусностей самодержавия, в частности «по поводу травли сектантов», а вдохновителей этой травли он квалифицировал как «жандармов в рясе, что делают работу святой инквизиции» 10а.

В. И. Ленин неоднократно выступал в защиту свободы совести, попираемой царизмом и церковью. Еще в статье 1901 г., написанной в связи с речью орловского предводителя дворянства Стаховича, возмущавшегося крайностями религиозных преследований в России, он писал: «И до какой же безграничной степени должна доходить «деморализация», вносимая в русскую жизнь вообще и в жизнь нашей деревни в особенности полицейским произволом и инквизиторской травлей сектантства, чтобы даже камни возопияли!» и. В 1903 г., в связи с обещанием Николая II укрепить начала веротерпимости, В. И'. Ленин требовал «немедленного и безусловного признания законом свободы сходок, свободы печати и амнистии всех «политиков» и всех сектантов. Пока этого не сделано, всякие слова о терпимости, о свободе вероисповедания останутся жалкой игрой и

____

7 В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. И, стр. 282.

8 Там же, т. 4, стр. 228—229.

9    Там же, т. 2, стр. 454.

10    Там же, т. 4, стр. 229.

10а Там же, т. 6, стр. 70—71.

11    Там же, т. 5, стр. 337.

 

недостойной ложью. Пока не объявлена свобода сходок, слова и печати, до тех пор не исчезнет позорная русская инквизиция, трашотцая исповедание неказенной веры, неказенных мнений, неказенных учений» 12.

Чтобы протест демократических элементов против насилия и гнета абсолютизма носил не стихийный, а организованный характер, В. И. Ленин требовал «вырабатывать из практиков социал-демократов таких политических вождей, которые бы умели руководить всеми проявлениями этой всесторонней борьбы, умели в нужную минуту «продиктовать положительную программу действий» и волнующимся студентам, и недовольным земцам, и возмущенным сектантам, и обиженным народным учителям, и проч., и проч.» 13

В. И. Ленин обратил внимание социал-демократии на необходимость политического просвещения сектантов и это дело считал общепартийной задачей. В ее выполнении чрезвычайно велика была роль В. Д. Бонч-Бруевича, виднейшего марксистского исследователя сектантства14. В письме В. Д. Бонч-Бруевичу от 27 ноября 1901 г. В. И. Ленин писал: «Само собой, что всякие сведения о преследовании сектантов, тайные циркуляры об этих преследованиях... нас крайне интересуют, а потому если вы исполните свое обещание — присылать материал, мы будем вам чрезвычайно благодарны» 15. Политическое просвещение сектантов включало не только разъяснение, что их положение преследуемого вероучения является частью общего гнета абсолютизма, лежавшего на народных массах, но и ознакомление с задачами, которые ставит социал-демократическая партия в своей борьбе за революционные интересы народа.

В. И. Ленин писал В. д. Бонч-Бруевичу: «Если пришлете адреса сектантов, которым можно посылать «Искру» в конвертах, мы будем посылать им аккуратно все номера» 16.

В опубликованной в 1902 г. статье «Значение сектантства для современной России» В. Д. Бонч-Бруевич изложил в общих чертах свои соображения о направлении социал-демократической работы среди сектантов. Он предусматривал: 1) издание брошюр, прокламаций и летучих листков; 2) использование связей городских сектантских организаций с сельскими для распространения в деревне нелегальных брошюр, листков, прокламаций; 3) путем систематического распространения нелегальной литературы подготовление почвы для создания в деревнях революционных организаций крестьян. Для осуществления этого плана В. Д. Бонч-Бруевич предлагал выделить партийных пропагандистов и организаторов исключительно для работы среди сектантов 17.

Предложения, выдвинутые В. Д. Бонч-Бруевичем, отчасти основывались на накопленном опыте. Уже в 1900—1901 гг. по адресам сектантов, проживавших в России, а также в европейских странах и в Америке, доставлялась социал-демократическая литература. В 1901 г. В. Д. Бонч-Бруевич и В. М. Величкина (в сотрудничестве с Д. А. Хилковым и еще несколькими лицами) приступили к изданию анонимных брошюр под названием «Народные листки». В предисловии к первому номеру «Народных листков» заявлялось, что издание рассчитано на самые широкие

____

12    В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 7, стр. 125.

13    Там же, т. 6, стр. 86.

14    См. об этом: А. И. Клибанов. В. Д. Бонч-Бруевич и проблемы религиознообщественных движений в России. Статья в книге: В. Д. Бонч-Бруевич. Избранные сочинения, т. I. М., 1959, стр. 7—28; М. И. Шахнович. В. Д. Бонч-Бруевич — исследователь религиозно-общественных движений в России. «Ежегодник музея истории религии и атеизма», т. VII. М., 1963, стр. 293—300.

15    Письмо хранится в архиве НМЛ при ЦК КПСС. Цит. по кн.: И. А. Крывелев. Ленин о религии. М., 1960, стр. 132—133.

16 Там же, стр. 182—183.

17 В. Д. Бонч-Бруевич. Значение сектантства для современной России. «Жизнь», Лондон, 1902, № 1, стр. 293—334.

 

спои русского .крестьянства и городских рабочих. Первый номер был посвящен мученикам революционной борьбы за народ. Очень ярко написан четвертый номер «Народных листков», содержавший боевую статью «Русский ткач Петр Алексеевич Алексеев» и речь Петра Алексеева на суде. «Народные листки» рассылались сектантам.

«Сектанты,— подводил в 1903 г. некоторые итоги В. Д. Бонч-Бруевич,— охотно брали и читали революционную социалистическую литературу и распространяли ее. Отзывы о литературе были в общем весьма благоприятны: литература не только нравилась, но, как писали сектанты, «открывала глаза на все сущее» 18. Более того, молокане содействовали транспорту социал-демократической литературы из Турции и Персии в Россию, «новоштундисты» (и старообрядцы-некрасовцы) помогали перевозить социал-демократическую литературу, в частности «Искру», из Румынии в Россию через Дунай * 19.

Вопрос о работе среди сектантов был включен в повестку дня II съезда РСДРП.

В. Д. Бонч-Бруевич в докладе «Раскол и сектантство в России», написанном по поручению В. И. Ленина и прочитанном В. И. Лениным 23 августа 1903 г. на 37-м заседании съезда, указывал, что необходимо изолировать сектантов от всех тех, кто пытается отвлечь их от политической борьбы или же растворить их протест в религиозных идеях «ненасилия» и «самосовершенствования». Без изоляции классово-враждебных влияний на сектантов невозможно было осуществить задачу привлечения их к социал-демократии.

Обосновывая свои предложения о социал-демократической пропаганде среди сектантов В. Д. Бонч-Бруевич сослался на неразрывную связь этих предложений со всей политикой и практикой социал-демократии. Он писал: «...товарищ Ленин, в своей книжке «Что делать?», в нескольких местах обращает внимание на то, что и сектантами не надо не только пренебрегать, а при широкой постановке дела нашей социал-демократической пропаганды нам необходимо будет воспользоваться и их настроением, и фактами их преследования. «Искра» также несколько раз в своих статьях обращала внимание читателей на сектантский вопрос» 20.

Придется считаться с тем обстоятельством, отмечал В. Д. Бонч-Бруевич, что привлекаемые к социал-демократии народные элементы из сектантских направлений будут в течение известного времени сохранять свои «чисто сектантские особенности». Это не значило, что социал-демократы в какой-либо степени должны были идти на уступки политической неразвитости сектантов или скрывать от них задачи и цели социал-демократии. «Не забывая ни на минуту наших требований как социал-демократов,— писал В. Д. Бонч-Бруевич,— наших конечных целей как социалистов и нб только не скрывая ни того, ни другого, а, наоборот, везде и всюду пропагандируя начала классовой борьбы и пролетарское отношение к господствующему порядку вещей, мы, тем не менее, как партия, выражающая интересы самой чистой, самой истинной демократии, привлечем к себе все лучшие силы страны, все те самые элементы народа, политическое сознание которых уже стало в прямое противоречие с интересами владеющих классов» 20а.

В. Д. Бонч-Бруевич заключил свой доклад предложением издавать с января 1904 г. под контролом Центрального органа партии периодический листок для сектантов. Текст резолюции по докладу В. Д. Бонч-Бруевича

____

13 В. Д. Бонч-Бруевич. Избранные сочинения, т. I, стр. 178.

19    В. Д. Бонч-Бруевич. Как печатались и тайно доставлялись в Россию запрещенные издания нашей партии. М., 1924, стр. 22—40.

20    В. Д. Бонч-Бруевич. Избранные сочинения, т. I, стр. 177—178.

203 Там же, стр. 186.

 

написал В. И. Ленин. Он был принят с небольшими поправками Г. В. Плеханова: «Принимая в соображение, что сектантское движение в России является во многих его проявлениях одним из демократических течений, направленных против существующего порядка вещей, II съезд обращает внимание всех членов партии на работу среди сектантов в целях привлечения их к социал-демакратии.

Съезд поручает ЦК заняться вопросом о предложении, заключающемся в докладе т. Бонч-Бруевича» 21.

Во исполнение решения II съезда РСДРП с января 1904 г. в Женеве стал издаваться социал-демократический листок для сектантов под названием «Рассвет». Он выходил в виде ежемесячного журнала, тиражом в две тысячи экземпляров. Редактором его был В. Д. Бонч-Бруевич. Всего в течение 1904 г. вышло девять номеров. Журнал широко откликался на важнейшие события времени. В нем печатались статьи о русско-японской войне, в которых разоблачалась империалистическая политика царского самодержавия и разъяснялись задачи, встававшие перед рабочим классом в связи с войной. Большое внимание уделял журнал вопросам русского и международного рабочего движения, стачечной борьбе. В журнале систематически помещались обзоры «Среди сектантов», публиковались материалы, написанные самими сектантами.

Обращает на себя внимание тот факт, что «Рассвет» ставил своей задачей также и научно-атеистическое просвещение сектантов. Этому вопросу были посвящены содержательные статьи В. М. Величинной «О священных книгах», «Что такое библия, как и кем она написана», «Происхождение религиозных верований в человечестве». Интерес представляла статья Ник. Нилова «К вопросу о революционной работе среди сектантов» 22.

Автор исходил из опыта социал-демократической работы среди сектантов и высказывал соображения и наблюдения, до сих пор не утратившие своего значения.

В то время как «русский пролетариат,— отмечал Нилов,— очень легко прощается с церковью и освобождается от опеки православия, а вместе с тем от влияний религиозной идеологии вообще... сектант расстается со своими принципами не так легко». Религиозная идеология сектантства держала своих последователей в 'более цепком, нежели православие, плену и являлась более трудным, чем идеология православия, препятствием, преграждавшим своим последователям путь к революционной борьбе. Нилов объяснял это тем, что сектантство является религией, «несколько очищенной от архаизма» и «так или иначе приспособленной к окружающим условиям», что учения сектантства возникали «путем критики господствующей церкви» 23.

Автор статьи отмечал свойственные религиозной психологии сектанта черты фанатизма. Особенно важными представляются соображения, почерпнутые Ниловым из практики работы среди сектантов, о содержании собеседований с сектантами и характере подготовки пропагандиста, ведущего эту работу.

Нилов выделял особенно необходимую при работе среди сектантов подготовку пропагандиста в вопросах философии и психологии. «Я бы сказал, что, кроме значения сектантских учений, евангелия и богословия, нужно иметь достаточную философскую подготовку, так как сектант по самой сущности его мировоззрения не останавливается копаться

____

21    «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. I. Изд. 7. М., 1954, стр. 48.

22    Ник. Нилов. К вопросу о революционной работе среди сектантов. «Рассвет», Женева, 1904, № 3.

23    Там же, стр. 73.

 

в глубоко философских и очень орудных вопросах. Он делается казуистом и схоластом, упорно отстаивает свои взгляды, требует основательной их критики, и всему этому социал-демократ должен противопоставить специальную подготовку, солидное знание и понимание психологии сектанта» 24.

«Рассвет» распространялся в России и за границей (преимущественно среди русских духоборов в Канаде).

Появление «Рассвета» вызвало бурную реакцию со стороны церкви. Уже в марте 1904 г. журнал «Миссионерское обозрение» извещал всех сотрудников православной миссии 26 о том, что «с января настоящего года за границей для русских сектантов... открыто и еще одно периодическое издание, причем лицами..., подвизавшимися больше в роли политических ратоборцев за интересы социал-демократов, иначе говоря, без веры и бога, врагами церкви и царя». Миссионеры сетовали на то, что «интеллигентные вожди сектантства решили вести его уже не по толстовскому пути пассивного сопротивления существующему государственному строю, а по пути активному, т. е. по пути анархии и революции» 26. Знаменательно, что толстовское «Свободное слово» выступило против «Рассвета» с аргументацией, тождественной «Миссионерскому обозрению».

Ликвидаторское отношение к «Рассвету» проявили меньшевики. Журнал, будучи для партии совершенно новым делом, имел свои недостатки, связанные главным образом с тем, что в нем недостаточно участвовали опытные партийные литераторы. Через пять месяцев со времени начала издания «Рассвета» меньшевики поставили в Совете партии вопрос о прекращении выпуска журнала, объявив этот опыт неудавшимся.

В. И. Ленин, критически относясь к недостаткам журнала, в то же время решительно выступил против предложения меньшевиков. В частности, он говорил: «Пока прошло всего лишь пять месяцев со времени начала издания. Возможно, что орган еще сможет стать на ноги, особенно, если к нему придут на помощь другие литераторы. Кое-что все-таки сделано: связи среди сектантов расширяются и в Америке, и в России. Кроме того, следует заметить, что в денежном отношении это издание не ложится на плечи партии, так как «Рассвет» издается, на отдельные средства. Считаю закрытие «Рассвета» преждевременным и предлагаю продолжать опыт» 27.

«Рассвет» продолжал выходить. Его издание было приостановлено в конце 1904 г. В связи с этим последовало сообщение редакции журнала: «Доводим до всеобщего сведения, что мы решили приостановить издание „Рассвета", так как острый кризис, переживаемый нашей партией, требует и от нас напряжения всех сил для внутрипартийной работы. При более благоприятных обстоятельствах мы возобновим наш опыт, давший и за этот год некоторые положительные результаты» 28. Однако издание журнала возобновлено не было. Начавшаяся первая буржуазно-демократическая революция потребовала сосредоточения всех партийных сил на непосредственных задачах революционной борьбы. В 1905 г. В. Д. Бонч-Бруевич, руководивший журналом и вообще налаживанием связей с сектантами, нелегально выехал из Женевы в Россию для агитации за созыв III съезда РСДРП.

____

24 Там же, стр. 74.

25    Напомним следующее высказывание В. И. Ленина в 1902 г.: «...всем известно, что в последнее время преследования сектантов стали еще более зверскими, и образование миссий стоит с этим в прямой связи...» (В. И. Ленин. Полное собрание-сочинений, т. 5, стр. 338.)

26    «Миссионерское обозрение», 1906, № 6, стр. 764 (разрядка наша.—Л. К.).

27    В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 8, стр. 441.

28    Влад. Бонч-Бруевич. На боевых постах Февральской и Октябрьской революции, стр. 69.

 

Хотя начало социал-демократической агитации и пропаганды среди •сектантов было положено еще в конце 90-х годов, однако в качестве общепартийной эта задача была принята на II съезде РСДРП. Менее чем за полтора года после этого в России началась первая буржуазно-демократическая революция. Естественно, что за столь короткий срок социал-демократическая работа среди сектантов не могла проникнуть в их глубинные слои, политически просветить их отуманенное религией сознание, парализовать влияние буржуазных руководителей сектантства, а также реакционное влияние толстовских деятелей.

Когда В. И. Ленин в работе «Проект программы нашей партии» ставил перед социал-демократией задачу оказать поддержку всем революционным элементам крестьянства, в том числе крестьянам, участвовавшим в религиозном сектантстве, он писал: «Сумеют ли эти революционные элементы русского крестьянства проявить себя хоть так, как проявили себя западноевропейские крестьяне при низвержении абсолютизма,— это вопрос, на который история еще не дала ответа» 29.

Что касается религиозного сектантства, то опыт революции 1905— 1907 гг. ответил на этот вопрос отрицательно. При том, что революция отрезвила умы многих рядовых сектантов, все сколько-нибудь значительные сектантские организации выступили в эти годы заодно с контрреволюционной буржуазией. В. И. Ленин предвидел возможности такого рода, когда писал, что «социал-демократия нимало не потеряет от этого в своем добром имени и в своем движении, ибо не ее вина, что крестьянство не ответило (может быть не в силах было ответить) на ее революционный призыв. Рабочее движение идет и пойдет своим путем, несмотря ни на какие измены крупной или мелкой буржуазии» 30.

Революция 1905—1907 гг. положила исторический конец сектантству как форме социального протеста демократических элементов.

«Было время в истории,— писал в 1913 г. В. И. Ленин,— когда... борьба демократии и пролетариата шла в форме борьбы одной религиозной идеи против другой.

Но и это время давно прошло.

Теперь и в Европе, и в России всякая, даже самая утонченная, самая благонамеренная защита или оправдание идеи бога есть оправдание реакции» 31.

Но оставались демократические низы сектантства. Они были пленниками предрассудков, невольниками своих руководителей, жертвами поповской травли и полицейских репрессий. К ним неизменно направлялось слово революционной социал-демократии.

В декабре 1905 г. В. И. Ленин в статье «Социализм и религия» вновь со всей силой выступил на защиту свободы совести, за объявление религии «частным делом по отношению к государству», за полное отделение церкви от государства, за свободу «исповедовать какую угодно религию или не признавать никакой религии, т. е. быть атеистом...» 32

Борьба за свободу совести, включавшая в себя и борьбу против религиозных преследований сектантов, велась социал-демократическими депутатами с трибуны Государственной Думы.

В интересующей нас связи особенно должна быть отмечена речь Г. И. Петровского в IV Государственной Думе 3 мая 1913 г. в связи с запросом о преследованиях сектантов правительственной администрацией на местах:

«Нашею фракцией,— говорил Г. И. Петровский,— в порядке спешности внесен всем вам уже известный запрос министру внутренних дел о преследовании

____

28 В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 4, стр. 229.

30    Там же.

31    В. И. Ленин. Сочинения, т. 35, стр. 93.

32    В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 12, стр. 143.

 

сектантов... Это дело не требует отложения. К какой бы политической партии вы здесь ни принадлежали, г. г., все же в этом вопросе, в вопросе свободы совести, казалось бы, не должно быть двух мнений, так как право на свободу совести есть самое примитивное политическое право...» 33 Г. И. Петровский продолжал: «Мы, социал-демократы России, с первого дня своего существования усвоили в своей программе общую мировую социал-демократическую точку зрения в отношении религии. Будучи последовательными атеистами, мы охотно предоставляем небо, по выражению Бебеля, воробьям. Мы всегда и везде неуклонно провозглашаем свободу совести...» .

Революционные социал-демократы разоблачали царский произвол над сектантами нередко и с трибун судебных заседаний: «Я с неделю как вернулся с большого судебного процесса,— писал 29 апреля 1912 г. В. Д. Бонч-Бруевич,— который состоялся в г. Острогожске Воронежской губ. Там судили 81 сектанта за их веру... я должен был впервые в жизни выступать общественным защитником и глубоко счастлив тем, что мои специальные знания дали возможность, помогли защите вырвать из рук обвинения 65 человек, которые оправданы совершенно» 35. Впоследствии В. Д. Бонч-Бруевич неоднократно выступал на процессах против сектантов, разоблачая фальсификации царского суда.

В сложной обстановке политической борьбы в России начала XX в. партия большевиков явилась единственной силой, указывавшей сектантам реальный путь борьбы за освобождение от эксплуатации господствующих классов, полицейского произвола, насилий над совестью. Партия делала все возможное, чтобы помочь сектантам выйти на путь общедемократической борьбы, просветить их сознание, показать, что их объединение на почве (религии противоречит коренным интересам их объединения, как трудящихся и эксплуатируемых. Партия разоблачала толстовцев и любых подвизавшихся в среде сектантов деятелей, обманывавших и усыплявших классовое сознание сектантов с помощью патриархальных иллюзий и разного вида религиозного одурманивания. Она была единственным принципиальным и до конца последовательным защитником сектантов от преследований со стороны царского режима, от поповско-миссионерской травли и клеветы.

Эта многосторонняя деятельность партии имела глубокое научное основание, разработанное В. И. Лениным и обогащавшееся в опыте работы по привлечению сектантов к социал-демократии.

Высказывания В. И. Ленина о религиозном сектантстве, теоретический и практический опыт социал-демократической работы среди сектантов имеют ключевое методологическое значение для исследования всех проблем истории религиозного сектантства в России.

* * *

Изучение истории религиозного сектантства восполняет картину народных движений в России как в период позднего феодализма, так и в период капитализма, когда в условиях существования многочисленных феодальных пережитков социальный протест народных масс зачастую продолжал облекаться в религиозную форму. Разумеется, в ходе развития классовой борьбы общественное значение народных движений, выражавших свои социальные требования в религиозной форме, становилось все более частным и ограниченным. Но не частное, а принципиальное значение имели социальные интересы и идеалы участников этих движений, как ни темен был религиозный язык, к которому они прибегали.

____

33    «Государственная Дума. Стенографические отчеты», ч. II. СПб., 1913, стр. 756.

34    Там же, стр. 757.

35    В. Д. Бонч-Бруевич. Избранные сочинения, т. I, стр. 348.

 

Маркс писал: «Конечно, много легче посредством анализа найти земное ядро туманных религиозных представлений, чем, наоборот, из данных отношений реальной жизни вывести соответствующие им религиозные-формы. Последний метод есть единственно материалистический, а, следовательно, единственно научный метод» 36. Историк религиозно-общественных движений, следуя методу, указанному Марксом, т. е. изучая корни этих движений в «отношениях реальной жизни», тем самым покажет как своеобразие этих движений, так и то общее, что принадлежало в них освободительной борьбе трудящихся классов.

Таким образом, религиозно-общественные движения будут рассматриваться не как своего рода «привесок», от которого исследователь народных движений может отказаться без ущерба, а как продукт «отношений реальной жизни», обусловивших все исторически-известное многообразие форм освободительной борьбы. Без понимания многообразия и единства-этих форм, их (меняющегося в ходе истории соотношения невозможна целостная картина истории народных движений, как и невозможна реальная оценка уровня общественного развития народных движений на разных этапах их истории.

История религиозного сектантства в России запечатлела и лежащий в русле социальных утопий опыт общественного творчества его участников и их искания в области политических, социальных, философских, этических вопросов. Между тем исследователи крестьянских движений XVII— XIX вв., как правило, не обращаются к этой форме народного творчества сетуя в то же время на ограниченность круга источников, характеризующих мировоззрение крестьянских движений. Напомним, что В. И. Ленин,, по свидетельству В. Д. Бонч-Бруевича, «очень интересовался рукописями сектантов... Особенно заинтересовали его философские сочинения. И как-то-раз, когда он особо углубился в их чтение... сказал мне: «Как это интересно! Ведь это создал простой народ... целые трактаты... Ведь зто семнадцатый век Европы и Англии в девятнадцатом столетии России...» 37.

Изучение истории религиозного сектантства в России имеет познавательное значение и для понимания исторической ограниченности крестьянских движений в религиозной форме, той глубоко-реакционной роли, которую играла в них религиозная идеология. В конечном счете, как показывает история религиозного сектантства, все выступавшие в теологической оболочке демократические движения задохнулись в ней и превратились в организации буржуазной реакции.

Проблемы научного построения истории религиозного сектантства имеют свои трудности, связанные прежде всего с недостаточной изученностью круга источников по этому (вопросу. Многочисленные источники, хранящиеся в центральных архивах (в архиве Синода, министерства внутренних дел и др.), и еще более многочисленные материалы, хранящиеся в местных архивах (в архивах губернских судебных учреждений, консисторских и др.), в условиях царской России не были доступны исследователям. Они остаются почти неисследованными и в настоящее время, так как изучение истории религиозно-общественных движений в России является одним из самых отстающих участков в советской историографии.

Все же имеющиеся дореволюционные публикации ведомственных источников при всей своей тенденциозности, неполноте и зависимости от степени элементарной добросовестности публикаторов сохраняют большее или меньшее значение для историка религиозно-общественных движений. В этом ряду следует назвать публикации чиновников Н. Варадинова («История министерства внутренних дел», т. 8. СПб., 1863), Ф. Ливанова («Раскольники и острожники», т. I—IV. СПб., 1869), В. Валькевича («Записка о пропаганде протестантских сект в России и особенно на Кавказе»),

____

36    К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 23, стр. 383, примеч. 89.

37    В. Д. Бонч-Бруевич. Избранные сочинения, т. I, стр. 380.

 

епископа Алексея Дородницына («Материалы по истории религиозно-рационалистического движения на юге России»),

Наиболее объемистые по привлечению материалов, но и наиболее тенденциозные, далекие от основных приемов научного издания — книги Ливанова. Последний явно преследовал цель поразить воображение читателя «сенсационностью» материала, снискать дешевую популярность, а заодно изобразить сектантов в качестве заядлых врагов «престола» и церкви. Многие из материалов, привлекаемых Ливановым, исчезли из -архивов, возможно, не без участия его самого.

Подлинную брешь в тайне, охранявшей политику самодержавия и церкви по отношению к сектантству и старообрядчеству, пробили лондонские издания Герцена и Огарева. По их поручению В. И. Кельсиев опубликовал в Лондоне «Сборник правительственных сведений о раскольниках» (в четырех частях, 1861—1862 гг.) и «Сборник постановлений по части раскола (в двух частях, 1863 г.). Эти издания имели большое общественное значение, так как разоблачали произвол и насилие царизма и церкви в их борьбе с представителями религиозной оппозиции.

Необходимо подчеркнуть, что при всей важности группы ведомственных источников для изучения истории сектантства они односторонни по самому своему существу. Положение меняется в тех случаях, когда документации правительственных и церковных властей сопутствует в качестве «вещественного доказательства» литература самих сектантов — их религиозные и иные сочинения, изобразительный материал и т. д. При исследовании истории религиозного сектантства необходимо как можно более последовательное применение принципа комплексного изучения источников, широкого привлечения материалов о сектантстве, собранных этнографами, фольклористами, экономистами, статистиками, представителями других отраслей знания.

Не приходится говорить о значении экономико-статистического и демографического материала как источника для характеристики внутренних процессов, происходивших в сектантстве, и его взаимоотношений с окружающей общественной средой. Далеко не всегда к этим материалам исследователя ведут прямые дороги. При наличии экономико-статистических и демографических описаний большинства губерний России, пункты, населенные сектантами, в них не выделены. Между тем духоборы, молокане, субботники, христововеры разных направлений, скопцы и другие селились, как правило, компактно и обособленно.

Чем более окраинное положение занимали территории, населенные сектантами, тем меньше исключений имеет это правило. Доступ к экономико-статистическим и демографическим данным как источнику для характеристики религиозных сект лежит через восстановление географической локализации их, что достигается совокупным изучением ведомственных и церковных источников (местных и центральных), а также этнографических материалов и работ.

Основой для нашего исследования послужили следующие источники.

1.    Печатные публикации материалов, характеризующих историю и мировоззрение религиозного сектантства и в первую очередь многотомные публикации В. Д. Бонч-Бруевича — «Материалы к истории и изучению русского сектантства» и «Материалы по истории религиозно-общественных движений». Мы неоднократно прибегали и к публикациям документов в «Материалах по истории религиозно-рационалистического движения на юге России» ел. Алексия (Дородницына) и в «Записке о пропаганде протестантских сект в России и особенно на Кавказе» В. А. Валькевича.

2.    Сочинения сектантских авторов — христововеров, духоборов, молокан, баптистов, евангельских христиан, адвентистов, опубликованные отдельными изданиями в России и за границей, а также в общей периодической печати.

3.    Рукописные сочинения и документы, принадлежащие сектантским авторам, в архивных собраниях Музея истории религии и атеизма в Ленинграде, Института истории АН СССР, Государственной публичной библиотеки им. В. И. Ленина, а также собранные нами лично.

4.    Произведения сектантского фольклора, которыми мы пользовались преимущественно по публикации Т. С. Рождественского и М. Н. Успенского «Песни русских сектантов-мистиков».

5.    Сектантская периодическая печать, а именно: журналы «Благая Весть», «Благовестник», «Сектантский Вестник», «Молоканский Вестник», «Молоканин», «Христианин», «Духовный христианин», «Баптист»,. «Гость», «Сеятель», «Слово истины», «Утренняя Звезда», «Вестник христианина».

6.    Этнографические и этнографическо-статистические обзоры, опубликованные В. Д. Бонч-Бруевичем, А. С. Пругавиным, В. И. Ясевич-Бородаевской, М. В. Муратовым, Н. Дингелыштедтом, С. Максимовым, И. Е. Петровым, И. Я. Сегалем и др.

7.    Экономическо-статистические сочинения, охватывающие районы и пункты сектантской колонизации в губерниях Кавказа и в Приамурье.

8.    Сведения официальных учреждений, относящиеся к характеристике сектантства, его статистике и т. д., главным образом документация департамента духовных дел, департамента полиции, Синода и т. д., хранящаяся в соответствующих фондах ЦГИАЛ, ЦГИАМ и ЦГАОР.

По соображениям, отчасти изложенным выше, отчасти излагаемым во второй главе, мы не считали возможным остановиться .в нашей работе на тех или иных проблемах истории старообрядчества. Мы целиком разделяем мнение В. Д. Бонч-Бруевича, высказанное в докладе «Раскол и сектантство в России» для второго съезда РСДРП: «Одним из главнейших и постоянных смешений, ведущих к большим заблуждениям и неправильным толкованиям, является нередко отожествление раскола, особенно «воинствующего», с сектантством, в то время как и происхождение, и значение того и другого явления в нашей исторической жизни существенно различны» 38.

Мы ограничили наше исследование как тематически, так и хронологически, сделав его предметом лишь наиболее устойчивые и распространенные формы сектантства на отрезке их развития с 60-х годов XIX в. па 1917 г., т. е. в период капитализма. При этом нельзя было обойтись без экскурсов в более раннюю историю религиозных сект, как и без главы, посвященной генезису религиозного сектантства.

Это хронологическое отступление служит лучшему пониманию процессов, происходивших в религиозном сектантстве в период капитализма. Она вместе с тем связывает настоящее исследование с нашим опытом изучения религиозно-общественных движений в период феодализма 39.

Путь к всестороннему исследованию истории религиозного сектантства лежит через монографическое изучение истории религиозных сект. Мы не могли поэтому ставить иной задачи, как лишь наметить самые общие контуры этого большого и сложного исторического явления. Надеемся, что наш опыт стимулирует появление новых работ в рассматриваемой области и поможет исследователям в начале их творческого пути.

С глубокой признательностью мы воспользовались советами П. Г. Рындзюнского, ознакомившегося с нашей работой в рукописи.

Пользуемся случаем поблагодарить Г. С. Лялину — научного сотрудника Института научного атеизма АОН при ЦК КПСС — за большое содействие в выявлении и первичной обработке фактических материалов,, а также за помощь при подготовке настоящей работы к изданию.

____

38 В. Д. Бонч-Бруевич. Избранные сочинения, т. I, стр. 153.

39 А. И. Клибанов. Реформационные движения в России в XIV — первой половине XVI вв. М., 1960.

 

К содержанию - История религиозного сектантства в России