Карта сайта

Глава пятая - ДВОЕВЛАСТИЕ

«В высшей степени замечательное своеобразие нашей революции состоит в том, что она создала двоевластием,

В. И. Ленин

 

ОБРАЗОВАНИЕ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

Буржуазия давно готовила новое правительство России. Она хотела получить его из рук царя в виде «ответственного министерства» или хотя бы «министерства доверия». Еще в 1915 г. ходили по рукам и даже публиковались списки кандидатов в новые министры. На образовании нового правительства настаивали думские деятели и в первые дни революции. Но царь медлил, тогда Родзянко вступил в переговоры с членами династии Романовых, находившимися в Царском Селе и Петрограде, чтобы совместными силами найти выход из создавшегося положения.

Родзянко установил связь с дядей царя, вел. кн. Павлом Александровичем, занимавшим должность командующего гвардией. Обмен мнений между Таврическим дворцом и Царским Селом, где находился Павел Александрович, проводился через доверенного Родзянко — адвоката Н. Иванова. Было известно, что Николай II покинул Ставку и едет в Царское Село. Павел Александрович взялся встретить царя первым и указать ему на необходимость «даровать» ответственное перед Думой министерство и этим положить начало конституционному правлению. Уступки царя предполагалось облечь в форму манифеста и уже началось его составление. Инициаторов этой затеи беспокоило одно: как бы Александра Федоровна не направила действия своего венценосного супруга в другую сторону, — вот почему они хотели добиться разговора с царем раньше, чем он встретится со своей женой.

Но время шло, а царь все не приезжал и никаких распоряжений от него не поступало. Выяснилось, что Николай II не может прорваться в столицу. А между тем события в Петрограде приобретали крайне опасный для царизма характер. Тогда решено было от имени царицы и великих князей направить проект манифеста об «ответственном министерстве» царю в Ставку. Александра Федоровна отклонила проект 1. Но три старших великих князя одобрили его.

В манифесте говорилось, что царь ко дню окончания войны был намерен перестроить государственное управление на началах широкого народного представительства, но события последних дней иоказали, что надо поторопиться; не опираясь на законодательные учреждения, правительство не смогло предвидеть и предупредить события. Манифест называл начавшуюся революцию смутой и выражал надежду, что она будет сломлена. От имени царя проект манифеста провозглашал: «Мы предоставляем государству Российскому конституционный строй и повелеваем продолжать прерванные указом нашим занятия Государственного совета и Государственной думы. Поручаем председателю Государственной думы немедленно составить временный кабинет, опирающийся на доверие страны, который в согласии с нами озаботится созывом законодательного собрания, необходимого для безотлагательного рассмотрения имеющего быть внесенным правительством проекта новых основных законов Российской империи» 2.

Павел Александрович согласился с проектом царского манифеста 1 марта. Ставя подпись, он перекрестился и воскликнул: «Какое совпадение, сегодня день памяти смерти моего брата!» Воспоминания об этом были для Павла не из приятных: 1 марта 1881 г. его брат Александр II был убит народовольцами. «В добрый час!» — напутствовал Павел Н. Иванова, и тот помчался в Петроград к Михаилу Александровичу и Кириллу Владимировичу, старшим в порядке престолонаследия.

«Совершенно согласен. Это необходимо», — сказал Кирилл, ставя свою подпись. «Я также считаю, что другого выхода нет и что такой акт необходим», — заявил при подписании Михаил Александрович. 28 февраля он сообщает своей жене — М. Брасо-вой: «Мозги наши не дремлют и на очереди стоит вопрос о том, как войти в сношения с представителями того края, где мы арендуем имение». На другой день тому же адресату Михаил пишет более определенно: «События развиваются с ужасающей быстротой. .. Я подписал манифест, который должен быть подписан государем. На нем подписи Павла А. и Кирилла и теперь моя, как

____

1    Впоследствии царица писала Николаю: «Павел, получивший от меня страшнейшую головомойку за то, что ничего не делал с гвардией, старается теперь работать изо всех сил и собирается нас всех спасти благородным и безумным способом: он составил идиотский манифест относительно конституции после войны и т. п.» («Переписка Николая и Александры Романовых», т. V. М.—Л., 1927, стр. 227).

2    «Огонек», 1923, № 1.

 

старших великих князей. Этим манифестом начнется новое существование России» 3.

Новое существование России действительно началось, но, конечно, это никак не было связано с данным манифестом. 1 марта проект манифеста был доставлен в Государственную думу, видимо, для согласования и последующей отправки царю. Н. Иванов не мог доставить его на машине, он шел пешком по улицам, запруженным народом, и видел, что настроение масс дошло до острого недовольства и едва ли проектируемый манифест мог удовлетворить их. Н. Иванов писал: «Я нес манифест Временному комитету и с каждым шагом убеждался, что дело Романовых проиграно, что кабинетом Родзянко не отделаться, что массе нужна великая жертва. Родзянко показался на сей раз не торжественным триумвиром на революционной колеснице, а жалким возницей, теряющим вожжи. Он как-то и внешне сдал. «Я думаю, что происходит это слишком поздно», — говорю я о манифесте. «Я того же мнения», — отвечает он. Я передаю манифест Милюкову, и он ставит на копии подпись о принятии» 4.

Проект царского манифеста, видимо, так и не дошел до царя. Вместе с тем события развивались столь быстро и решительно, что остановить их стремительный бег обещанием даровать новое издание злополучного манифеста 17 октября было невозможно. Проект нового манифеста отражал давно прошедший этап движения, за рамки которого вышла еще первая русская революция. На вопрос Михаила Александровича о судьбе подписанного им манифеста Н. Иванов ответил: «Манифест уже принадлежит истории. Настроения Таврического дворца диктуются не теми, кто считается руководителями движения... Роль Временного комитета Государственной думы не вырастает, а падает. Родзянко, Керенский и иже с ними вынуждены вертеться, как волчки на бурных волнах, и легализировать все, что приносит народная толпа. Во что выльется хотя бы ближайший день, никто не взялся бы предвещать» 5.

Думские лидеры вынуждены были пойти дальше своих первоначальных намерений и ради спасения царской монархии пожертвовать Николаем II. Еще 28 февраля в Комитете Государственной думы встал вопрос об осуществлении давно существовавшего плана отречения от престола Николая II в пользу сына Алексея при регентстве Михаила Александровича. В «Протоколе событий» думского Комитета говорилось: «Течение событий, настроение воинских частей, их командного состава и народных масс указывали на то, что акт об отречении Николая II представляется

____

3    ЦГАОР СССР, ф. 622, on. 1, д. 22, лл. 85, 87. На одном из конвертов Михаил Романов иронически надписал: «Товарищу Наталии Сергеевне Брасовой от товарища М. А. Р.».

4    Там же, ф. 6439, on. 1, д. 1, л. И.

5    Там же, д. 3, л. 1.

 

совершенно неизбежным»б. Тогда же, 28 февраля, был написан проект акта об отречении в пользу Алексея при регентстве Михаила и намечена поездка Родзянко и Шидловского с этим актом к царю. Сначала вопрос был отложен из-за неясности, где можно встретиться с царем; никто не знал, где он находится. Затем выяснилось, что поездке Родзянко противодействует Совет рабочих депутатов, а без его согласия железнодорожники не дают состава. Таким образом, Родзянко вел двойную игру — вел переговоры с Павлом Александровичем о сохранении престола за Николаем II и собирался ехать к царю, чтобы добиться его отречения.

Официальная версия обсуждения вопроса об отречении подтверждается воспоминаниями С. И. Шидловского. Он рассказывает, что Временный комитет Думы решил потребовать отречения Николая II ив этих целях направить его и Родзянко к царю. «Вопрос о поездке разработан был весьма мало. Не была предусмотрена возможность нашего ареста, возможность вооруженного сопротивления верных государю войск, а с другой стороны, предусматривалась возможность ареста нами государя, причем в последнем случае не было решено, куда его везти, что с ним делать и т. д. Вообще предприятие было весьма легкомысленное... Я стал ожидать час отъезда. Проходил час, другой, третий, неоднократно звонили по телефону на станцию Николаевской железной дороги, спрашивали, готов ли поезд, но из этого ничего не выходило и всегда по каким-то причинам ничего не было готово» 7.

Между тем, как отмечалось в предыдущей главе, положение в Петрограде становилось все более острым и опасным для буржуазии; думский Комитет не имел власти, восставший народ не доверял ему; он шел за Советом рабочих и солдатских депутатов. В таких условиях, продолжая попытки связаться с царем, думские деятели решили образовать правительство, не дожидаясь его санкции. 1 марта 1917 г. Временный комитет Думы вынес решение,' которое гласило: «Временный Комитет членов Государственной думы в целях предотвращения анархии и для восстановления общественного спокойствия после низвержения старого государственного строя постановил: организовать впредь до созыва Учредительного собрания, имеющего определить форму правления Российского государства, правительственную власть, образовав для сего Временный общественный Совет министров в составе нижеследующих лиц, доверие к которым страны обеспечено их прошлою общественной и политической деятельностью» 8.

____

8 «Протокол событий», стр. 20.

7    С. И. Шидловский. Воспоминания. — «Февральская революция». М.-Л., 1925, стр. 294.

8     ЦГАОР СССР, ф. 6, оп. 2, д. 120, л. 1.

 

В основу нового состава «министерства доверия» был положен список, составленный до революции. Премьер-министром намечался князь Г. Львов, его срочно вызвали из Москвы. 1 марта состоялась беседа между ним и членами думского Комитета. П. Милюков впоследствии писал, что он был сильно разочарован этой беседой. «Мы не почувствовали перед собой вождя. Князь был уклончив и осторожен: он реагировал на события в мягких расплывчатых формах и отделывался общими фразами». «Шляпа», — сказал про него Милюков после этой беседы. Но поведение Львова на этой беседе объясняется не только чертами характера будущего председателя Временного правительства. Положение буржуазии в это время было непрочным, неустойчивым, а это порождало уклончивость и осторожность ее лидеров.

Организуя правительство, Временный комитет Государственной думы опирался на поддержку буржуазии. Ее организации выражали думскому Комитету полное доверие и одобряли его шаги по созданию власти. Центральный Военно-промышленный комитет в своем обращении к населению писал, что сейчас необходимо создание единой временной власти, что «такая власть может исходить только от Государственной думы, только она может рассчитывать на авторитет в глазах всей свободной страны, всей армии и наших доблестных союзников»9. Буржуазные деятели, возглавлявшие Военно-промышленный комитет, призывали население предоставить все силы в распоряжение Государственной думы, не допуская распрей, споров и разрозненных выступлений.

Думский Комитет приветствовали капиталистические тузы, объединявшиеся в Совете съездов представителей торговли и промышленности. 2 марта Совет съездов заявил, что «он отдает себя в полное распоряжение Временного комитета членов Государственной думы. Указания и распоряжения Комитета он почитает для себя обязательными впредь до создания нового преобразованного государственного управления». Совет съездов призывал «весь торгово-промышленный класс России забыть о партийной и социальной розни, которая может быть сейчас на пользу только врагам народа, теснее сплотиться вокруг Временного комитета Государственной думы и предоставить в его распоряжение все свои силы» 10.

Несмотря на такую поддержку, Комитет Государственной думы не чувствовал твердой почвы под ногами. Он не имел реальной силы. Массы вооруженных рабочих и солдат верили только Совету, шли только за ним. Вот почему, приняв решение о создании правительства, думский Комитет не мог осуществить

____

9    «Известия Комитета петроградских журналистов», N° 6, 2 марта 1917 г.

10    Там же, N° 8, 3 марта 1917 г.

 

его без поддержки Совета. До сих пор буржуазия держала курс на сговор с царем. Теперь, после краха этих расчетов, ей пришлось переориентироваться и искать соглашения совсем с другими силами. До сих пор буржуазия ждала образования «министерства доверия» от царя. Теперь ей пришлось договариваться о его образовании с противниками царизма.

Временный комитет Государственной думы вступил в переговоры об образовании правительства с Исполнительным комитетом Совета рабочих и солдатских депутатов. Думские лидеры поставили перед руководством Совета вопрос: или поддержите правительство, которое мы создадим, или сами берите власть. Но брать власть руководители Совета не собирались. Исходя из того, что революция буржуазная, они считали, что власть должна принадлежать буржуазии, и потому создание правительства думским Комитетом они считали явлением вполне закономерным. Руководители эсеров и меньшевиков говорили, что без буржуазии невозможно побороть царизм, управлять страной, ликвидировать хозяйственную разруху и т. д. Поддержка Советом Временного правительства, создаваемого думским Комитетом, означала по сути дела добровольную капитуляцию перед буржуазией, переход к ней власти, завоеванной народом. Н. Суханов утверждал, будто во избежание провала революции, в целях закрепления победы над царизмом и установления необходимого режима политической свободы, победивший народ должен был «передать власть в руки своих врагов, в руки цензовой буржуазии» 11.

Вносились предложения сделать это без всяких оговорок, не предъявляя буржуазии никаких условий. Но большинство руководителей Совета считало, что, уступая власть буржуазии, надо выдвинуть перед ней ряд требований, осуществление которых ограничивало бы ее власть и давало бы населению политические права и свободы. Они заявляли, что, передавая власть буржуазии, надо обезвредить эту власть, не дать возможности буржуазии обратить ее против народа. Вместе с тем руководители Совета опасались, чтобы чрезмерные требования рабочих не отпугнули буржуазию; отказ буржуазии от власти казался им катастрофой. Вот почему Исполнительный комитет Совета не выдвинул перед будущим правительством социально-экономических требований, не поставил вопроса о введении 8-часового рабочего дня и конфискации помещичьей земли, а также вопроса о принципах внешней политики государства, об отношении к войне и миру. Этот последний вопрос, как наиболее острый, который мог вызвать разногласия с думским Комитетом, лидеры Совета особенно старательно обходили, снимая его с повестки дня.

Вопрос о власти обсуждался Исполкомом Совета 1 марта. Протокол этого заседания не сохранился и судить о том, что происходило здесь, можно лишь по воспоминаниям.

____

11 Н. Суханов. Записки о революции, кн. 1. Пг., 1919, стр. 168.

 

Обсуждение вопроса о власти на заседании Исполнительного комитета несколько раз прерывалось; неотложные текущие дела отвлекали Комитет в сторону от главного вопроса. При обсуждении текущих военнотехнических и организационных вопросов в Исполнительном комитете наблюдалось сравнительное единодушие. Рассмотрение же вопроса о власти раскололо его. Разногласия между партией революционного пролетариата и мелкобуржуазными группами и течениями проявились теперь со всей остротой. Большевики, в соответствии с манифестом Бюро ЦК РСДРП, предлагали взять дело управления страной в руки революционной демократии путем выделения Временного Революционного правительства из состава Совета. По данным А. Шляпникова, из 30 членов Исполкома на этой точке зрения стояло 8 человек — А. Шляпников, П. Залуцкий, В. Молотов, К. Шутко, А. Падерин, А. Садовский, П. Александрович, И. Юренев. Предложение большевиков вытекало из всего хода событий, революция подвела восставший народ к его реализации. Вооруженная масса рабочих и солдат шла за Советом, Исполком Совета фактически располагал всей полнотой революционной власти и имел все возможности без особых трудностей оттеснить от власти буржуазию.

«Мы предлагали Исполнительному комитету, — писал А. Шляпников, — составить Временное Революционное правительство из рядов тех партий, которые входили в Совет того времени. Его программой должно быть осуществление минимальных требований программ обеих социалистических партий, а также решение вопроса о прекращении войны» 12. Но как раз этого и но хотели эсеры и меньшевики, составлявшие большинство Исполкома Совета. Они не желали обострять отношения с думским Комитетом, отмежевывались от антибуржуазной и антивоенной линии большевиков и выступали против власти революционной демократии. Исполнительный комитет Советов высказался за передачу власти буржуазии, за формирование буржуазного правительства.

Но тут возник новый вопрос: участвовать ли представителям демократии в таком правительстве? Часть меньшевиков, эсеров, а также представители «Бунда» стояли за вхождение в буржуазное правительство. Они доказывали, что без этого революция не может быть доведена «до благоприятного конца», не может быть полностью свергнута старая власть. В день заседания Исполнительного комитета, 2 марта, в «Известиях Совета рабочих и солдатских депутатов» была помещена статья «Участие демократии во Временном правительстве», выражавшая эту точку зрения. В ней отмечалось, что представители демократии, войдя в правительство, воспрепятствуют стремлению буржуазных партий и думского Комитета к компромиссу со старым порядком, не дадут

____

12 А. Шляпников. Семнадцатый год, кн. 1. М., 1923, стр. 220.

 

возможности Временному правительству остановиться на полдороге и будут толкать его к Учредительному собранию и республиканскому строю. В статье говорилось о том, что разрыв Совета с Временным правительством отбросит буржуазию назад, что демократия не может создать государственный аппарат, опираясь только на свои силы, что демократия «одна в борьбе с коалицией всех буржуазных элементов еще не в силах осуществить государственно-организационную работу такой колоссальной сложности».

Вопрос о вхождении социалистов во Временное правительство стоял тогда практически. Думский Комитет предлагал портфель министра труда Н. Чхеидзе, министра юстиции — А. Керенскому. Чхеидзе отказался стать министром, Керенский сначала колебался, а затем согласился. Исполнительный комитет Совета высказался против участия представителей демократии во Временном правительстве, за сохранение его чисто буржуазного характера. Как сообщает Н. Суханов, это решение было принято 13 голосами против 7 или 8. М. Рафес тоже отмечает, что значительное большинство Исполкома высказалось против участия в правительстве, но добавляет, что окончательное решение этого вопроса было отложено до выяснения мнения руководящих органов партий. Назначение министров решено было целиком предоставить думскому Комитету. Условились настаивать лишь на том, чтобы Исполком Совета был информирован о кандидатах и, в случае необходимости, имел право отвести наиболее неприемлемых из них 13.

Передавая власть буржуазному правительству, Исполнительный комитет Совета решил потребовать от думского Комитета и правительства выполнения минимума политических требований. Их было три: провозглашение политических свобод, полная и всесторонняя политическая амнистия, немедленные меры к созыву Учредительного собрания. Были приняты предложения о распространении всех гражданских прав на солдат, об уничтожении полиции и замене ее народной милицией, не подчиненной центральной власти, о проведении возможно скорее демократических выборов органов местного самоуправления. В качестве гарантии закрепления завоеваний революции предлагалось обязать правительство не разоружать и не выводить из Петрограда воинские части, принимавшие участие в революции.

Выдвинуто ли было на этом заседании Исполнительного комитета требование установления демократической республики? Н. Суханов сообщает, что «в прениях Исполнительного комитета — немедленное объявление Демократической республики, не в пример другим пунктам, было выдвинуто с особой остротой» 14.

____

13    Н. Суханов. Указ, соч., стр. 191; М. Рафес. Мои воспоминания. — «Былое», 1922, № 19, стр. 196.

14    Н. Суханов. Указ, соч., стр. 194.

 

Сам Суханов был против этого требования, опасаясь, что оно может отпугнуть буржуазию. Он утверждал, что Исполнительный комитет Совета решил не настаивать на провозглашении демократической республики, а ограничиться требованием созыва полновластного Учредительного собрания. Однако в докладе Исполнительного комитета Совета, сделанном в тот же день на пленуме Совета, утверждалось иное. Судя по этому докладу и по некоторым воспоминаниям, Исполнительный комитет Совета высказался тогда за демократическую республику и снял это требование впоследствии, под давлением думских лидеров.

Заручившись поддержкой Исполнительного комитета Совета, его представители вступили в переговоры с думским Комитетом. О ходе этих переговоров подробно рассказал Н. Суханов и коротко — П. Милюков. На основании их воспоминаний и можно судить, как и о чем договаривались обе стороны.

Переговоры шли в ночь на 2 марта. От Исполнительного комитета Совета присутствовали Чхеидзе, Соколов, Стеклов и Суханов. Из членов думского Комитета наиболее активную роль в переговорах играл Милюков. По свидетельству Суханова, будущий глава правительства князь Г. Львов за время переговоров не проронил ни слова; Керенский, сидя в мрачном раздумье, тоже не принимал участия в беседах. Протокола переговоров не велось, никто не руководил прениями, велся частный разговор.

Члены думского Комитета прежде всего поставили вопрос о «господстве анархии» в столице, убеждая представителей Совета принять меры «к восстановлению порядка». Но едва ли была необходимость в этих убеждениях, думцы ломились в открытую дверь. Представители Совета заявили, что в борьбе с анархией заключается сейчас основная «техническая» задача Совета рабочих депутатов, что эта борьба —в его интересах не меньше, чем в интересах думского Комитета, что Совет принимает меры к налаживанию отношений между солдатами и офицерами, но не в этом он видит цель созванного совещания. Его цель —договориться о создании нового правительства. «Совет рабочих депутатов, со своей стороны, предоставляет цензовым элементам образовать Временное правительство... но он, как организационный и идейный центр народного движения, как единственный орган, способный сейчас ввести это движение в те или иные рамки, направить его в то или иное русло, как единственный орган, располагающий сейчас реальной силой в столице, — желает высказать свое отношение к образуемой в правом крыле власти, выяснить, как он смотрит на ее задачи, и, во избежание осложнений, изложить те требования, какие он от имени всей демократии предъявляет к правительству, созданному революцией». 15

____

15 Н. Суханов. Указ, соч., стр. 205.

 

Мнение и требования Совета изложил Ю. Стеклов. Он ссылался на исторические примеры, на опыт Западной Европы, выражал надежду на то, что новое правительство примет требования Совета и опубликует их как свою программу. «Чрезмерных требований» не выдвигалось, вопроса о земле и 8-часовом рабочем дне никто не поднимал, обойден был главный вопрос, обсуждения которого особенно опасались думцы, — вопрос о войне я мире. Удовлетворенный тем, что лозунг «Долой войну», громко звучавший на улицах Петрограда, не нашел никакого отражения в программе, предложенной Исполнительным комитетом Совета, П. Милюков воскликнул: «Да, я слушал вас и думал о том, как далеко вперед шагнуло наше рабочее движение со времени 1905 года» 16.

Думский Комитет нашел, что требования Исполнительного комитета Совета рабочих депутатов в общем приемлемы и могут быть приняты за основу переговоров. Но многие из них вызвали возражения буржуазных деятелей. Думцы говорили о невозможности провести выборы в Учредительное собрание во время войны, о недопустимости широкой демократизации армии и т. д.

Наиболее острые прения вызвал вопрос о форме государственного правления. Милюков высказывался за сохранение монархии, предлагая передать престол Алексею при регентстве Михаила. Он заявил, что Романовы теперь уже не опасны: Николая не будет, Алексей — больной ребенок, а Михаил совсем глупый человек. Чхеидзе и Соколов отмечали неприемлемость и утопичность плана Милюкова, указывали на всеобщую ненависть к монархии, говорили, что попытка отстоять Романовых «совершенно абсурдна, немыслима и вообще ни к чему бы не привела... Но лидер буржуазии был неумолим и, видя бесплодность спора, обратился к дальнейшим пунктам» 17.

Оставив вопрос о форме государственного устройства открытым, договаривающиеся стороны перешли к обсуждению других пунктов декларации правительства. Большие споры вызвал вопрос об устройстве армии. Не соглашаясь на радикальную демократизацию армии и выборность командного состава, думские деятели вынуждены были признать необходимым распространение

____

16    Там же, стр. 212. М. Рафес несколько по-иному освещает этот вопрос. Он пишет, что, сообщая на заседании Исполнительного комитета Совета о ходе переговоров, Ю. Стеклов заявил, что члены думского Комитета выдвинули вопрос о дальнейшем ведении войны, но это вызвало отпор с его стороны и со стороны Суханова и Соколова. Они ссылались на то, что «рабочий класс и Совет рабочих депутатов произвели революцию не для ведения войны, а для внутренней демократизации страны и что поэтому только область вопросов внутренней жизни государства и должна быть охвачена программой Временного правительства, если оно желает иметь поддержку со стороны Совета рабочих депутатов» (М. Рафес. Указ, статья, стр. 195).

17    Н. Суханов. Указ, соч., стр. 208—209.

 

на солдат политических прав, предоставленных гражданам России, и согласиться с требованием представителей Совета —не разоружать и не выводить из Петрограда воинские части, участвовавшие в революционном движении. Они шли на эту, как и на другие уступки, чтобы заручиться поддержкой Совета, без которой их власть могла повиснуть в воздухе.

Приняв за основу проект Исполнительного комитета Совета, думские лидеры просили Совет рабочих и солдатских депутатов принять решительные меры к водворению порядка и спокойствия в городе, выпустить воззвание, в котором призвать солдат подчиняться офицерам, объявить, что Временное правительство образовалось по соглашению с Советом, что Совет поддерживает его программу и доверяет ему. Эти предложения не встретили возражения. Решено было выпустить две декларации — Временного правительства и Совета, причем высказано пожелание, чтобы напечатаны они были на одном листе и читались, таким образом, одновременно. К утру 2 марта соглашение по большинству пунктов было достигнуто и обе стороны разошлись, чтобы составить свои декларации, а затем собраться вновь для их окончательного утверждения.

На этом заключительном этапе переговоров произошла серьезная заминка, она была связана с действиями А. И. Гучкова. Уехав в воинские части, Гучков не участвовал в переговорах с представителями Совета. Он вернулся в Таврический дворец, когда соглашение о декларации правительства было уже достигнуто. Гучков возразил против некоторых пунктов соглашения, принятых думцами, в частности, против предоставления солдатам политических прав, и не желал, хотя бы временно, прекращать агитацию за продолжение империалистической войны 18. Утром 2 марта за подписью А. Гучкова как председателя Военной комиссии вышла листовка, призывавшая вести войну до полной победы. Этот призыв шел вразрез с достигнутым соглашением, отложившим решение вопроса об отношении к войне. Исполнительный комитет Совета запретил распространение этой листовки. Гучков устроил по этому поводу скандал. «Он был потрясен фактическим соотношением наших сил и тем будущим положением правительства, которое ему вырисовывалось в перспективе. Случай с его прокламацией глубоко потряс его, он был для него и неожиданным, и непереносимым. И он отказался участвовать в правительстве, которое лишено права высказываться по кардинальному вопросу своей будущей политики и не может выпустить простой прокламации» 19.

Проект декларации Совета рабочих и солдатских депутатов по поводу образования Временного правительства, написанный

____

18    П. Милюков. Воспоминания, т. II. Нью-Йорк, 1955, стр. 308.

19    Н. Суханов. Указ, соч., стр. 221.

 

И. Соколовым, вызвал возражение членов думского Комитета. Этот проект, хотя и отмечал необходимость установления «контакта» солдат с офицерами, фактически призывал к недоверию по отношению к командному составу. Прочтя проект Соколова, члены думского Комитета заволновались, заявив, что при такой позиции Совета достигнуть единства невозможно. Над только что достигнутым соглашением нависла серьезная угроза.

Керенский резко возмущался и протестовал, утверждая, что необдуманные действия некоторых членов Исполнительного комитета подрывают соглашение, достигнутое с думцами, и ведут к торжеству анархии20. Но опасения Керенского были преувеличены: буржуазия не собиралась порывать отношений с Советом. Она понимала, что овладеть революционной стихией и прийти к власти можно только при помощи Совета.

Желание представителей Совета и представителей думского Комитета создать буржуазное правительство заставляло их искать компромиссные решения, которые привели бы переговоры к благополучному концу. Отвергнув проект Соколова, обе стороны: взялись за составление нового проекта: они делали это в тесном содружестве. Первый абзац декларации Совета был написан Стекловым, второй — Сухановым, третий — Милюковым.

Часа в два дня 2 марта открылось заседание Совета рабочих и солдатских депутатов, обсуждавшее вопрос о власти. Исполнительный комитет должен был доложить Совету о ходе переговоров с думским Комитетом. Линии руководителей Совета создать буржуазную власть на согласованных с думцами условиях грозила опасность и слева и справа. Левая «опасность» вселяла в лидеров Исполкома наибольшую тревогу. Н. Суханов отмечал, что выступления большевиков против передачи власти буржуазии «легко могли быть подкреплены уличными методами борьбы — в случае твердости позиции и достаточной энергии большевистских и левоэсеровских групп. Побороть это движение, если бы оно началось, «внутренними» средствами, силой влияния или убеждения было бы до крайности трудно, если вообще возможно... Отстоять «цензовиков» перед массами, перед Советом, обладавшим реальной силой, было труднее трудного вообще. При возбуждении и тревоге солдатской массы эта трудность удесятерялась. Когда же цензовики отказывались в такой ситуации даже расстаться с монархией и династией, то уже одно это способно было обречь всю «комбинацию» на гибель, если бы движение началось» 21.

Докладчик Исполнительного комитета Совета Ю. Стеклов долго со всеми подробностями информировал депутатов Совета о переговорах с думскими деятелями. Стеклов указывал, что представители

____

20    Там же, стр. 222.

21    Там же, стр. 231.

 

Совета, вступав в переговоры, стремились избежать конфликта с думцами и не допустить, чтобы начался дележ шкуры еще не убитого медведя. В докладе говорилось, что, потребовав ряд уступок в пользу рабочих и солдат, Исполнительный комитет Совета хочет поставить новое правительство под контроль народа.

Представители Исполнительного комитета сначала настаивали на немедленном провозглашении демократической республики, но затем согласились отложить этот вопрос до Учредительного собрания, созыв которого являлся ближайшей задачей нового правительства. Исполком предложил Совету обратиться к населению с призывом поддержать образуемое Временное правительство, «постольку, поскольку» оно идет по линии осуществления намеченных задач 22. Так была впервые провозглашена знаменитая впоследствии формула поддержки Временного правительства «постольку-поскольку», которая легла в основу соглашательской политики большинства Совета.

Ю. Стеклов доложил, что перед Исполкомом стоял вопрос об участии во Временном правительстве представителей демократии. Большинство членов Исполкома высказалось против этого участия. Оно исходило из того, что незачем связывать себе руки, принимать непосредственную ответственность за внутреннюю и внешнюю политику будущего правительства. Исполком озабочен лишь тем, чтобы в состав правительства не вошли особенно одиозные лица, известные своей борьбой с революционным движением, чтобы основные министерства были переданы в руки прогрессивных деятелей.

С решением Исполкома о неучастии социалистов в правительстве, как уже говорилось, был не согласен Керенский. Он рвался к власти, стремясь во что бы то ни стало получить министерский портфель. Не встретив сочувствия в Исполнительном комитете, Керенский явился на заседание Совета, чтобы получить его поддержку, вопреки решению Исполкома. Едва кончился доклад Стеклова, Керенский попросил слова. Зал обернулся к нему, раздались аплодисменты и будущий министр начал свою речь, в которой применил разнообразные демагогические приемы, чтобы повлиять на массы. То повышая, то понижая голос, он бросал в толпу отрывистые фразы, рассчитанные на аплодисменты. «Доверяете ли вы мне?» — спрашивал Керенский. «Доверяем», — раздалось в ответ. «Я говорю, товарищи, от всей глубины сердца, я готов умереть, если это будет нужно», — воскликнул Керенский и продолжал: «Ввиду организации нового правительства я должен был дать немедленно, не дожидаясь вашей формальной санкции, ответ на сделанное мне предложение занять пост министра юстиции.

____

22 «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 3 марта 1917 г.

 

Товарищи, в моих руках находились представители старой власти, и я не решился выпустить их из своих рук... Первым моим шагом было распоряжение: немедленно освободить всех политических заключенных, без всяких исключений, и с особым почетом препроводить из Сибири сюда наших товарищей — депутатов демократической фракции». Керенский ставил себе в заслугу то, что сделал народ, — арест представителей царской власти и освобождение политических заключенных.

Заявление Керенского произвело большое впечатление на присутствующих и, как писали газеты, вызвало «громовые аплодисменты и общий энтузиазм». Окрыленный успехом, он продолжал: «Ввиду того, что я взял на себя обязанность министра юстиции раньше, чем я получил на это от вас формальное полномочие, я слагаю с себя обязанности товарища председателя Совета рабочих депутатов. Но я готов вновь принять от вас это звание, если вы признаете это нужным»23. Раздались бурные аплодисменты и крики: «Просим». Тогда Керенский стал заверять собравшихся, что, оставаясь республиканцем, он будет отстаивать в правительстве требования демократии.

В зале раздались протесты против того, что, принимая пост министра юстиции, Керенский действовал без согласия Совета, но эти протесты были заглушены возгласами одобрения. На этом выступление Керенского в Совете закончилось.

Керенский покинул заседание Совета и почти не появлялся здесь в последующие дни. Считая, что большинство Совета своими аплодисментами одобрило его действия, Керенский обосновался во Временном правительстве. Лидеры Совета не решились выступить против действий Керенского, хотя они в подавляющем большинстве были противниками коалиционного правительства. Молчание — знак согласия. Не реагировав на выступление Керенского, они фактически одобрили его вступление в правительство капиталистов.

На этом заседании Совета с резкой критикой соглашательской политики Исполкома выступили большевики. Петров сказал, что, не создав правительства из народа, оставив открытым вопрос о сохранении монархии, Исполком Совета пошел на сделку с буржуазией. В. Молотов подчеркнул, что создаваемое правительство не революционно. К. Шутко доказывал необходимость принятия тактики, направленной не на торможение, а на дальнейшее развязывание революционной борьбы. А. Шляпников выступал за образование Временного Революционного правительства, которое должно осуществить требования социал-демократической про-граммы-минимум — демократическая республика, 8-часовой рабочий день, конфискация помещичьей земли, — а также провести демократизацию армии. Большевики критиковали программу правительства, выработанную

____

23 Там же.

 

на переговорах с думцами, указывали на отсутствие в ней таких вопросов, как вопрос об отношении к войне, о земле, 8-часовом рабочем дне и т. п. В официальном отчете о заседании Совета 2 марта говорилось: «В прениях наметилось течение, отрицавшее всякую возможность контакта с думским Комитетом и требовавшее создания Временного правительства Советом солдатских и рабочих представителей» 24.

Правое крыло Совета, в противовес большевикам, ратовало за еще более тесный контакт с думским Комитетом, чем это намечал Исполком. Представители этого крыла призывали Совет не забегать вперед, не увлекаться, а вести линию прямого сотрудничества с буржуазией. Они были сторонниками создания коалиционного Временного правительства с участием представителей демократии. М. Рафес утверждал, что на такой точке зрения стояли, в частности, меньшевистский Организационный комитет и «Бунд». Но с открытой защитой этой точки зрения меньшевики выступить не решились, не имея поддержки большинства членов Исполнительного комитета. На заседании, как писал М. Рафес, «представители большевиков повели крайне энергичную атаку против поддержки буржуазного правительства. Членам Исполнительного комитета пришлось со всей энергией отстаивать эту позицию. Выступление с предложением участия во Временном правительстве вряд ли встретило бы поддержку на пленуме Совета, когда и большинство Исполкома было против него. Оно лишь сыграло бы на руку большевикам» 25.

На заседании Совета остро встал вопрос об отношении к монархии. Сообщение о том, что буржуазия не отказалась от монархии и хочет сохранить царизм во главе с Алексеем и Михаилом, вызвало гневные протесты депутатов. Совет решительно высказался против сохранения монархии. Однако, желая достигнуть соглашения с думцами, он не выдвинул требования немедленного установления в России демократической республики и согласился с тем, что вопрос о форме правления подлежит решению Учредительного собрания.

Депутаты Совета указывали на то, что в программе нового правительства отсутствует такое элементарное требование, как отмена ограничений прав отдельных национальностей, установленных царизмом, и настаивали на его включении в программу.

Совет не создал Временного революционного правительства. Подавляющим большинством голосов он одобрил линию Исполнительного комитета на передачу власти правительству, сформированному

____

24    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 3 марта 1917 г.

25    М. Рафес. Два года революции на Украине. М., 1920, стр. 31. В воспоминаниях, опубликованных в журнале «Былое» (Яг 19, 1922), Рафес писал, что большевики требовали «свержения думского Комитета и создания нового Временного правительства». Борьба шла вокруг свержения или поддержки буржуазной власти (стр. 197).

 

думским Комитетом, и программу этого правительства, выработанную в переговорах с думцами. Он внес в правш тельственную программу поправки и дополнения: «1) Временное Правительство оговаривает, что все намеченные мероприятия будут проводиться, несмотря на военное положение, 2) Манифест Временного правительства должен быть одновременно за подписью М. Родзянко и Временного правительства, 3) Включить в программу Временного правительства пункт о предоставлении всем национальностям прав национального и культурного самоопределения, 4) Образовать наблюдательный комитет за действиями Временного правительства из состава Совета солдатских и рабочих представителей» 26.

Постановление Совета давало основу для заключения соглашения с думским Комитетом. Но на этом пути продолжали оставаться серьезные препятствия. В то время как Совет согласился не выдвигать требования демократической республики, отложив решение вопроса о форме правления до Учредительного собрания, думские лидеры продолжали упорно стремиться сохранить прежний политический строй, рассчитывая сменой одного монарха другим спасти монархию. 1 марта в газете «Известия Совета рабочих и солдатских депутатов» появилась статья, в которой говорилось о недопустимости соглашения со старой властью. «Нужно поставить вопрос ясно и определенно: или новая власть, или компромисс со старой». Призывая к ясности и определенности, газета сама высказывалась в этом номере туманно и расплывчато: «Мы намеренно пока не ставим все точки над ,,i“. Но мы сделаем это в следующий раз, если двусмысленность будет продолжаться».

Двусмысленность продолжалась: компромисс со старой царской властью намечался в виде отречения Николая II от престола, провозглашения царем Алексея и установления регентства Михаила. «Известия Совета рабочих и солдатских депутатов» писали, что только Учредительное собрание вправе решать вопрос о государственном устройстве страны. В статье «Регентство и Учредительное собрание» газета писала: «Временное правительство не имеет права вырабатывать никакой постоянной формы правления. Оградить народ от контрреволюционных козней, помочь ему довести революцию до конца, до созыва Учредительного собрания, вот все назначение Временного правительства». Установление регентства вызовет гражданскую войну; оно будет воспринято демократией «как шаг контрреволюционный, как опаснейшее покушение на завоевания революции» 27.

Глашатаем регентства явился П. Милюков. 2 марта в беседе с представителями агентства Рейтер и Американского агентства

____

26    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 2 марта 1917 г.

27    Там же, 3 марта 1917 г.

 

он заявил: «Новое правительство считает, чтобы отречение царя от престола состоялось официально и чтобы регентство было возложено временно на великого князя Михаила Александровича. Таково наше решение и изменить его мы считаем невозможным» 28.

В середине дня 2 марта П. Милюков выступил в Екатерининском зале Таврического дворца перед огромной массой солдат и рабочих. Это была хорошо продуманная речь буржуазного лидера, возвещавшего об образовании новой власти. В адрес старой власти Милюков не жалел черных красок и резких эпитетов: «История, — говорил он, — не знает другого правительства, столь глупого, столь бесчестного, столь трусливого и изменнического, как это. Ныне низвергнутое правительство, покрывшее себя позором, лишило себя всяких корней симпатии и уважения». Но какова будет политика новой власти? Ссылаясь на то, что программа Временного правительства находится на рассмотрении Совета, Милюков обошел все острые вопросы, волновавшие народные массы, и ни слова не сказал об отношении к войне. Он предлагал на время устранить политические споры и разногласия между отдельными партиями и группами и установить нормальные отношения между солдатами и офицерами. Милюков ратовал за единство, выгодное буржуазии.

П. Милюкова спросили из толпы: «Кто вас выбрал?» И он гордо ответил: «Нас никто не выбирал, ибо если бы мы стали дожидаться народного избрания, мы не могли бы вырвать власть из рук врага. Нас выбрала русская революция». Милюков заявил, что люди, вступившие в правительство, приносят себя в жертву и, как только им скажут, что жертвы эти больше не нужны народу, они уйдут, но «мы не отдадим этой власти теперь, когда она нужна, чтобы закрепить победу народа». Речь Милюкова вначале прерывалась аплодисментами, аплодисменты были и впоследствии, но чем дальше продолжалась речь, тем все громче стали звучать в зале негодующие возгласы и ядовитые вопросы. «Кто министры?» — раздался голос из зала. Милюков стал перечислять новых министров, давая им краткую характеристику. «Во главе нашего министерства мы поставили человека, имя которого означает организованную русскую общественность», — сказал он. В ответ раздались крики — «цензовую». «Князь Львов, глава русского земства, будет нашим премьером». «Цензовым» — снова ответили из толпы. П. Милюков предупредил участников митинга: «Теперь я назову вам имя, которое, я знаю, возбудит здесь возражение». — Он назвал Гучкова. Чтобы подсластить пилюлю, он добавил: «Теперь, когда я в этой зале говорю с вами, Гучков на улицах столицы организует победу». На самом деле Гучков в это время никакой победы революцни не организовывал, а ехал с Шульгиным к царю, чтобы спасти монархию.

____

28 «Русские ведомости», 3 марта 1917 г.

 

В конце речи Милюков ответил на вопрос, возбудивший особенно жаркие споры. Это был вопрос о династии. «Вы спрашиваете о династии, — сказал Милюков. — Я знаю наперед, что мой ответ не всех вас удовлетворит. Но я его скажу. Старый деспот, доведший Россию до границы гибели, добровольно откажется от престола или будет низложен (Аплодисменты). Власть перейдет к регенту — великому князю Михаилу Александровичу (продолжительные, негодующие крики, возгласы: „Да здравствует республика! „Долой династию!" Жидкие аплодисменты, заглушенные новым взрывом негодования). Наследником будет Алексей (крики —„это старая династия")» 29. Чтобы утихомирить страсти, П. Милюков вынужден был отступить. Объявив себя сторонником конституционной монархии, он заявил, что вопрос о форме государственного строя сейчас решается не окончательно, он будет передан на разрешение Учредительного собрания. Но никакие оговорки не могли уже помочь, Милюков раскрыл карты.

Такое же антимонархическое настроение господствовало и на других митингах, проходивших тогда в Петрограде. Н. Суханов рассказывает: «С крыльца, на которое мы едва выбрались, я увидел толпу, какой не видел еще ни разу в жизни. Лицам и головам, обращенным ко мне, не было конца: они сплошь заполняли весь двор, затем сквер, затем улицу, держа знамена, плакаты, флажки... Я рассказал о том, как решил Исполнительный комитет проблему власти, назвал предполагаемых главных министров и изложил программу, продиктованную Советом правительству Львова—Милюкова». Но Суханова скоро стали перебивать вопросами о монархии и династии. «И я, лично, — замечает Суханов, — не придававший до тех пор этому вопросу кардинального значения, впервые здесь обратил внимание на то, как остро стоит он в глазах масс. Я рассказал в ответ на крики, что насчет монархии и династии существует еще не ликвидированное разногласие между „цензовиками" и Исполнительным комитетом. Я высказал уверенность, что весь народ выскажется в пользу демократической республики... Произошла грандиозная, но вместе с тем мирная манифестация против династии — за республику» 30.

То, что народные массы стояли за установление демократической республики, подтверждается и рассказом работника Военной комиссии офицера Туган-Барановского. «2 марта, — говорит он, — в Думе создалась тяжелая обстановка, появились плакаты с надписью „Долой Романовых", назревал кризис, приходилось

____

29    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 3 марта 1917 г.

30    Н. Суханов. Указ, соч., стр. 245—246.

 

говорить с депутатами, отвечать на вопросы — будут ли Романовы или республика, — отвечать общими фразами, так как точных сведений не было. Становилось невмоготу» 31.

Сообщение Милюкова о сохранении монархии и установлении регентства вызвало бурю негодования и протеста в массах рабочих и солдат. Восставший народ боролся не за смену царя, а за ликвидацию царского режима; он не хотел ни абсолютной, ни конституционной, никакой другой монархии. Поздно вечером 2 марта группа возбужденных офицеров явилась в Таврический дворец и заявила думскому Комитету, что офицеры не смогут вернуться в свои части, если Милюков не откажется от сказанного. Родзянко просил Милюкова сделать это, и Милюков вынужден был заявить в печати, что предложение о передаче престола Алексею при регентстве Михаила является его личным мнением. «Это было, конечно, неверно, ибо во всех предшествующих обсуждениях вопрос считался решенным сообща в том именно смысле, как это излагал Милюков. Но напуганный нараставшей волной возбуждения Временный комитет молчаливо отрекся от прежнего мнения» 32.

В такой обстановке только часть монархистов продолжала выступать за сохранение Николая Романова на царском престоле. В их числе были члены романовской династии. 2 марта вел. кн. Павел Александрович направил письмо Кириллу Владимировичу, в котором выражал надежду, что с помощью уступок, обещанных в проекте царского манифеста, можно еще сохранить престол за Николаем IJ. «Ты знаешь, что через Н. И. (Н. Иванова. — 3. Б.) я все время в контакте с Государственной думой. Вчера вечером мне ужасно не понравилось новое течение, желающее назначить Мишу регентом. Это недопустимо и возможно, что это только интриги Брасовой. Может быть, это только сплетня, но мы должны быть начеку и всячески, всеми способами сохранить Ники престол. Если Ники подпишет манифест, нами утвержденный о конституции, то ведь этим исчерпываются все требования народа и Временного правительства. Переговори с Родзянко и покажи ему это письмо». На другой день Павел Александрович слезно просил Родзянко сделать все от него зависящее, чтобы сохранить престол Николаю II. Он писал: «Знаю, что вы ему горячо преданы... Я бы не тревожил вас в такую минуту, если бы не прочитал в „Известиях" речь министра иностранных дел Милюкова и его слова о регентстве в. к. Михаила Александровича. Эта мысль о полном устранении государя меня гнетет» 33.

____

31    Личный фонд М. Полиевктова. Материалы Комиссии опросов. Беседа с Туган-Барановским.

32    П. Милюков. История второй русской революции, т. 1, вып. 1. София, 1921, стр. 52.

33    ЦГАОР СССР, ф. 640, оп. 2, д. 43, лл. 1-3.

 

В преданности Родзянко царю сомнения не было, но ни Родзянко, никто другой не могли удержать на престоле Николая II.

С ним пришлось расстаться. М. Родзянко писал Михаилу Александровичу: «Теперь все запоздало. Успокоить страну может только отречение от престола в пользу наследника при вашем регентстве. Прошу вас повлиять, чтобы совершилось совершенно добровольно, и тогда все успокоится. Я лично сам вишу на волоске и могу быть каждую минуту арестован и повешен... Вам не избежать регентства. Да поможет вам бог исполнить мой совет — уговорить государя» 34.

Но в тот же день лидеры Думы убедились, что ограничиться этой уступкой невозможно. Массы восставшего народа требовали установления демократической республики. Сторонники монархии опасались, как бы под давлением народа думский Комитет не пошел на этот шаг. 2 марта группа офицеров обратилась с запиской в Комитет Государственной думы: «Временное правительство не имеет права повиноваться указаниям отдельных групп народа... Временное правительство должно ясно п точно высказаться о своем намерении дать народу самому избрать форму правления в лице Учредительного собрания, которое может быть созвано только после установления полного спокойствия в стране, необходимого для правильных выборов» 35.

Учредительное собрание явилось для буржуазии якорем спасения. Лидеры меньшевиков и эсеров, возглавившие Совет рабочих и солдатских депутатов, не использовали благоприятную ситуацию, чтобы добиться провозглашения демократической республики. Продолжая проводить линию на соглашение с буржуазией, взятую в первые дни революции, они соглашались отложить вопрос об установлении демократической республики до Учредительного собрания.

Вечером 2 марта переговоры между представителями думского Комитета и Исполкома Совета о декларации Временного правительства возобновились. Новый революционный натиск сделал думских деятелей сговорчивее. Обсуждался главным образом третий пункт правительственной декларации, посвященный форме правления. Милюков и теперь продолжал отстаивать монархический образ правления и династию Романовых, свергнутую народом. Представители Совета доказывали, что такая позиция Милюкова обостряет и без того трудное положение, что из попыток сохранения на престоле Романовых ничего не выйдет. В конце концов думцы согласились пункт о монархии вычеркнуть из декларации. Представители Совета со своей стороны не настаивали на требовании демократической республики и согласились не включать в декларацию обязательство правительства

____

34    Б. Никитин. Роковые годы. Париж, 1937, стр. 201—202.

35    «Протокол событий», стр. 45.

 

«не предпринимать шагов, предрешающих форму будущего правления». Платформой соглашения между обеими сторонами явилось требование созыва Учредительного собрания. Ни демократическая республика, ни монархия! Пусть Учредительное собрание решит вопрос о форме государственного устройства России.

В момент наиболее обостренного положения, вечером 2 марта, не дожидаясь обнародования общей декларации, Временное правительство выпустило обращение к населению, в котором говорилось: «Временное правительство, образованное Комитетом Государственной думы, сим заявляет, что в программу деятельности правительства входит образование на основе всеобщего прямого, равного и тайного голосования Учредительного собрания, которое установит форму правления страны». Это обращение, подписанное кн. Львовым, Милюковым и Керенским, тотчас было передано Совету рабочих и солдатских депутатов и Военной комиссии и широко распространено в Петрограде36.

Другие пункты правительственной декларации на вызвали разногласий. Дополнения, внесенные Советом рабочих и солдатских депутатов, были приняты думцами. Текст декларации был окончательно отредактирован и подписан членами Временного правительства и М. Родзянко. Согласован был и текст обращения Совета рабочих и солдатских депутатов в связи с образованием Временного правительства и его декларацией.

В формирование личного состава этого правительства представители Совета не вмешивались. Назначение министров было целиком предоставлено думскому Комитету. Правом отвода из правительства «особо одиозных лиц» Исполнительный комитет Совета не воспользовался, — с его точки зрения в составе правительства их не было. Рафес отмечает, что возражения встретила только кандидатура Гучкова, но возражения нерешительные и некатегорические. Спросили лишь, получает ли Гучков во Временном правительстве особые полномочия. Милюков ответил отрицательно; он заявил, что политическую ответственность за деятельность Гучкова несет все Временное правительство; «персональный вопрос был ликвидирован» 36а.

Временный комитет Государственной думы назначил министрами «первого общественного кабинета» следующих лиц: председатель Совета министров и министр внутренних дел кн. Г. Львов, министр иностранных дел П. Милюков, министр военный и морской А. Гучков, министр путей сообщения Н. Некрасов, министр торговли и промышленности А. Коновалов, министр финансов М. Терещенко, министр просвещения А. Мануйлов, обер-прокурор Святейшего Синода В. Львов, министр земледелия А. Шингарев, министр юстиции А. Керенский, государственный контролер И. Годнев.

____

36 «Протокол событий», стр. 46.

36а М. Рафес. Указ, статья, стр. 196.

 

Классовый состав правительства был ясен, — это были представители капиталистов и помещиков. Четверо министров — Милюков, Мануйлов, Некрасов и Шингарев —были кадетами, Г. Львов был близок к ним, Гучков и Годнев представляли партию октябристов, Коновалов — прогрессистов, В. Львов входил в группу центра. Терещенко считался беспартийным, но тоже был близок к кадетам. Наконец Керенский — лидер трудовиков в Думе — в первые дни революции объявил себя эсером.

В декларации Временного правительства указывалось, какими положениями будет оно руководствоваться в своей деятельности. Это были восемь пунктов, согласованных в ходе переговоров между представителями думского Комитета и Совета: «1) полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, в том числе: террористическим покушениям, военным восстаниям и аграрным преступлениям и т. д.; 2) свобода слова, союзов, собраний и стачек, с распространением политических’ свобод на военнослужащих в пределах, допускаемых военно-техническими условиями; 3) отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений; 4) немедленная подготовка к созыву на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны; 5) замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления; 6) выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования; 7) неразоружение и невывод из Петрограда воинских частей, принимавших участие в революционном движении; 8) при сохранении строгой военной дисциплины в строю и при несении военной службы — устранение для солдат всех ограничений в пользовании общественными правами, предоставленными всем остальным гражданам». В заключение, в соответствии с предложением Совета, Временное правительство сообщало, что «оно отнюдь не намерено воспользоваться военными обстоятельствами для какого-либо промедления в осуществлении вышеизложенных реформ и мероприятий» 37.

М. Родзянко собщал руководителям армии, что, образуя новое правительство, думские лидеры пошли на значительные уступки Совету. Он говорил Рузскому: «В результате долгих переговоров с депутатами от рабочих удалось прийти только к ночи сегодня к некоторому соглашению, которое заключалось в том, чтобы было созвано через некоторое время Учредительное собрание для того, чтобы народ мог высказать свой взгляд на форму правления, и только тогда Петроград вздохнул свободно и ночь прошла

___

37 «Революционное движение после свержения самодержавия». М., 1957, стр. 419—420.

 

сравнительно спокойно» 38. В таком же духе Родзянко информировал и Ставку Верховного главнокомандующего. В разговоре с Лукомским 3 марта он сказал: «Вчера пришлось войти в соглашение с левыми партиями и, установив несколько общих положений, заручиться их обещанием прекратить беспорядок. Начиналась форменная анархия, бессмысленная и неудержимая, и значительно более интенсивная, чем в 1905 году... Дабы избежать кровопролития, порешили войти в соглашение, главным пунктом которого было установление необходимости созыва Учредительного собрания» 39.

Так, ценой серьезных уступок буржуазия получила из рук Совета государственную власть. В декларации Временного правительства говорилось, что оно создано Временным комитетом Государственной думы с согласия Совета рабочих и солдатских депутатов. С этого момента думскому Комитету пришлось отойти в сторону и уступить место Временному правительству. Правда, этот Комитет пытался и после образования правительства играть определенную роль в государственной жизни страны. Некоторые думские лидеры видели в Комитете источник власти Временного правительства и на этом основании хотели сохранить за ним контрольные или законодательные функции. Но такое представление о Комитете Государственной думы не разделялось даже большинством буржуазных деятелей. Впоследствии (9 марта) Центральный комитет кадетской партии постановил: «Признать желательным сохранение Временного комитета Государственной думы для деловой работы, преимущественно для пропаганды, но не придавать ему юридически формального значения как источника власти» 40.

Думский Комитет не был источником власти нового правительства хотя бы потому, что он сам по сути дела ею не обладал. Передача власти думским Комитетом Временному правительству носила такой же номинальный характер, как номинальна была его собственная власть. Единственной реальной властью был тогда Совет рабочих и солдатских депутатов, который на определенных условиях уступил власть Временному правительству. Без поддержки Совета Временное правительство ни возникнуть, ни существовать не могло. Вот почему думские деятели участвовали

____

38    «Красный архив», 1927, № 3 (22), стр. 28.

39    Там же, стр. 40.

40    Государственная публичная библиотека имели М. Е. Салтыкова-Щедрина, Отдел рукописей, ф. 482, д. 186, л. 3. Д. Ознобишин в указанной статье пишет: «За Временным комитетом Государственной думы после образования Временного правительства остались функции верховной власти. Родзянко всячески стремился подчеркнуть верховный законодательный характер власти Комитета» («Исторические записки», т. 75, стр. 286). Но стремления Родзянко нельзя смешивать с действительностью. Функциями верховной власти ни до, ни после образования Временного правительства думский Комитет не обладал.

 

в редактировании обращения Исполнительного комитета Совета, определявшего его отношение к новой власти, и настаивали на том, чтобы оно было обнародовано одновременно с декларацией правительства и даже напечатано на одном листе. Так и было сделано. Обращение Исполнительного комитета Совета было всюду — и в листках и в газетах — опубликовано рядом с декларацией правительства.

В обращении Исполнительного комитета Совета («Известия Совета», 3 марта) говорилось, что широкие демократические круги должны приветствовать реформы, объявленные новой властью, создающейся «из общественно умеренных слоев общества». «В той мере, в какой нарождающаяся власть будет действовать в направлении осуществления этих обязательств и решительной борьбы со старой властью, демократия должна оказывать ей свою поддержку». Так была подтверждена формула «постольку-поскольку», накануне принятая Исполнительным комитетом Совета. В обращении указывалось на недопустимость «разъединения и анархии» и необходимость немедленно пресекать бесчинства, грабежи, порчу имущества, бесцельные захваты учреждений и т. п. Исполнительный комитет Совета призывал солдат «дружно и согласованно работать с офицерами, не клеймить всю офицерскую корпорацию за дурное поведение отдельных офицеров, проявить терпимость и забвение несущественных проступков против демократии тех офицеров, которые присоединились к той решительной и окончательной борьбе, которую вы ведете со старым режимом».

Заключив соглашение с представителями Совета о Временном правительстве, буржуазные деятели спешили оповестить об этом население, чтобы быстрее восстановить нужный им порядок. 2 марта Временный комитет Государственной думы издал приказ, в котором говорилось: «Тяжелое переходное время кончилось. Временное правительство образовано... Новая власть, сознавая свой ответственный долг, примет все меры к обеспечению порядка, основанного на свободе, и к спасению страны от разрухи внешней и внутренней. Неизбежное замешательство, к счастью весьма кратковременное, приходит к концу. Граждане страны и в первую очередь граждане, взволнованные событиями столицы, должны вернуться к спокойной трудовой жизни. К нормальной жизни должны вернуться и войска»41.

Официальные представители и неофициальные защитники буржуазии призывали все слои населения к единству. Писатель Б. Гуревич на митинге в Таврическом дворце 2 марта говорил: «Милюков просил меня подтвердить вам, что сомнения отдельных лиц напрасны и что немедленная подготовка скорейших,

____

41 «Известия Комитета петроградских журналистов», № 7, 3 марта 1917 г.

 

в данных условиях, выборов в Учредительное собрание на основах всеобщего, прямого, равного и тайного голосования — первая и незыблемая обязанность Временного правительства». Либеральный оратор заявлял, что «часы частичных разногласий окончились», и приветствовал мужество и честность Комитета Государственной думы и Совета рабочих депутатов, окончательно объединившихся во имя свободы. «В час братского согласия» — так была озаглавлена листовка с текстом этой речи42.

Слова «забыть распри», «отбросить споры и колебания» — стали главным призывом буржуазных политиков. Кадеты вынуждены были тогда искать примирения с левыми элементами, с мелкобуржуазной демократией, с массами вооруженного народа. А. Тыркова писала в своем дневнике: «В те первые дни мы не отделяли себя от левых. Когда я услыхала речь Скобелева к солдатам — свобода и порядок неразрывны — я подумала, что, значит, мы вместе. И слово „товарищи*4, вообще для меня чуждое, жужжавшее кругом, казалось естественным... Мы отнюдь не хотим розни». В дневнике от 2 марта Тыркова записала: «Я встретила Скобелева. Мы радостно (еще радостно) пожали друг другу руки. Я благодарила его за его первые речи» 43.

С опубликованием декларации Временного правительства и обращения Исполнительного комитета Совета с провозглашением созыва Учредительного собрания вторая революционная волна спала. Передовая часть петроградского пролетариата, возглавляемая большевиками, продолжала бороться за установление власти революционного народа. Но основная масса рабочих и солдат, добившись серьезных уступок со стороны буржуазии, завоевав широкие демократические права, примирилась с образованием буржуазной власти, рассчитывая поставить ее под контроль Совета. Она пошла за мелкобуржуазными лидерами, призывавшими оказывать доверие новому правительству, поскольку оно будет выполнять программу, согласованную с Советом рабочих и солдатских депутатов.

Однако и после соглашения, достигнутого между руководителями Совета и Временным комитетом Думы, положение в Петрограде не стало устойчивым. Новое правительство не имело прочной опоры в армии. Суммируя сообщения, получаемые в Ставке Верховного главнокомандующего, Алексеев приходил к довольно мрачным для буржуазии выводам. 3 марта он сообщал главнокомандующим фронтами, что события в Петрограде далеко не улеглись, положение тревожно и неясно, что левые партии, усиленные Советом рабочих депутатов, приобрели большое влияние и оказывают мощное давление на думский Комитет, что «войска Петроградского гарнизона окончательно распропагандированы

____

42    ЦГАОР СССР, ф. печатных изданий, пнв. № 4450.

43    Там же, ф. 629, д. 20, лл. 5—6, 9.

 

рабочими депутатами и являются вредными и опасными для всех, не исключая умеренных элементов Временного комитета» 44.

Но ни Верховное главнокомандование, ни думский Комитет и Временное правительство не могли удалить революционные войска из Петрограда или принять против них репрессивные меры. Им не оставалось ничего другого, как примириться с наличием таких войск, попытаться ввести городской гарнизон в рамки прежней организации и дисциплины и подчинить их прежним начальникам.

Ведя переговоры с Советом рабочих и солдатских депутатов об образовании нового правительства, думский Комитет одновременно намеревался назначить нового главнокомандующего Петроградским военным округом вместо арестованного народом Хабалова. Он решил, что навести порядок в гарнизоне лучше всего сумеет бравый военачальник с фронта. Выбор пал на генерала Корнилова. Он пользовался известностью как твердый волевой командир, отличившийся в боевых действиях. Временный комитет Государственной думы в телеграмме за номером 158 от 2 марта на имя Алексеева указывал, что для установления полного порядка и спасения столицы от анархии необходимо на должность главнокомандующего Петроградским военным округом назначить генерала Корнилова и срочно командировать его в Петроград.

Петроградские военные власти поддержали просьбу думцев. Генерал Аверьянов в телеграмме от 2 марта писал Алексееву: «Для спасения Петрограда от анархии и террора и дабы дать опору Временному комитету, спасающему монархический строй, повелительно необходимо немедленное осуществление меры, изложенной в телеграмме председателя Государственной думы 158 номер, т. е. безотлагательное командирование генерала Корнилова, на доблестном имени коего пришли к соглашению все члены Временного комитета» 45.

Корнилов командовал дивизией, входившей в состав Юго-Западного фронта. Понимая, что на новом посту в Петрограде Корнилову придется действовать в сложной политической обстановке, главнокомандующий Юго-Западным фронтом генерал Брусилов высказывался против его кандидатуры. «По совести обязан доложить, — телеграфировал он Алексееву, — что считаю генерала Корнилова мало подходящим именно для этой должности. Он отличается прямолинейностью и чрезмерной пылкостью» 46. Но Алексеев был другого мнения. Считая, что Корнилов сумеет быстро водворить порядок и спокойствие, он поддержал предложение думского Комитета. Алексеев просил царя дать разрешение

____

44    «Красный архив», 1927, № 3 (22), стр. 23.

45    Там же, стр. 6—7.

46    Там же, стр. 8.

 

на назначение Корнилова и отзыв в Ставку генерала Иванова. Царь дал согласие. Так по инициативе думского Комитета и с санкции царя был назначен новый «диктатор» Петрограда.

2 марта Николай II продолжал подписывать высочайшие повеления и по-прежнему именовался императором Всероссийским. Но судьба его была уже решена. Ее решили прежде всего рабочие и солдаты Петрограда. Вслед за ними против царизма поднялись трудящиеся Москвы. Революция перебросилась на места и на фронт, всюду встречая полную поддержку народа 47. Самодержавие фактически было свергнуто.

Какую же официальную форму приняло свержение самодержавия?

 

ОТРЕЧЕНИЕ ЦАРЯ

В момент революции царь находился в Ставке Верховного главнокомандующего, под защитой своего штаба. Верхи армии всеми силами стремились спасти царя и царизм. Выполняя повеление Николая II, генерал Иванов с батальоном георгиевских кавалеров выехал в 2 часа дня 28 февраля из Ставки, предполагая около 8 час. утра 1 марта быть в Царском Селе. Туда же должны были направиться посланные в его распоряжение фронтовые части. Поезд Иванова прибыл в Царское Село с опозданием. Положение как здесь, так и в самом Петрограде было для нового командующего округом неясно. Чтобы ориентироваться в обстановке, Иванов вызвал в свой вагон начальника гарнизона Царского Села. Выяснилось, что обстановка для царизма складывается неблагополучно. В частях, расположенных в Царском Селе, началось брожение; узнав о прибытии эшелона Иванова, предназначенного для разгрома революции, воинские части стали занимать выходы на вокзальную площадь и окружать эшелон. Власти Царского Села были растеряны. Они выразили опасение, что в случае высадки батальона георгиевских кавалеров произойдут столкновения с местными войсками, а это создаст опасность для находящейся в Царском Селе семьи Николая II и других членов императорской фамилии.

В таких условиях Иванов решил повернуть обратно, чтобы в более удобном месте собрать фронтовые части, назначенные в его карательную экспедицию. Иванов подписал приказ, в котором объявлял, что он приступил к исполнению обязанностей, возложенных на него царем. Приказ был помечен «1 марта 1917 года. Ст. Выгрицы», но напечатан в Царском Селе. Вот его текст: «Высочайшим повелением от 28 февраля с. г. я назначен Главнокомандующим Петроградским военным округом.

____

47 Как уже отмечалось, события в Москве, на местах и на фронте освещаются в отдельной работе автора.

 

Прибыв сего числа в район округа, я вступил в командование его войсками и в управление его районом во всех отношениях. Объявляю о сем всем войскам, всем без изъятия военным, гражданским, духовным властям, управлениям, учреждениям, заведениям и всему населению, находящемуся в пределах округа» 48.

Но Иванову некем было командовать. Части, направленные в его распоряжение с Северного фронта, задерживались рабочими-железнодорожниками и переходили на сторону революции. Начальник 15-й кавалерийской дивизии, два полка которой двинулись в Петроград, генерал А. Мартынов писал: «Не доезжая 19 верст до Пскова, на станции Черская, поезд был остановлен под тем предлогом, что железнодорожный путь занят. Нас продержали более суток. Железнодорожники и телеграфисты таинственно пересматривались и говорили, что ничем не могут помочь. Я подозревал, что вспыхнула железнодорожная забастовка, но впоследствии узнал, что путь действительно был занят около Пскова каким-то экстренным поездом, около Луги — двумя пехотными полками, которые были посланы туда с Северного фронта днем раньше, взбунтовались, перешли на сторону рабочих и выставили пулеметы» 49. 68-й пехотный Бородинский полк, включенный в состав карательной экспедиции Иванова, был задержан революционно настроенными солдатами.

Да и сам Иванов не мог пользоваться свободой передвижения. Как сообщали «Известия Петроградского Совета» (5 марта 1917 года), машинист Петр Дерябин и его помощник Василий Трунов вели поезд генерала Иванова с георгиевскими кавалерами и «заставили его отказаться от предполагавшегося похода на Петроград». Движение поездов к столице брали под свой контроль и представители Временного комитета Государственной думы. Они исходили из того, что прибытие карательной экспедиции Иванова обострит положение и осложнит мирное разрешение кризиса.

Комендант Николаевского вокзала, назначенный Военной комиссией, поручик Греков на основании приказа думского Комитета предписал начальникам всех станций и почтово-телеграфных отделений сообщать ему данные «о всех без изъятия воинских поездах, составе и количестве людей и роде оружия, имеющих своим назначением Петроград». Он требовал также присылки сведений о всех поездах, груженных боевыми припасами50. В ответ на это приказание генерал-квартирмейстер штаба Верховного главнокомандующего А. С. Лукомский отдал распоряжение военному начальству и железнодорожной администрации

____

48    ЦГАОР СССР, ф. печатных изданий, инв. № 2520.

49    Там же, ф. 6536, он. 1, д. 1, л. 4.

50    «Красный архив», 1927, № 2 (21), стр. 33.

 

обеспечить безостановочное движение поездов, исполнять приказание только «законных властей», а с нарушителями этих приказаний поступать по всей строгости военных законов.

Опасаясь, что, вопреки запрещениям, воинские эшелоны отряда Иванова могут прорваться к столице, комиссар Временного комитета Думы Бубликов 1 марта предложил начальнику движения Виндавской железной дороги «немедленно направить со ст. Дно в направлении на Бологое два товарных поезда, следом друг за другом, занять ими какой-либо разъезд, возможно восточнее ст. Дно, и сделать физически невозможным движение каких бы то ни было поездов в направлении от Бологое в Дно. За неисполнение или недостаточно срочное исполнение настоящего предписания будете отвечать, как за измену пред отечеством» 51. Не представляя ни масштабов, ни характера петроградских событий, Ставка рассчитывала, что одно появление в столице нескольких хорошо вооруженных и дисциплинированных фронтовых частей окажет устрашающее действие на мятежников и даст возможность ликвидировать «беспорядки». Она не направила в Петроград крупных соединений, не предприняла больших действий против революционного Петрограда потому, что не хотела оголять фронт и не была уверена в благонадежности фронтовых частей для борьбы с «внутренним врагом». Кроме того, верхи армии опасались, что кровавые столкновения между отдельными частями войск подорвут силу всей царской армии и еще больше снизят и без того невысокий престиж русского царизма среди союзных держав.

По мере развития событий становилось все очевиднее, что сил, посланных Ставкой для подавления революции в Петрограде, совершенно недостаточно. Генерал А. С. Лукомский писал, что для этой цели нужно было сорганизовать вполне надежные отряды, сняв с фронта некоторые дивизии, но для этого потребовалось бы дней 10—12, а за это время весь тыл был бы охвачен революцией. Лукомский отмечает, что решение подавить революцию силой оружия, залив кровью Петроград и Москву, грозило прекращением борьбы на фронте и заключением мира. «Нужно было сделать все возможное для мирного прекращения революции, лишь бы борьба с врагом на фронте не прекращалась» 52. Задачи дальнейшего ведения империалистической войны стояли в это время у верховного командования и всего генералитета на первом плане, и они решали все другие вопросы с этой точки зрения. Впоследствии верхи армии подчинили борьбу с внешним врагом необходимости во что бы то ни стало задушить революционные силы. Но в конце февраля—начале марта 1917 г. этого еще не было. Вооруженное выступление против

____

51    «Красный архив», 1927, N° 2 (21), стр. 36.

52    «Архив русской революции», т. II. Берлин, 1921, стр. 22.

 

революционного Петрограда означало бы начало гражданской войны. Царский генералитет хотел предотвратить эту войну и направить все усилия страны на борьбу с Германией. Боязнь вооруженных столкновений в тылу сдерживала его воинственные стремления в отношении «внутреннего врага» и толкала на поиски мирных путей разрешения кризиса. Верхи армии оказывали давление на царя, чтобы заставить его пойти на некоторые уступки и, в частности, согласиться на «ответственное министерство». В верхах армии надеялись также и на то, что такое министерство сможет более успешно справиться с экономическими трудностями и революционным движением в тылу и поможет вести войну лучше, чем это делали предыдущие правительства. Вот почему, направив против революционного Петрограда карательную экспедицию, Ставка при первой же возможности пыталась вступить на другой путь борьбы с революцией.

1 марта в 1 час 15 мин. М. Алексеев послал вдогонку Иванову телеграмму, в которой отмечалось: «Частные сведения говорят, что 28 февраля в Петрограде наступило полное спокойствие. Войска, примкнув к Временному правительству в полном составе, приводятся в порядок... Воззвание к населению, выпущенное Временным правительством, говорит о незыблемости монархического начала России, о необходимости новых оснований для выбора и назначения правительства. Ждут с нетерпением приезда его величества, чтобы представить ему все изложенное и просьбу принять это пожелание народа» 53. Алексеев принимал желаемое за действительное. 28 февраля никакого спокойствия в Петрограде не было, революция продолжалась, а установление новых оснований для выбора и назначения правительства вовсе не было «пожеланием народа». Народ боролся за уничтожение монархического строя. Только буржуазия намеревалась ограничиться созданием ответственного министерства и ждала царя, чтобы выпросить у него эту уступку. Буржуазия и верхи армии рассчитывали, что на такой основе можно разрешить создавшийся кризис и предотвратить вооруженное столкновение, нежелательное во время войны. «Если эти сведения верны, — продолжал Алексеев, — то изменяются способы ваших действий, переговоры приведут к умиротворению, дабы избежать позорной междоусобицы, столь желанной нашему врагу, дабы сохранить учреждения, заводы и пустить в ход работы. Воззвание нового министра путей Бубликова к железнодорожникам, мною полученное кружным путем, зовет к усиленной работе всех, дабы наладить расстроенный транспорт. Доложите его величеству все это и убеждение, что дело можно привести к мирному и хорошему концу, который укрепит Россию» 54.

____

53    «Красный архив», 1927, № 2 (21), стр. 31.

54    Там же.

 

Мирного разрешения конфликта хотели и думские руководители. Думский Комитет не задержал полковника Доманевского, назначенного начальником штаба карательного отряда Иванова, когда тот явился в Таврический дворец, а повел переговоры с ним, чтобы через него вступить в соглашение с Ивановым. Б. Энгельгардт отмечает, что жребий был брошен и отступать было невозможно. «Но Иванов мог удержать революцию в тех пределах, которые мне в ту пору казались допустимыми — союзниками и сотрудниками мы могли быть только на этой почве. Но для этого нужна была уступка Иванова. Он должен был признать законной власть Временного комитета. Доманевский допускал возможность согласия Иванова... его смущала неизвестность настроения солдатской массы Иванова, он сомневался в беззаветной преданности престолу сборной команды георгиевских кавалеров. Охрана порядка в глазах солдат будет тождественна с восстановлением царской власти, за которую они бороться не станут. Вообще веры в успех миссия Иванова у него не было» 55. Так с обеих сторон созревал план ликвидации революции без применения вооруженной силы посредством соглашения между царизмом и монархической Государственной думой.

Бурные революционные события сорвали возможность такого соглашения. Иванов не мог повести переговоры без санкции царя. Но где был царь? Обеспокоенный событиями в столице, царь выехал из Могилева в Царское Село в 5 час. утра 28 февраля. Как всегда, вперед был послан специальный поезд с царской свитой (оба поезда назывались литерными). Все шло обычным порядком. В Смоленске, Вязьме, Ржеве и на других станциях литерные поезда почтительно встречали военные и полицейские власти и железнодорожное начальство, поезда двигались по графику, согласно намеченному маршруту. Сначала никто не знал, что делается в Петрограде, но по мере приближения к столице до царя и его свиты стали доходить известия одно тревожнее другого. Пришло сообщение, что весь столичный гарнизон перешел на сторону революции, что восставшие заняли вокзалы и контролируют движение поездов. Стало известно, что в Петрограде образовался Комитет, возглавляемый Родзянко, что разослана телеграмма Бубликова с призывом подчиняться этому Комитету, что какой-то поручик Греков распорядился направить литерные поезда не в Царское Село, а непосредственно в Петроград. Стало ясно, что если никому не известный поручик распоряжается движением императорских поездов, значит в столице произошли какие-то крупные изменения.

В Малой Вишере были получены сообщения, что станции Любань и Тосно, через которые должны были следовать поезда,

____

55 Государственная библиотека СССР имени В. И. Ленина. Рукописный отдел, ф. 306, д. 3, л. 743.

 

заняты революционными войсками. Тогда оба поезда вернулись на станцию Бологое, чтобы направиться в Царское Село кружным путем через Старую Руссу, Дно и Вырицу. Но оказалось, что эта дорога тоже ненадежна и что по Виндавской железнодорожной ветке разрушен мост. Пришлось отказаться и от этого маршрута, — пути в Царское Село и столицу для царя были отрезаны.

Захват революционными частями отдельных станций нарушил железнодорожное сообщение и прервал связь между Ставкой и столицей. Штаб Верховного главнокомандующего протестовал против распоряжений, отдаваемых Временным комитетом Государственной думы железным дорогам, считая, что это разрушает дисциплину, без которой победа над внешним врагом невозможна. В телеграмме на имя Родзянко от 1 марта 1917 г. Алексеев писал, что перерыв связи между Ставкой, Царским Селом и центральными органами военного управления грозит страшными бедами. Алексеев просил Комитет отдать срочное распоряжение о безотлагательном пропуске литерных поездов, о восстановлении непосредственной связи Ставки с центральными органами военного министерства и отмене контроля над сношением Ставки с этими органами. «При наличии такого контроля, — угрожал Алексеев, — я вынужден буду прекратить все сношения с центральными управлениями» 56.

Временный комитет Государственной думы вовсе не хотел подрывать дисциплину, затруднять действия Ставки Верховного главнокомандования и ее сношения с военным министерством. Но, объявив о взятии власти, он попытался поставить их под свой контроль. Опасаясь, что прибытие отряда Иванова сорвет усилия по мирному урегулированию создавшегося положения и вызовет гражданскую войну, думский Комитет не хотел допускать этот отряд к столице. Он намеревался вступить в непосредственные переговоры с самим царем, чтобы добиться от него уступок, с помощью которых можно было остановить дальнейшее развитие революции. Вот почему, препятствуя продвижению царских войск, думские лидеры не препятствовали продвижению к Петрограду самого царя.

Но и здесь сказалось бессилие как царских властей, так и думских деятелей. Все дело решали поднявшиеся на борьбу массы рабочих и солдат. Родзянко сообщал Рузскому, что солдаты, направленные с фронта на подавление петроградского восстания, взбунтовались, вышли из вагонов в Луге, «объявили себя присоединившимися к Государственной думе и решили отнимать оружие и никого не пропускать, даже литерные поезда. Мною немедленно приняты были меры, чтобы путь для поезда

____

56 «Красный архив», 1927, № 2 (21), стр. 45.

 

его величества был свободен; не знаю, удастся ли это» 57. Меры, принятые Родзянко, по всей вероятности, «не удались».

На телеграфной и железнодорожной линиях действовали силы, не предусмотренные ни приказами Алексеева, ни распоряжениями Родзянко. Путь литерным поездам в столицу преградили сторонники революции, действовавшие по собственной инициативе. Сохранилась запись разговора с железнодорожником, оставшимся неизвестным, который просил передать коменданту Николаевского вокзала Грекову, что литерные поезда возвращены на станцию Бологое, а затем на станцию Дно и что все станции до Бологое выключены из действия. Представитель Военной комиссии недоумевал, заявляя, что было распоряжение пропустить литерные поезда на станцию Тосно. Но его собеседник отговаривался незнанием этого распоряжения, упорно отказывался назвать место своего пребывания, заявляя, что не может больше находиться в месте, откуда ведет разговор «так как могут приверженцы старого правительства обнаружить», он добавлял: «Говорю для пользы родины и нового правительства». Оба поезда были возвращены обратно в Бологое 58-59.

Не пробившись к Петрограду, литерные поезда повернули на Псков, где находился штаб Северного фронта. Почему именно сюда? Мнения приближенных царя на этот счет расходятся. Д. Дубенский отмечал, что царь и его окружение намеревались использовать войска этого ближайшего к столице фронта, чтобы пойти походом против петроградских рабочих и солдат. А. Лу-комский утверждал, что царь рассчитывал найти в генерале Рузском более твердую опору, чем имел в генерале Алексееве. Опровергая это утверждение, полковник А. Мордвинов заявлял, что к Рузскому царь «относился безусловно с меньшим доверием, чем к своему начальнику штаба, и наше прибытие в Псков являлось вынужденным и совершенно непредвиденным при отъезде. Государь, стремясь возможно скорее соединиться с семьей, вместе с тем стремился быть ближе и к центру управления страной, удаленному от Могилева» 60. Утверждение Мордвинова, видимо, ближе к истине: едва ли Николай II намеревался сформировать новую карательную экспедицию против революционного Петрограда из войск Северного фронта.

Дворцовый комендант В. Воейков сообщал, что в беседе с ним Николай II сказал, что он хотел бы проехать в ближайший пункт, где имеется аппарат Юза. Таким пунктом и был Псков. Можно полагать, что, почувствовав грозную опасность и потеряв всякую ориентировку в событиях, Николай II направился в наиболее крупный близлежащий центр — в Псков, чтобы

____

57 «Красный архив», 1927, № 2 (21), стр. 55.

58-59 ЦГАОР СССР, ф. 3348, on. 1, д. 172, л. 9.

60 А. Мордвинов. Последние дни императора. — «Отречение Николая II». Л., 1927, стр. 94.

 

встать под охрану войск Северного фронта, связаться оттуда по прямому проводу с Петроградом, Царским Селом и Ставкой и, выйдя из состояния неизвестности, определить план дальнейших действий против революции. Ни сам Николай, ни Алексеев, ни Рузский заранее не предполагали, что литерные поезда окажутся в этом городе.

Узнав о том, что царь и его свита направились к Пскову, Ставка послала в 4 часа дня 1 марта телеграмму командованию Северного фронта для вручения ее царю тотчас по его прибытии в штаб фронта, в которой сообщалось о развитии событий. В начале революции царь и верхи армии рассчитывали, что Петроград можно будет изолировать и, опираясь на фронт, Москву и провинцию, разгромить вспыхнувшее восстание. Но эти расчеты не оправдались. Вслед за революционным Петроградом на борьбу против царизма поднялась революционная Москва. 28 февраля командующий войсками Московского военного округа ген. Мрозовский докладывал Ставке, что в Москве остановились почти все предприятия, рабочие вышли на улицу с красными флагами и лозунгами. 1 марта он же сообщил, что в Москве «полная революция», воинские части переходят на сторону народа. В Ставку поступили донесения о революционных событиях в Кронштадте и о признании думского Комитета командованием Балтийского флота.

Сообщая об этом, Алексеев в телеграмме царю со своей стороны замечал, что беспорядки могут перекинуться в другие центры, нарушится железнодорожное сообщение, прекратится подвоз продовольствия, наступит, голод, что приведет к дальнейшему развитию революции и окончанию войны. «Пока не поздно, — писал он, — необходимо немедленно принять меры к успокоению населения и восстановить нормальную жизнь в стране. Подавление беспорядков силою при нынешних условиях опасно и приведет Россию и армию к гибели. Пока Государственная дума старается водворить возможный порядок, но если от вашего императорского величества не последует акта, способствующего общему успокоению, власть завтра же перейдет в руки крайних элементов, и Россия переживет все ужасы революции. Умоляю ваше величество, ради спасения России и династии, поставить во главе правительства лицо, которому бы верила Россия, и поручить ему образовать кабинет. В настоящую минуту это единственное спасение. Медлить невозможно и необходимо это провести безотлагательно» 61.

Ставка сама спешила. Через два часа после подачи этой телеграммы помощник начальника штаба Верховного Главнокомандующего генерал В. Н. Клембовский говорил с командованием Северного фронта по прямому проводу. Клембовский просил

___

61 «Красный архив», 1927, № 2 (21), стр. 39—40.

 

передать царю просьбу генерала Алексеева и вел. кн. Сергея Михайловича о том, чтобы принять меры, изложенные в телеграмме, и поставить во главе правительства лицо, пользующееся доверием. Сергей Михайлович называл таким лицом М. Родзянко 62. С призывами к царю о необходимости «мирного урегулирования» обращались и некоторые другие военные руководители. Генерал А. А. Брусилов в телеграмме, посланной вечером 1 марта, просил графа В. Б. Фредерикса доложить царю его просьбу «признать совершившийся факт и мирно и быстро закончить страшное положение дела». Он указывал, что междоусобица означала бы безусловный проигрыш войны и катастрофу во внутренних делах. «Каждая минута промедления, — писал Брусилов, — повлечет за собой новые напрасные жертвы и затруднит благоприятное разрешение кризиса» 63.

Но проходили не минуты, а часы, революция развертывалась все шире и верхам армии приходилось советовать царю соглашаться на все большие уступки. Сначала они просили Николая II поставить во главе министерства лицо, которому бы «верила Россия», теперь — назначить министерство, ответственное перед законодательными палатами. В 22 часа 20 минут 1 марта в новой телеграмме царю Алексеев указывал на настоятельную необходимость «немедленного издания высочайшего акта, могущего еще успокоить умы», призвать к власти ответственное перед представителями народа министерство во главе с председателем Государственной думы Родзянко. Алексеев выражал надежду, что думские деятели, руководимые Родзянко, еще могут остановить всеобщий развал. В той же телеграмме приводился проект царского манифеста о даровании ответственного министерства, составленный Ставкой. Алексеев умолял Николая II немедленно подписать его.

Проект начинался с указания на необходимость во что бы то ни стало довести войну до победного конца. «Стремясь сильнее сплотить все силы народные для скорейшего достижения победы, я признал необходимым призвать ответственное перед представителями народа министерство, возложив образование его на председателя Государственной Думы из лиц, пользующихся доверием всей России».

После некоторых колебаний царь согласился подписать манифест об образовании ответственного министерства. Прямым следствием этого решения была приостановка вооруженных действий против революционного Петрограда. 2 марта в 0 час. 20 мин. в Царское Село генералу Иванову была отправлена телеграмма, в которой говорилось: «Надеюсь, прибыли благополучно. Прошу до моего приезда и доклада мне никаких мер не предпринимать.

____

62    «Красный архив», 1927, № 2 (21), стр. 42.

63    Там же, стр. 47.

 

Николай» 64. В ту же ночь Ставкой было дано распоряжение командующим войсками Северного, Западного и Юго-Западного фронтов задержать посылку войск на Петроград.

Царские генералы надеялись, что образование ответственного министерства внесет успокоение и все пойдет как по писаному: в Петрограде прекратятся «беспорядки», народ успокоится, угроза гражданской войны и опасность ослабления фронта будут устранены и Николай II будет благополучно продолжать свое царствование. Но ответственного министерства требовала буржуазия, а не народ. Ни на одном знамени питерских демонстрантов такого лозунга не было. Рабочие и солдаты обагрили своей кровью улицы Петрограда не ради этой жалкой подачки от царя, а ради ликвидации царского режима. Алексеев и Рузский видели в Родзянко главу новой власти, а на деле думский Комитет властью не обладал. Над Родзянко и Комитетом властвовали другие силы или, как выражался Рузский, «крайние элементы того времени».

Получив подписанный царем манифест, Рузский сообщил о нем по прямому проводу Родзянко. Но согласие царя на создание ответственного министерства уже не могло оказать влияния на ход событий. Надежды с помощью такой меры остановить дальнейшее развитие революции рухнули. 1 марта в разговоре с Рузским Родзянко указал, что, очевидно, царь и Рузский не отдают себе отчета в том, что происходит в Петрограде. «Настала одна из страшнейших революций, побороть которую будет не так-то легко... Перерыв занятий законодательных учреждений подлил масла в огонь и мало-помалу наступила такая анархия, что Госуд. думе вообще, а мне, в частности, оставалось только попытаться взять движение в свои руки, чтобы избежать такой анархии, при таком расслоении, которое грозит гибелью государства. К сожалению, это мне далеко не удалось, народные страсти так разгорелись, что сдержать их вряд ли будет возможно» 65.

М. Родзянко сообщал Рузскому, что создание ответственного министерства уже не успокоит народ, ненависть к царю достигла крайних пределов, ребром поставлен династический вопрос, выдвигается требование отречения Николая II в пользу сына при регентстве Михаила Александровича. Манифест об ответственном министерстве запоздал, «время упущено и возврата нет». В начале разговора Родзянко хвастливо заявил, что ему все верят и все его слушают. В полном противоречии с этим в конце разговора с Рузским Родзянко сказал: «Я сам вишу на волоске, а власть ускользает из моих рук, анархия достигает таких размеров, что я вынужден сегодня ночью назначить Временное правительство. .. Молю бога, чтобы он дал сил удержаться в рамках

____

64    Там же, стр. 53.

65    Там же, стр. 56.

 

предела нынешнего расстройства умов, мыслей, чувств, но боюсь как бы не было еще хуже»66.

Родзянко заявил, что ради спасения монархии и продолжения империалистической войны нужно пожертвовать монархом и заменить Николая II другим царем. Ознакомившись с содержанием разговора Родзянко с Рузским, штаб Верховного Главнокомандующего предложил Рузскому немедленно разбудить царя, сообщить ему содержание этого разговора и настаивать перед Николаем II, чтобы он отрекся от престола. Но Рузский решил дождаться утра. Считая, что «добровольное» отречение Николая II от престола является единственным выходом из положения, начальник штаба Верховного Главнокомандующего решил опереться на мнение и авторитет командующих фронтами. Утром 2 марта Ставка сообщила командующим, что теперь «династический вопрос поставлен ребром и войну можно продолжать до победного конца лишь при исполнении предъявленных вновь требований относительно отречения от престола в пользу сына при регентстве великого князя Михаила Александровича». Представители Ставки заявляли, что необходимо установить единство мыслей и действий всех командующих, чтобы ценой дорогих уступок спасти действующую армию от развала и продолжать войну с внешним врагом. Генерал Клембовский добавлял: «Государь колеблется, единогласные мнения главнокомандующих могут побудить его принять решение единственно возможное для спасения России и династии»67.

В разговоре по прямому проводу не все командующие высказали определенное мнение. Командующий Западным фронтом А. Е. Эверт ограничился заявлением, что вопрос «может быть разрешен безболезненно для армии, если только он будет решен сверху». Начальник штаба Румынского фронта В. В. Сахаров сказал: «По-видимому, как ни грустно, а придется согласиться с этим единственным выходом. Телеграмму составляю, но не было бы лучше отправить ее после получения от вас окончательного решения, основанного на мнении всех остальных? Но было бы крайне желательно и даже более всего необходимо знать ответ с Кавказа». Сахаров хотел предварительно узнать мнение Николая Николаевича. Более определенно высказался командующий Юго-Западным фронтом А. А. Брусилов: «Колебаться нельзя. Время не терпит. Совершенно с вами согласен» 68.

Вслед за тем командующие фронтами дали письменные ответы в адрес царя и Ставки. Они поддержали предложение об отречении. Николай Николаевич коленопреклоненно молил царя спасти Россию и наследника: «Осенив себя крестным знамением, передайте ему ваше наследие.

____

66    «Красный архив», 1927, № 2 (21), стр. 58—«59.

67    Там же, стр. 68.

68    Там же, стр. 68—70.

 

Другого выхода нет». Брусилов подчеркивал, что «необходимо спешить, дабы разгоревшийся и принявший большие размеры народный пожар был скорее потушен, иначе он повлечет за собой неисчислимое катастрофическое последствие. Этим актом будет спасена и сама династия в лице законного наследника». Эверт просил царя: «во имя спасения родины и династии» принять решение, согласованное с заявлением председателя Государственной думы, как единственно способное прекратить революцию. Сахаров называл заявление Родзянко преступным и возмутительным, называл Государственную думу разбойной кучкой, задумавшей злодейство, но и он вынужден был признать, что предложение Думы дает наиболее безболезненный выход 69. Свое мнение командующие мотивировали тем, что для подавления «внутренних беспорядков» на армию положиться нельзя, что ее надо уберечь от политических потрясений для борьбы с внешним врагом, что только с помощью отречения Николая II можно спасти его династию.

Часов в десять утра 2 марта Николай II узнал о разговоре Рузского с Родзянко. Стало ясно, что манифест об ответственном министерстве уже не спасет царя, что нужно отречение. Николай II записал в своем дневнике: «2 марта. Утром пришел Рузский и прочел свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется социал-демократическая партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение» 70.

Узнав, что запрошены мнения командующих фронтами, царь решил подождать их ответов. В два часа дня ответы командующих были получены. Рузский в сопровождении начальника штаба Северного фронта Г. Н. Данилова и начальника снабжения фронта С. С. Савича явился к царю, прочитал ответы командующих, доложил ему о всем происшедшем за последние часы и изложил свое собственное мнение. Не видя выхода из положения, царь согласился отречься от престола. Часа в три дня царь написал телеграмму Алексееву и Родзянко, в которой сообщал, что отрекается от престола в пользу -своего сына, с тем, чтобы он остался при нем до совершеннолетия, при регентстве великого князя Михаила Александровича. Но отправка этой телеграммы была задержана.

Принимая свое решение, Николай II знал мнение Родзянко и главнокомандующих, но не имел возможности выслушать своего главного советника — царицу. Между Псковом и Царским Селом не было связи. Александра Федоровна направила к царю двух гонцов, вручив им письма, но те еще не дошли до места назначения.

____

69    Там же, стр. 72—74.

70    Там же, Ns 1 (20), стр. 136.

 

В письмах Николаю II, помеленных 2 марта, Александра Федоровна писала, что Родзянко и его окружение не хотят допустить их встречи, «прежде чем ты подпишешь какую-нибудь бумагу, конституцию или еще какой-нибудь ужас в этом роде». Не теряя надежды на лучшее, она писала царю: «Может быть, ты покажешься войскам в Пскове и в других местах и соберешь их вокруг себя?.. Два течения — Дума и революционеры — две змеи, которые, как я надеюсь, отгрызут друг другу головы — это спасло бы положение. Я чувствую, что бог что-нибудь сделает»71.

Но вопрос об отречении был решен. Правда, царь не спешил подписывать текст отречения, полученный из Ставки. Поступило сообщение, что в Псков едет председатель Государственной думы, и царь решил дождаться его. Родзянко к царю не приехал. В разговоре с Рузским он объяснял это двумя причинами. Он сказал, что войска, посланные на подавление революции, взбунтовались, не пропускают никаких поездов, и без его присутствия в Петрограде невозможно остановить разбушевавшиеся народные страсти. Но Родзянко умолчал о главной причине его невыезда — о противодействии Совета.

Вопрос об отношении Совета рабочих и солдатских депутатов к отречению царя слабо отражен в имеющихся материалах. Видимо, Исполнительный комитет Совета, подобно думскому Комитету, не предлагал провозглашать насильственное низвержение царя, а хотел добиться его добровольного отречения. Как рассказывал М. Рафес, в середине дня 28 февраля Н. Соколов сообщил под строгим секретом членам Исполнительного комитета Совета, что Временный комитет Государственной думы предпринимает меры к получению от Николая II акта об отречении. Он предлагал Исполнительному комитету Совета самостоятельно получить от Николая II этот акт. «Полного доверия Исполнительному (Временному. — 3. Б.) комитету Государственной думы быть не могло, — этот Комитет мог акт отречения царя Николая составить так, чтобы после него Россия могла иметь регента, чтобы сохранить монархический образ правления». М. Рафес сообщает, что «Соколов получил необходимые ему полномочия и соответствующую военную охрану. Но спустя несколько часов стало известно, что он опоздал — представители Комитета Государственной думы провели в жизнь это требование» 72. Но это сообщение не подтверждается другими источниками. Дело, видимо, не в том, что Соколов опоздал (между обсуждением вопроса об отречении царя в Исполкоме Совета и выездом представителей Думы к царю прошло не несколько часов, а двое суток). По всей вероятности, Исполнительный комитет

___

71    «Переписка Николая и Александры Романовых», т. V, М.—Л., 1927, стр. 226—228.

72    М. Рафес. Указ, статья, стр. 194.

 

Совета не предпринимал самостоятельных шагов, а намеревался, как и в других вопросах, действовать через думский Комитет.

Опасаясь сговора думцев с царем, Исполнительный комитет Совета не хотел пропустить к нему М. Родзянко. В «Протоколе событий» говорится, что вечером 28 февраля Н. Чхеидзе сообщил Временному комитету, что вопрос о поездке Председателя Государственной думы к государю с требованиями об отречении его от престола обсуждался в Совете рабочих и солдатских депутатов, причем было решено, что «поездка может состояться лишь при условии, если в ней будет участвовать он, Чхеидзе, и если в проекте акта отречения будет опущена вторая его часть — о передаче престола наследнику Алексею и регентстве великого князя Михаила Александровича. Поезд должен сопровождать сильный отряд революционных войск. В случае же непринятия Временным комитетом этих условий поезда для следования председателя Государственной думы Советом рабочих и солдатских депутатов предоставлено не будет» 73. Скобелев пишет, что инициатива запрещения поездки Родзянко исходила от руководителей Совета. Они отдали соответствующее распоряжение железнодорожникам, а Скобелев в связи с этим был назначен Советом комиссаром Петроградского узла для политического контроля над деятельностью железных дорог 74.

Несмотря на препятствия, встреча представителей Думы с царем все-таки состоялась. В. Шульгин рассказывает, что поздно вечером 1 марта состоялось совещание членов думского Комитета, на котором присутствовал А. Гучков, но не было ни Керенского, ни Чхеидзе и потому говорили совершенно свободно. А. Гучков заявил, что нынешнему государю, видимо, царствовать больше нельзя, но надо во что бы то ни стало спасти монархию, что если будет выпущена инициатива, народ расправится с монархией. По сообщению «Протокола событий», возвратившись из поездки по воинским частям, А. Гучков сказал, что надо сделать то, что решено было еще 28 февраля: поехать к царю и получить его отречение, тогда может наступить относительное успокоение, не будут опасаться «возврата назад»; пока же не будет снята присяга, многие будут отстаивать старый порядок и кровопролития не избежать. Родзянко доложил, что он хотел ехать к государю, но Совет рабочих депутатов его не пустил, потребовав, чтобы вместе с ним ехали Чхеидзе и батальон солдат. Тогда Гучков предложил поехать к царю тайно от Совета, никого не спрашивая, ни с кем не советуясь, и, поставив Совет перед фактом, «дать России нового государя». Гучков даже хотел предпринять этот шаг на свой страх и риск, если думский

____

73    «Протокол событий», стр. 21.

74    М. Скобелев. Гибель царизма. — «Огонек», 1927, № И.

 

Комитет не даст ему санкцию на переговоры с царем об отречении. Изъявил желание ехать вместе с Гучковым член Временного комитета думы В. Шульгин. «Мы, — писал Шульгин, — обменялись еще несколькими словами. Я постарался уточнить: Комитет Государственной думы признает единственным выходом в данном положении отречение государя императора, поручает нам двоим доложить об этом его величеству и, в случае его согласия, поручает привезти текст отречения в Петроград. Отречение должно произойти в пользу наследника цесаревича Алексея Николаевича. Мы должны ехать вдвоем в полной тайне» 75.

Но как же на такой шаг решились правоверные монархисты Гучков и Шульгин? «Я отлично понимал, — писал Шульгин, — почему я еду. Я чувствовал, что отречение случится неизбежно и чувствовал, что невозможно поставить государя лицом к лицу с Чхеидзе... Отречение должно быть передано в руки монархистов и ради спасения монархии... Я знал, что в случае отречения (видимо, в случае передачи отречения в руки монархистов.—5. В.) революции как бы не будет. Государь отречется от престола по собственному желанию, власть перейдет к регенту, который назначит новое правительство. Государственная дума, подчинившаяся указу о роспуске и подхватившая власть только потому, что старые министры разбежались, — передает эту власть новому правительству. Юридически революции не будет». Шульгину представлялось, что другого выхода для ликвидации революции и спасения монархии нет. «Для всякого иного нужна реальная сила. Нужны были немедленно повинующиеся нам штыки, а таковых-то именно и не было» 76.

Боясь нового противодействия Совета, думские главари держали в тайне поездку Гучкова и Шульгина к царю. С. Шидлов-ский, видимо, отсутствовал на том заседании думского Комитета, когда был решен вопрос об этой поездке, и потому ничего не знал о ней. В своих воспоминаниях он рассказывает, что в первый же день работы Временного правительства пропал куда-то Гучков, назначенный военным министром. Гучкова искали по всему городу, но найти его не могли. Исчез с горизонта и Шульгин. «Спустя день обнаружилось, что Шульгин с Гучковым без ведома Временного комитета Государственной думы и Совета рабочих депутатов умудрились похитить на Варшавском вокзале паровоз и вагон и укатили в Псков» 77.

На самом деле Гучков и Шульгин направились в царю с ведома и по поручению думского Комитета и от его имени должны были вести переговоры. Они везли с собой проект манифеста,

____

75    В. Шульгин. Дни. Белград, 1925, стр. 240—241.

76    Там же, стр. 241—242.

77    С. Шидловский. Воспоминания, ч. I. Берлин, 1923, стр. 85.

 

написанный, видимо, Шульгиным. Судя по сохранившемуся черновику, в этом документе говорилось: «В тяжелую годину ниспосланных тяжких испытаний для России, мы, не имея сил вывести Империю из тяжелой смуты, переживаемой страной, перед лицом внешнего врага за благо сочли, идя навстречу желаниям всего русского народа, сложить бремя врученной нам от бога власти» 78. Монархические лидеры буржуазно-помещичьей Думы направили монархистов Гучкова и Шульгина к монарху, чтобы спасти монархию. «Мы ехали, как обреченные..., — писал Шульгин. — Так надо было... Мы бросились на этот путь, потому что всюду была глухая стена... Здесь, казалось, просвет... Здесь было „может быть“... А всюду кругом было — „оставь надежду"». Шульгин успокаивал себя тем, что переходы власти от одного царя к другому не раз «спасали Россию» 79.

Поздно вечером 2 марта Гучков и Шульгин прибыли в Псков. А. Гучков хотел сначала встретиться с Рузским, но полковник, встретивший Гучкова и Шульгина на вокзале, передал желание Николая II, чтобы делегаты непосредственно пришли к нему. Шульгин рассказывает, что он шел к царю с прежним тяжелым чувством, что свершается самое страшное, которое нельзя отвратить. Его «мучила еще одна мысль, совсем глупая... Мне было неприятно, что я являюсь к государю небритый, в смятом воротничке, в пиджаке» 80.

2 марта в 10 часов вечера беседа в императорском поезде началась. Говорил Гучков. Он очень волновался и, не глядя на царя, долго и глухо рассказывал о событиях в Петрограде. Судя по протоколу, написанному начальником военно-походной канцелярии К. Нарышкиным, Гучков сказал, что он приехал с Шульгиным, чтобы доложить царю о том, что произошло, и посоветоваться о мерах, которые могли бы спасти положение. Гучков сообщил, что в Петрограде создалось в высшей степени угрожающее положение, беспорядки перекинулись на пригороды, в Петрограде нет ни одной надежной части, а все прибывающие войска тотчас переходят на сторону восставших, что организовался Временный комитет Государственной думы, но власть не в его руках, крайние элементы считают умеренных членов Думы предателями и борются против монархии за социальную республику. «Кроме нас заседает еще комитет рабочей партии и мы находимся под его властью и его цензурой... Это движение начинает нас уже захлестывать. Их лозунги: провозглашение социальной республики. Это движение захватывает низы и даже солдат, которым обещают землю». Гучков указывал, что пожар может перекинуться на фронт, что при существующих

____

78    «Огонек», 1923, № 1.

79    В. Шульгин. Указ, соч., стр. 265.

80    Там же, стр. 266.

 

настроениях в армии сохранить престол за Николаем невозможно. Единственным выходом является передача верховной власти в другие руки — отречение Николая II в пользу сына при регентстве Михаила и образование нового правительства, только это может «спасти монархический принцип, спасти династию» 81.

А. Гучков впоследствии вспоминал, что его поддержал Рузский, подтвердив, что «нет такой воинской части, которая была бы настолько надежна, что ее можно было бы послать для подавления революции. Государь смотрел совершенно непроницаемо. Единственно, что, мне казалось, можно было угадать в его лице, эта длинная речь — лишняя». И действительно, вопрос об отречении был решен еще до приезда представителей думского Комитета. В «Протоколе отречения Николая II», составленном начальником походной канцелярии К. Нарышкиным, записано, что, выслушав Гучкова, Николай II заявил: «Я думал в течение утра, и во имя блага, спокойствия и спасения России я был готов на отречение от престола в пользу своего сына, но теперь, еще раз обдумав свое положение, я пришел к заключению, что ввиду его болезненности мне следует отречься одновременно и за себя и за него, так как разлучаться с ним не могу» 82.

Николай отрекался в пользу своего брата Михаила. К такому решению представители Думы подготовлены не были. Они ехали с предложением, по которому Михаил должен был стать регентом, а не царем. Делегаты Думы сначала попросили дать им возможность подумать по поводу «новой комбинации» отречения; затем Гучков заявил, что они не возражают против предложения царя. Согласие Гучкова и Шульгина на кандидатуру Михаила впоследствии подверглось критике их же единомышленников. Оправдывая свое поведение в этом вопросе, Шульгин замечает: «Как мы могли не согласиться? .. Мы приехали сказать царю мнение Комитета Государственной думы... Это мнение совпало с решением его собственным... А если бы не совпало? Что мы могли бы сделать?.. Мы уехали бы обратно, если бы нас отпустили... Ибо мы ведь не вступили на путь „тайного насилия", которое практиковалось в XVIII веке и в начале XIX ...» Шульгин писал, что будет ли царем Алексей или Михаил, это, в конце концов, частность, кандидатура Михаила имела даже некоторые преимущества. Михаил мог присягнуть конституции, чтобы успокоить народ, а в случае нужды, по примеру брата, отречься от престола, чего не смог бы сделать малолетний Алексей. А главное, будет выиграно время 83.

Гучков передал царю набросок манифеста об отречении. Николай вышел и, вернувшись через некоторое время, передал

____

81    «Отречение Николая II». Воспоминания очевидцев, документы. Л., 1927, стр. 217—218.

82    Там же, стр. 218.

83    В. Шульгип. Указ, соч., стр. 270—271.

 

бумагу Гучкову. Это был текст отречения, составленный в Ставке, а не привезенный делегатами Думы. Делегаты хотели, чтобы преемник Николая II дал присягу конституции. Они заявили, что главная опасность идет со стороны левых элементов, стремящихся объявить республику, что присяга нового царя конституции ослабит позицию республиканцев. Шульгин говорил: «Мы сохраняем символ управления страной... В Думе ад, это сумасшедший дом. Нам придется вступить в решительный бой с левыми элементами, а для этого нужна какая-нибудь почва... Если ваш брат Михаил Александрович как полноправный монарх присягнет конституции одновременно с вступлением на престол, то это будет обстоятельством, способствующим успокоению» 84. В соответствии с этой просьбой в манифесте об отречении была добавлена фраза о том, что новый император должен принести нерушимую присягу в том, что он будет править в единении с представителями народа.

В манифесте царя говорилось о том, что «богу угодно было ниспослать России новое тяжелое испытание», что начавшиеся внутренние народные волнения грозят отразиться на дальнейшем ведении войны, которую во что бы то ни стало надо довести до победного конца. Манифест далее гласил: «В согласии с Государственной думой признали мы за благо отречься от престола Государства Российского и сложить с себя верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном нашим, мы передаем наследие наше брату нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на Престол Государства Российского. Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном и нерушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу» 85.

Делегаты не хотели создавать впечатления, что они «вырвали» у царя манифест. И хотя часы показывали начало двенадцатого часа ночи, царь, по предложению депутатов, датировал манифест тремя часами дня. Акт отречения был напечатан на машинке в двух экземплярах, подписан Николаем II карандашом и скреплен подписью министра двора. Один из деятелей буржуазно-помещичьей России, гласный Московской городской думы, Н. Вишняков, усмотрел в этом любопытную деталь. В своем дневнике он написал: «И этот жалкий призрак царя даже акта своего отречения не сумел по-человечески подписать чернилами, а просто карандашом. Как будто ему это было так же безразлично, как иные пишут наспех карандашом записку приятелю или список грязного белья. Какие презренные люди!

____

84    «Отречение Николая II», стр. 218.

85    Там же, стр. 221.

 

И они-то управляли судьбами великой империи, великого народа в течение долгих, долгих лет» 86.

Делегаты Думы предложили царю подписать еще один акт. А. Гучков сказал: «У всех рабочих и солдат, принимавших участие в беспорядках, уверенность, что водворение старой власти — это расправа над ними, а потому нужна полная перемена. Нужно на народное воображение такой удар хлыста, который сразу переменил бы все. Я нахожу, что тот акт, на который вы решились, должен сопровождаться и назначением председателем Совета министров князя Львова» 87. Николай подписал указ правительствующему сенату о назначении председателем Совета министров князя Львова и главнокомандующим великого князя Николая Николаевича. Но ведь Николай II уже отрекся от престола и его указы были недействительны. Тогда, чтобы придать «законность» незаконным актам, они были датированы тринадцатью часами 2 марта, т. е. на много часов раньше, чем были подписаны.

В конце беседы депутаты спросили царя о его личных планах после состоявшегося отречения. Царь ответил, что собирается на несколько дней поехать в Ставку, затем увидеться со своей матерью и вернуться в Царское Село. Депутаты заверили Николая, что они приложат все силы, чтобы облегчить ему выполнение его намерений.

В ночь на 3 марта от станции Псков по направлению к Могилеву отошел поезд. Это был поезд последнего представителя Романовской монархии. Николай II, заклейменный всеобщим презрением и ненавистью, был покинут теперь даже самыми верными его приближенными. Касаясь отношений ближайшего окружения царя к его отречению, Гучков писал: «Буквально никто нам не противодействует, буквально никто не поддерживает царя... Вокруг трона была абсолютная пустота»88.

На другой день, 3 марта, бывший царь телеграфировал Михаилу Александровичу: «События последних дней вынудили меня решиться безоговорочно на этот крайний шаг. Прости меня, если им огорчил тебя и что не успел предупредить. Остаюсь навсегда верным твоим братом. Возвращаюсь в Ставку, оттуда через несколько дней надеюсь приехать в Царское Село» 89.

Отречение царя не было неожиданностью. Оно вытекало из всех предшествующих событий. Демьян Бедный по этому поводу писал в «Известиях Совета рабочих и солдатских депутатов» (4 марта 1917 г.):

Что Николай «лишился места»,

Мы знали все без манифеста.

___

86    ЦГАОР СССР, ф. 875, он. 1, д. 20, л. 272.

87    «Отречение Николая II», стр. 218—219.

88    ЦГАОР СССР, ф. 5856, он. 1, д. 600, л. 9.

89    Б. Никитин. Указ, соч., стр. 202.

 

Но все ж, чтоб не было неясности,

Предать необходимо гласности

Для «кандидатов» всех ответ,

Что «места» тоже больше нет.

Что ж по существу произошло в результате победы революции — отречение или низложение царя? Конечно, последнее. Николай II был свергнут революцией и только потом это свержение юридически было оформлено как добровольное отречение. Николай II отрекся от престола не в первые дни революции; тогда он намеревался с помощью фронтовых частей потопить в крови безоружный народ. Царь отрекся от престола, когда обнаружилась ненадежность этих частей, когда революция перебросилась в Москву и другие города, когда дело царя было безнадежно проиграно и все карты царизма были биты. Восставший народ сам «отрек» царя от престола, а «добровольное отречение» лишь оформило этот факт задним числом. Бывшие подданные русского царя говорили, что царь давно уже сам отрекся... от народа.

Буржуазия не случайно придала низложению царя форму добровольного отречения. «Я боялся, — отмечал Гучков, — что в случае отказа от отречения Николай II будет низложен Советом рабочих и солдатских депутатов» 90.

«Добровольное» отречение царя освобождало от присяги армию и облегчало ее переход на сторону революции. Оно парализовало сопротивление реакционного офицерства и других сторонников старого режима. Монархисты не могли выступить в защиту царского престола, если этот престол оказался пустым, если никто не соглашался одевать на свою голову корону, сбитую с головы Николая II. Им пришлось хотя бы временно примириться с падением самодержавия.

Но форма, в которую было облечено отречение самодержавия в марте 1917 г., оставляла пути для реставрации монархического строя. Высказываясь за полное уничтожение монархии и установление Демократической республики, «Известия Совета рабочих и солдатских депутатов» справедливо отмечали, что отречению придана такая форма, что осталась возможность изменить это решение, что путь к восстановлению монархии не закрыт. Отречение Николая II в пользу брата, а последнего в пользу Временного правительства (об этом см. ниже) сохраняло преемственность власти и создавало более благоприятные условия для реставрации монархии, чем прямое низложение царя и провозглашение республиканского строя.

Сторонники самодержавия изображали акт отречения царя как благородный жест, как жертву, принесенную им на благо отечества. Впоследствии же они утверждали, что этот вынужденный

____

90 «Последние новости», 13 сентября 1926 г.

 

акт вообще не имеет юридической силы, что Николай II не мог отрекаться за сына, поэтому Романовская династия не утратила своих прав на российский престол. Александра Федоровна считала, что не все потеряно и события пойдут вспять. Полагая, что дело идет о даровании ответственного министерства и конституции, она писала мужу: «Если тебя принудят к уступкам, то ты не в коем случае не обязан их исполнять, потому что они были добыты недостойным путем ... Кошмарно то, что, не имея за собой армии, ты, может быть, вынужден сделать это. Но такое обещание не будет иметь никакой силы, когда власть будет снова в твоих руках... бог спасет тебя и восстановит тебя в твоих правах» 91. Александра Федоровна продолжала верить в это и тогда, когда Николай II отрекся от престола. 3 марта она писала бывшему царю: «Клянусь, мы увидим тебя снова на твоем престоле, вознесенном обратно твоим народом и войсками во славу твоего царства»92.

Командующий Особой Армией генерал В. Гурко, незадолго до революции исполнявший должность начальника штаба Верховного Главнокомандующего, 4 марта 1917 г. в письме к бывшему царю выражал надежду на то, что страна вновь обратится к «законному государю», и нынешний наследник царя будет призван к принятию престола 93.

Добровольное отречение царя в пользу Михаила не устранило дальнейшей борьбы за уничтожение монархии. Потребовались новые решительные действия рабочих и солдат, чтобы обезвредить Николая II и других членов свергнутой династии и предупредить возможность реставрации монархического строя.

Глава нового правительства России назначался волей свергнутого царя. В 2 часа 17 минут в ночь на 3 марта Гучков и Шульгин телеграфировали в Петроград, что государь дал согласие на отречение от престола в пользу вел. кн. Михаила Александровича с обязательством для него принести присягу конституции и поручил образовать новое правительство князю Г. Е. Львову. Но назначение нового премьер-министра явно запоздало: Гучков и Шульгин полагали, что Временный комитет Думы подождет с объявлением о создании нового правительства до их возвращения, а по приезде в Петроград увидели на улицах плакаты с извещением об образовании Временного правительства во главе с тем же Львовым, но созданного не «с благословения» царя, а с санкции Совета рабочих и солдатских депутатов.

Провозглашение новым императором России Михаила Романова не соответствовало обстановке, создавшейся к этому времени в столице и во всей стране.

____

91    «Переписка Николая и Александры Романовых», т. V, стр. 226, 229.

92    Там же, стр. 232.

93    «Известия Центрального Исполнительного Комитета и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 21 сентября 1917 г.

 

Широкие массы народа были решительно настроены против царской монархии в любой ее форме. Воцарение Михаила в этих условиях могло вызвать такой мощный революционный взрыв, который смел бы не только нового царя, но и думский Комитет вместе с Временным правительством и проложил бы путь к подлинно народной власти. В такой обстановке подавляющее большинство думцев считало, что, не уступив сегодня, завтра можно потерять все. Они склонялись к тому, чтобы пожертвовать Михаилом и согласиться на созыв Учредительного собрания и этим предотвратить новый революционный натиск. Во всяком случае вопрос о воцарении Михаила подлежал обсуждению. Манифест об отречении Николая II в пользу брата был уже передан фронтам и военным округам, когда поступило указание думского Комитета задержать его обнародование.

Часов в шесть утра 3 марта М. Родзянко сообщал Алексееву: «События здесь далеко не улеглись, положение все тревожно и неясно, настойчиво прошу вас не пускать в обращение никакого манифеста до получения от меня соображений, которые одни могут сразу прекратить революцию». Родзянко сообщал Алексееву, что воцарение Михаила может вызвать гражданскую войну потому, что его кандидатура как императора ни для кого не приемлема 94. Родзянко отмечал, что на этой основе соглашения достигнуть не удалось, заключено перемирие на базе созыва Учредительного собрания.

Примерно то же Родзянко сообщил через два часа Рузскому. «Дело в том, — говорил он по прямому проводу, — что с великим трудом удалось удержать в более или менее приличных рамках революционное движение, но положение еще не пришло в себя, и весьма возможна гражданская война. С регентством великого князя и воцарением наследника-цесаревича помирились бы, может быть, но воцарение его как императора абсолютно неприемлемо». Родзянко указывал, что после соглашения с Советом рабочих депутатов о созыве Учредительного собрания «войска мало-помалу в течение ночи приводятся в порядок, но провозглашение императором Михаила Александровича подольет масла в огонь, и начнется беспощадное истребление всего, что можно истребить. Мы потеряем и упустим всякую власть, и усмирить народное волнение будет некому; при предложенной форме возвращение династии не исключено» 95.

Из сообщений Родзянко следует, что думские лидеры намеревались добиться возвращения царской династии через Учредительное собрание, а до созыва этого собрания сохранить как органы власти Временный комитет, Государственную думу, Государственный

____

94 «Красный архив», 1927, № 3 (22), стр. 25—26.

95 Там же, стр. 27—28.

 

Совет и ответственное перед ними министерство. Верхи армии были недовольны таким решением. Обещая Родзянко задержать обнародование царского манифеста, Алексеев заявлял: «Сообщенное мне вами далеко не радостно. Неизвестность и Учредительное собрание — две опасные игрушки в применении к действующей армии» 96. Рузский выразил сожаление, что депутаты думского Комитета, приезжавшие в Псков для переговоров с царем, не осветили в достаточной степени обстановку, сложившуюся в Петрограде. Родзянко ответил, что депутатов винить нельзя: «Вспыхнул неожиданно для всех нас такой солдатский бунт, которому еще подобных я не видел». Обстановка в Петрограде действительно особенно обострилась 2 марта, и Временный комитет Думы вынужден был отступить на новые позиции. Гучков и Шульгин уезжали в Псков, чтобы сменой царя спасти монархию, а члены думского Комитета предлагали теперь воздержаться от провозглашения нового императора.

Возвратившись в Петроград, В. Шульгин тут же на вокзале произнес речь перед находившимися здесь солдатами, в которой призывал всех объединиться вокруг нового царя — Михаила — и оказать ему повиновение. «Он поведет нас! Государю императору Михаилу второму ура!». Шульгину казалось, что новый царь прочно сел на русский престол, и монархия, ради спасения которой он совершил поездку к Николаю II, действительно спасена. Но такой вывод оказался слишком поспешным. Тотчас после своей речи Шульгин получил по телефону указание от Милюкова: «Не объявляйте манифеста... Произошли серьезные изменения». Шульгин ответил, что он уже провозгласил в толпе солдат нового императора Михаила. «Этого не надо было делать. .., — сказал Милюков. — Настроение сильно ухудшилось с того момента как вы уехали... Нам передали текст... Этот текст совершенно не удовлетворяет... совершенно необходимо упоминание об Учредительном собрании... Не делайте никаких дальнейших шагов... могут быть большие несчастья» 97. Шульгин тотчас же бросился искать Гучкова, чтобы передать ему слова Милюкова.

Гучков выступал на митинге рабочих железнодорожных мастерских. Шульгин рассказывает, что когда он вошел в огромную мастерскую, в которой собрались рабочие, говорил председатель собрания: «Вот к примеру они образовали правительство... кто же такие в этом правительстве? Вы думаете, товарищи, что от народа кто-нибудь? Так сказать, от того народа, кто свободу себе добыл? Как бы не так! Вот читайте... князь Львов... князь... (по толпе прошел ропот). Председатель продолжал: „Так вот для чего мы, товарищи, революцию делали!.. От этих

____

96    «Красный архив», 1927, № 3 (22), стр. 27.

97    В. Шульгин. Указ, соч., стр. 286—287.

 

самых князей и графов все и терпели... Вот освободились — и на тебе!.. Князь Львов" (толпа забурлила). —Он продолжал: например, товарищи, кто у нас будет министр финансов... Как бы вы думали?.. Может быть, кто-нибудь из тех, кто на своей шкуре испытал... как бедному народу живется... Теперь министр финансов будет у нас господин Терещенко... сахарных заводов штук десять. Земли десятин тысяч сто... Да деньжонок миллионов тридцать наберется» 98.

В таком же духе выступал и другой рабочий. «Вот они приехали. .. Привезли!.. Кто их знает, что они привезли! Может быть такое, что совсем для революционной демократии не подходящее. Кто их просил?.. А от кого поехали? От народа? От Совета солдатских и рабочих депутатов? Нет! От Государственной Думы! А кто такие Государственная Дума? Помещики. Я бы так советовал, товарищи, что и не следовало бы, может быть, Александра Ивановича даже отсюда и выпускать». Толпа поддержала оратора, и двери мастерской были закрыты. «Это становилось совсем неприятным», — замечает Шульгин.

Но вот выступил оратор — инженер, протестовавший против закрытия дверей. «Мы же сами их пригласили, — сказал он, — они доверились, пришли к нам... А за это, за то, что они нам поверили... двери на запор: угрожаете?» Тогда раздались возгласы—«Открыть двери!». Двери открылись. Стал говорить Гучков. Затем Шульгин. Защищать кандидатуру Михаила на царский престол при таком настроении собрания они не решились. Шульгин сказал: «Сейчас в Государственной думе между Комитетом Государственной думы и Советом рабочих депутатов идет важнейшее совещание. На этом совещании все решится. Может быть, так решится, что всем понравится... Во всяком случае нам с Александром Ивановичем надо немедленно ехать». — «Ну езжайте. .. Кто вас держит?» — крикнули в ответ на это. Толпа расступилась, мы стали пробиваться к выходу» ". Так провалилась попытка Гучкова и Шульгина провозгласить новым императором Михаила.

В каком же положении находился сам Михаил? Приехав из Гатчины, он долго скитался по Петрограду и, не рискнув остаться в Мариинском или Зимнем дворце, обосновался на частной квартире князя Путятина на Миллионной улице, недалеко от Зимнего. Там он и узнал о манифесте Николая II. Рассказывают, что весть об отречении царя в его пользу вызвала у великого князя большую растерянность. Михаилу передавалась корона Российской империи, а он не только не имел в своем

____

98    Там же, стр. 289.

99    Там же, стр. 291—292. В литературе обычно сообщается, что рабочие-железнодорожники арестовали Гучкова за то, что он провозгласил императором Михаила. Но, судя по рассказу Шульгина, дело до ареста не дошло.

 

распоряжении какой-либо реальной силы, но и не мог найти себе пристанища в столице этой империи, охваченной революционным пожаром. Михаил не знал, на что решиться. Он говорил, что никогда не хотел престола и не готовился к нему, что у Временного правительства дела пойдут лучше без него. «Как вам нравится Львов? — спрашивал Михаил у Н. Иванова, — умница не правда ли? А Керенский, у него характер; пожалуй, он скрутит массу» 100.

Утром 3 марта на квартире князя Путятина собрались члены думского Комитета и Временного правительства, чтобы обсудить вопрос о вступлении на престол Михаила Александровича. Из всех присутствовавших один П. Милюков ратовал за царя Михаила. Он говорил долго, подробно останавливался на положении страны, доказывая необходимость воцарения Михаила. Обращаясь к Михаилу Александровичу, Милюков сказал: «Если вы откажетесь... ваше высочество, будет гибель!.. Россия потеряет... свою ось... Если вы откажетесь, будет анархия!.. хаос, кровавое месиво... Если вы откажетесь, будет ужас... полная неизвестность». В. Шульгин замечает: «Совет принять престол означал в эту минуту — На коня! На площадь! Принять престол сейчас значило: во главе верного полка броситься на социалистов и раздавить их пулеметами» 101.

На что рассчитывал Милюков, заняв такую «воинственную» позицию? Сам он заявлял впоследствии, что призывал пойти на риск, рассчитывая на помощь Московского гарнизона; Милюков предлагал немедленно ехать в Москву и организовывать там силы для поддержки Михаила Александровича. Гучков, как и Милюков, считал, что Михаил должен принять царский престол. Однако, учитывая создавшуюся обстановку, он внес примирительное предложение; Гучков посоветовал, чтобы Михаил принял престол не как государь, а как регент, для того, чтобы довести страну до Учредительного собрания, которое и решит вопрос, кто будет править Россией. Его больше всего беспокоило то обстоятельство, что, в случае отказа Михаила от престола, прервется преемственность власти, и между старым и новым правительством образуется пропасть. Гучкову возражали, ссылаясь на основы государственного права: не может быть регента без носителя верховной власти. Подавляющее большинство присутствующих решило, что нет другого выхода, как временно отказаться и от царя и от регента. За отказ Михаила от престола выступал и А. Керенский. Он обратился к Михаилу Александровичу со словами: «Мои убеждения республиканские. Я против монархии... приняв престол, вы не спасете России... России нужно полное единство перед лицом внешнего врага. Умоляю вас во имя России

____

100    ЦГАОР СССР, ф. 6439, д. 3, л. 5.

101    В. Шульгин. Указ, соч., стр. 299.

 

принять эту жертву... Я не ручаюсь за жизнь вашего величества». Посовещавшись отдельно с Родзянко и Львовым, Михаил решил не принимать престола.

В дом князя Путятина вызвали юриста Нольде, который вместе с Набоковым и Шульгиным принялись за составление акта. Они писали его в классной комнате дочери Путятина за партой, на школьной тетради. Было установлено, что Михаил Александрович отказывается принять престол и передает вопрос на решение Учредительного собрания. Но в чьих руках будет власть до его созыва? Решили провозгласить полноту власти Временного правительства. Проект документа походил на манифест и начинался словами: «Мы божьей милостью Михаил, император и самодержец Всероссийский... и т. д.». Но Михаил не царствовал и просил вычеркнуть эти слова. Он предложил также вставить в акт фразу о том, что призывает благословение божие и просит русских граждан повиноваться власти Временного правительства.

Временное правительство было рождено соглашением Совета и Временного комитета Думы. Теперь его благословлял на власть последний русский император Михаил. Династия Романовых с Михаила началась, Михаилом и кончилась. Подписав манифест, Михаил обнял Львова, пожелав ему счастья. А. Керенский сказал, обращаясь к Михаилу: «Верьте, ваше императорское величество, что мы донесем драгоценный сосуд вашей власти до Учредительного собрания, не расплескав из него ни одной капли» 102. Николай II был недоволен таким исходом дела. В своем дневнике он писал: «Оказывается Миша отрекся. Его Манифест кончается четырехвосткой для выборов через 6 месяцев Учредительного собрания. Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость» 103.

Объясняя впоследствии, почему монархисты-думцы высказывались против воцарения Михаила Александровича, Родзянко писал, что этого не допустили бы рабочие и вся революционная демократия Петрограда. «Для нас было совершенно ясно, что великий князь процарствовал бы всего несколько часов и немедленно произошло бы огромное кровопролитие в стенах столицы, которое положило бы начало общегражданской войне. Для нас было ясно, что великий князь был бы немедленно убит и с ним все сторонники его, ибо верных войск уже тогда в своем распоряжении он не имел и поэтому на вооруженную силу опереться бы не мог. Михаил Александрович поставил мне вопрос ребром, могу ли ему гарантировать жизнь, если он примет престол, и я должен был ему ответить отрицательно... Даже увезти его тайно из Петрограда не представлялось возможным: ни один

____

102    Б. Нольде. Далекое и близкое. Париж, 1930, стр. 145.

103    «Красный архив», 1927, № 1 (20), стр. 137.

 

автомобиль не был бы выпущен из города, как не выпустили бы ни единого поезда из него» 104.

В тот же день, 3 марта, в экстренном прибавлении к № 4 «Известий Петроградского Совета» огромными буквами было напечатано: «Отречение от престола. Депутат Караулов явился в Думу и сообщил, что государь Николай II отрекся от престола в пользу Михаила Александровича. Михаил Александрович в свою очередь отрекся от престола в пользу народа. В Думе происходят грандиознейшие митинги и овации. Восторг не поддается описанию».

При печатании актов об отречении возникли споры по вопросу о том, как их озаглавить. Что это — манифесты двух императоров? Можно ли Михаила Александровича именовать императором и самодержцем всероссийским? Одни говорили, что он не имел власти, а следовательно, и не царствовал. Другие возражали, ссылаясь на то, что он был императором с момента отречения Николая И, т. е. дочти сутки, что малолетние и слабоумные монархи тоже не имели власти, но царствовали, что отречение Михаила имеет юридический смысл только в том случае, если признать, что он был императором. «Спор ушел в дебри государственного права, — рассказывает Бубликов, — наконец около 2 часов ночи соглашение было достигнуто. Набоков написал на двух кусочках бумаги название актов: 1) Акт об отречении государя-императора Николая II от престола Государства Российского в пользу великого князя Михаила Александровича; 2) Акт об отказе великого князя Михаила Александровича от воспринятия верховной власти и признании им всей полноты власти за Временным правительством, возникшим по почину Государственной думы. Над этими строками можно поставить заглавие: „Результат первых шести часов работы первого Временного правительства"» 105.

В акте, подписанном Михаилом Романовым, говорилось, что он «принял твердое решение в том лишь случае воспринять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому и надлежит всенародным голосованием через представителей своих в Учредительном собрании установить образ правления и новые основные законы государства Российского». Михаил просил российских граждан «подчиняться Временному правительству, по почину Государственной думы возникшему и облеченному всей полнотой власти, впредь до того, как созванное в возможно кратчайший срок на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования Учредительное собрание своим решением об образе правления выразит волю народа» 106. Так была

____

104    М. Родзянко. Государственная дума и Февральская 1917 г. революция. Ростов-на-Дону, 1919, стр. 45.

105    А. Бубликов. Русская революция. Нью-Йорк, 1918, стр. 70.

106    «Речь», 4 марта 1917 г.

 

установлена преемственность власти от Николая к Михаилу Романову, от Михаила Романова к Временному правительству.

Не согласившись с отречением Михаила, Гучков и Милюков решили отказаться от постов министров. Едва успевшее образоваться, Временное правительство начало разваливаться. Эта перспектива встревожила буржуазных деятелей. Члены Центрального комитета кадетской партии направились к своему лидеру Милюкову уговаривать его взять отставку обратно. Милюков согласился остаться в правительстве и убедил поступить так же и Гучкова. Последний заметил, что «и Милюков мало надеялся на благоприятный исход событий, но он все же был большим оптимистом». Кризис, нависший над только что сформировавшимся Временным правительством, был устранен. Правительство приступило к исполнению своих обязанностей в объявленном населению составе.

4 марта новые министры явились в министерства и были радушно встречены царскими чиновниками. Шингарев горячо благодарил служащих министерства земледелия за приветствия и пожелания. «Рады стараться», — ответили те, заверяя министра, что они будут верой и правдой служить новому правительству. Из Синода вынесли царское кресло, было отдано распоряжение не поминать в богослужении имена царя и членов царской династии. Синод, тот самый Синод, который призывал защищать самодержавие и мирился с бесчинствами Распутина в церкви, теперь обнародовал послание к верующим, которое начиналось следующими словами: «Свершилась воля божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни». П. Милюков обратился к директорам департаментов и отделов министерства иностранных дел с просьбой оставаться на местах и продолжать работу. С такими же просьбами к служащим министерства обратились и другие министры Временного правительства. В ответ на это царские чиновники заверяли министров, что они полностью подчиняются Временному правительству и рады, что дожили до наступивших дней.

Временное правительство оставило в неприкосновенности государственный аппарат, доставшийся в наследство от царизма. Оно ограничилось упразднением Особых гражданских судов, полиции, охранных отделений, корпуса жандармов. Все остальные учреждения царского режима сохранились, их служащие продолжали выполнять свои прежние функции. Оставив почти без изменений состав высшего царского чиновничества, буржуазия рассчитывала с его помощью укрепиться у власти. Временное правительство опиралось на дореволюционные буржуазные общественные организации — земства, городские думы, военно-промышленные комитеты, торгово-промышленные и финансовые объединения. Деятели Совета Съездов, представители промышленности и торговли, банков, горной, металлургической промышленности, военно-промышленных комитетов и других предпринимательских организаций выражали полное доверие новому правительству и готовность с еще большей энергией содействовать продолжению войны.

Но у буржуазного правительства не было опоры в народных массах. «Кому следует повиноваться? — спрашивала листовка, выпущенная кадетами, и отвечала: — Единственной верховной властью является у нас наше Временное правительство во главе с Г. Е. Львовым, учрежденное Государственной думой по соглашению с Советом рабочих депутатов... Только ему принадлежит вся полнота власти. Только Временное правительство имеет право издавать повеления, равно обязательные для граждан российских всех классов, сословий, наций и веры» 107. Но широкие народные массы повиновались другой власти. Они шли за Советом рабочих и солдатских депутатов.

Уже на первом заседании Временного правительства, состоявшемся 2 марта, новые министры отмечали, что по обстоятельствам текущего времени Временному правительству приходится считаться с мнением Совета рабочих депутатов, но вмешательство Совета в Действия правительства является недопустимым двоевластием и потому «надлежало бы ознакомляться с предположениями Совета рабочих депутатов в своих частных совещаниях до рассмотрения этих вопросов в официальных заседаниях Совета министров» 108. Высказываясь за предварительное ознакомление с предположениями Совета, Временное правительство не могло устранить его вмешательство в государственные дела.

Вторая революционная волна не достигла своей главной цели: буржуазия не была устранена от власти, Временное Революционное правительство не было создано, основные требования программы-минимум РСДРП не были осуществлены. Но новый революционный натиск рабочих и солдат не прошел бесследно: он добил царскую монархию и укрепил орган подлинно народной власти — Совет рабочих и солдатских депутатов, а это имело решающее значение для дальнейшего развития революции.

Как же действовал этот новый орган власти?

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОВЕТА

За первые три дня своего существования Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов вырос в крупную силу. К 3 марта число депутатов Совета увеличилось до 1300 человек;

___

107    ЦГАОР СССР, ф. печатных изданий, инв. № 1710.

108    Там же, ф. 601, on. 1, д. 2103, л. 1. Мы цитируем протокол первого заседания Временного правительства, оставшийся неофициальным. Управляющий делами правительства В. Набоков заявил, что он не удовлетворен этим протоколом, но не может его исправить, так как не присутствовал на первом заседании правительства. В печатное собрание протоколов правительства этот протокол не вошел.

 

небольшая 13-я комната в левом крыле Таврического дворца уже не могла удовлетворить его нужды. 3 марта Совет перебрался в Белый зал дворца, в котором в течение 11 лет заседала Государственная дума. Столь знакомые новым министрам кресла оказались занятыми новыми людьми. Зал был переполнен. Депутаты Совета и гости сидели в потрепанных шубах, пальто, шинелях. Манифест об отречении Николая II, зачитанный на заседании, был встречен бурными аплодисментами собравшихся. Над председательским столом по-прежнему висела позолоченная рама, но теперь она зияла пустотой — царский портрет был из нее убран.

Открывая собрание, Чхеидзе сказал: «Это место, где заседала последняя третьеиюньская Государственная дума, пусть же она посмотрит теперь, пусть заглянет сюда и увидит, кто сейчас здесь заседает. ... Да здравствуют все наши товарищи, которые когда-то сидели здесь, а до сегодняшнего дня томились на каторге». Но тогдашние руководители Совета считали, что представители рабочих и солдат заседают на думских скамьях временно, заседают для того, чтобы проложить путь другому учреждению: «Ваше присутствие, — продолжал Чхеидзе, обращаясь к депутатам Совета, — симптом того, что через некоторое время эти места будут занимать депутаты Всенародного Учредительного собрания» 109.

Сила Совета состояла в единстве рабочих и солдат, скрепленном победившей революцией. Попытки нарушить это единство продолжались. В тот же день, 3 марта, 400. представителей воинских частей, собравшихся в цирке Чинизели, избрали Временную комиссию, поручив ей подготовить создание отдельной организации солдат. На заседании Совета выступали сторонники такой организации, доказывая, что этим путем можно легче достигнуть единства действий. Максим (Кливанский) говорил, что практические задачи рабочих и солдат различны. На собрании солдат, сказал он, «обсуждался вопрос о ротных комитетах, завтра должны выяснить, как начать учение... ни одного рабочего это не интересует, но для революции он в высшей степени важен, здесь идет дело о создании революционной армии... солдаты должны создать свой парламент» 110. Призыв к созданию отдельной солдатской организации не встретил, однако, сочувствия большинства депутатов.

Собрание решило сохранить Совет рабочих и солдатских депутатов как единый орган. Вместе с тем, учитывая большую численность Совета и наличие специфических интересов у рабочих

____

109    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 5 марта 1917 г.

110    Архив Октябрьской революции Ленинградской области, ф. 1000, он. 73, д. 5, л. 17.

 

и у солдат, Совет разбился на две секции — рабочую и солдатскую. Общеполитические вопросы решались на пленарных заседаниях Совета, чтобы проводить по этим вопросам единую линию 111.

На заседании Совета 3 марта вновь встал вопрос о взаимоотношениях солдат и офицеров. Солдаты сообщали, что офицеры — приверженцы старого порядка пытаются разоружить солдат, отбирают у них политическую литературу и т. д. «Большинство выступавших ораторов энергично настаивают на незамедлительном принятии самых решительных мер к недопущению случаев разоружения солдат и к предотвращению конфликтов между нижними чинами и командным составом».

Совет подтвердил решение о создании районных Советов рабочих депутатов и высказался за то, чтобы наряду с рабочими в них участвовали и солдаты, расквартированные в соответствующем районе. Районные Советы должны были взять на себя организацию населения данного района. Петроградский Совет избрал специальную комиссию по организационным вопросам, которой было предложено «представить доклад о целесообразной организации Совета рабочих и солдатских депутатов и районных Комитетов» 112. На собрании был поставлен вопрос об образовании Всероссийского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Впредь до его организации функции всероссийского центра Совета брал на себя Петроградский Совет.

В тот же день, 3 марта, Исполком Совета образовал комиссии по различным вопросам, имевшим как местное, так и всероссийское значение (в состав их вошли представители всех партий, представленных в Совете): продовольственная, агитационная, железнодорожная и почтово-телеграфная, литературная, финансовая, автомобильная, информационная, по заведованию издательско-типографским делом и другие 113. Через день были созданы еще две комиссии — иногородная и законодательных предположений.

Совет издавал свой ежедневный орган «Известия». Его редактором был Ю. Стеклов. Исполнительный комитет наделил его большими полномочиями. 7 марта 1917 г. Исполком постановил «предоставить Стеклову право дискреционной (безоговорочной) власти как комиссару Исполнительного Комитета по всем редакционным вопросам». В состав редакции входили: Б. Авилов, И. Гольденберг(Мешковский), В. Базаров, В. Бонч-Бруевич, Г. Циперович 114. Газета «Известия» пользовалась большой популярностью, особенно

____

111    Архив Октябрьской революции Ленинградской области, ф. 1000, он. 73, д. 5, л. 18.

112    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 5 марта 1917 г.

113    «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Протоколы Исполнительного комитета». М.—Л., 1925, стр. 10.

114    Там же, стр. 23.

 

в первые дни революции, когда другие газеты не выходили. «Известия» обосновались в типографии газеты «Копейка», которую реквизировал для нужд Совета В. Бонч-Бруевич. Первые номера газеты распространялись бесплатно. Для охраны от натиска толпы, приходившей за «Известиями», было выделено несколько солдат, но они взяли на себя более широкие функции. В отчете редакции говорилось: «По собственному почину эти солдаты положили первое начало хозяйственной организации дела, контроля, тиража, продажи, поступивших денег и т. д... Всякий заказ из провинции независимо от того, были ли присланы деньги на подписку или нет, не только исполнялся, но исполнялся радостно и охотно, так как в этих заказах усматривалось расширение влияния Совета» 115.

«Известия Петроградского Совета» были встречены трудовым населением с большим подъемом. М. Кольцов рассказывает: «На углу Литейного и Невского два человека бежали нам навстречу в неистовой радости и энергии. „Газету возьмите!“ Соскочили, с возбужденным галдежом, потащили с тротуара в машины тюки с номерами. „Известия Совета рабочих депутатов “ были маленького формата, новенькие, празднично-глянцевитые. Их рвали из рук, требовали, выпрашивали как милостыню, гоняясь за грузовиками» 116.

«Известия» разоблачали действия сторонников царского режима и, в частности, царских генералов, но в главном вопросе, в вопросе о власти, проводили линию эсеро-меньшевистского руководства Совета, защищая политику поддержки буржуазного Временного правительства «постольку, поскольку» оно будет осуществлять требования народа 117.

С победой революции роль Совета особенно возросла. Правда, деятельность Совета рабочих и солдатских депутатов и его Исполнительного комитета не была достаточно планомерной и организованной. Она как бы отражала стихийный характер революции, создавшей это учреждение. Совет заседал почти ежедневно по многу часов, порой превращаясь в митинг. Совет и особенно его Исполком занимались не только большими принцилиальными

____

115    ЦГАОР СССР, ф. 1244, on. 1, д. 42, л. 2.

116    «Известия ЦИК», 12 марта 1927 г.

117    Ю. Стеклов называл политическим курьезом то обстоятельство, что эсеры и меньшевики, составляя большинство в Совете и Исполкоме, в редакции «Известий» представлены не были и что газета «редактировалась если не в определенно большевистском духе, то во всяком случае ь духе решительно революционном, расходящемся с общим духом советского большинства» («Журналист», 1927, № 3, стр. 4). На самом деле Стеклов, Гольденберг, Базаров и Авилов были большевиками в прошлом. В период же войны и Февральской революции они были ближе к меньшевикам, и линия «Известий» не расходилась с «общим духом советского большинства». Впоследствии Гольденберг, как и Стеклов, снова вошел в большевистскую партию.

 

проблемами, но и мелкими текущими вопросами. Последних было так много, что крупные вопросы тонули в «текучке», которую некоторые презрительно называли «вермишелью», «чехардой». На самом деле это была «текучка» большого революционного дела, без которой победа народа была бы невозможна. На заседаниях Совета и Исполнительного комитета рассмотрение вопросов, заранее включенных в повестку дня, перемежалось с обсуждением внеочередных запросов и экстренных сообщений. Это было вполне закономерно: революционные события выдвигали вопросы, которые никак не могли быть предусмотрены заранее составленной повесткой дня.

Некоторые члены Исполнительного комитета были недовольны таким характером деятельности Совета. Н. Суханов писал: «Совет безмерно увеличивал толкотню, суету, беспорядок и неразбериху во дворце революции. Это делалось, наконец, невыносимо для членов Исполнительного комитета, совершенно истрепанных и без того... надо было хоть денек „отдохнуть" от Совета и тысячных толп, привлекавшихся им во дворец» 118. Но прекратить непрерывный митинг было невозможно. Совет был органом революции, вовлекавшим в свой водоворот все новые народные массы. Численность членов Совета рабочих и солдатских депутатов непрерывно росла, все новые группы трудящихся посылали сюда своих представителей. На заседании Совета приходили многочисленные делегации от предприятий и воинских частей. В Совет являлись никем не уполномоченные рядовые участники революции, считавшие своим долгом вникать в работу своего высшего органа и доводить до него думы и чаяния трудящихся масс.

Состав и деятельность Совета рабочих и солдатских депутатов отражали уровень сознательности и организованности трудящихся. Недостаточное понимание массами рабочих и солдат своих классовых интересов, влияние мелкобуржуазной стихии, разбуженной революцией, обусловили соотношение сил внутри Совета рабочих и солдатских депутатов. Большинство депутатов Петроградского Совета находилось под влиянием меньшевиков и эсеров. Большевики оказались в Совете в меньшинстве. Многие авторы объясняют влияние меньшевиков и эсеров в Петроградском Совете прежде всего неправильными нормами представительства в Совете, установленными Исполнительным комитетом. Каждая тысяча рабочих посылала в Совет одного депутата, рабочие предприятий с количеством рабочих меньше тысячи обычно объединялись для выборов депутатов или участвовали в выборах по профессии, исходя все из той же нормы —один депутат на тысячу рабочих. Но бывали и такие случаи, когда

____

118 Н. Суханов. Указ, соч., кн. 2. Берлин—Петербург—Москва, 1922, стр. 48.

 

предприятия, имевшие в своем составе менее 500 рабочих, самостоятельно выбирали депутатов в Совет.

Понятно, что при таком разнобое не могло быть полного соответствия между представительством крупных, средних и мелких предприятий. Но едва ли правильно утверждать, что делегаты крупнейших заводов тонули среди делегатов мелких, ремесленного типа предприятий, что «эсеры и меньшевики в момент создания Петроградского Совета предоставили крупным питерским заводам и фабрикам, там где работал коренной пролетариат, поддерживавший большевиков, столько же мест в Совете, сколько мелким предприятиям, среди рабочих которых преобладали недавние выходцы из мелкобуржуазной среды» 119. На самом деле большинство рабочих депутатов Совета представляло крупные и средние предприятия столицы. Шесть крупнейших заводов столицы послали в Совет около 100 депутатов 120. Но влияние меньшевиков и эсеров преобладало тогда и на этих предприятиях 121. Меньшевиков и эсеров поддерживало большинство депутатов Совета от Путиловского, Трубочного, Балтийского, Металлического и некоторых других крупнейших заводов столицы. Это было обусловлено глубокими причинами и прежде всего изменениями в составе рабочего класса, происшедшими в годы войны: выходцы из мелкобуржуазной среды проникли и на крупные заводы и фабрики.

Еще более широкой социальной базой эсеров и меньшевиков явилась солдатская масса. Неискушенная в политике, впервые поднятая к активной борьбе революцией, эта масса пошла за эсерами и меньшевиками, поверив их утверждениям о необходимости установить единство внутри страны и продолжать войну для защиты революции от немецкого милитаризма. Солдаты были широко представлены в Совете и в количественном отношении преобладали над рабочими депутатами. Они избирали одного депутата в Совет от каждой роты. Рота была основной ячейкой солдатской революционной организации (в запасных батальонах, составлявших большую часть петроградского гарнизона, роты насчитывали по 1000, 1500 солдат). Принцип ротного представительства

____

119    «История гражданской войны в СССР», т. 1. М., 1955, стр. 74—75; С. Мурашов. Как победила Великая Октябрьская социалистическая революция. М., 1957, стр. 10.

120    С. Артемьев. Состав Петроградского Совета в марте 1917 г.— «История СССР», 1964, № 5, стр. 123.

121 Это правильно отмечают С. Артемьев в указанной статье и М. Потехин в статье «К вопросу о возникновении и составе Петроградского Совета в 1917 г.» («История СССР», № 5, 1965). Так, от крупнейшего Обуховского завода ни один большевик в Совет не прошел. М. Розанов пишет: «Малочисленная большевистская организация на заводе оказалась недостаточно подготовленной к выборам... Политическая доверчивость, неискушенность в политике, опьянение победой над царизмом помешали обу-ховцам разобраться в сложной обстановке» («Бастионы революции». Л., 1957, стр. 139—140).

 

был установлен не только обращением Временного Исполнительного комитета Совета от 27 февраля, но и выпущенным в этот же день воззванием большевиков Выборгской стороны и изданным через день Приказом Совета № 1.

Но по одному представителю посылали в Совет не только роты, а и штабные команды, военнослужащие госпиталей, складов и других учреждений, насчитывавшие незначительное число солдат. Как отмечает В. Залежский, «среди мелких частей никакой революционной работы до сих пор не велось, политическая сознательность была здесь весьма низкая. Естественно поэтому, что отсюда посылались депутаты «говоруны» в лице писарей, вольноопределяющихся, прапорщиков и пр. мелкобуржуазной братии. Эти депутаты потянулись к более им родственным по психологии партиям эсеров и меньшевиков» 122. Но опять-таки, хотя в крупных воинских частях авторитет большевиков был выше, в них также, за редким исключением, преобладало мелкобуржуазное влияние.

На составе Советов сказалось и то обстоятельство, как уже говорилось, что, занятые борьбой на улицах столицы, большевики не приняли достаточно активного участия в выборах депутатов и в Совет прошло немало случайных лиц. «Наиболее передовые, решительные члены, —писал А. Шляпников, — были увлечены всякого рода боевой работой и в пылу увлечения не заботились о выборах» 123. Большевик-путиловец Ф. Лемешев отмечал, что «в первые дни все члены партии были на улицах... не было уделено достаточного внимания выборам в Совет рабочих депутатов» 124. Все это объясняет, почему поднявшаяся вслед за восстанием рабочих мелкобуржуазная волна вынесла на свой гребень эсеров и меньшевиков, поставив их у руководства Совета рабочих и солдатских депутатов. Влияние эсеров и меньшевиков сказалось на всей деятельности Совета депутатов: руководители Петроградского Совета призывали пролетариат не заходить слитком далеко, чтобы не отпугнуть буржуазию. Исходя из того, что власть передана Временному правительству, Исполком Совета стремился не вторгаться в компетенцию правительства. Он советовал, просил, иногда даже требовал, но старался не решать, не приказывать, не распоряжаться. Однако удержаться на таких позициях было трудно. Практика борьбы толкала Совет к самостоятельным действиям. В революционной атмосфере тех дней под могучим давлением масс Совет рабочих и солдатских депутатов и его Исполнительный комитет обсуждали самые разнообразные вопросы, охватывавшие многие стороны жизни, нередко выступая

____

122    В. Залежский. Первый легальный ПК. — «Пролетарская революция», 1923, № 1 (13), стр. 142.

123    А. Шляпников. Семнадцатый год, кн. 1. М., 1923, стр. 203—204.

124    «Красная летопись», 1932, № 5—6.

 

как органы власти 125. Совет и Исполком издавали приказы по гарнизону, назначали комиссаров в воинские части, распоряжались типографиями, определяли состав милиции, запрещали перевозку черносотенной литературы, выносили постановления об арестах деятелей старого режима, о смещении отдельных лиц и пр. Без санкции Совета нельзя было выпускать газет, возобновлять работу на предприятиях, изменять дислокацию воинских частей и проводить в жизнь множество других мероприятий.

Временное правительство было бессильно решить вопрос о прекращении арестов деятелей царского режима. Они производились отдельными организациями и группами рабочих и солдат самочинно. 12 марта комиссар Петрограда и Таврического дворца депутат Думы Л. Пущин, ссылаясь на согласие Временного комитета Государственной думы, Министерства юстиции, Штаба Петроградского военного округа и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, издал приказ, в котором говорилось, что распоряжения об аресте лиц, скомпрометировавших себя в период установления нового государственного строя, и лиц, совершивших преступления против народа при старом режиме, а также о производстве обыска у них могут исходить только от следующих организаций и учреждений: «1) Временного комитета Государственной думы, 2) Министерства юстиции, 3) Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов. Эти распоряжения передаются для исполнения начальнику Штаба Петроградского Военного округа... Что касается грабителей, а также лиц, производящих самовольные аресты, насилия и беспорядки, то арест их производится распоряжением районных комендантов милиции или начальников войсковых караулов» 126.

Однако самовольные обыски и аресты продолжались. Арестовывали царских чиновников, офицеров, жандармов, полицейских и просто темных дельцов и подозрительных лиц. Многих из них доставляли непосредственно в Таврический дворец; доставляли во всякое время дня и ночи и не только из Петрограда и его окрестностей, но и из гораздо более отдаленных пунктов — из Пскова, Нижнего Новгорода, Костромы и других городов. Делами высших военных и гражданских чиновников, арестованных в дни революции, занималась специальная Комиссия, созданная из юристов — членов Государственной думы (эти дела были затем переданы прокурору Петроградской Судебной Палаты и Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства). Для рассмотрения дел рядовых служителей старого строя, главным образом

___

125    С 3 марта протоколы Исполнительного комитета Совета стали печататься в газете «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов». К сожалению, эти протоколы писались очень кратко, поэтому они дают очень неполное представление о том, что происходило на заседаниях Исполкома.

126    ЦГАОР СССР, ф. 1235, оп. 53, д. 40, лл. 26—27.

 

городовых и охранников, была организована другая комиссия. Она наскоро допрашивала задержанных, после чего их продолжали держать на положении арестованных или освобождали; офицеров обычно передавали в распоряжение Военной комиссии.

Перед Временным - правительством и Советом рабочих и солдатских депутатов встал тогда вопрос о возобновлении издания газет. В связи с всеобщей забастовкой в Петрограде не выходила ни одна газета (за исключением «Известий Совета рабочих из солдатских депутатов»). Издатели и редакторы газет и журналисты протестовали против забастовки, говорили, что отсутствие газет влечет за собой «смуту слухов», во имя свободы печати и в целях информации населения о происходящих событиях они требовали прекращения забастовки в типографиях и возобновления выпуска газет. Собрание членов Всероссийского общества редакторов ежедневных газет, приветствуя Временный комитет Государственной думы как «единый орган власти», просило его принять меры «для обеспечения правильного выхода ежедневных газет» 127. Но редакторам пришлось убедиться, что думский Комитет вовсе не является «единым органом власти» и его меры недостаточны, чтобы голос умолкнувшей прессы заговорил. Ни одна газета не могла выйти в свет без разрешения Совета рабочих и солдатских депутатов, а Совет понимал, что дать разрешение на возобновление выхода существовавших газет в момент обостренной революционной борьбы было бы равносильно оказанию помощи защитникам старого порядка, удару по революционному лагерю. Издатели и редакторы возмущались и протестовали, но ни они, ни Временное правительство ничего реального предпринять не могли.

Судьба печати находилась в руках Совета. «Ни у кого не возникало сомнений в том, — писал Н. Суханов, — что этот вопрос (о возобновлении выпуска газет. — 3. Б,) должен решить Совет рабочих и солдатских депутатов, который один только и может осуществить это решение; ни у кого не возникло сомнения в том, что этот акт защиты революции нет нужды, нет оснований представлять на усмотрение нового правительства из правого крыла, нет нужды испрашивать его санкции и даже доводить до его сведения. Реальную силу здесь имел только Совет, располагавший, в частности, всей армией типографских рабочих» 128.

Наиболее реакционные черносотенные газеты были полностью дискредитированы, редакции их разгромлены восставшим народом, сотрудники разбежались, но опасность их возобновления не была исключена. 5 марта Исполком Совета постановил: «Воспретить выход в свет всем черносотенным изданиям, как-то „Земщина", „Голос Руси", „Колокол", „Русское знамя" и др.». Крайне

____

127    «Известия Комитета петроградских журналистов», № 5, 2 марта 1917 г.

128    Н. Суханов. Указ, соч., кн. 1, стр. 111.

 

реакционная газета «Новое время» вышла без разрешения Исполнительного комитета. И последний решил «закрыть эту газету впредь до особого распоряжения» 129.

Общество журналистов и редакторов выразило протест против этого решения Исполкома Совета. Оно заявило, что считает «принципиально недопустимым какую бы то ни было цензуру». Но Исполком Совета отклонил этот протест. В протоколе заседания 6 марта записано: «Обсудив заявление представителей печати, Исполнительный Комитет постановил подтвердить свою прежнюю позицию по отношению к этому вопросу, т. е. 1) неразрешенно к выпуску контрреволюционных изданий и 2) разрешить к выпуску газ. „Новое время" и, если окажется возможным по техническим условиям, и газ. „Копейка"». Комитет решил ввести представительство от русских и иностранных журналистов в издательско-типографскую комиссию Совета 130. Решение о выпуске газеты «Новое время» и открытии ее типографии состоялось после того, как владелец этой типографии дал письменное обязательство Совету, что в его типографии «Новое время» антиреволюционная литература издаваться не будет.

Исполком Совета давал разрешение на выход каждой газеты в отдельности. Даже газета «Правительственный вестник» (она теперь стала называться «Вестник Временного правительства») вынуждена была обращаться к Совету за разрешением на печатание и распространение. 6 марта в Исполком Совета поступило такое отношение: «Приступая согласно указаний Петроградона-нальника к выпуску газеты „Ведомости Петроградского Общественного Градоначальства", покорнейше прошу ИК СР и СД разрешить наборщикам, метранпажам, мастерам и др. приступить к работе по выпуску газеты. Редактор (подпись)» 131.

Разрешение на выпуск газет Исполком Совета давал лишь несколько дней. 10 марта он вынес решение, что «все издания могут впредь выходить без предварительной санкции Исполнительного комитета». Буржуазная пресса снова заговорила полным голосом. Правда, ей пришлось основательно перестроиться. Все газеты приветствовали революцию, возвещая о том, что над Россией взошло солнце свободы, призывали к единению все живые силы страны и т. д. «Новое время» удалила из редакции наиболее реакционных сотрудников и уверяла читателей в преданности новому строю. «Русская Воля», тоже почистив свой аппарат, раньше кадетской «Речи» провозгласила на своих страницах лозунг «Демократическая республика», печатая каждый день огромными буквами эти слова на своей первой странице. Некоторые

____

129    «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Протоколы Исполнительного комитета», стр. 14.

130    Там же, стр. 18.

131    Архив Октябрьской революции Ленинградской области, ф. 4000, on. 1, д. 9, л. 6.

 

буржуазные газеты стремились завоевать популярность с помощью дешевой сенсации, расписывая на всякие лады тайны дома Романовых, сообщая подробности интимной жизни царицы, печатая рассказы о похождениях Распутина и т. д. Вместе с тем буржуазная пресса исподволь переходила в наступление на революционные силы. Хотя Совет отменил запрет, наложенный на издание реакционных органов, буржуазные деятели обвиняли Совет в нарушении «свободы печати».

В числе первоочередных вопросов, вставших перед Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов, был вопрос о судьбе бывшего царя и других членов свергнутой династии Романовых. Член союза офицеров-республиканцев Любарский рассказывал, что несколько членов этого союза и солдат обсудили меры, которые следует предпринять в отношении Николая II и его семьи, чтобы предупредить восстановление монархии. Собравшиеся решили арестовать Николая II, не распространяя эту меру на всю царскую фамилию, поскольку она признала новый порядок вещей. Возникло опасение, что Николай может уехать в Ставку Верховного Главнокомандования или на юг, чтобы собрать вооруженные силы для подавления революции. В связи с этим намечалась отправка отрядов рабочих и солдат с поручением — отрезать Николаю пути в Ставку и на юг и арестовать его.

Вопрос о Николае II и других членах династии обсуждался на заседании Исполнительного комитета Совета, состоявшемся 3 марта. Исполком Совета постановил: «арестовать династию Романовых и предложить Временному правительству произвести арест совместно с Советом рабочих и солдатских депутатов. В случае же отказа запросить, как отнесется Временное правительство, если Исполнительный комитет сам произведет этот арест. По отношению к Михаилу произвести фактический арест, но формально объявить его лишь подвергнутым фактическому надзору революционной армии. По отношению к Николаю Николаевичу, ввиду опасности арестовать его на Кавказе, предварительно вызвать его в Петроград и установить в пути строгое над ним наблюдение. Арест женщин из дома Романовых производить постепенно в зависимости от роли каждой в деятельности старой власти» 132.

На этом постановлении Исполнительного комитета Совета лежит печать нерешительности. Понимая необходимость ареста бывшего царя и некоторых других членов романовской династии, Исполком Совета не осуществил самостоятельно эту важную меру. Чхеидзе и Скобелев довели до сведения Временного правительства постановление Исполкома Совета об аресте Николая II и стали ждать ответа правительства. Между тем свергнутый царь предполагал на время войны уехать в Англию с тем, чтобы после

____

132 «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Протоколы Исполнительного комитета», стр. 9.

 

окончания ее вернуться в Россию. Через Алексеева Николай II вступил по этому вопросу в переговоры с Временным правительствам. В записке Николая Романова говорилось: «Потребовать от Временного правительства следующие гарантии: 1) о беспрепятственном проезде моем с лицами, меня сопровождающими, в Царское Село, 2) о безопасном пребывании в Царском Селе до выздоровления детей с теми же лицами, 3) о беспрепятственном проезде до Романова на Мурмане (ныне город Мурманск. — Э. Б.) с теми же лицами, 4) о приезде по окончании войны в Россию для постоянного жительства в Крыму, в Ливадии». Алексеев поддержал все требования, выдвинутые Николаем II, за исключением четвертого пункта. Согласилось с этими «гарантиями» и Временное правительство. 6 марта Львов писал Алексееву: «Временное правительство разрешает все эти вопросы утвердительно, примет все меры, имеющиеся в его распоряжении: обеспечить беспрепятственный проезд в Царское Село, пребывание в Царском Селе и проезд до Романова на Мурмане» 133.

Судя по этому ответу, Временное правительство решило отправить бывшего царя в Англию через порт Романов. Оно, видимо, сознательно не сообщало об этом решении Совету, боясь его противодействия. 6 марта Чхеидзе доложил Исполнительному Комитету Совета, что правительство до сих пор не дало окончательного ответа, что через генерала Алексеева поступило заявление Николая Романова о его желании прибыть в Царское Село, против чего Временное правительство, видимо, не возражает. Заслушав доклад Чхеидзе, Исполнительный комитет постановил: немедленно предложить Военной комиссии принять меры к аресту Николая Романова 134. Но и на этот раз меры приняты не были. Между тем требования об аресте и предании Николая Романова народному суду становились все более настойчивыми. Широкие массы народа были возмущены, что бывший царь и некоторые члены дома Романовых находятся в Ставке и общаются с действующей армией. Появились подозрения, что генералитет под эгидой царя готовит заговор против революции.

7 марта в Исполнительный комитет Совета поступило заявление: «Нижеподписавшиеся члены Совета рабочих и солдатских депутатов заявляют о следующем: 1) В широких массах рабочих и солдат, завоевавших для России свободу, существует крайнее возмущение и тревога, вследствие того, что низложенный с престола Николай II Кровавый, уличенная в измене России жена его, сын его Алексей, мать его Мария Федоровна, а также все прочие члены дома Романовых находятся до сих пор на полной свободе и разъезжают по России и даже на театре военных действий, что является совершенно недопустимым и крайне опасным

____

133    «Красный архив», 1927, № 3 (22), стр. 54—55.

134    «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Протоколы Исполнительного комитета», стр. 17.

 

для восстановления нормального порядка и спокойствия в стране и в армии и для успешного хода защиты России от внешнего врага; 2) Мы предлагаем Исполнительному комитету немедленно потребовать, чтобы Временное правительство безотлагательно приняло самые решительные меры к сосредоточению всех членов дома Романовых в одном определенном пункте под надежной охраной народной революционной армии» 135. Под этим заявлением стояло 95 подписей.

Опасаясь, что Совет рабочих и солдатских депутатов примет самостоятельные меры к аресту Николая Романова и его семьи, Временное правительство решило предупредить его действия. 7 марта оно, наконец, постановило «признать отреченных Николая II и его супругу лишенными свободы и доставить отрекшегося императора в Царское Село» 136. Временное правительство стремилось придать этому акту возможно более мягкие формы. Александра Федоровна была подвергнута домашнему аресту в Царском Селе. А Николай? Подобно тому, как Гучков и Шульгин, без ведома Совета, ездили в Псков, чтобы получить от царя согласие на отречение, члены Думы Бубликов, Вершинин, Грибков без ведома Совета отправились в Могилев, чтобы доставить отрекшегося царя в Царское Село. В предписании Временного комитета Государственной думы Вершинину говорилось, что он направляется «для сопровождения отрекшегося Николая II при следовании его из Могилева в Царское Село» 137.

В 3 часа дня 7 марта депутаты Думы прибыли в Могилев, но встретиться с Николаем II не решились. Считая, что царю легче будет получить приказ об аресте от более близкого человека, они просили Алексеева эту миссию взять на себя. Никакого ареста царя не последовало. Был сформирован обычный императорский поезд, в котором вместе с царем расположилась его свита и прислуга. Получив в свое распоряжение солдат, депутаты Думы сели в вагон, прицепленный к хвосту императорского поезда, так и не увидев бывшего царя. Поезд тронулся к Царскому Селу. Сопровождавшие его депутаты отдавали распоряжения об остановках и о маршрутах, просматривали телеграммы, получавшиеся в дороге, и осведомляли столичные власти о ходе движения поезда. Едва поезд подошел к Царскосельскому вокзалу, Николай выскочил из вагона и, пересев в автомобиль, поехал в Александровский дворец. Бумаги царя конфискованы не были. Это дало возможность уничтожить многие из них. «Продолжал сжигать письма и бумаги»,— писал Николай II в своем дневнике И марта 1917 г.138

____

135    «Красный архив», 1937, № 2 (81), стр. 122—123.

136    ЦГАОР СССР, ф. 6, он. 2, д. 3, л. 15.

137    Там же, ф. 1278, он. 10, д. 6, л. 22.

138    «Красный архив», 1927, № 1 (20), стр. 138.

 

Разрешив бывшему царю разместиться в Александровском дворце, Временное правительство вело переговоры с английским правительством об отправке Николая Романова и его семьи в Англию. В своих воспоминаниях Д. Бьюкенен рассказывает, что 8 марта, когда бывший царь еще находился в Ставке, он спросил Милюкова, правда ли, что царь Николай II арестован, «Я напомнил ему, — пишет Бьюкенен, — что император является близким родственником и интимным другом короля, прибавив, что буду рад получить уверенность в том, что будут приняты всяческие меры к его безопасности. Милюков заверил меня в этом. Он не сочувствует тому, сказал он, чтобы император последовал в Крым, как первоначально предполагал его величество, и предпочитал бы, чтобы он остался в Царском, пока его дети не оправятся в достаточной степени от кори, для того, чтобы императорская семья могла выбыть в Англию. Затем он спросил, делаем ли мы какие-нибудь приготовления к их приему. Когда я дал отрицательный ответ, то он сказал, что для него было бы крайне желательно, чтобы император выехал из России немедленно. Поэтому он был бы очень благодарен, если бы правительство его величества предложило ему убежище в Англии и если быг кроме того, заверило, что императору не будет дозволено выехать из Англии в течение войны» 139.

Через день Бьюкенен сообщил Милюкову, что король и правительство Англии будут счастливы исполнить просьбу Временного правительства — предложить Николаю II и его семье убежище в Англии. «В случае, если это предложение будет принято, — прибавил я, — то русское правительство конечно благоволит ассигновать необходимые средства для их содержания. Заверяя меня в том, что императорской семье будет уплачиваться щедрое содержание, Милюков просил не разглашать о том, что Временное правительство проявило инициативу в этом деле. Затем я выразил надежду, что приготовления к путешествию их величеств в порт Романов будут сделаны без проволочки» 140.

8 марта Исполком Совета принял еще одно, но более категорическое, чем прежнее, постановление. В протоколе за это число говорится: «Об аресте Николая II и его семьи. Решено арестовать всю семью, конфисковать немедленно их имущество и лишить права гражданства. Для ареста послать своего парламентера с той делегацией, которая будет производить арест» 141. С осуществлением этого решения нельзя было медлить. В ночь на 9 марта руководители Совета узнали о предстоящей отправке царя за границу. Выезд царя за пределы России создавал серьезную угрозу

____

139    Д. Бьюкенен. Мемуары дипломата, стр. 218.

140    Там же.

141    «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Протоколы Исполнительного комитета», стр. 28.

 

революции. В сообщении, опубликованном в «Известиях Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» 10 марта, говорилось: «Исполнительный комитет Совета признал пагубным для дела русской революции как оставление Николая II на свободе, так и выезд его за границу, где он, располагая колоссальными средствами, припрятанными на черный день в заграничных банках, мог бы организовать заговоры против нового строя, питать черносотенные происки, рассылая наемных убийц и т. д.»

В такой обстановке Исполнительный комитет Совета рабочих и солдатских депутатов сделал, наконец, самостоятельные шаги, чтобы обезвредить бывшего царя, предупредить его отъезд за границу и подвергнуть его аресту. По распоряжению Исполкома вокзалы столицы были заняты частями, верными Совету. На станции Царское Село, Тосно, Званка были направлены комиссары Совета. От имени Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов по всем железным дорогам и другим путям сообщения комиссарам, местным комитетам и воинским частям была разослана радиограмма, в которой говорилось: «Всем сообщается, что предполагается побег Николая II за границу. Дайте знать по всей дороге вашим агентам и комитетам, что Исполнительный комитет Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов приказывает задержать бывшего царя и немедленно сообщить Исполнительному Комитету — Таврический дворец — для дальнейшего распоряжения» 142.

На заседании 9 марта Исполнительный комитет Совета принял решение: «Объявить немедленно Временному правительству о непреклонной воле Исполнительного комитета не допустить отъезда в Англию Николая Романова и арестовать его. Местом водворения Николая Романова решено назначить Трубецкой бастион Петропавловской крепости, сменив для этой цели командный состав последней. Арест Николая Романова решено произвести во что бы то ни стало, хотя бы это грозило разрывом сношений с Временным правительством»143. Как только стало известно, что поезд бывшего царя прибыл в Царское Село, Исполком Совета направил туда полковника С. Масловского, подпоручика А. Тарасова-Родионова и отряд солдат. Какая задача была поставлена перед ними? М. Скобелев утверждает: «Хотели проверить, достаточно ли строго содержат царя» 144. Однако первоначальная задача отряда, видимо, была иная. Сохранился текст приказа от 9 марта 1917 г. полковнику С. Масловскому: «С получением сего предписывается вам немедленно отправиться в Царское

____

142    Государственный музей революции СССР, ф. листовок, инв. № 23316/21.

143    «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Протоколы Исполнительного комитета», стр. 29.

144    Личный фонд М. Полиевктова. Материалы Комиссии опросов. Беседа с М. Скобелевым.

 

Село в качестве чрезвычайного комиссара Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов и принять на себя всю административную и военную власть в Царском Селе. Гарнизону Царского Села предписывается подчиниться всем распоряжениям полковника С. Масловского по выполнению данного ему важного политического акта. Председатель ИК СР и СД Чхеидзе. Секретарь Капелинский» 145. Имеется и текст предписания о формировании отряда солдат в 250 человек «в распоряжение подпоручика Тарасова-Родионова, действующего по уполномочию Исполнительного комитета» 146.

Столь многочисленный отряд солдат направлялся в Царское Село едва ли для того, чтобы проверить, «достаточно ли строго содержат царя». Тарасов-Родионов рассказывал, что они направились туда, чтобы не допустить отъезда бывшего царя в Англию, арестовать и заключить его в Петропавловскую крепость, «захватить Николая Романова и привезти его в Питер живым или мертвым» 147.

Но это задание Совета не было выполнено. Прибыв в Царское Село, С. Масловский повел переговоры с начальником царскосельского гарнизона, с комендантом Александровского дворца и другими начальниками, требуя от них выдачи Николая Романова. Они отказались подчиниться представителю Совета и заявили, что, согласно распоряжению командующего округом, никуда не выпустят бывшего царя. Дело закончилось тем, что Масловскому показали живого Николая Романова, убедив его, что бывший царь находится под надежной охраной. «Я видел сейчас царя, — сказал Масловский Тарасову-Родионову. — Я настоял, чтобы его мне предъявили. И этого вполне достаточно... Да и зачем, спрашивается, его увозить? Я говорил с солдатами... Ведь они же ручаются, что никуда и ни за что не выпустят отсюда Николая» 148. Масловский связался по телефону с Исполнительным комитетом Совета и получил одобрение своим действиям. Миссия Масловского считалась законченной.

Обе стороны — Временное правительство и Совет — пошли на уступки. Совет снял вопрос о заключении бывшего царя в Петропавловскую крепость, Правительство отказалось (видимо, временно) от своего плана отправки Николая Романова в Англию, тем более, что осуществить это не представлялось возможным, — все вокзалы и пути находились в руках рабочих и солдат. Правительство обещало не предпринимать ничего в отношении Николая II и его семьи без согласия Совета.

____

145    Государственный музей революции СССР, ф. листовок, инв. № 12/200.

146    Там же, инв. № 12/429.

147    А. Тарасов-Родионов. Февраль. М., 1931, стр. 315.

148    Там же, стр. 322.

 

На заседании Исполкома Совета 9 марта Чхеидзе сообщил: «Под давлением Исполнительного комитета Временное правительство отказалось от мысли разрешить Николаю Романову выехать в Англию без особого на то согласия Исполнительного комитета. Временно он оставлен в Царском Селе. Временное правительство и министр юстиции Керенский гарантируют, что он никуда не уйдет. Временное правительство согласно, чтобы Исполнительный комитет назначил в Царское Село комиссара для надзора, дабы Николай II никуда не уехал» 149. В тот же день 9 марта Масловский и Тарасов-Родионов информировали Исполком: «Охрана дворца находится в руках революционных войск. Издан приказ, чтобы никого не впускать и не выпускать из дворца. Все телефоны и телеграфы выключены. Николай Романов находится под бдительным надзором. Солдат там около трехсот из состава 3 стрелкового полка... Все письма и телеграммы доставляются в караульное помещение. Представитель (Совета. — 5. Б.) был во внутренних покоях и видел лично Николая Романова. Полк просил передать, что он будет бессменно караулить, чтобы не выпускать его... Будучи уверенными в надежности караула, представители (Совета. — Э. Б.) считают возможным оставить Николая в прежнем состоянии». Кто-то из членов Исполкома спросил представителей Совета: «Почему же вы не перевезли его в Петропавловскую крепость?» — Но этот вопрос не получил поддержки; к прежнему решению не возвращались. Обсудив сообщение, Исполком Совета «постановил командировать С. Д. Масловского в качестве комиссара ИК для контроля над охраной и организации всего дела».

Революционные рабочие и солдаты сорвали отъезд Николая Романова за границу. Но возвращение к подобного рода планам не было исключено. На заседании Совета рабочих и солдатских депутатов 10 марта Н. Соколов не отрицал возможности выезда Николая Романова за границу и предлагал прежде всего решить в интересах народа вопрос о судьбе его имущества, его личных имений и крупных денежных вкладов в английских и других иностранных банках; «раньше этого выпускать его за границу не следует». Таким образом, для бывшего царя дверь за границу но была закрыта наглухо. Было лишь признано, что «вопрос о выезде Николая II и других членов императорской фамилии за границу будет разрешен не иначе как по согласованию между Временным правительством и Советом рабочих и солдатских депутатов» 150.

Вследствие противодействия Совета рабочих и солдат, русской и английской буржуазии не удалось осуществить свои намерения

____

149    «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Протоколы Исполнительного комитета», стр. 30.

150    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 10 марта 1917 г.

 

в отношении Николая Романова. «Нам не оставалось ничего более делать, — пишет Бьюкенен, — мы предложили убежище императору, согласно просьбе Временного Правительства, но так как противодействие Совета, которое оно напрасно надеялось преодолеть, становилось все сильнее, то оно не отважилось принять на себя ответственность за отъезд императора и отступило от своей первоначальной позиции... нам было бесполезно настаивать на разрешении императору выехать в Англию, когда рабочие угрожали разобрать рельсы впереди его поезда. Мы не могли предпринять меры к его охране на пути в порт Романов. Эта обязанность лежала на Временном правительстве. Но так как оно не было хозяином в собственном доме, то весь проект в конце концов отпал» 151.

Хозяином положения и после образования Временного правительства оставался Совет рабочих и солдатских депутатов. Буржуазия же стремилась сосредоточить всю власть в своих руках. Некоторые буржуазные и мелкобуржуазные деятели, признавая большую роль Совета в прошлом, хотели ограничить его роль в настоящем. Кадет В. Кузьмин-Караваев впоследствии писал: «Его (Совет. — Э. Б.) оставила в наследство революция 1905 года. Двенадцать лет революция не мыслилась иначе, как под его водительством. Он образовался с первым ружейным выстрелом... Пусть он сыграл тогда историческую роль. Сыграл — и должен был уйти как организация боевая, как организация для борьбы, а не для творчества, тем менее для государственного строительства». Но Совет не мог уйти, оставив поле деятельности буржуазии, а буржуазия при всем желании не могла убрать с дороги Совет. Это и создавало ту политическую неустойчивость, которая была характерна для двоевластия.

Народный социалист В. Мякотин, признавая заслуги Петроградского Совета в свержении царизма, осуждал его за то, что он пытался выступить в роли правительства, обращаясь к населению с прямыми приказами и распоряжениями вроде приказа № 1 152. Но к таким действиям толкала Совет сама жизнь. Двоевластие отражало реальное соотношение сил, сложившееся в результате свержения царизма. Совет рабочих депутатов добровольно отрекся от власти в пользу буржуазии, но интересы пролетариата и буржуазии были настолько противоположны, что, опираясь на вооруженную силу и доверие народа, Совет по существу остался неофициальным правительством страны.

Так противоречиво и непоследовательно вторая русская революция разрешила главный вопрос — вопрос о власти. Остались нерешенными и другие вопросы, затрагивавшие самые насущные

___

161 Д. Бьюкенен. Указ, соч., стр. 219.

152 В. Мякотин. Великий переворот и задачи момента. Пг., 1917, стр. 7.

и жизненные интересы трудящихся. Только дальнейшее развитие и углубление революции, ее переход к новому, социалистическому этапу могли обеспечить их решение.

Как же развернулась борьба за дальнейшее развитие революции в Петрограде в первые дни после свержения царизма?

 

В ПЕТРОГРАДЕ ПОСЛЕ СВЕРЖЕНИЯ ЦАРИЗМА

В результате свержения царизма революционные силы столицы, бывшие в глубоком подполье, получили возможность развернуть широкую легальную деятельность. 28 февраля, когда на улицах Петрограда еще не утихли бои и у казарм самокатного батальона шла перестрелка, недалеко от этих казарм в квартире В. Каюрова по Большому Сампсониевскому просцекту собрались члены Выборгского комитета РСДРП, представители Бюро ЦК и партийные работники, только что освобожденные из тюрем. Собрание решило немедленно сформировать Петербургский комитет большевиков из тех, кто в разное время был в его составе, а Выборгскому комитету возвратиться к своим прямым обязанностям. Одним из первых шагов Выборгского райкома РСДРП было создание агитационной коллегии. Особенно большую агитационную работу в районе развернули тогда Женя Егорова, Семен Рошаль, М. Лацис («Дядя») и др.

Восстановить общегородской партийный центр, связать между собой отдельные районы огромного города в условиях остановившегося транспорта, в сутолоке революционных событий было нелегкой задачей. «Работы по горло, — вспоминает Лацис, — бегаем все, высунувши языки. Трамваи не ходят, а лошадей и автомобилей нет. Не то, что их нет, имеются, но нам уже не дают. В первые дни еще не разобрались и давали иногда, но теперь партийному комитету уже не дают, партком показал свое революционное лицо... все валимся с ног, не спавшие, голодные. Весенняя слякоть. В растоптанных сапогах шлепаем от завода к заводу. А мимо мчатся автомобили... победители катаются» 153.

Только что вышедшие из тюрем и подполья большевики, вовлеченные в бурные революционные события, не могли сразу установить связи друг с другом. Н. Толмачев 10 марта писал из Петрограда в Ростов-на-Дону своим родным: «Со светлым праздником российского освобождения, дорогие. В эти дни общей амнистии амнистируйте и меня за преступное молчание. Захваченный революционным движением, я ни о чем и ни о ком не думал, все и вся позабыл... Я как 22-го числа попал, идя на службу, в 20-тысячную демонстрацию, так и не мог опомниться до последних дней. Был, конечно, везде: и на первых демонстрациях, и

___

153 «Красная газета», 12 марта 1922 г.

 

во время стрельбы, и при восстании войск, потом вместе с солдатами в арсеналах Петропавловска, тягал револьверы, винтовки, ездил на автомобиле арестовывать жандармов, был на митингах, на собраниях, говорил сам. В такие дни быть в стороне невозможно. И вот только на днях отрезвился. А попав в водоворот событий, делаешься щепкой, которую носит, вертит, крутит» 154. В. Шмидт рассказывал: «Мы старые пенисты (члены Петербургского комитета РСДРП. — 5. Б.), выйдя из тюрьмы, как-то растаяли в общей толпе. Кое-как мы друг друга разыскали, одни побежали в районы устанавливать старые связи, другие побежали организовать легальные типографии и квартиры. Было условлено на завтра встретиться для оформления П. К., но встретиться удалось лишь 2 марта» 155.

Первое собрание Петербургского комитета РСДРП состоялось 2 марта в городской бирже труда, помещение которой хорошо знали рабочие и которую возглавлял большевик Л. Михайлов (Политикус). К этому времени в Петрограде существовали 10 районных партийных организаций, а также студенческая социал-демократическая организация. Не все они были представлены на этом заседании. Здесь присутствовали делегаты Выборгского, Нарвского, Василеостровского районов, латышской социал-демократии, социал-демократии Польши и Литвы и некоторых рабочих организаций, старые партийные работники, всего человек 40. Не признавая себя вправе создавать постоянный партийный центр, собрание решило избрать Временный Петербургский комитет, включив в него представителей районов, имевших полномочия, и членов Комитета прежних составов. В Петербургский комитет вошли В. Залежский, М. Калинин, Б. Авилов, К. Шутко, Н. Подвойский, К. Орлов, А. Антипов и другие товарищи. Председателем ПК был избран Л. Михайлов. Секретарем — В. Шмидт. Н. Антипову было поручено создать коллегию агитаторов. К. Шутко — литературную комиссию. К. Орлову, назначенному ответственным организатором, предложили немедленно установить связи с местами и пригласить в Комитет делегатов еще не представленных в нем районов.

Петербургский комитет РСДРП поставил целью укрепить и расширить ряды партии и установить возможно более широкие связи с массами рабочих и солдат, начать прием в члены партии, развернуть агитацию среди трудящихся, особенно среди солдат, и в этих целях добиться пропуска в казармы. ПК обязал ораторов-большевиков разъяснять массам необходимость продолжать революционную борьбу, чтобы добиться полной ликвидации монархического строя и незамедлительного созыва Учредительного собрания. Было решено приступить к выпуску партийной литературы, листовок

____

154    Ленинградский партийный архив, ф. 4000, оп. 7, д. 2094, лл. 20—21.

155    «Правда», 12 марта 1927 г.

 

и обращений к рабочим и солдатам, издать программу и устав РСДРП, плакаты, организовать библиотеку.

В. Шмидт отмечает, что работа пошла на лад, быстро стали восстанавливаться связи с местами, но все же первые дни революции были упущены, чем и воспользовались меньшевики. Низенькие душные комнаты верхнего этажа Биржи труда, где помещался Петербургский комитет большевиков, были постоянно набиты народом. ПК и его Исполнительная комиссия заседали почти непрерывно. «Шмидт был организующим центром работы, исполняя обязанности секретаря, Подвойский сносился с периферией, с партийными посетителями, от которых отбоя не было, давал директивы агитаторам и держал связь с редакцией «Правды» (через него шла туда вся информация от нас); Владимир (Залежский. — Э. Б.), постоянно активно участвуя в обсуждении тактических вопросов, кроме того, исполнял представительские функции, выступая от имени ПК на больших митингах и представляя партию перед беспартийными организациями» 156. Петербургский комитет РСДРП опирался на местные районные и заводские организации. Уже 5 марта газета «Правда» отмечала, что «районные организации партии растут не по дням, а по часам. Организованные рабочие не довольствуются организациями по районам, они организуют партийные ячейки по подрайонам и даже по отдельным заводам» 157.

Значительную работу развернул тогда и временный всероссийский партийный центр — Бюро Центрального Комитета РСДРП. В первые дни революции оно обосновалось в Таврическом дворце. Там было установлено дежурство членов Бюро и организован его небольшой аппарат. Е. Д. Стасова, незадолго до революции приехавшая из ссылки в Петроград, в ночь на 25 февраля была арестована царскими властями. Освобожденная из полицейского участка восставшим народом, она возглавила секретариат Бюро ЦК. «В мои обязанности, — писала Е. Стасова, — во-первых, входил прием товарищей и ответ на все их вопросы по всем областям партийной деятельности, снабжение их литературой, во-вторых, ведение протоколов заседаний Оргбюро, в-третьих, писание и рассылка всех директив ЦК, в-четвертых, — финансы» 158.

Члены Бюро ЦК, вышедшие из подполья (А. Шляпников, П. Залуцкий, В. Молотов), не могли одни справиться с огромным объемом работы, ждать же партийного съезда или конференции, чтобы выбрать на нем партийный центр, было невозможно. Бюро ЦК стало кооптировать в свой состав партийных работников, освобожденных из тюрем и ссылки. 7 марта 1917 г. оно вынесло решение: «Ввиду необходимости расширить состав Б. Ц. К.,

____

156    Ф. Дингельштедт. Весна пролетарской революции. — «Красная летопись», 1925, № 1 (12), стр. 201.

157    «Правда», 5 марта 1917 г.

158    Е. Д. Стасова. Страницы жизни и борьбы. М., 1957, стр. 84—85.

 

так как наличный состав не может справиться со всей работой момента, а также потому что бывшие члены Бюро вышли в настоящее время из тюрем, ввести в свой состав К. Еремеева, К. Шведчикова, М. Калинина, К. Шутко и М. Хахарева». В Бюро ЦК входили также В. Залежский, Г. Бокий, ведавший связями с провинцией, А. И. Елизарова, М. И. Ульянова, М. Ольминский и др. На заседании Бюро ЦК РСДРП 12 марта был установлен принцип кооптации в состав Бюро ЦК новых членов. «Б. Ц. К. привлекает в свой состав тех лиц, которых оно считает полезным по своему политическому кредо, но отнюдь не ставит расширение своего состава в зависимость от несения тем или другим членом каких-либо функций. Итак Бюро приглашает в свой состав ценных теоретических работников, а затем уже распределяет между ними работу»159.

Бюро ЦК и Петербургский комитет РСДРП, выйдя из подполья, стремились возможно быстрее возобновить издание газеты «Правда». К. Еремеев, А. Гертик, Н. Полетаев, К. Шведчиков, С. Закс-Гладнев, Д. Арский и другие старые правдисты энергично взялись за выполнение этой задачи. С мандатом Исполнительного комитета Совета и небольшим отрядом солдат они явились в типографию газеты «Сельский вестник», принадлежавшую Министерству внутренних дел, чтобы использовать ее для печатания «Правды». Прочитав мандат Исполкома, управляющий заметил, что в нем ничего не сказано о бумаге, «но его прервал К. Еремеев: „по-вашему что же, можно печатать газету не на бумаге?". Этот „довод" подействовал на управляющего не столько прямой своей логикой, сколько „аргументом" вооруженного караула павловцев. Поэтому, лебезя, перепуганный управляющий поспешил доложить нам, что казенный запас бумаги равняется что-то около 16000 пудов». Вскоре подошли Фабрикевич (Гневич), Н. Подвойский, В. Молотов и другие, стали обсуждать план первого номера 160.

Закс-Гладнев писал, что первый номер «Правды» составлялся с трудом. «Публика отвыкла уже писать для газеты. Кроме того, бурные события последних дней у нас еще не перебродили, не отстоялись еще мысли, не выкристаллизовались формулы... Очень большую роль при составлении первого номера сыграло коллективное творчество. Я написал две статьи: от первой осталась, помнится, одна фраза, которую пристегнули к чьей-то другой статье, вторая — о программе и уставе нашей партии — пошла в номер в сильно урезанном и общипанном виде. Такая же участь постигла статьи прочих авторов... почти не было технических работников. Многие из нас остались выполнять всевозможные

___

168 «Вопросы истории КПСС», 1962, № 3, стр. 143.

160 С. Закс-Гладнев. Возобновление «Правды». — «Журналист», 1927, № 2, стр. 17—18.

 

технические функции — корректоров, выпускающих и т. д— Утром некому было продавать газету, в Питере некому было отправлять первый номер в провинцию» 161.

Первый номер «Правды» вышел 5 марта 1917 г., бесплатно распространялся по заводам, фабрикам, казармам Петрограда и был отправлен в другие города страны. Он начинался знаменательными словами: «Рабочий класс годами борьбы и тысячами жертв, поддержанный революционной армией, завоевал свободу. Позиция „Правды" оказалась правильной. Осуществляются сильной рукой рабочего класса свободы, за которые боролась наша рабочая газета. Взошла заря новой жизни. В эти великие дни возрождается рабочая газета... Рабочая газета „Правда" была органом революционного рабочего класса в тяжелых условиях самодержавного режима. Рабочая газета „Правда" будет служить рабочему классу в дни революции и в дли свободы».

В первую редакцию возобновленной «Правды» вошли В. Молотов, К. Еремеев, М. Калинин и в качестве секретаря редакции — А. И. Елизарова, в «Правде» работала и М. И. Ульянова. Из Москвы для работы в газете был вызван старый партийный журналист М. Ольминский. Он стал играть большую роль в газете. В первых номерах «Правды» часто печатались его статьи, иногда по две-три в номере. Как и в годы царизма, «Правда» существовала на взносы трудящихся. В первом же номере газеты было помещено обращение к рабочим: «Товарищи рабочие! Помните, что теперь, как и прежде, рабочая печать может существовать только на средства самих рабочих». Газета предлагала открыть сбор пожертвований в «железный фонд» рабочей печати.

Перед партией революционного пролетариата остро стоял в эти дни вопрос об отношении к Совету рабочих и солдатских депутатов. На заседании 2 марта Петербургский комитет большевиков подверг деятельность Совета резкой критике. Члены ПК указывали, что меньшевики, получив места в Совете захватным путем, не выражают настроений большинства сознательных рабочих, что «Известия Совета рабочих депутатов» не проводят революционной линии, а руководители Совета плетутся в хвосте думского Комитета, стремящегося заключить сделку с свергнутым царизмом. Предлагалось шире развернуть агитацию в районах, критиковать действия Совета и оказывать на него давление снизу, более последовательно высказывать на Совете свою точку зрения 162.

Критикуя деятельность Петроградского Совета, большевики недостаточно решительно выступили против его основной линии. Собравшись после того, как Совет рабочих депутатов принял постановление

___

161    С. 3акс - Гладнев. Возобновление «Правды». — Журналист. 4927, № 2, стр. 17-18.

162    «Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 году». М.—Л., 1927, стр. 4.

 

об условной поддержке Временного правительства, члены Бюро Центрального Комитета РСДРП решили продолжать борьбу за создание подлинно революционного правительства, способного осуществить требования народа. Однако они не наметили конкретных форм этой борьбы и не исключали возможности воздействия масс на буржуазную власть. 3 марта Бюро ЦК РСДРП приняло резолюцию об отношении к Временному правительству. Оно внесло ее в Петербургский комитет РСДРП с тем, чтобы последний предложил принять ее Петроградскому Совету рабочих и солдатских депутатов. Текст ее гласил: «Находя, что Временное правительство является классовым представительством крупной буржуазии и крупного землевладения и стремится свести настоящую демократическую революцию к замене одной правящей клики другой кликой, а потому неспособно осуществить основные революционные требования народа, Совет рабочих и солдатских депутатов признает, что: 1) главнейшей задачей является борьба за создание Временного Революционного правительства, которое только и может осуществить эти основные требования, 2) Совету рабочих и солдатских депутатов необходимо оставить за собой полную свободу в выборе средств осуществления основных требований революционного народа и, в частности, в выборе способов воздействия на Временное правительство, 3) установление же контроля над Временным правительством в виде особой Контрольной комиссии от Совета рабочих и солдатских депутатов является паллиативной мерой и не достигает поставленной цели контроля над осуществлением основных требований революционной демократии» 163.

На заседании Петербургского комитета РСДРП 3 марта от имени Бюро ЦК эту резолюцию предложил В. Молотов. Она вызвала оживленные прения, и голоса разделились. Резолюцию Бюро ЦК поддержало меньшинство (Шутко, Калинин, Толмачев и др.). Большинство же членов ПК (Залежский, Шмидт, Михайлов, Антипов, Федоров и др.), отклонив ее, решило придерживаться линии, более близкой к линии большинства Совета. Принятая на этом заседании резолюция гласила: «ПК РСДРП, считаясь с резолюцией о Временном правительстве, принятой Сов. Раб. и Солд. Деп., заявляет, что не противодействует власти Временного правительства постольку, поскольку действия его соответствуют интересам пролетариата и широких демократических масс народа, и объявляет о своем решении вести самую беспощадную борьбу 163

___

163 Там же, стр. 10—11. В сборнике документов «КПСС в борьбе за победу социалистической революции в период двоевластия» (М., 1957) эта резолюция помещена с пометкой «не ранее 9 марта 1917 г.» (стр. 30). В заметке «О первой резолюции Бюро ЦК РСДРП(б) в марте 1917 года» В. Лаврин справедливо отметил неправильность такой датировки («Вопросы истории КПСС», 1966, № 3, стр. 105—111). Цитированную нами в тексте резолюцию Бюро ПК РСДРП следует датировать 3 марта 1917 г.

 

против попыток Временного правительства восстановить в какой бы то ни было форме монархический образ правления» 164. Эта резолюция снимала вопрос о создании Временного революционного правительства и порождала иллюзии, будто действия буржуазной власти могут «соответствовать интересам пролетариата и широких слоев народа» 165-166.

5 марта ПК РСДРП снова обсуждал вопрос об отношении к Временному правительству. Представитель выборгских большевиков внес резолюцию, в которой говорилось, что «задачей момента является создание Временного Революционного правительства, выросшего из объединения местных советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов всей России». Резолюция призывала, в целях полного захвата власти в центре, приступить к частичному захвату власти на местах. ПК РСДРП отклонил эту резолюцию (как и резолюцию Бюро ЦК) и подтвердил свое постановление о Временном правительстве, принятое 3 марта.

Отклонив резолюцию выборгских большевиков, Петербургский комитет РСДРП не поставил вопроса об устранении буржуазной власти и не отмежевался должным образом от формулы условной поддержки Временного правительства, выдвинутой эсероменьшевистским большинством Петроградского Совета.

Обстановка после свержения царизма была очень сложной. Руководители петроградской организации РСДРП не смогли вполне правильно ориентироваться в ней, конкретизировать и развить применительно к новой обстановке, выдвинутое большевистской партией еще в 1905 году, положение о революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянстве, о Временном революционном правительстве, и наметить тактику, обеспечивающую наиболее благоприятные условия для перехода к социалистической революции.

Что касается мелкобуржазных партий, то они и не ставили такую задачу. Они считали социализм делом отдаленного будущего и ограничивали борьбу трудящихся рамками капиталистического строя. В обращении, опубликованном в «Известиях Совета» 1 марта, меньшевистский «Организационный комитет РСДРП» призывал народные массы сплотиться для окончательного разгрома старой власти и образования Временного правительства, которое создает «условия для организации новой свободной России». Но из кого будет состоять это правительство и какую

___

164 «Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 году», стр. 11.

 

165-166 в Залежский впоследствии отмечал, что, взяв формулу, принятую Советом, о поддержке Временного правительства «постольку-поскольку», ПК большевиков вложил в нее новое содержание и тем внутренне обезвредил ее, не вступая в конфликт с Советом (В. Залежский. Из воспоминаний подпольщика. Харьков, 1931, стр. 166). В действительности разница между содержанием формулы ПК РСДРП и Совета была не столь велика: «поддержка» заменена «непротиводействием».

новую Россию станет оно создавать? На эти, как и на многие другие вопросы, в меньшевистском обращении не было ответа. «Организационный комитет» указывал, что если пролетариат сплотит и организует свои силы, он «сможет не только свергнуть старый режим, но и завоевать себе возможно более прочное положение при новом строе». Во имя этой цели меньшевистские лидеры призывали рабочих бороться в дни революции. Эту цель они выдвигали перед рабочим классом и когда царизм был свергнут.

Центральный орган меньшевиков «Рабочая газета» (первый номер газеты вышел 7 марта) исходила из того, что России предстоит пройти долгий период капиталистического развития, при котором государственная власть должна находиться в руках буржуазии. Газета писала, что Совет рабочих и солдатских депутатов не может взять власти потому, что он не пользуется авторитетом в широких слоях буржуазии, а буржуазия играет руководящую роль в экономической жизни страны, — власть Советов была бы «власть призрачная, власть, которая привела бы к немедленному возникновению гражданской войны». «Рабочая газета» призывала демократию, не отстраняя от власти Временное правительство, оказывать на него «максимальное давление для проведения в жизнь демократических требований», помочь ему довести буржуазную революцию до конца. Самому же Временному правительству газета советовала действовать так, как того требуют интересы демократии. И тогда «оно будет непременно пользоваться доверием народа и борьба будет вестись на один фронт против общего врага — остатков старой власти» 167.

Примерно такую же линию проводили эсеры. В Петрограде существовала тогда группа эсеров-интернационалистов, занимавшая левые позиции, в которую входили П. Александрович, С. Масловский и др. В дни революции эта группа вместе с меж-районцами выпускала воззвания, призывавшие не передавать власть буржуазии, а создать правительство революционного народа. Но подобные призывы осуждались А. Керенским, В. Зензиновым и другими лидерами эсеров. 2 марта состоялась Петроградская конференция эсеров. Эта конференция была немногочисленной. На ней присутствовало человек 20—25. Один из деятелей эсеров С. Постников признает, что «партии в настоящем смысле слова в марте 1917 года еще не существовало. За этот месяц происходил только процесс собирания партийных сил, существовавших до этого в неорганизованном виде»168. Конференция эсеров отмежевалась от позиции эсеров-интернационалистов, высказалась за сотрудничество с Временным правительством и одобрила вступление в него А. Керенского. Она

___

167    «Рабочая газета», 7 марта 1917 г.

168    ЦГАОР СССР, ф. 60G5, on. 1, д. 1, л. 46.

 

приняла резолюцию, в которой говорилось, что настоятельной необходимостью является «поддержка Временного правительства постольку, поскольку оно будет выполнять объявленную им политическую программу». Конференция призывала вести борьбу «со всякими попытками, подрывающими организационную работу Временного правительства к осуществлению выставленных им: политических положений» 169.

Трудовая группа, близкая к эсерам, занимая крайне правый фланг демократии, призывала население всемерно поддерживать Временное правительство и подчиняться ему. В обращении к населению, опубликованном 4 марта, Трудовая группа указывала: «Теперь нет и не может быть места для партийных распрей и недоразумений в рядах восставшего народа. Рука об руку и плечом к плечу должны все сочувствующие делу народного освобождения идти на штурм последних твердынь власти, самоотверженно повинуясь Временному правительству, организованному Государственной думой». Ежедневная газета «День» в номере от 5 марта, выражая линию народнических партий и групп (эсеров, трудовиков, народных социалистов), писала: «Мы будем поддерживать Временное правительство, не отказывая себе в праве и не отказываясь от обязанности критиковать отдельные его ошибочные шаги, и в росте сплочения и внутренней дисциплины рабочих и демократических организаций будем искать уверенности в том, что Временное правительство будет твердо стоять на том пути революционного преобразования страны, на который оно встало». Газета считала, что Временное правительство «оказалось на высоте своей задачи». Она осуждала большевистскую «Правду» и одобряла Петроградский Совет «за глубокое понимание момента, политическую дальновидность и умеренность в своем отношении к Временному правительству».

Несмотря на призывы к единству, уступкам и соглашениям, между классами и партиями развернулась ожесточенная борьба. Она шла по многим направлениям. На другой день после свержения царизма перед рабочими Петрограда встал вопрос о том, следует ли дальше продолжать всеобщую забастовку, возвестившую начало русской революции. Буржуазия стремилась возможно скорее направить в мирную колею жизнь столицы и в этих целях добиться возобновления работ на предприятиях. Она не могла добиться этого без поддержки Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 3 марта Совет высказался за возобновление трамвайного движения, работы почты и телеграфа. Совет рабочих и солдатских депутатов отметил, что «остановка трамвайного движения не вызывается в настоящий момент крайней необходимостью и в то же время сопряжена со значительным

___

169 «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 4 марта 1917 г.

неудобством для населения й затруднением передвижения необходимых предметов продовольствия» 170.

 

Совет предлагал населению Петрограда: 1) не препятствовать правильному движению трамвайных вагонов, 2) всячески облегчать трудную работу служащих трамвая, 3) аккуратно вносить проездную плату, 4) немедленно возвратить дежурным агентам службы движения ручки для управления вагонов, захваченные жителями во время остановки трамвайного движения в дни восстания. Совет установил порядок пользования трамваем. Он объявил: «Нижние чины всех родов войск и чины городской милиции, едущие одиночным порядком, имеют право на бесплатный проезд в вагонах трамвая как на площадках, так и внутри вагонов» 171. Районные советы и общественные организации призывали жителей соблюдать порядок при пользовании трамваем, соблюдать очередь, не перегружать вагонов и т. п. Возобновить трамвайное движение немедленно оказалось невозможным из-за снежных заносов. Трамваи пошли по улицам столицы только 7 марта. Вагоны приняли торжественный вид, были разукрашены флагами и лозунгами.

Возобновление трамвайного движения было осуществлено безболезненно, но вопрос о прекращении забастовки на предприятиях вызвал острую борьбу. Он имел большое значение для дальнейших судеб революции. Всеобщая политическая забастовка сыграла свою роль — она способствовала свержению царизма и установлению демократических свобод. Но важнейшие социально-экономические вопросы, волновавшие рабочие массы, и прежде всего вопрос о восьмичасовом рабочем дне, оставались нерешенными. Обычно экономические забастовки перерастали в политические. Теперь в ходе политической забастовки выдвигались экономические требования, и многие рабочие предлагали продолжать ее, пока эти требования не будут удовлетворены.

Капиталисты не могли в дни революции применить такие испытанные средства борьбы против забастовок, как локаут, или через органы государственной власти отправить часть военнообязанных рабочих на фронт. Теперь решение вопроса о забастовке всецело находилось в руках самого рабочего класса. Совет рабочих депутатов не использовал в должной мере это обстоятельство.

Исполнительный комитет Совета сначала склонялся к тому, чтобы возобновить работу на предприятиях, работавших на нужды войны, и продолжать забастовку в остальных. Большевики решительно выступили против такого разделения. На заседании

___

170    Там же.

171    Библиотека Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. ли стовок, инв. № 27939.

 

Петербургского комитета РСДРП 4 марта М. Хахарев, К. Орлов, Н. Подвойский и другие отмечали, что возобновление работ приведет к распылению сил, что, воспользовавшись прекращением забастовки, реакционное офицерство «разоружит солдат и тогда революции конец». М. Калинин, наоборот, считал необходимым призвать рабочих на работу, ввиду возможного материального истощения. Он говорил, что после продолжительной забастовки «нельзя будет рассчитывать на новый взрыв с их (рабочих. — Э. Б.) стороны революционного движения». В. Залежский говорил, что главное — сохранить революционный импульс в рабочем классе. «Если забастовка продолжительна или часто повторяется, революционный пульс исчезает» 172.

В решении от 4 марта ПК РСДРП категорически высказался против разделения рабочих, работающих на военные нужды и вырабатывавших мирную продукцию. Он указал, что «момент временного прекращения забастовки должен определяться исключительно соображениями, обеспечивающими максимум сохранения и развития революционной пролетарской энергии». ПК не ответил на вопрос, наступил ли такой момент, но постановил, что в случае прекращения забастовки Совет рабочих и солдатских депутатов должен бдительно следить «за всеми тайными и явными шагами как свергнутого самодержавия, так и заменившего его Временного правительства в целях осведомления масс и быстрого решения вопросов о выступлениях» 173.

Вопрос об окончании забастовки стоял на заседании Совета рабочих и солдатских депутатов 5 марта. Докладчик Н. Чхеидзе сказал: «Старый режим повержен в прах и теперь с завоеванием свободы рабочие должны закрепить занятые позиции путем прочной организации на местах. Хозяйство и производительность родины страшно подорваны преступным старым режимом, необходимо во имя свободы немедленно наладить жизнь путем начала работ. Если же враг задумает устроить попытку к возврату, то пролетариат опять, как один, выступит с требованием и протестом» 174. Н. Чхеидзе признавал, что пролетариат не может работать на прежних условиях: «Мы, встав на работу, сейчас же приступим к выработке тех условий, на которых будем работать»175. Чхеидзе призывал быть начеку и по первому сигналу снова выйти на улицу. Но весь его доклад был пронизан другой, главной мыслью: «Наступило время мирной работы».

В прениях по докладу Н. Чхеидзе выступили пять рабочих

____

172    «Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 году», стр. 13.

173    Там же, стр. 14.

174    Архив Октябрьской революции Ленинградской области, ф. 1000, он. 73, д. 7, л. 1.

175    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 6 марта 1917 г.

 

и пять солдат, причем рабочие высказывались за продолжение забастовки, тогда как солдаты настаивали на ее прекращении. Из черновика протокола следует, что рабочие требовали продолжения забастовки, пока не будут удовлетворены их требования о введении восьмичасового рабочего дня, пересмотре состава администрации, улучшении условий труда. На этом заседании за возобновление работ высказался и член Исполнительного комитета Московского Совета рабочих депутатов меньшевик Пумпянский. Он заявил, что московские рабочие пришли к выводу о необходимости возобновления работ, но ждут решения питерцев. «Подумайте серьезно о том, какие последствия имеет ваше решение... Мы завоевали сейчас свободу организации, политические права. Мы имеем теперь новые средства борьбы. Мы должны сейчас же, не теряя ни одной минуты, приступить к нашей организации... Уличное движение парализует силу профсоюзов. В первую очередь мы должны приступить к работе, чтобы иметь возможность отстоять свои права». Поэтому Пумпянский призывал: «Во имя революции немедленно прекратить забастовку, направленную против царского режима. Собирайте свои силы, чтобы бороться за Учредительное собрание» 176.

Подавляющим большинством голосов (1170 против 30) Петроградский Совет принял решение о возобновлении работ. В нем говорилось: «Признавая, что первый решительный натиск восставшего народа на старый порядок увенчался успехом и в достаточной мере обеспечил позицию рабочего класса в его революционной борьбе, Совет рабочих и солдатских депутатов признает возможным ныне же приступить к возобновлению работ в Петроградском районе с тем, чтобы по первому сигналу вновь прекратить начатые работы. Возобновление работ в данный момент представляется желательным и ввиду того, что продолжение забастовок грозит в сильнейшей степени расстроить уже подорванные старым режимом хозяйственные силы страны» 177. Совет рабочих и солдатских депутатов призвал рабочих «к немедленному созданию и укреплению рабочих организаций всех видов, как опорных пунктов для дальнейшей революционной борьбы, за полную ликвидацию старого режима и за классовые идеалы пролетариата». Он признал необходимым одновременно с возобновлением работ приступить к разработке программы экономических требований рабочих к предпринимателям.

Постановление Совета о прекращении забастовки не соответствовало настроению рабочих. Оно не обсуждалось предварительно на предприятиях, в районных Советах, в рабочей секции

___

176    Архив Октябрьской революции Ленинградской области, ф. 1000, он. 73, д. 7, л. 6.

177    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», б марта 1917 г.

 

Петроградского Совета, принято было сверху, непосредственно на объединенном заседании Совета работах и солдатских депутатов. Встал вопрос, подчиниться ли этому решению? Рабочие некоторых предприятий ответили категорически «нет». В резолюции, принятой рабочими петроградского завода «Динамо», говорилось: «Не подчиняемся Совету рабочих и солдатских депутатов потому, во-первых, что не была оглашена резолюция против приступления к работе, во-вторых, учитывается, что революционная волна не захватила всей России. Другими словами говоря, старая власть еще не рухнула, а раз это так, — и победы над врагом нет, а посему о ликвидации забастовки не может быть и речи». 178

Свое несогласие с решением Петроградского Совета о возобновлении работ высказал Организационный Комитет Совета рабочих депутатов Московского района Петрограда. На заседании 6 марта он постановил признать ошибочным постановление Совета рабочих и солдатских депутатов о возобновлении работ и немедленно же внести этот вопрос в Совет для пересмотра 179. Представители большевиков Выборгского района в выступлениях на заседании Петербургского комитета РСДРП высказывали недовольство постановлением Совета рабочих и солдатских депутатов по этому вопросу и заявляли, что подчиняются ему, чтобы избежать дезорганизации в рабочей среде 180.

Семитысячный коллектив завода «Новый Лесснер» постановил: «Вопрос о прекращении стачки является преждевременным, но, в целях координации и единения всех революционных сил страны, мы подчиняемся решению Совета рабочих и солдатских депутатов и заявляем, что по первому призыву представителей рабочих и солдатских депутатов мы кончаем работу для дальнейшей борьбы за основные лозунги пролетариата и крестьянства, за 8-ми часовой рабочий день, за демократическую республику и за конфискацию всех земель в пользу крестьян». 181-182.

В единогласно принятом постановлении собрание рабочих шести заводов: «Эрлих», «Якорь», «Липин», «Вегман», «Аслер», «Борман» отметило, что борьба с царизмом еще не закончена и прекращать забастовку преждевременно. Но не желая вносить дезорганизацию в ряды демократии, они решили приступить к работам с тем, чтобы по первому вызову «быть готовыми выступить как один человек». Собрание рабочих этих заводов предложило Совету рабочих и солдатских депутатов оповестить весь

____

178    «Революционное движение в России после свержения самодержавия». М., 1957, стр. 465—466.

179    Архив Октябрьской революции Ленинградской области, ф. 7384, оп. 9, д. 293, л. 5.

180    «Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 году», стр. 27.

181-182 «правда», 9 марта 1917 г,

 

мир о перевороте в России, призвать все народы к единению и прекращению войны 183.

В срок, назначенный для возобновления работ, — 6 марта — далеко не на всех предприятиях Петрограда прекратилась забастовка. Рабочие многих заводов, приступившие к работе, предъявляли администрации экономические требования. Из 18 заводов Выборгского района, начавших работу, только два подчинились постановлению Совета рабочих и солдатских депутатов без оговорок, остальные предъявили предпринимателям требования о введении восьмичасового рабочего дня и осуществлении других экономических требований 184. Такое же положение было и на предприятиях других районов в Петрограде. Об этом свидетельствуют сообщения с мест, сделанные 7 марта на заседании рабочей секции Петроградского Совета 185-186.

Подводя итоги заслушанным сообщениям, председатель рабочей секции Совета меньшевик Б. Богданов говорил о небывалой дезорганизации и необходимости организованно добиваться улучшения экономического положения рабочих. «В общем работать начали, кое-где не совсем, некоторые не стали работать. В Московском районе к нам полное недоверие» 187. Отметив, что рабочие ряда заводов и фабрик не выполнили постановления о прекращении забастовки, Рабочая секция Совета 7 марта постановила: «1) признать постановления Совета рабочих и солдатских депутатов обязательными для всего рабочего класса Петрограда, 2) подтвердить обязательность постановления Совета рабочих и солдатских депутатов о возобновлении работ на фабриках и заводах Петрограда, 3) вменить в обязанность Московскому району стать немедленно на работы» 188.

Однако и вторичного постановления Совета о прекращении забастовки оказалось недостаточным для возобновления работ на всех предприятиях Петрограда. Рабочие некоторых заводов и фабрик не соглашались стать на работу, пока их требования не будут удовлетворены. Были и такие предприятия, на которых работы, едва возобновившись, прекращались снова. Новая волна забастовок была вызвана отказом администрации согласиться на осуществление экономических требований рабочих или отказом оплатить рабочим дни революционной стачки. Тщетно меньшевистская «Рабочая газета» убеждала рабочих, что политическая

____

183    «Рабочее движенио в 1917 году». М.—Л., 1926, стр. 32.

184    «Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 году», стр. 27.

185-186 «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 10 марта 1917 г.

187    Ф. Матвеев. Из записной книжки депутата 176 пехотного полка. Л., 1932, стр. 25.

188    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 10 марта 1917 г.

 

цель забастовки достигнута и ее продолжение усиливает хозяйственную дезорганизацию страны. Рабочие ряда заводов продолжали бастовать, выдвигая свои насущные экономические требования.

На собрании рабочих депутатов Петроградской стороны, состоявшемся 8 марта, мало кто из представителей с мест сообщал, что рабочие приступили к работе в назначенный срок и на старых условиях. Собрание рабочих депутатов Петроградской стороны отметило, что решение Совета рабочих и солдатских депутатов о возобновлении работ встретило сильное сопротивление и проводится в жизнь очень Недружно, что прекращение забастовки в большинстве предприятий района сопровождается введением явочным порядком восьмичасового рабочего дня. Собрание рабочих депутатов Петроградской стороны указывало на скороспелость решения Петроградского Совета, на игнорирование им настроения широких пролетарских масс, на плохую организованность его работы. Собрание предложило Совету: «1) впредь принимать такие решения только после более серьезного и всестороннего обсуждения их и учета настроений на местах; 2) реорганизовать возможно скорее Совет р. и с. д. и его Исполнительный комитет; 3) безотлагательно выработать и провести в жизнь радикальные реформы в экономической области» 189.

Питерские рабочие возвращались к станкам не для того, чтобы надеть на себя ярмо прежней капиталистической эксплуатации; они проливали кровь на улицах столицы, чтобы добиться лучшей жизни. После свержения самодержавия борьба между трудом и капиталом развернулась с новой силой. Совет рабочих и солдатских депутатов стремился ограничить эту борьбу, введя ее в определенные рамки. Исполнительный комитет Совета указывал, что рабочим нужно добиваться осуществления своих требований с помощью заводских и районных комитетов, профессиональных союзов и Совета. Призывая прекратить забастовку, Исполнительный комитет Совета сообщал, что особой комиссии поручено «разработать перечень общих экономических требований, кои будут предъявлены фабрикантам и правительству от имени рабочего класса». Отмечая, что некоторые предприниматели в ответ на требования рабочих закрывают предприятия и выбрасывают рабочих на улицу, Исполнительный комитет Совета предупреждал, что в случае подобных недозволительных действий капиталистов «Совету придется поставить перед рабочим классом, перед городскими общественными управлениями и перед Временным правительством вопрос о муниципализации подобных предприятий или передаче их в управление рабочим коллективам» 190.

____

189    «Революционное движение после свержения самодержавия», стр. 231.

190    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 9 марта 1917 г.

 

Главным требованием рабочего класса было требование установления 8-часового рабочего дня. 7 марта 1917 г. это требование обсуждал Петербургский комитет большевиков. Докладчик М. Ха-харев предлагал обратиться по вопросу о введении 8-часового рабочего дня в Совет рабочих и солдатских депутатов и настаивать на проведении его путем декрета. Он предлагал также «признать необходимым, чтобы районы вели агитацию на местах — на фабриках и заводах, — и непосредственно через своих депутатов обратились в СР и СД с аналогичными требованиями, дабы давление в этом смысле было оказано на ИК СР и СД районами» 191. На заседании было зачитано решение Выборгского районного комитета, предлагавшего осуществить 8-часовой рабочий день явочным порядком и одновременно настаивать перед Советом рабочих и солдатских депутатов на законодательном проведении этой меры. Представители Василеостровского, Колпинского и других районов также настаивали на проведении 8-часового рабочего дня. Петербургский комитет РСДРП на заседании 7 марта принял постановление, в котором предложил Исполнительному комитету Совета «немедленно ввести декретом 8-часовой рабочий день во всех областях наемного труда» 192.

Руководители Совета не решились на такую меру: боязнь отпугнуть буржуазию от революции сковывала их действия. Меньшевистская «Рабочая газета» доказывала, что выходить за рамки политической революции и браться за коренное решение социально-экономических задач крайне опасно: «Наша революция — политическая революция. Мы разрушаем бастионы политического самовластия, но устои капитализма остаются на месте»-«Рабочая газета» утверждала, что борьба на два фронта — с царской реакцией и капиталистами — не под силу пролетариату. «Перчатку, которую бросают нам теперь капиталисты, мы не поднимем. Экономическую борьбу мы начнем тогда, когда и как мы найдем это нужным» 193. Меньшевистская газета допускала возможность установления 8-часового рабочего дня в отдельных отраслях промышленности, возражая против его введения «всюду захватным путем, по всей линии». «Это значило, — писала она, — не закончив одной революции, броситься без подготовки сил в другую» 194.

Подобные предостережения находили сочувственный отклик среди части петроградских рабочих. Но большинство пролетариев столицы боролись за то, чтобы некоторые социально-экономические мероприятия и прежде всего 8-часовой рабочий день были осуществлены немедленно. Рабочие Ижорского, Франко-русского,

____

191    «Первый легальный Петербургский комитет большевиков в 1917 году», стр. 26.

192    Там же, стр. 27—28.

193    «Рабочая газета», 7 марта 1917 г.

194    Там же, 10 марта 1917 г.

 

Невского судостроительного и других заводов, ие дожидаясь декрета правительства или постановления Совета, явочным порядком ввели 8-часовой рабочий день. Так поступили и рабочие некоторых мелких предприятий. 250 рабочих деревообделочного и механического завода торгового дома «Хлебников и другие» постановили: приступить к работе 8 марта, ввести 8-часовой рабочий день, уволить с завода управляющего и мастера, вместо них избрать других195.

Фабрикантам и заводчикам не удалось сохранить старые порядки на предприятиях, 8-часовой рабочий день и другие социально-экономические мероприятия уже начали осуществляться явочным порядком. Тогда петроградское Общество фабрикантов и заводчиков обратилось за помощью к Совету рабочих и солдатских депутатов. 9 марта Исполнительный комитет Совета обсуждал заявление этого общества «о желании войти в некоторые отношения с Советом Р и СД в связи с возникающими конфликтами с рабочими». Он образовал на этом заседании специальный Отдел труда, предложив ему разработать вопрос о создании примирительных камер для улаживания конфликтов между рабочими и предпринимателями. Отдел труда вступил в переговоры с Обществом фабрикантов и заводчиков, чтобы совместными усилиями ввести рабочих в мирное русло. Его делегаты К. Гвоздев и Г. Панков выступили на заседании Временного комитета Общества фабрикантов и заводчиков, состоявшемся 10 марта. Гвоздев и Панков заявили, что Совет рабочих и солдатских депутатов «понимает всю серьезность положения и крайне озабочен возможно скорейшим восстановлением хода работ, но он лишен возможности влиять на рабочие массы путем одних только воззваний, не будучи в состоянии сослаться на те или иные конкретные результаты совершившегося переворота, кои принесли бы этим рабочим массам то или иное облегчение по сравнению с их прежним тяжелым и бесправным положением».

Представители Совета доказывали фабрикантам и заводчикам, что на основе соглашения между рабочими и капиталистами нужно осуществить «реформы заводской жизни», и уверяли, что Совет не допустит при их проведении никакого насилия. Они предлагали Обществу фабрикантов и заводчиков договориться по самому главному вопросу — введении 8-часового рабочего дня, заявив, что это «сразу произвело бы успокаивающее впечатление на рабочие массы и дало бы возможность Совету рабочих и солдатских депутатов, опираясь на этот конкретный факт, разрешить все прочие вопросы в менее спешном порядке и в процессе нормальной заводской жизни» 196.

___

195    ЦГИА СССР, ф. 27, on. 1, д. 194, л. 4.

196    П. Волобуев. Пролетариат и буржуазия России в 1917 году. М., 1964, стр. 107.

 

Фабриканты и заводчики согласились с тем, что иных средств для успокоения рабочих не имеется. Они вынуждены были сделать серьезную уступку пролетариату. Между Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов и петроградским Обществом фабрикантов и заводчиков было заключено соглашение «О введении на фабриках и заводах 8-часового рабочего дня, фабрично-заводских комитетов и примирительных камер». Оно было опубликовано 11 марта в газете «Известия Совета рабочих и солдатских депутатов» под крупным заголовком «Великая победа рабочего класса». Соглашение устанавливало, что впредь до издания закона о нормировании рабочего дня на всех фабриках и заводах вводится 8-часовой рабочий день во всех сменах, накануне воскресных дней работа производится в течение 7 часов, при этом сокращение рабочего дня не должно влиять на размеры заработка рабочих, а сверхурочные работы допускаются с согласия фабрично-заводских комитетов.

В соглашении указывалось, что на всех заводах и фабриках учреждаются фабрично-заводские комитеты, которые избираются из числа рабочих данного предприятия на основе всеобщего, равного и т. д. избирательного права и имеют своими задачами представлять рабочих данного предприятия в их сношениях с правительственными и общественными учреждениями, формулировать мнения по вопросам общественно-экономической жизни рабочих предприятия, разрешать вопросы, касающиеся отношений между самими рабочими, представлять рабочих при решении вопросов, касающихся их отношений с владельцами и администрацией предприятий. Для разрешения недоразумений, возникающих между владельцами предприятий и администрацией, с одной стороны, и рабочими — с другой, на всех заводах и фабриках учреждались примирительные камеры. Они должны были состоять из равного числа выборных представителей от рабочих и администрации предприятия, а в случае, если заводские и фабричные примирительные камеры не достигнут соглашения, спорный вопрос переносился в Центральную примирительную камеру, составленную из равного числа представителей от Совета рабочих депутатов и Общества фабрикантов и заводчиков. Удаление мастеров или лиц администрации без разбора дела в примирительной камере, а тем более их насильственное удаление (самосуд) признавалось недопустимым.

Установление 8-часового рабочего дня было важным завоеванием рабочего класса, осуществлением его давней мечты, претворением в жизнь одного из пунктов программы-минимум РСДРП. Эта мера была распространена также на заводы военного и морского ведомств и на предприятия городского самоуправления. Исполнительный комитет Петроградского Совета предложил правительству издать указ о 8-часовом рабочем дне для всей России, для всех отраслей труда. Такой указ не был издан. И все-таки победа была одержана большая. 12 марта в статье «Первый шаг» газета «Правда» писала: «Редакция „Правды44 приветствует петербургских рабочих, а вместе с ними Совет рабочих и солдатских депутатов, завоевавших в революционной борьбе 8-часовой рабочий день... Мы присоединяемся к требованию Совета рабочих и солдатских депутатов о немедленном введении 8-часового рабочего дня по всей России, во всех отраслях труда». Газета подчеркивала, что РСДРП всегда имела на своем знамени и в своей программе это требование и боролась и за политические и за экономические преобразования. «Российская революция велика тем, что она осуществляет не только политические требования пролетариата и крестьянства, но также и великие требования экономической жизни: 8-часовой рабочий день, а затем потребует передачи помещичьей земли в руки освобожденного народа».

Революция должна была удовлетворить насущные интересы не только рабочих, но и солдат. Это нельзя было сделать в рамках прежней военной организации. Между тем буржуазия стремилась сохранить эту организацию и после свержения царизма. Она хотела возможно быстрее подчинить себе вооруженные силы, чтобы стать хозяином положения, установить свое единовластие. Еще войска и на фронте и в тылу находились в полном неведении о том, что произошло в столице, а Комитет Государственной думы уже намеревался привести их к присяге создаваемому Временному правительству. В разговоре с Лукомским утром 3 марта Родзянко сообщил: «Завтра передам вам по прямому проводу на усмотрение генерала Алексеева текст присяги для войск, которую соблаговолите привести в исполнение» 197. Но председатель Государственной думы слишком торопился. Вопрос о том, кому присягнуть, не был тогда еще ясен и его предложение не получило осуществления.

Не удалось буржуазии и другое мероприятие, направленное на то, чтобы вернуть войска в русло дореволюционной жизни и продемонстрировать их сплочение вокруг буржуазного правительства. Военные власти Петрограда назначили на 4 марта парад войск столичного гарнизона, который должны были принимать члены Временного правительства. Но в петроградском гарнизоне в эти дни все находилось в брожении, солдаты устанавливали новые порядки в войсках и им было не до парадов в честь Временного правительства, — ненавистные царские парады еще были слишком свежи в их памяти. 3 марта штаб Петроградского военного округа созвал представителей воинских частей для обсуждения вопроса о предстоящем параде. Исполнявший обязанности главнокомандующего округом генерал Анохин сообщал, что необходимо вывести революционные войска на парад, чтобы они представились новой власти. Но это заявление вызвало решительные возражения.

____

197 «Красный архив», 1927, № 3 (22), стр. 40.

 

Некоторые солдаты и офицеры говорили, что это старорежимная затея. Один из присутствующих сказал: «Мы сделали революцию, мы и организовались, и наш старший орган это — Совет. Говорили ли вы с ним, я не знаю, но зато мне известно, что Совет против всяких контрреволюционных и старорежимных парадов» 198.

Совет рабочих и солдатских депутатов обсуждал вопрос о параде на заседании 3 марта. Однако он не вынес определенного решения, как это было сообщено на совещании в Штабе Округа. Совет отказался от вмешательства в действия военных властей. Он постановил: «Ввиду того, что распоряжение военного министра А. И. Гучкова о назначении парада является приказом по гарнизону, а так как, с другой стороны, Совет признал необходимость воинской дисциплины, приказание это в Совете рабочих и солдатских депутатов не обсуждать» 199. Несмотря на такой «нейтралитет» Совета, военные власти не смогли добиться выполнения своего приказания. Солдатские массы были настроены против их затеи. Признавая своим руководителем Совет рабочих и солдатских депутатов, они не желали «представляться» буржуазному правительству. Оказалось, что проводить смотр войск без участия Совета невозможно: парад был сорван.

В солдатской массе только Совет пользовался непререкаемым авторитетом. Солдаты поддерживали Совет, верили его призывам, разделяли его программу. Солдатские комитеты наблюдали за тем, чтобы на митингах в казармах не выступали ораторы, не согласные с линией Совета. «Членам ротных или командных комитетов разрешалось в любой момент прервать речь оратора, если она противоречит программе Совета» 200. Комитет запасного батальона Московского полка 9 марта постановил, «чтобы снаряды и все необходимое армии отправлялось на фронт с ведома Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов, под его контролем и так, чтобы это не вредило революционной армии».

Буржуазные лидеры и военное начальство были возмущены Приказом № 1, но они не имели возможности отменить его 201.

____

198    ЦГАОР СССР, ф. 1248, on. 1, д. 25, л. 8.

199    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 5 марта 1917 г.

200    ЦГВИА, ф. И, д. 3883, л. 1.

201    На отмене Приказа № 1 настаивали кадеты. Видимо, Керенский и Чхеидзе обещали им отмежеваться от этого приказа. 4 марта Центральный комитет кадетской партии постановил отпечатать и распространить заявление Керенского и Чхеидзе, опровергающее Приказ № 1 (А. С. Изгоев. Социалисты во второй русской революции. Пг., 1917, стр. 12). Но Исполнительный комитет Совета, видимо, не был согласен с Керенским и Чхеидзе, и заявление Керенского и Чхеидзе обнародовано не было.

 

Руководители думского Комитета убеждали представителей Совета, что этот приказ наносит вред армии и его надо отменить. Под давлением военных властей и буржуазных организаций Исполнительный комитет Петроградского Совета неоднократно обсуждал вопрос об этом приказе. Вот выдержки из его решений по этому вопросу. 3 марта: «Ввиду возникших недоразумений в связи с Приказом № 1 по Петроградскому гарнизону поручено Военной комиссии разъяснить этот приказ». 4 марта: «На состоявшемся совместном заседании представителей офицерского корпуса и Исполнительного комитета после обмена мнений решено принять меры к регулированию отношений между офицерами и солдатами на основах, изложенных в Приказе № 1. Приказ этот разъяснить в целях уничтожения возникших на этой почве недоразумений». 6 марта: «Ввиду того, что Приказ № 1 вызвал ряд недоразумений и кривотолков, постановляется издать Приказ № 2 по всем гарнизонам, разъясняющий смысл Приказа № 1 и подтверждающий основные положения Приказа № 1. Приказ этот издать за подписью Исполнительного комитета и военного министра» 202.

Таким образом, Исполком Совета, подтверждая основные положения Приказа № 1, хотел совместно с военным министром разъяснить его, устранив «недоразумения и кривотолки». Но последний был решительным противником Приказа № 1. А. Гучков вообще не был намерен подписывать приказы совместно с Советом и избегал сотрудничества с ним. 6 марта Исполнительный комитет Совета обсуждал вопрос «О военном министре Гучкове». Выяснилось, что «военный министр всячески уклоняется от прямых сношений с Исполнительным комитетом и, по-видимому, не склонен подчиняться решениям Совета рабочих и солдатских депутатов». Было решено направить к военному министру делегацию для переговоров об издании Приказа № 2. Делегация должна была выдвинуть перед Гучковым ряд новых положений, вытекавших из Приказа № 1: «настаивать на необходимости выборного начала офицерского состава, создания третейского суда в составе двух солдат и двух офицеров и пятого по выбору сторон. Третейский суд должен будет регулировать отношения между офицерами и солдатами. Кроме того, делегации поручается настаивать на отмене гвардии, установлении штатской формы вне службы, отмене отдания чести и прочем, соответствующем принципам, изложенным в Приказе № 1. О результатах переговоров делегация должна доложить Исполнительному комитету для окончательного решения вопроса о Приказе № 2» 203.

К военному министру отправилась делегация Исполкома

____

202    «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Протоколы Исполнительного комитета», стр. 10, И, 16.

203    Там же, стр. 17.

Совета в составе: М. Скобелева, Н. Соколова, К. Гвоздева, Ю. Стеклова, Кудрявцева и одного офицера. Докладывая о результатах своих переговоров, делегация сообщила, что Гучков согласился издать приказ по фронту, предварительно представив его Исполнительному комитету, и дать свою подпись под телеграммой на фронт204.

 

Из этого сообщения неясно, согласился ли он подписать новый приказ по петроградскому гарнизону. Во всяком случае Приказ № 2 от 7 марта 1917 г. был подписан одним только Исполнительным комитетом Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов.

Приказ № 2 указывал, что солдатские комитеты создаются не для того, чтобы избирать офицеров. «Комитеты эти должны быть избраны для того, чтобы солдаты Петроградского гарнизона были организованы и могли через представителей комитетов участвовать в общеполитической жизни страны и, в частности, заявлять Совету рабочих и солдатских депутатов о своих взглядах на необходимость принятия тех или иных мероприятий. Комитеты должны также ведать общественные нужды каждой роты или другой части» 205. В Приказе № 2 сообщалось, что вопрос о выборности командного состава передан на рассмотрение специальной комиссии, но все уже произведенные выборы офицеров объявлялись в силе. Признавалось, что, впредь до разрешения вопроса о выборности командного состава, комитеты отдельных частей имеют право возражать против назначения того или другого офицера, направляя эти возражения в Исполнительный комитет Совета, откуда они будут представляться в Военную комиссию. Приказ № 2 подтверждал, что солдаты в своей общественной и политической жизни подчиняются Совету, а в отношении военной службы — военным властям. Напоминая, что Временное правительство приняло обязательство не разоружать петроградский гарнизон, приказ предлагал ротным и батальонным комитетам — «наблюдать за тем, чтобы оружие петроградских солдат у них не отбиралось».

Но история с приказами на этом не закончилась. Солдаты волновались, полагая, что Приказ № 2 ограничивает или даже отменяет Приказ № 1. Военные власти настаивали на отмене обоих приказов. С новым протестом против приказов Совета выступил Центральный комитет кадетской партии. Потребовались новые разъяснения и уточнения. Так появился новый документ, который иногда называют Приказом № 3 и который на самом деле является воззванием к войскам фронта. Это воззвание было подписано товарищем председателя Исполкома Совета М. Скобелевым и председателем Военной комиссии думы генерал-майором

____

204    Там же, стр. 20—21.

205    «День», 7 марта 1917 г.

 

Потаповым, сменившим на этом посту А. Гучкова. Воззвание отмечало решительную победу народа над старым режимом, указывало на необходимость наладить отношения между солдатами и офицерами, признавшими новый строй, и призывало последних «проявлять в своих служебных и неслужебных отношениях уважение к личности солдата-гражданина». Оно сообщало, что приказы № 1 и 2 относятся только к войскам Петроградского военного округа, а новые правила отношений между солдатами и офицерами на фронте будут выработаны военным министром в согласии с Исполнительным комитетом Совета. Воззвание заканчивалось словами: «Настоящее воззвание составлено по соглашению с военным министром А. Гучковым» 206.

Буржуазная власть рассчитывала прибрать к своим рукам гарнизон столицы с помощью нового главнокомандующего войсками Петроградского военного округа Л. Корнилова. Он прибыл в Петроград 5 марта. Новому главнокомандующему были даны неограниченные полномочия, в частности, он получил право собственной властью смещать офицеров, в том числе и самых высших, и заменять их новыми людьми; в его распоряжение были отпущены большие средства для ведения пропаганды в частях. Но новый главнокомандующий Петроградским военным округом в обстановке продолжавшейся революционной борьбы не мог подобно своим предшественникам проявить всю полноту власти. Он вынужден был считаться с Военной комиссией и особенно с Советом рабочих и солдатских депутатов и временно смириться с ограничением своих функций. 10 марта член Военной комиссии Пальчинский сообщил Исполнительному комитету Совета, что «Корнилов желает сохранить контакт с Исполнительным комитетом и с Военной комиссией. Он предложил приказами по округу утверждать лиц, одобренных к занятию должностей Военной комиссией. Корнилов сообщил, что лиц не избранных устраняет от службы, если причиной послужили враждебные отношения к революции, будет одобрять все указания относительно передвижения войск и т. д.». Пальчинский полагал, что «генерал Корнилов вполне усвоил положение дел и может быть оставлен командующим войсками округа» 207.

Несмотря на уверения Пальчинского, члены Исполкома Совета отнеслись к Корнилову с недоверием. На том же заседании Исполкома, при обсуждении вопроса о переговорах с Корниловым, было указано, что необходимо «быть с ним осторожным, что он генерал старой закваски, который хочет закончить революцию». Один из членов Исполкома (в протоколе не указано, кто

____

206    «Рабочая газета», 9 марта 1917 г. Начав свою министерскую деятельность с несогласия с Приказом № 1, Гучков вынужден был признать его действие для войск Петроградского военного округа.

207    «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Протоколы Исполнительного комитета», стр. 34—35.

 

именно) советовал занять нейтральную позицию в вопросе об укреплении авторитета Корнилова. М. Скобелев предлагал сообщить Корнилову об имеющихся по поводу него сомнениях 208. Но дальше таких заявлений дело не пошло. Корнилов остался на своем посту. Чтобы подчинить своей власти войска Петроградского военного округа, он объявил себя сторонником революции и установил контакт с Советом рабочих и солдатских депутатов. Но формальный контакт не мог устранить фактических столкновений.

Ни действия Гучкова, ни деятельность Корнилова, как и других министров и командующих, не могли изменить сложившегося соотношения сил и создать в Петрограде прочную военную опору буржуазной власти. Выясняя причину этого, А. Гучков сетовал на слабость и неопытность командного состава гарнизона, на его неспособность установить твердую дисциплину среди солдат. Вместе с тем он признавал, что созданию верной Временному правительству вооруженной силы препятствовало обязательство самого правительства о невыводе из Петрограда частей, участвовавших в революции 209. Это признание показывает, насколько дальновидным было это требование рабочих и солдат для закрепления и развития победы, одержанной ими в февральские дни 1917 г.

Призывы буржуазии к порядку и спокойствию повисали в воздухе — оружие было в руках рабочих и солдат. Наличие Совета рабочих и солдатских депутатов, опиравшегося на вооруженный народ, открывало перспективы для дальнейшего развития революции.

* * *

Буржуазные историки и публицисты обычно отмечают, что Февральская революция 1917 г. в России была бескровной, жертв было немного. Эта революция была бескровной для буржуазии, но трудящиеся России на протяжении многих десятилетий несли тяжелые жертвы в борьбе с самодержавием и в последние дни его существования полили своей кровью улицы столицы, чтобы завоевать свободу.

В борьбе против царизма рабочие и солдаты Петрограда проявили героизм и самоотверженность. Они мужественно дрались против полиции и верных царизму войск на улицах столицы. Убитых и раненых в дни революции в Петрограде насчитывалось около 2000 человек. Характерен их состав. Из 1224 убитых и раненых, учтенных петроградским градоначальством, было 585 солдат, 315 рабочих, 106 служащих, остальные — студенты, учащиеся, лица

____

208    Там же, стр. 36.

209    «Последние новости», 20 сентября 1936 г.

 

неизвестных профессий 210. Смертью храбрых пал член Петербургского комитета РСРДП рабочий Петр Коряков. Ему было всего 20 лет, когда в 1912 г., приехав в Петроград, он вступил в партию. П. Коряков работал затем в Екатеринославе, бежав из-под ареста, снова появился в столице. Весь день 27 февраля он боролся на улицах города, участвовал в стычках с полицией и погиб в одной из них.

Трудящиеся столицы решили достойно похоронить борцов, павших за свободу. Инициативу организации похорон взял на себя Совет рабочих и солдатских депутатов. В протоколе заседания Совета от 5 марта 1917 г. говорилось: «Ряд ораторов произнес прочувствованные речи, посвященные героям восстания против тирании. Решено устроить 10 марта похороны жертв революции. Местом погребения их избрана Дворцовая площадь, как то место, где пали жертвы 9 января 1905 года, как символ крушения того места, где сидела гидра Романовых» 211. Совет решил превратить день похорон в день воспоминаний о жертвах царизма. Впоследствии выяснилось, что организация похорон и демонстрации требует более длительной подготовки, и день похорон был перенесен на 23 марта. Изменено было и место погребения; вместо Дворцовой площади — Марсово поле.

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов создал Комиссию по организации похорон. Развернулась большая подготовка к проведению похорон и первой свободной демонстрации в столице России. Еще жива была память о Ходынке, когда по трупам задавленных на ней людей взошел на престол последний русский царь — Николай II. Победившие рабочие и солдаты не хотели допустить, чтобы свержение царизма и похороны его последних жертв были ознаменованы новой Ходынкой. В воззвании Комиссии по организации похорон к гражданам Петрограда говорилось: «23-го марта наш город, первый поднявший знамя Великой революции, предает земле трупы славной и вечной памяти борцов за свободу... И пусть не омрачится этот день всенародного чествования борцов за свободу ни одной жертвой, которая могла бы быть вследствие больших скоплений граждан, участвующих в торжестве похорон. К гражданскому чувству каждого обращаемся мы с горячим призывом о всемерном содействии к поддержанию порядка в процессиях и предотвращению ненужных и недостойных нас эксцессов» 212.

____

210    «Биржевые ведомости», 13 марта 1917 г. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов выдавал пособие раненым и семьям убитых в дни революции. Из 218 пострадавших была оказана помощь 90 рабочим, 91 солдату, 10 матросам и 27 лицам разных профессий (ЦГАОР СССР, ф. 6978, on. 1, д. 922, л. 13).

211    «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 6 марта 1917 г.

212    Государственный музей Великой Октябрьской Социалистической революции (Ленинград), ф. листовок, инв. № 832.

 

23 марта 1917 г. трудящиеся Петрограда хоронили павших борцов революции. По улицам Петрограда прошло многолюдное народное шествие. В нем участвовал миллион человек. Это была первая свободная, самим народом организованная демонстрация в столице России. «В атом парадном шествии сотен тысяч людей, — писал Максим Горький, — впервые и почти осязательно чувствовалось, — да, русский народ совершил революцию, он воскрес из мертвых и ныне приобщается к великому делу мира, — строению новых и все более свободных форм жизни» 213.

Похороны борцов революции прошли в полном порядке. Из больниц выносили красные гробы, покрытые живыми цветами, за ними шли трудящиеся Петрограда, раздавались звуки «Марсельезы» и похоронного марша, колыхались красные знамена с надписями: «Безумству храбрых поем мы славу», «Смерть ваша зажгла великий факел свободы», «Поклянемся быть достойными тех, кто пал за свободу». Люди шли к Марсову полю. Там в братскую могилу были опущены гробы с телами погибших. Орудия Петропавловской крепости произвели салют. Последние колонны шли в сумерках с факелами, отдавая последний долг жертвам царизма. Раздавались призывы к дальнейшей борьбе. На многих знаменах был начертан лозунг: «Да здравствует демократическая республика».

Перед нами списки погребенных на Марсовом поле, составленные похоронной комиссией: четыре могилы по 46 человек, всего 184 человека. Среди них встречаются лица, оставшиеся неизвестными. Но фамилии и занятия подавляющего большинства из них установлены точно: это рабочие, солдаты, матросы. В эти дни даже буржуазные деятели вынуждены были признать заслуги рабочих в борьбе за свободу. На состоявшемся тогда съезде кадетской партии П. Милюков произнес «горячую речь в похвалу левых, революционного народа и революционной армии». «Мы должны, — сказал он, — низко поклониться тем, чьи красные гробы мы видели на дне глубокой ямы на Марсовом поле...» 214 На том же съезде другой лидер кадетов М. Винавер заявил: «Мы можем говорить о подвиге петроградского гарнизона только с чувством благородного упоминания». Газета «Биржевые ведомости» 23 марта отмечала: «Рабочие первые поставили свою незащищенную грудь протопоповским пулеметам, и солдаты, перешедшие на сторону права и свободы. Они начали. Вот их заслуга».

Большевистская «Правда» писала в день похорон о значении победившей революции: «Сегодня взоры бесправных, обездоленных всего мира обращены на Россию, на тот город, где геройская решимость рабочих и бесправного русского крестьянства сбросила иго царского самодержавия... Рядом с песнями скорби по павшим

____

213    «Летопись», 1917, № 2-4, стр. 308.

214    «Речь», 28 марта 1917 г.

 

борцам за свободу к весеннему небу поднимутся голоса многомиллионного ликующего хора, воспевающего торжество революции». «Правда» писала о торжестве идей научного социализма, давшего возможность русским социалистам определить неизбежность и близость революции и повести пролетариат по верному пути. «Не лозунг классового мира во время грабительской захватной войны капиталистических держав, а лозунг классовой гражданской войны привел Россию к великой революции».

На скромном памятнике, воздвигнутом освобожденным народом на Марсовом поле, начертано: «По воле тиранов друг друга терзали народы. Ты встал, трудовой Петербург, и первый начал войну угнетенных против всех угнетателей». Русская революция явилась началом этой справедливой войны. Она была подготовлена всем ходом социально-экономического развития страны, ее ждали массы народа, за ее торжество самоотверженно боролись революционеры нескольких поколений. Царизм хотел задушить революцию с помощью частичных реформ и кровавых репрессий, и последний русский царь остался в памяти народа как Николай Кровавый. Но ни репрессии, ни реформы не достигали цели. Глубокие объективные процессы подрывали устои самодержавия и делали революцию неизбежной. На смену павшим приходили новые борцы и борьба продолжалась с новой силой.

Главную роль в победе второй русской революции сыграл пролетариат Петрограда. Рабочие Питера были инициаторами и вдохновителями восстания против царизма. Они первыми выступили на борьбу и, увлекая за собой солдатскую массу, сумели добиться победы. «Революция, — писал В. И. Ленин, — решена петроградскими рабочими... Петроград разбудил Россию. Петроград освободил ее. Великое дело петроградских рабочих» 215.

Одержав победу в столице, питерский пролетариат подорвал основы царской власти во всей стране. За Петроградом на революционную борьбу поднялись Москва, провинция, фронт. Революция победила во всей России.

Свергнув царизм, рабочие и крестьяне России под руководством большевиков повели революцию дальше, к социалистическому этапу.

___

215 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 31, стр. 458.

 

К содержанию - ВТОРАЯ РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ