Карта сайта

Глава третья - РЕШАЮЩЕЕ СРАЖЕНИЕ

«Пролетариат выступил с голыми руками и открытой грудью —и он нашел братский отклик в революционной армии... Армия с вами, товарищи, и в этом залог победы второй российской революции».

Из листовки РСДРП, 27 февраля 1917 г.

КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

Наступление царизма началось в ночь на 26 февраля. Царские власти провели в эту ночь массовые аресты. Департамент полиции доносил, что в ночь на 26-е им арестовано около 100 членов революционных организаций. В телеграмме на имя дворцового коменданта Протопопов называл другую цифру арестованных в эту ночь — 136 человек. Это были последние репрессии последнего царского правительства России. Царские власти наспех разместили арестованных по помещениям участков, но видимо, так и не успели допросить их 1.

Рабочий М. Ефимов-Виноградов рассказывал, что рано утром 26 февраля резкий стук в дверь поднял его на ноги. Околоточный и двое городовых произвели обыск и повели арестованного в полицейский участок, где поместили в комнате дежурного. Затем его отвели к приставу1 2. Большевик А. Судаков, арестованный ночью, весь день 26 февраля провел в полицейском участке Лесного в камере, заполненной рабочими и студентами. Поздно вечером группу арестованных на двух подводах в сопровождении сильного конвоя городовых направили в другой конец города — в Спасскую часть. «Демонстрации в городе почти затихли, — вспоминает А. Судаков, — только на Марсовом поле была попытка нашего освобождения со стороны небольшой группы рабочих. Невский был совсем пуст и ярко освещен мощным прожектором с Адмиралтейства ...

___

1 Списков арестованных и более подробных донесений о них обнаружить не удалось. По сведениям Департамента полиции, число заключенных в петроградских тюрьмах и полицейских частях за один день — с 26 по 27 февраля — увеличилось на 114 человек (ЦГАОР СССР,

ф. ДП 00, 1917 г., д. 371, ч. 57, лл. 24, 29).

2 Ленинградский партийный архив, ф. 4000, оп. 5, д. 995, л. 14.

 

В Спасской части нас обыскали и посадили в разные камеры» 3.

Утром 26 февраля на квартире А. Куклина по Большому Сампсониевскому проспекту царские власти арестовали основное ядро Петербургского комитета РСДРП — его секретаря А. Скороходова и членов ПК — А. Куклина, П. Ганыпина, Е. Эйзеншмидта, А. А. Винокурова. Это была большая операция, в которой участвовало до полсотни пеших и конных полицейских. Арест членов Петроградского комитета РСДРП в разгар революции нанес существенный ущерб движению. Но революционная работа большевиков не прерывалась.

День 26 февраля занял в истории второй русской революции особое место. Это было воскресенье. Предприятия и учреждения не работали. В центре Петрограда было тихо и безлюдно. Не торговали магазины, не ходили трамваи, не работали рестораны и кафе, а главное — не было видно многочисленных рабочих демонстрантов, заполнявших улицы и площади центра накануне. Но было много войск, стояли пикеты и посты, разъезжали конные патрули и отряды кавалерии, тянулись линии полевых телефонов. Согласно дислокации, воинские части заняли основные здания и узловые пункты столицы и подходы к мостам. Центр Петрограда превратился в военный лагерь. Можно было подумать, что на город наступает вооруженный до зубов неприятель и петроградский гарнизон приведен в боевую готовность, чтобы дать отпор ему.

Утром 26 февраля в центре города волнения еще не было и войска бездействовали. Казалось, что расправа с демонстрантами в предыдущие дни и угроза расстрела, возвещенная приказом Хабалова, устрашили народ и революционное движение пошло на убыль. Хабалов уже направил телеграмму в Ставку Верховного главнокомандования, в которой сообщал: «Сегодня, 26 февраля, с утра в городе спокойно». Но это было затишье перед бурей. В то время, как в центре города царило спокойствие, рабочие окраины были охвачены необычайным оживлением и подъемом. Рабочий люд высыпал на улицы и площади. Народ шел на решительный бой с самодержавием и никакие угрозы царских властей уже не могли остановить его дальнейших действий. Объявления Хабалова срывались со стен зданий.

Группируясь сначала по районам, массы рабочих с середины дня снова устремились на Невский. Усиленные наряды полиции и войск пытались не пропускать рабочих в центр города, особенно упорно охраняя мосты. Но заградительные линии полиции и царских войск не могли быть сплошными, — как и раньше, демонстранты находили в них проходы. Они переправлялись по льду Невы или прорывались сквозь вражеские

____

3 Там же, д. 1053, л. 17—18.

 

заслоны. Сначала все шло так, как в прежние дни. По мере же продвижения к центру картина стала меняться. Рабочие были встречены теперь значительно большим количеством войск, и войска эти действовали другими средствами: они применяли огнестрельное оружие. Полиция и войска стреляли в народ и в первые дни борьбы. Но тогда это были отдельные случаи; многие думали, что так будет и на этот раз. Но 26 февраля стрельба по безоружным демонстрантам приняла массовый характер. У здания Городской думы, на Литейном и Суворовском проспектах, на Знаменской площади и в других местах звучал рожок — сигнал к стрельбе. Иногда солдаты после этого сигнала сначала стреляли вверх или холостыми патронами, иногда сразу раздавались боевые залпы. Пули попадали в толпу демонстрантов, ударялись в стены и стекла домов. Улицы оглашали крики ужаса. На тротуар падали убитые и раненые.

Особенно кровавый характер приняла борьба на Невском проспекте. Главная магистраль Петрограда обагрилась рабочей кровью. 26 февраля пали десятки борцов за свободу, больницы наполнились ранеными, мертвецкие — трупами. Это было кровавое воскресенье второй русской революции.

Вот отдельные эпизоды расправы с демонстрантами. По Невскому проспекту двигалась огромная масса рабочих. В передних рядах пели революционные песни. В районе Мойки отряд солдат запасного батальона Павловского полка преградил дорогу демонстрации. «Когда масса оказалась не в далеком расстоянии от солдат Павловского полка, солдаты по команде присели на колена и взяли ружья наперевес. Толпа остановилась, но задние ряды напирали. Положение было некоторое время неопределенное, но скоро оно разрешилось залпом павловцев; за ним последовал другой. Демонстрации больше не было: большинство разбежалось, некоторые полегли, из них часть — навсегда. На мостовой и на тротуарах валялись убитые и раненые. Приходилось не раз наступать на лужи крови. Убитые й раненые были тут же схвачены и отнесены в сторону, большей частью в здание Городской думы. На всех лицах было озлобление и негодование» 4.

Такую же картину увидели рабочие-выборжцы, подходя 26 февраля к Невскому проспекту: «Вдруг раздается беспорядочная стрельба, трещание пулеметов и навстречу нам, искаженные ужасом, бегущие. Жуткая картина ожидала нас на Невском: небольшое количество публики жмется по панелям: по направлению от Садовой до Казанского собора и от Казанской к Знаменской расположена полиция и еще кто-то, вооруженный ружьями, и стреляют по всем направлениям. Казалось одно — восстание ликвидируется. Демонстрация обезоружена, ничем не может ответить правительству, принявшему решительные меры.

____

4 О. Ерманский. Из прошлого. М.—Л., 1927, стр. 145.

 

Кареты скорой помощи то и дело сновали по Невскому, увозя раненых и убитых. Публика не расходилась, а жалась ближе к домам, молодежь же травила городовых из-за углов» 5.

Поскольку царские власти перешли к массовому применению огнестрельного оружия, в качестве ударной силы для подавления восстания стали теперь использоваться не кавалерийские, а пехотные части и прежде всего учебные команды запасных батальонов гвардейских полков. Солдаты этих команд были наиболее дисциплинированными частями запасных батальонов, и командование округом хотело опереться на них в борьбе с восставшим народом. Основной учебной команде запасного батальона Волынского гвардейского полка было приказано не допускать скопления народа на Знаменской площади. Выполнить этот приказ было трудно. Масса публики окружала дозоры волынцев и вступала в разговоры с ними, призывая не стрелять в народ. Солдаты не проявляли большого рвения в выполнении приказов офицеров. Командир учебной команды капитан Дашкевич арестовал за бездеятельность ефрейтора Ильина и выслал новые усиленные дозоры на площадь, чтобы рассеять демонстрантов, но и они не справились с поставленной задачей. Тогда был отдан приказ играть сигнал к стрельбе, солдаты взяли винтовки на изготовку. Толпы народа продолжали стоять плотной стеной, не веря, что солдаты будут их расстреливать. Но вот раздались залпы: некоторые солдаты стреляли в воздух, обозленные офицеры вырывали из рук таких солдат винтовки и сами стреляли в народ. После нескольких залпов толпа поредела, народ разбежался, оставив на площади убитых и раненых.

26 февраля, после царского приказа, войска вели себя не так, как в предыдущие дни. Их действия скорее напоминали 1905 год; сказывалась суровая дисциплина и слепое повиновение начальству, темнота и забитость солдатской массы. Многие солдаты не подпускали к себе рабочих, на их призывы к братанию отвечали площадной бранью и угрозами и по приказу офицеров стреляли в народ. Царские власти были довольны действиями войск 26 февраля. А. Протопопов сообщал, что в этот день значительные скопища народа образовались на Литовской улице, Знаменской площади, а также при пересечении Невского с Владимирским проспектом и Садовой улицей, «причем во всех этих пунктах толпа вела себя вызывающе, бросая в войска камнями, комьями сколотого льда. Поэтому, когда стрельба вверх не оказала воздействия на толпу, вызвав лишь насмешки над войсками, последние вынуждены были для прекращения буйства прибегнуть к стрельбе боевыми патронами по толпе, в результате чего оказались убитые, раненые». Департамент полиции

____

5 В. Каюров. Шесть дней Февральской революции. — «Пролетарская революция», 1923, № 1 (3), стр. 165.

 

отмечал, что демонстранты «прятались во дворы ближайших домов и по прекращении стрельбы вновь выходили на улицу» 6.

В день наступления царизма на революцию усиленно заработали полицейские пулеметы. Впоследствии бывшие полицейские руководители и некоторые «свидетели», желавшие снять с царских властей ответственность за расстрел безоружных жителей столицы, утверждали, что это была последняя безрассудная форма сопротивления отчаявшихся обреченных защитников самодержавия, действовавших стихийно, в одиночку, и что началась пулеметная стрельба лишь вечером 28 февраля, когда основные вооруженные силы царизма уже капитулировали. При этом оставался невыясненным вопрос: каким образом в руках этих одиноких безумцев оказались пулеметы. На самом деле использование пулеметов против народных волнений было заранее продуманной мерой царских властей и ее осуществление началось 26 февраля, когда самодержавие пыталось перейти в контрнаступление на революцию.

На крышах домов, на колокольнях церквей, на пожарных каланчах были устроены засады, откуда полицейские поливали пулеметным дождем рабочих демонстрантов. В этот день пулеметная стрельба раздавалась с каланчи Александро-Невской лавры, с вышки Николаевского вокзала, с крыш Гостиного двора и ряда других мест. Вот один из многочисленных случаев пулеметной стрельбы по рабочим й студентам в день 26 февраля. «С левой стороны по Екатерининскому каналу идет группа демонстрантов с красным флагом и пением „Марсельезы" — это учащаяся молодежь — студенты и курсистки. Мы их приветствуем. Слились в одну группу... Вдруг оглушительная трескотня тра-та-та! Это пулеметная стрельба... И офицер кричит: „Кто хочет жить — ложись!"... На мосту два трупа и много раненых. .. Палачи, проклятые кровопийцы» 7.

События 26 февраля встревожили думских деятелей. Думцы понимали, что расстрел рабочих демонстрантов царскими войсками затруднит возможность мирного выхода из создавшегося кризиса. Они исходили из необходимости «урегулировать конфликт» другим путем. Вот почему 26 февраля группа членов Государственной думы обратилась с заявлением к Родзянко, в котором протестовала против угроз Хабалова и начавшихся расстрелов демонстрантов. Она просила председателя Государственной думы «воздействовать на военные власти для предотвращения пролития крови мирно манифестующих, а в значительной степени идущих по делам обывателей, среди которых бывает множество женщин и детей» 8.

____

6 « ЦГАОР СССР, ф. ЧСК, д. 471, л. 42.

7    И. Марков. Как произошла революция. — «Воля России», 1927, № 5—6, стр. 58.

8     ЦГИА СССР, ф. 1278, оп. 5, д. 1353.

 

Родзянко предлагал применить иной метод разгона демонстрантов. Он советовал военным властям использовать пожарную команду для разгона демонстрантов водой. Беляев и Хабалов ответили председателю Думы, что использовать пожарные команды для борьбы с «беспорядками» запрещено, кроме того, «существует точка зрения, что окачивание водой приводит к обратному действию, именно потому, что возбуждает» 9. На этом вмешательство думцев в действия военных властей Петрограда против народа закончилось. В тот же день 26 февраля М. Родзянко сделал попытку вмешаться в сферу «высшей политики». Понимая, что над царизмом нависла страшная угроза, убедившись в безрассудности действий царских властей и безнадежности новых обращений к ним, он отправил телеграмму в Ставку Верховного главнокомандующего генералу Алексееву, чтобы через него добиться уступок от царя, необходимых для спасения монархии. Он писал: «Волнения, начавшиеся в Петрограде, принимают стихийный характер и угрожающие размеры. Основы их — недостаток печеного хлеба и слабый подвоз муки, внушающий панику, но главным образом полное недоверие к власти, неспособной вывести страну из тяжелого положения. На этой почве, несомненно, разовьются события, сдержать которые можно временно, ценой пролития крови мирных граждан, но которых при повторении сдержать будет невозможно. Движение может переброситься на железные дороги, и жизнь страны замрет в самую тяжелую минуту. Заводы, работающие на оборону, в Петрограде останавливаются за недостатком топлива и сырого материала, рабочие остаются без дела, и голодная безработная толпа вступает на путь анархии, стихийной и неудержимой».

Родзянко говорил в своей телеграмме о небывалом по ужасающим последствиям страшном часе, о правительственной власти, которая находится в полном параличе и совершенно бессильна восстановить нарушенный порядок. Чтобы предупредить возможную катастрофу, Родзянко предлагал образовать «министерство доверия». «Считаю необходимым и единственным выходом из создавшегося положения безотлагательное призвание лица, которому может верить вся страна и которому будет поручено составить правительство, пользующееся доверием всего населения... Медлить больше нельзя, промедление смерти подобно. В ваших руках, ваше высокопревосходительство, судьба славы и победы России» 10. Телеграмма Родзянко была доложена царю, но ответа на нее не последовало.

Царские власти считали, что из кровавых событий 26 февраля она вышли победителями и революция отброшена назад. Петроградский

____

9 «Падение царского режима», т. II. Л., 1925, стр. 226.

10 «Красный архив», 1927, № 2 (21), стр. 5—6.

 

градоначальник Балк впоследствии заявил, что действия войск 26 февраля дали «блестящие результаты», что к «сумеркам улицы приняли совершенно прежний вид, что, действуя энергично, можно было совершенно прекратить беспорядки. Но энергии проявлено не было» 11. Балк утверждал, что военные власти, которыми руководили «слабовольные, растерявшиеся лица», не могли использовать обстановку, сложившуюся благоприятно для царизма в результате расстрела 26 февраля. На самом же деле сложилась благоприятная обстановка не для царизма, а для революции. Победа царизма 26 февраля была мнимой.

Расстрел демонстрантов, вызвав возбуждение, не сломил воли рабочих к дальнейшей борьбе. При стрельбе демонстранты рассеивались, многие бежали к подъездам и дворам домов, но, по распоряжению властей, они были заперты: тогда люди устремились в боковые улицы, переулки и, как только стрельба стихала, вновь выходили на Невский. Тут же рядом с только что стрелявшими солдатами вновь собирались громадные толпы, раздавалось пение революционных песен, выступали ораторы. Народ обстрелялся. Революционный энтузиазм, решимость довести начатую борьбу до полной победы над ненавистным царизмом побеждали страх смерти. Рискуя жизнью, рабочие безбоязненно вступали в столкновения с солдатами и казаками, оборонялись, а иногда и наступали. Выстрелы раздавались не только в толпу, но и из толпы. Они были направлены прежде всего в городовых. Это были выстрелы одиночек, вооруженных револьверами. Но каждая удача такого выстрела вдохновляла массы. Весть о том, что на такой-то улице убит полицейский, быстро распространялась по городу. Раздался клич — разоружать городовых и вооружаться их оружием.

В записке Петроградской охранки о происшествиях 26 февраля отмечалось: «Во время беспорядков наблюдалось как общее явление крайне вызывающее отношение буйствовавших скопищ к воинским нарядам, в которые толпа, в ответ на предложение разойтись, бросала каменьями и комьями снега, сколотого с улицы льда. При предварительной стрельбе войсками вверх толпа не только не рассеивалась, но подобные залпы встречала смехом. Лишь по применении стрельбы боевыми патронами в гущу толпы оказалось возможным рассеивать скопища, участники коих, однако, в большинстве прятались во дворы ближайших домов и по прекращении стрельбы вновь выходили на улицу... После рассеивания скопищ с Знаменской площади буйствующие стали накапливаться по Невскому проспекту, в части его, называемой Старым Невским (от Знаменской площади до Александра-Невского лавры) и по Гончарной улице,

____

11 «Последние новости», 12 марта 1921 г.

 

причем притаившись за угловыми зданиями, стреляли оттуда из. револьверов в воинские разъезды» 12.

Расстрел безоружных демонстрантов вызвал возмущение населения столицы. Оно было на стороне восставших. Особенно активно поддерживала рабочих учащаяся молодежь. Жертвам царского расстрела нужно было оказать медицинскую помощь и эта помощь была оказана. В записке Петроградской охранки от 26 февраля говорится: «Во время происходивших сегодня беспорядков в разных пунктах столицы воспитанники средних учебных заведений, которые, имея широкие повязки Красного Креста на рукавах форменных пальто и белые передники под верхней одеждой, группами направлялись к Невскому проспекту для уборки раненых в качестве добровольцев санитаров и подачи первоначальной помощи. В тех же целях слушательницы высших женских учебных заведений проникали в места доставки раненых, где вели себя по отношению к чинам полиции, стремившимся их оттуда удалить, в высшей степени дерзко» 13.

Используя отдельные воинские части для подавления революции, царское командование стремилось изолировать основную массу солдат петроградского гарнизона от народа. Большинство солдат было заперто в казармах и мало знало, что делается за их стенами. Но вести о событиях в городе все же проникали в солдатскую среду. Рабочие-агитаторы и просто жители столицы сообщали о событиях солдатам, столпившимся у казарменных стен, заборов и ворот. О кровавых столкновениях на улицах города рассказывали своим товарищам солдаты, вызванные для подавления «беспорядков». Весть о расстреле рабочих демонстрантов вызвала глухое брожение среди части солдат.

В тот же день, 26 февраля, брожение впервые прорвалось наружу. Это произошло в запасном батальоне Павловского гвардейского полка. Учебная команда батальона участвовала в расстреле демонстрантов на Невском проспекте. Остальные солдаты батальона узнали об этом от рабочих, подошедших к павловским казармам. Рабочие рассказывали солдатам о кровавом побоище на Невском проспекте, в котором участвовали павловцы.

«Павловцы стреляют в народ!» — эта весть молниеносно облетела казармы. Солдаты 4-й роты запасного батальона заволновались. Они требовали снять посты павловцев с улиц. «Довольно стрелять в народ!»—кричали они. Раздался клич: «На улицу!» Солдаты бросились к ротному цейхгаузу, сбили тяжелые засовы его дверей и, ворвавшись вовнутрь, захватили винтовки. Их оказалось очень мало — 30 штук на роту в 1500 человек. Солдаты

___

12    ЦГАОР СССР, ф. ДП 00, 1917 г., д. 341, ч. 57, л. 46.

13    Там же.

 

вышли на улицу почти безоружными. Они пошли вдоль Екатерининского канала на Невский проспект. С другой стороны канала от Михайловской площади навстречу павловцам ехали конные городовые. Подъехав к самой решетке канала, они дали залп по павловцам. Солдаты залегли и открыли ответную стрельбу — поднялись на дыбы несколько лошадей, упало несколько городовых, остальные повернули лошадей и ускакали обратно. Затем навстречу павловцам вышли солдаты-преображенцы и с винтовками наперевес пересекли улицу. Два отряда солдат, одни вооруженные, другие почти безоружные, двинулись друг на друга. Раздался сигнал для стрельбы. «Не стреляйте, братцы!» — закричали павловцы. И преображенцы, вскинув винтовки на плечи, повернули обратно.

Но что делать дальше? Вечерело... Были расстреляны все патроны. Павловцы не присоединили к себе других солдат и не слились с рабочими. Именно этого слияния и боялись больше всего военные власти. Хабалов говорил впоследствии, что по его заданию командир батальона и священник уговорили павловцев вернуться в казармы. Но, судя по воспоминаниям самих солдат, дело обстояло не совсем так. Рота вернулась в казармы сама, потому что была одинока, не имела поддержки других частей и не знала, что предпринять дальше.

Сначала с вернувшимися в казармы солдатами разговаривали миролюбиво. Офицеры заявили, что отдан приказ снять со всех улиц посты павловцев и отныне павловский батальон не обагрит свои руки кровью народа. Но с наступлением ночи над 4-й ротой сгустились тучи, нависла угроза расправы. Рота была наглухо заперта в казармах, у нее отобрали последние винтовки, вооруженные солдатские цепи железным кольцом окружили ее и отрезали от остального мира. Царские власти намеревались арестовать и отдать военно-полевому суду всю роту. Но они ограничились арестом главных зачинщиков волнения. 19 солдат 4-й роты под усиленным конвоем были направлены в Петропавловскую крепость только за то, что они протестовали против расстрела народа. Их развели по камерам Трубецкого равелина, в котором замуровывали когда-то первых борцов против царского самодержавия. Кроме того, 16 солдат 4-й роты отправили на батальонную гауптвахту.

Утром 27 февраля в казармы 4-й роты явился сам Хабалов. Он допрашивал взводных, отделенных командиров и солдат и грозил им жестокими карами за вчерашний мятеж. Но обстановка в столице изменилась. Вчера, вернувшись после неудачного выступления в казармы, павловцы могли ожидать, что их поведут на расстрел или отправят на каторгу. Но 27 февраля ареста и расстрела могли опасаться уже царские власти. Действия 4-й роты запасного батальона Павловского гвардейского полка не оказали непосредственного влияния на ход последующих событий. Это было одиночным выступлением, за которым не последовало других. Вечером 26 февраля весть о выступлении павловцев до других частей петроградского гарнизона и рабочих столицы еще не дошла. Но это выступление явилось предвестником перехода солдат на сторону народа.

Уже после победы революции типография Совета рабочих и солдатских депутатов напечатала обращение к солдатам, написанное адвокатом С. Богоявленским и заверенное секретарем батальонного комитета рядовым Савельевым. В нем говорилось: «В воскресенье, 26 февраля, когда еще на Невском проспекте и других улицах Петрограда слуги царского правительства предательски расстреливали народ, когда еще сила этого правительства не только казалась, но и в действительности была грозной, сплоченной силой отлично вооруженных жандармов и полиции, вы первые из солдат в благородном порыве негодования подняли славное знамя Великой Российской Революции и с неслыханной в истории беззаветной храбростью почти безоружные, так как на всю роту у вас было около 30 винтовок и не более сотни патронов, вы вышли около 5 часов вечера на улицу из помещения вашей роты, дав клятву друг другу или победить или умереть... Товарищи солдаты! За вами великий подвиг. Вас будет восторженно приветствовать, пошлет вам братское спасибо и земной поклон весь многомиллионный русский народ, когда он узнает, кто были первыми борцами за народную свободу» 14.

К вечеру 26 февраля стрельба на улицах Петрограда прекратилась. Как и накануне, демонстранты ушли из центра города на заводские окраины. Но не. все было, как накануне. Центр города был прочно занят царскими войсками. На всех перекрестках Невского проспекта и некоторых других улиц стояли караулы, по мостовым разъезжали конные патрули. На здании Адмиралтейства был установлен мощный прожектор, освещавший Невский проспект. Окрыленные успехом 26 февраля, царские власти намеревались на другой день продолжить наступление на революцию. Они готовили для этой цели воинские части в самой столице и вызвали подкрепление из окрестностей. Чтобы усилить борьбу против восставших, из Ораниенбаума были затребованы две роты 1-го запасного пулеметного полка.

Борьба народа с царизмом вступала в решающий этап. Рабочие понимали, что победить на этом этапе можно только с помощью всенародного вооруженного восстания. На улицах, на заводах, в чайных рабочие говорили: «Посмотрим, что завтра будет! Сегодня разогнали? Шутите! Не разогнали. Убили, может быть, сто или двести человек, а нас тыщи! Многие тыщи! Мосты отрезали? А нам мосты не нужны! Мы по льду проберемся! И из Сестрорецка рабочие придут, слышь, уже забастовали. И со

____

14 ЦГАОР СССР, ф. печатных изданий, инв. № 2342.

 

Всей Руси пойдут рабочие на Петроград... У них сила и у нас тоже сила! Завтра так не пойдем! С оружием пойдем, увидите, что завтра будет!» В таком же духе говорил оратор на одном из митингов. «Товарищи, — мы вышли безоружными, с песнями и знаменами. Они вышли с разрывными пулями и пулеметами. Но кто победил? Разве мы рассеяны, разъединены, уничтожены? Разве мы не окрепли, не набрались сил и злобы под их пулями? Товарищи! Завтра решительный день. Не будем больше наивными. Пойдем с оружием в руках! Будем рушить их крепости. В арсенале и в ружейных мастерских мы найдем револьверы, ружья, патроны. Мы направимся к Крестам, к Петропавловской крепости, ко всем тюрьмам, где томятся наши братья, борцы за свободу. Товарищи! Теперь или никогда» 15.

Расстрел 26 февраля не мог не породить среди части рабочих тревогу за исход начавшейся борьбы. Можно было предполагать, что на другой день царские власти могут прибегнуть к оружию в еще большем масштабе, и наступление царизма развернется не только в центре столицы, но и на рабочих окраинах. В таких условиях в среде меньшевиков и эсеров начались разговоры о необходимости свернуть движение и, во избежание возможного разгрома, отступить. А. Керенский и В. Зензинов пытались впоследствии изобразить сторонниками свертывания движения ... большевиков. В подтверждение этого Зензинов писал, будто на совещании, состоявшемся на квартире Керенского, И. Юренев говорил, что «никакой революции нет, движение в войсках сходит на нет и надо готовиться к долгому периоду реакции». И поэтому Юренев предлагал «выжидать и наблюдать» 16. Но, во-первых, Юренев был не большевиком, а меж-районцем. Во-вторых, и межрайонцы, несмотря на колебания и сомнения, не предлагали свернуть движение, а вместе с большевиками сражались против царизма. На VI съезде РСДРП Юренев говорил: «27 февраля, когда еще не верилось в успех революции, наша организация решила, что она должна быть с массами; [мы] вместе с большевиками и анархистами захватили типографию «Русской воли» и издали листок к рабочим и солдатам с призывом организовать Советы» 17.

После кровавого побоища 26 февраля революционные силы продолжали начатую борьбу, готовясь к решительному сражению с царизмом. В сводке полицейского агента от 26 февраля говорилось о совместном заседании большевиков и межрайонцев (объединенцев) на Васильевском острове. «В Василеостровском районе эсдеками ведется широкая агитация за продолжение забастовки и уличные демонстрации...

____

15 Ю. Волин. Рождество свободы. — «Революция в Петрограде». Пг., 1917. стр. 39-40, 43.

16 В. Зензинов. Февральские дни. — «Новый журнал», кн. XXXIV. Нью-Йорк, 1953, стр. 210.

17 «Шестой съезд РСДРП (большевиков). Протоколы». М., 1958, стр. 49.

 

Сегодня на квартире рабочего Грисманова, проживающего на 14-й линии Васильевского острова в д. 95, кв. 1, состоялось собрание большевиков и объединенцев, на котором присутствовало около 28 человек». На соб-брании были переданы присутствовавшим воззвания для распространения среди солдат и принята резолюция, в которой предлагалось продолжать забастовки и демонстрации, «доводя таковые до крайних пределов», производить сбор оружия для образования боевых дружин и разоружать городовых путем неожиданных нападений 18.

В тот же день, 26 февраля, собрание активистов-рабочих состоялось в кооперативе «Единение» в Новой Деревне (Выборгский район). Как сообщал полицейский агент, на собрании присутствовало человек до 50 и решено было «завтра, т. е. 27 февраля, оповестить всех мастеровых всех заводов, чтобы завтра не работали, а собрались бы в указанное место на Невском, к 10 часам утра, а оттуда идти на панихиду к трубочному заводу, к праху товарища, павшего жертвой в битве за свободу. Оратор Данилов с завода Щетинина крикнул: «Товарищи, идемте смело и дружно, не надо нам по углам прятаться. Долой царя! Долой правительство! Да здравствует временное правительство, российская социал-демократическая рабочая партия!» Этим собрание кончилось, и все поодиночке вышли задним ходом» 19.

Как и в предыдущие дни, 26 февраля члены Бюро ЦК РСДРП и связанные с ними партийные работники — Чугурин, Каюров, Лебедев, Аф. Бубнов и другие — собрались на квартире Павловых, чтобы обсудить план дальнейших действий. Прежде всего вставал вопрос о том, кем заменить арестованных членов Петербургского комитета? Организовать новый Комитет в разгар боев не было возможности. Предложили Выборгскому комитету, как самому сильному и организованному, взять на себя обязанности ПК и совместно с Бюро ЦК РСДРП руководить движением. Все присутствовавшие отмечали грандиозный размах движения и успех лозунгов, выдвинутых большевиками. Но как довести начатое движение до победоносного конца? Многие предлагали добыть оружие, организовать боевые дружины и с их помощью разгромить защитников самодержавия. Но большинство склонялось к тому, что рабочие дружины не смогут противостоять вооруженным силам царизма. Вооружение рабочих и победу революции мог обеспечить переход хотя бы части царского войска на сторону народа. Согласились на том, чтобы продолжать борьбу и стараться присоединить к революции воинские части. К этой цели и решено было направить дальнейшие действия большевистских организаций20.

____

18    «Былое», 1918, № 1 (29), стр. 171.

19    Там же.

20    А. Шляпников. Семнадцатый год, кн. 1. М., 1923, стр. 127.

 

Главной движущей силой революции по-прежнему являлся рабочий класс. Он перенес свои действия на улицы и площади Петрограда. Но и на новом этапе движения фабрики и заводы оставались опорными пунктами, бастионами революции. Там собирались рабочие митинги и собрания, оттуда рабочая масса выступала на уличную борьбу. Вот почему в лагере царизма раздавались голоса за то, чтобы не допускать бастующих рабочих на предприятия и вообще временно закрыть заводы и фабрики. 26 февраля полицейский агент писал: «Следует иметь в виду, что завтра рабочие выйдут на заводы, но с исключительной целью собраться, спеться и снова двинуться на улицу же организованно и планомерно для достижения полного успеха. В данный момент заводы играют роль грандиозных клубов, потому временное закрытие заводов, хотя бы на 2—3 дня, лишило бы массы информационных центров, где опытные ораторы электризуют толпу, координируют действия отдельных заводов и дают всем выступлениям согласованность и организацию» 21.

В первые дни революции успех борьбы против царизма был обусловлен дружным выступлением пролетариата. Теперь судьба революции зависела от поведения войск. Солдаты уже не могли стоять в стороне от движения. 26 декабря они стреляли в народ. Но в кого они будут стрелять завтра? В. Бонч-Бруевич вспоминает, что после расстрела 26 февраля в рабочих районах, на квартирах отдельных членов партии, в общественных местах, в клубах шли совещания, участники которых еще не знали, каково настроение войск, «только поздно ночью стали назревать какие-то слухи, желания и надежды на то, что утром в войсках начнется движение, которое будет ответом на нападение правительства» 22.

В записке полицейского агента отмечалось: «Ныне все зависит от линии поведения воинских частей: если последние не перейдут на сторону пролетариата, то движение быстро пойдет на убыль, если же войска, станут против правительства, то страну уже ничего не спасет от революционного переворота».

Вернувшись в свои районы, рабочие обсуждали вопрос о том, как действовать завтра. Общение рабочих друг с другом рассеивало возникшие сомнения и укрепляло их стремление победить или умереть в битве с самодержавием. Боевое настроение первых трех дней восстания не было уничтожено расстрелом 26 февраля. Рабочие прощались, чтобы завтра снова встретиться друг с другом и с солдатами. Восстание против царизма подошло к последней черте. Наступал час решающего сражения.

Как же протекало это сражение?

____

21    «Былое», 1918, № 1 (29), стр. 174.

22    ЦГАОР СССР, ф. 5856, on. 1, д. 362.

ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЕ ФЕВРАЛЯ

Наступило утро пятого для революции. Требование царских властей к рабочим — встать с понедельника 27 февраля на работу — не возымело действия. Работа не возобновилась. Лишь на отдельных предприятиях прозвучали одинокие гудки, призывавшие рабочих к станкам. Рабочий Петрограда продолжал бастовать. Питерские пролетарии снова вышли на улицы, заводские окраины по-прежнему были в их руках. На этот раз рабочие не спешили в центр, на Невский проспект — к месту вчерашнего кровавого столкновения. Существовала опасность наступления царских войск на окраины. Это вызвало бы новое кровавое побоище и затянуло бы борьбу народа с самодержавием. Рабочие стремились не допустить наступления царизма на окраины и, добившись присоединения солдат к революции, общими силами свергнуть царизм.

Рано утром 27 февраля на квартире В. Каюрова собрался Выборгский комитет большевиков с представителями предприятий. Присутствовало человек 40. Петербургский комитет РСДРП был представлен К. Шутко. Большинство собравшихся высказалось за продолжение борьбы. С таким решением участники собрания разошлись по предприятиям 23.

В то же утро, 27 февраля, И. Чугурин сообщил членам Бюро ЦК РСДРП, что рабочие собираются на заводах и выносят решения продолжать забастовку; нужна коротенькая листовка с призывом к дальнейшей борьбе. Тут же на квартире Павловых был составлен текст такой листовки и передан Чутурину для распространения. В ней говорилось: «Рабочий люд не хочет больше терпеть насилия, грабежей, разруху. На требования рабочих и нерабочих граждан Питера, заявленных демонстрациями по городу, ставленники самодержца-царя отвечают свинцом. Нашлись палачи-солдаты для стрельбы по безоружной толпе. Пусть проклятие народа, сотен убитых, их жен и детей сопровождает всю жизнь их пьяную совесть. Царская власть не способна удовлетворить нужды рабочих, народа... Пусть солдаты, наши братья и дети, идут в наши ряды с оружием в руках. Тогда пробьет последний час романовской монархии! Долой царскую монархию! Да здравствует Народная Республика! Всю помещичью землю — народу! 8-часовой рабочий день — рабочему люду! Да здравствует Российская Социал-Демократическая Партия! Да здравствует Временное Революционное Правительство! Долой бойню!» 24

Рабочие были полны решимости продолжать борьбу до полной победы над царизмом, о возобновлении работ никто не думал. На площадях и перекрестках улиц сосредоточивались огромные

____

23    В. Каюров. Указ, статья, стр. 166.

24    А. Шляпников. Указ, соч., стр. 132—133.

 

массы рабочих, шли митинги... В ряды бордов революции вступали и те рабочие, которые до сих пор проявляли колебания; прежнего страха лишиться места не стало уже ни у военнообязанных, ни у многосемейных рабочих. Большой митинг собрался в это утро на заводе «Треугольник». Работница завода К. Зайцева вспоминает: «Огромным ликованием встретили появление в мастерских вооруженных путиловцев. Им навстречу неслись возгласы: «Мы с вами! Все на улицу!» Шумной радостной толпой покинули мастерскую и вышли за ворота, где уже собралось много рабочих ... все двинулись к Нарвским воротам» 25. С этого момента 16-тысячный коллектив «Треугольника» зажил новой жизнью. Работницы-резинщицы выходили на улицу, направлялись на соседние предприятия, участвовали в демонстрациях, присутствовали на митингах, слушали ораторов, а иногда и отваживались выступать на митингах сами. Во дворах, в столовой, в цехах и мастерских самого «Треугольника» начались многолюдные собрания...

Свою главную задачу рабочие видели в том, чтобы привлечь на сторону народа солдат. Они шли к казармам, организовывали вблизи них митинги, пересылали в казармы записки, заговаривали с солдатами, стоявшими у казарменных ворот, словом, старались разрушить изоляцию войск от народа и лишить царизм его вооруженной опоры. Попытки братания с солдатами нередко кончались неудачно; были случай, когда митинги разгонялись ружейным огнем, но отдельные неудачи не остановили дальнейших попыток — добиться поставленной цели. Призывы к солдатам присоединиться к народу падали на подготовленную почву. Под влиянием событий последних дней в настроениях солдат наступал перелом. Сомнения и колебания все больше проникали в их среду: правильно ли поступили солдаты, выполняя приказ о стрельбе по рабочим демонстрациям? Стало известно, что военные власти намерены продолжать кровавую расправу с народом и уже отдали приказ многим частям быть готовыми приступить 27 февраля к новым действиям против рабочих. Жизнь ставила вопрос ребром: или оставаться верными присяге и дисциплине и стрелять в народ, или, нарушив присягу и дисциплину, примкнуть к народу.

Воинская дисциплина сковывала солдатскую массу. Рабочие шли к восстанию через стачки и демонстрации. Восстание солдат не могло иметь каких-либо промежуточных ступеней, оно сразу принимало крайние формы вооруженного выступления. Выражение всякого недовольства, любой солдатский протест расценивался начальством как нарушение присяги, как отступление от дисциплины, за что следовало самое суровое возмездие: расстрел, каторга или штрафная рота на фронте. В таких

____

25 «Нарвская застава». Сборник воспоминаний. М., 1959, стр. 25,

 

условиях солдаты мучительно бились над тем, что делать. В казармы некоторых частей проникли рабочие, разъяснявшие смысл происходящих событий и призывавшие солдат присоединиться к народу. Надо было на что-то решаться.

Первой решилась выступить учебная команда запасного батальона Волынского гвардейского полка 26. Солдаты полка вначале участвовали в борьбе против рабочих на улицах Петрограда, но они больше не хотели выполнять палаческую роль. Взводные и отделенные командиры учебной команды волынцев, посовещавшись в казарме в ночь на 27 февраля, решили не принимать участия в усмирении народа и присоединиться к восставшим. Предложение атаковать здание батальонной канцелярии и убить ненавистных начальников было отклонено; договорились никого не трогать, а утром на час раньше поднять основную учебную команду, склонить на свою сторону остальных солдат батальона и всем вместе перейти на сторону народа.

В 6 часов утра 27 февраля 400 солдат основной учебной команды волынского батальона были на ногах. Солдаты одобрили принятое ночью решение, обещали не слушать распоряжений офицеров и выполнять приказания только взводных и отделенных командиров; были розданы патроны, и учебная команда в полной боевой готовности выстроилась в образной. Стали приходить офицеры, солдаты встречали их, как всегда, отвечая на приветствия офицеров по уставу. Но, как было условлено, на приветствие начальника команды капитана Дашкевича солдаты дружно ответили возгласом «ура». Дашкевич спросил унтер-офицеров Кирпичникова и Маркова — что это означает, но не получил ответа. Солдаты снова закричали «ура». Дашкевич скомандовал «смирно», вынул бумагу и, заявив, что в ней содержится приказ царя, намеревался огласить ее. Но читать ему не пришлось. Мощное «ура» снова прокатилось по рядам и со всех сторон раздались крики: «Не пойдем больше бить людей, довольно крови!» «Господа офицеры, — сказал Кирпичников,— прошу вас всех уйти» — и вся команда застучала прикладами о пол. Под этот грозный гул офицеры скрылись. Кто-то крикнул: «Коли!» Несколько возбужденных солдат бросились за офицерами.

____

26 Сохранились несколько разноречивых описаний выступления волынцев. С. Мстиславский насчитывал семь таких рассказов. В некоторых из них явно преувеличена роль унтер-офицера Т. Кирпичникова, которого Временное правительство за усердную службу буржуазии сделало героем Февральской революции, наградив георгиевским крестом и произведя в прапорщики. В литературе встречаются утверждения, что Кирпичников был путиловским рабочим; но это не соответствует действительности. При описании выступления запасного батальона Волынского полка мы использовали главным образом рассказы самих солдат: «Революция 1917 года. Очерк, написанный солдатами учебной команды Волынского полка» («Библиотека свободы». Пг., 1917).

 

Когда офицеры, проходя по двору, поравнялись с окном казармы, из форточки раздались выстрелы — капитан Лашкевич был убит.

Основная учебная команда Волынского батальона вышла во двор. Несколько человек направились в другие подразделения батальона, чтобы присоединить их к восставшим. Вскоре во двор вышла 4-я рота батальона, затем 1-я и 2-я роты, подготовительные учебные команды. Солдаты открыли батальонный цейхгауз, раздали невооруженным винтовки и патроны. Весь двор казарм заполнился вооруженной солдатской массой, горнисты играли тревогу, раздавались одинокие выстрелы в воздух, прокатывалось мощное «ура». Так началось восстание волынцев.

Выступление волынцев с первых же шагов преодолело локальный характер, какой носило восстание павловцев. Волынцы не пошли к далеко расположенным ротам своего батальона. Рядом с казармами Волынского полка находились огромные казармы Преображенского и Литовского полков, восставшие двинулись туда, чтобы поднять солдат этих полков на борьбу за общее дело. Строевое учение, происходившее во дворе Преображенских казарм, прекратилось; появились волынцы, призывавшие соседей присоединиться к ним. Почва для революционного выступления и здесь была готова, ждали только толчка. Преобра-женцы присоединились к волынцам.

Солдаты запасного батальона Литовского полка некоторое время колебались. Офицеры призывали их соблюдать нейтралитет. Но могучая революционная волна сломила противодействие начальства. «Одевайся!» — пронеслось по казармам, и литовцы стали выходить во двор. Вскоре весь двор казарм преобразился: играли горнисты, звенел полковой колокол, раздавались выстрелы; охваченные радостным чувством солдаты жали друг другу руки. Старая солдатская дружба, вызванная одинаково приниженным положением «нижних чинов» царской армии, возрождалась теперь на революционной основе. Она скреплялась пониманием общности интересов солдатской массы и сознанием ее единства с народом.

Солдаты стремились скорее вырваться из опостылевших казарм на улицу, к другим воинским частям, к народу. Одна колонна двинулась по Кирочной улице к серым казармам 6-го саперного запасного батальона. Солдат этого батальона О. Сиполь рассказывал, что утром 27 февраля, когда батальон, как обычно, готовился к занятиям, послышалась сильная ружейная стрельба: с улицы доносились крики «ура» и возгласы подошедших к батальону солдат: «Выходите, товарищи!» И саперы не заставили себя долго ждать, ворота казармы были открыты. «Подошедшие к нам побежали в казармы с криками: „Ура, товарищи, за винтовки! “ ... Раздались голоса: „За патронами!“ Треснули закрытые двери цейхгауза, раздался выстрел, и фигура командира лежала на „своем месте"» 27. Оставив в казармах дневальных, саперы присоединились к восставшим. Они вышли на улицу со своим оркестром, и солдатская лавина под музыку двинулась дальше на Литейный проспект.

Писатель Мих. Слонимский, служивший тогда в 6-ом саперном батальоне, рассказывает, как шедший рядом с ним по Литейному проспекту молоденький паренек из Волынского полка воскликнул, взмахнув руками, как крыльями: «„Мы идем вперед, в неизвестное!"... Выговорил он эти слова восторженно, с пафосом и с великой надеждой... Мы шли вперед в неизвестное. Вот сдалась уже школа саперных прапорщиков, в которой я должен был получить первый офицерский чин. Выстрелил жандарм у ворот управления, но тотчас же винтовка была выхвачена из его рук, и он бледный, в кругу разъяренных солдат, умолял: „Не убивайте! Я же не знал, что у вас революция"» 28.

Солдаты отдельных частей смешались, некоторые шли в одиночку, другие группами. Командовать было некому, офицеры почти все отсутствовали. Когда появлялся какой-нибудь офицер, бравший на себя команду, солдаты подтягивались и шли вперед с большей уверенностью, — они привыкли к воинской организации и дисциплине. Солдаты охотно подчинялись распоряжениям неизвестного подпрапорщика, разъезжавшего на лошади, стремившегося навести порядок. Они одобрительно отозвались на голос прапорщика Георгия Астахова: «Братья, я с вами!» Этот возглас поднял настроение солдат. «Вперед! Прапорщик с нами!» —послышалось в рядах, раздались крики «ура» и возгласы: «Да здравствует свобода!» Организованных отрядов было немного. Основная масса солдат шла в беспорядке, некоторые понурили головы, не зная, что их ждет впереди. Но многие чувствовали себя уверенно и знали, что делать.

Публицист Н. Иорданский вспоминал свою беседу на улице с солдатами-преображенцами 27 февраля. Солдаты были настроены спокойно и деловито, обнаруживая правильное понимание событий. Они говорили, что начатую борьбу нужно довести до конца, в противном случае солдат перестреляют. Н. Иорданский отмечает, что его советы солдатам оказывались лишними, солдаты знали, что делать. Основываясь на этом, Иорданский сделал предположение, что восстание 27 февраля было подготовлено военной организацией, связанной с заговором либеральных генералов и совершенно не зависевшей от революционных организаций29. Однако нет никаких данных, подтверждающих такое предположение. «Либеральные» генералы не имели военной организации, подготовлявшей восстание.

____

27    О. Сиполь. Из воспоминаний. — «Петроградская правда», 12 марта 1920 г.

28    Мих. Слонимский. Книга воспоминаний. М—.Л., 1966, стр. 13—14.

29    Н. Иорданский. Военное восстание 27 февраля. — «Молодая гвардия», 1928, № 2, стр. 168.

 

Солдаты поднялись на восстание, увлеченные самоотверженной борьбой рабочих, следуя призывам их революционных организаций.

У казарм Волынского и Преображенского полков произошла первая радостная встреча восставших рабочих и солдат: произносились короткие речи и радостные приветствия. «„Теперь каюк! — объяснял кухарке с корзинкой какой-то столичный житель в драном картузе. — Вишь, солдатов сколько с ружьями! Теперь ни одному фараону не устоять!" А люди, стоявшие на панелях, с криком бросились к солдатским рядам и смешались с ними. Кричали что-то громко и возбужденно. Кто-то говорит, что царь может послать войска с фронта. Преображенец отвечает: „Они такие, как и мы... теперь против народа устоять невозможно"» 30.

Движение солдат слилось с движением рабочих. Это был переломный пункт в развитии революции. «Свершилось, — писал по этому поводу Каюров. — Солдаты за нас. Революционные массы победили» 31. На квартиру Павловых «пришел неугомонный товарищ Чугурин с винтовкой в руках и лентой патронов через плечо, весь перепачканный, но сияющий и победный. — „Наша взяла!" — Он первый сообщил нам, что солдаты по частям, с оружием в руках переходят к нам. Кое-где рабочим удалось соединиться с солдатами, проникнуть в казармы, получить оружие» 32.

Восставшие солдаты устремились прежде всего в главный центр революции, к рабочим Выборгского района. Как и в предыдущие дни, 27 февраля улицы Выборгской стороны были полны народа. После вчерашнего кровавого побоища в центре столицы рабочие-выборжцы ждали натиска царских войск на их район и настороженно всматривались в начало Большого Самп-сониевского проспекта, в сторону Литейного моста, откуда могли появиться эти войска. Войска появились, но это не были защитники царизма. «Около часу дня, — рассказывает И. Мильчик, — какой-то потрясающий ток привел в движение и волнение черную громаду рабочего люда. По Сампсониевскому, рассекая толпу, с грохотом несется автомобиль, туго набитый солдатами с винтовками в руках. На штыках винтовок — нечто невиданное и неслыханное: развеваются красные флаги. Солдаты обращаются направо и налево к толпе, машут руками по направлению к клинике Вилье, что-то кричат. Но грохот машины и гул многотысячной толпы заглушают слова. Но слов и не надо. Красные флаги на штыках, возбужденные сияющие лица, сменившие деревянную тупость, говорят о победе... С молниеносной

____

30    «Современный мир», 1917 г., № 2—3, стр. 282, 284.

31    В. Каюров. Указ, статья, стр. 167.

32    А. Шляпников. Указ, соч., стр. 134—135.

 

быстротой разносится весть, привезенная грузовиком: восстали войска» 33.

С угла Нижегородской и Лесной появились солдаты. Они шли без строя, густой толпой. С невиданной радостью встретили их рабочие. Многие солдаты чувствовали себя растерянно, неуверенно, но в их массу вливались рабочие, внося в солдатскую среду бодрость и решимость бороться до конца. Рабочие и солдаты объединялись в общие колонны. Серые шинели солдат перемешивались с черными пиджаками и пальто рабочих, на головах солдат появились штатские шапки, а на головах рабочих — солдатские фуражки. Многие рабочие были теперь вооружены, получив оружие у солдат; у кого была винтовка, у кого — шашка или револьвер.

Рабочие Выборгского района и солдаты восставших частей направились к расположенным в этом районе казармам запасного батальона гвардейского Московского полка, чтобы присоединить его солдат к революции. У казарм полка сосредоточилась большая толпа рабочих и солдат. «Товарищи солдаты! — кричали из толпы. — Выходите, присоединяйтесь к народу. Долой войну!» У ворот, выходивших на Лесной пр., выстроилась учебная команда московцев, преграждая народу путь в казарму и не пропуская солдат на улицу. Офицер уговаривал рабочих разойтись, угрожая применить оружие, а рабочие призывали солдат не слушать офицеров. «Братья-солдаты, идите к нам! В городе все полки восстали, идут с народом. Не будьте предателями народа!»

Некоторое время ни та, ни другая сторона не предпринимали решительных действий, ограничиваясь уговорами или угрозами. Но вот наступил перелом. «Вдруг затрещал невысокий, непрочный забор: он был сломлен в нескольких местах, и с проспекта во двор хлынули потоки людей. Тут распахнулись и ворота. Рабочие и солдаты смешались. Учебная команда сдавала винтовки, которые выхватывали из рук рабочие. Начальник учебной команды кричал своим солдатам: „Стрелять пачками!" — сам выстрелил из револьвера, но, очевидно, в волнении пустил выстрел поверх голов; в один миг он был смят и кем-то застрелен. Солдаты зарядили ружья и стали стрелять по зданию офицерского собрания, а также по казармам, где залегли нерешительные солдаты. „Выходи из казарм! Все выходи! Стройся...“ Толпы рабочих и часть солдат осаждали оружейные склады Московского полка, сбивали замки. Скоро все винтовки и патроны оказались в руках рабочих» 34. Так одновременно были решены две задачи — солдаты запасного батальона Московского полка присоединились к революции, а рабочие Выборгской стороны вооружились.

____

33    И. Мильчик. Рабочий Февраль. М.—Л., 1931, стр. 87.

34    ЦПА ИМЛ, ф. 131, on. 1, д. 75, лл. 5—6.

 

Успех окрылил восставших. До того у рабочих был опыт «снятия» предприятий и присоединения их к стачке, теперь они приобретали опыт «снятия» воинских частей и присоединения их к революции. «Товарищи! Снять все полки!» — раздался мощный призыв в толпе. И масса народа, разделившись на группы, двинулись в разные стороны, чтобы претворить в жизнь этот призыв.

В том же Выборгском районе в деревянных бараках на Сампсониевском проспекте стоял батальон самокатчиков. Состав этого батальона отличался от состава большинства частей. В число самокатчиков принимали людей, имевших опыт езды на велосипеде. Обычно это были сынки зажиточных родителей, что не могло не сказаться на отношении батальона к революции. Первая попытка присоединить самокатчиков к восстанию кончилась неудачно. Новая группа рабочих и солдат, подошедшая к казармам самокатного батальона, натолкнулась на прочную, заранее подготовленную оборону: на казарменном дворе были вырыты окопы и сделаны заграждения, на окнах батальонных казарм стояли готовые к стрельбе пулеметы. Рабочие призывали самокатчиков выйти из казарм и присоединиться к народу; на казарменный забор поднимались ораторы и произносили короткие речи, в ответ на это раздалась пулеметная очередь, завязалась перестрелка. Большинство, солдат было заперто в казармах. Лишь небольшая группа самокатчиков без оружия выбежала из казарм и присоединилась к народу. Осада казарм самокатчиков продолжалась до вечера, но в этот день не дала результатов.

Одним из важнейших объектов, на который повели наступление восставшие рабочие и солдаты, были тюрьмы. К моменту революции петроградские тюрьмы и полицейские дома были переполнены. Они были рассчитаны на 4000 человек, а в них содержалось 7600 заключенных, в том числе 2400 — в Петроградской одиночной тюрьме (Кресты), 958 человек —в доме предварительного заключения. 1436 человек — в каторжной пересыльной тюрьме 35. Среди заключенных было немало передовых питерских рабочих, активистов петроградской большевистской организации, профсоюзов, деятелей других политических партий, осужденных за революционную деятельность. За решетками петроградских тюрем томилось несколько членов Петербургского комитета РСДРП.

Мысль о том, что надо возможно скорее освободить политических заключенных и прежде всего руководителей рабочего движения зародилась одновременно у нескольких групп восставших. М. И. Калинин вспоминает, как 27 февраля в толпе рабочих он подошел к Финляндскому вокзалу, когда там появилась какая-то воинская часть. «Вокзальная охрана была разоружена в одно мгновение.

____

35 ЦГАОР СССР, ф. ДП ОО, 1917 г., д. 341, ч. 57, л. 29.

 

Но толпа еще в нерешительности. Что же дальше? И солдаты кричат: „Где вожаки? Ведите нас“. Я сам в нерешительности, я еще не знаю, куда может направиться эта сила и что сейчас, вот здесь поблизости можно сделать. Для меня несомненно одно: надо сейчас же, не медля ни минуты, толкнуть на борьбу, ибо вся масса по существу переживает такое же состояние и ждет действия. Я поднялся на площадку вокзала и крикнул: „Если хотите иметь вождей, то вон, рядом, „Кресты". Вождей надо сначала освободить". В один миг мысль подхвачена, расширена. Кто-то кричит: сначала освободим из военной тюрьмы... Отделяются отряды, появляются руководители. Мысль осуществляется в действие: одни направляются к военной тюрьме, другие к „Крестам"» 36.

«Кресты» были атакованы рабочими и солдатами с двух сторон: с набережной Невы и с Симбирской улицы. Толпа рабочих и солдат остановилась перед тюрьмой, приветствуя заключенных, размахивая шапками, платками и что-то крича. Заключенные начали разбивать окна, чтобы расслышать голоса, раздававшиеся из толпы. Собравшиеся обсуждали вопрос, как лучше проникнуть в тюрьму: лезть через забор или ломать стену. Наконец решили взять штурмом тюремные ворота. Застучали ружейные приклады, железные тюремные ворота были сокрушены. Толпа ворвалась в тюремное здание, разоружила охрану и администрацию, открыла камеры и освободила заключенных. Во дворе заполыхал костер из сжигаемых тюремных книг и бумаг.

В числе других политических заключенных из «Крестов» были освобождены активные работники большевистской партии-рабочий Иван Емельянов с завода «Феникс», Николай Быстров с завода Розенкранц, Казенков с Путиловского, Сергей Гессен — секретарь больничной кассы путиловцев, Георгий Пылаев, Семен Рошаль и многие другие. В «Крестах» в одной камере сидели рабочие-большевики Н. Антипов и Федор Лемешев. «Окно нашей камеры, — рассказывает Ф. Лемешев, — выходило на Большую Неву, и мы с Антиповым каждый день смотрели в окно, идет ли дым из заводских труб. Если дым не идет, значит рабочие бастуют. 27 февраля с утра дым не шел... Вдруг около часа дня услышали выстрелы из винтовок и шум около тюрьмы. Это рабочие вместе с солдатами пришли нас освободить. .. Политические заключенные, взрослые люди, как дети плакали и целовались друг с другом. Около тюрьмы был устроен летучий митинг. Выпущенные из тюрьмы политические присоединились к солдатам и рабочим и пошли агитировать, чтобы к начавшейся революции присоединить и остальные полки» 37.

____

36 М. И. Калинин. За эти годы, кн. 3. М., 1929, стр. 432.

37 Ф. Лемешев. На Путиловском заводе в годы войны. — «Красная летопись», 1927, № 2 (23), стр. 38.

 

Из «Крестов» был освобожден член Петербургского комитета большевиков В. Шмидт. Он рассказал, что увидел, выйдя да волю: «То, что представилось моим глазам, повергло меня в необычайную радость. На Набережной, вдоль всей тюремной стены стояли с оружием в руках тысячи солдат и раздавали оружие рабочим Выборгской стороны. Десятки грузовиков с ружьями и патронами вмиг разгружались. Я второпях схватил первое попавшееся ружье и вместе со всей толпой отправился к зданию Государственной думы» 38.

Заключенные, находившиеся в каторжной пересыльной тюрьме (за Невской заставой), вышли на волю на другой день. Узнав о событиях в городе, каторжане подняли бунт. 2 тыс. заключенных, размещенных в 52 камерах, начали разбивать окна, ломать двери ненавистной тюрьмы; надзиратели разбежались, побросав ключи. Возглавляемые большевиками-рабочими и матросами—К. Орловым, В. Наумовым, Петерсоном, И. Сладковым, Т. Ульянцевым и другими, каторжане вырвались во двор, взломали ворота и вышли на улицу. Здесь состоялся митинг. Затем часть каторжан направилась к казармам недалеко стоявшего казачьего полка, вскрыла цейхгауз, вооружилась и повела за собой казаков. К. Орлов вспоминал: «Мы двинулись к городу. Лязг кандальных цепей и наручников смешивался с гулом и ревом толпы... В кузнице казачьего полка мы стали расковывать ДРУГ Друга... Вооружившись до зубов, мы выгнали весь полк казаков во двор, оставив в казармах наших дежурных, снова устроили митинг и после этого повели казаков в город к Таврическому дворцу» 39.

27 февраля явилось решающим днем второй русской революции. В этот день соотношение сил коренным образом изменилось в пользу народа. Царизм лишался одной опоры за другой. Днем 27 февраля вынуждена была окончательно капитулировать царская полиция. Опираясь на поддержку переходивших на сторону революции войск, народ беспощадно расправлялся с ненавистными городовыми. Многие полицейские посты были уничтожены населением. Тогда полицейские власти распорядились снять оставшиеся посты, а городовых сосредоточить в участках. Однако и это распоряжение запоздало: начался разгром полицейских участков. Пристав 3-го участка Петроградской части запрашивал начальство — что делать? Ему ответили: «Поступайте по обстоятельствам». Пристав приказал городовым переодеться в штатское платье и расходиться на все четыре стороны. Полиция как организованная вооруженная охрана царского режима перестала существовать, хотя яростное сопротивление городовых-одиночек продолжалось еще несколько дней.

____

38    В. Шмидт. В «Крестах». — «Правда», 12 марта 1927 г.

39    «Красная новь», 1931, № 3, стр. 85.

 

В день 27 февраля начался переход на сторону восставшего народа солдатской массы. В первые дни революции войска колебались, часть солдат участвовала в подавления революционного движения, часть вела себя пассивно или придерживалась дружественного нейтралитета. Революционный пролетариат развернул борьбу за войско и 27 февраля одержал в этой борьбе решающую победу. Число солдат, открыто перешедших на сторону народа, было еще сравнительно невелико. Вот цифры, свидетельствующие об этом:

26 февраля    27 февраля    27 февраля    27 февраля

вечером    утром    днем    вечером

600 человек \ 0 200 человек 25 700 человек 66 700 человек 40

Но не присоединившийся к народу гарнизон столицы уже не представлял надежной опоры самодержавия. Революционное брожение проникло во все воинские части Петрограда. В первые дни полиция и часть войска боролись против безоружного народа. Теперь, захватив арсенал, склады и цейхгаузы воинских частей, народ вооружился. На улицах города появилось много штатских с винтовками за плечами, с шашками и револьверами за поясом. Вместе с солдатами они останавливали офицеров, отбирали у них оружие и вооружали народ. Отныне восстание против царизма приобрело вооруженный характер. И хотя силы революции не были достаточно организованы и почти не имели еще командного состава, а силы царизма еще скреплялись привычной военной организацией и имели опытный командный состав, преимущество было на стороне первых. Над царскими генералами и офицерами нависла угроза остаться без солдат;

Из Петрограда в ставку Верховного главнокомандования продолжали поступать успокоительные сообщения. В 1 час 15 мин. дня 27 февраля Беляев телеграфировал: «Начавшиеся с утра в некоторых воинских частях волнения твердо и энергично подавляются оставшимися верными своему долгу ротами и батальонами. Сейчас не удалось еще подавить бунт, но твердо уверен в скором наступлении спокойствия, для достижения коего принимаются беспощадные меры. Власти сохраняют полное спокойствие» 41. На самом деле в штабе защитников царизма царили растерянность и дезорганизация. Высшие чины армии и полиции, собравшиеся в градоначальстве, не знали, что предпринять, на что решиться. Все время поступали телефонные сообщения, что восстают все новые и новые части, и мысль о бесполезности сопротивления все больше охватывала самых ревностных защитников старого порядка.

____

40    «Большевизация Петроградского гарнизона в 1917 г.». Сб. документов. Л., 1932, стр. VI. (Данные приведены составителями сборника на основании материалов Военной комиссии Временного комитета Государственной думы.)

41    «Красный архив», 1927, № 2 (21), стр. 8.

 

Отдавались какие-то приказы и распоряжения, но кому и зачем отдавались они — мало кто понимал. Полицмейстера Галле вызвали в штаб округа, чтобы он познакомил высших начальствующих лиц с планом города. Галле рассказывал, что, когда он явился в градоначальство, он застал там сумбур, никто и не спросил его о плане. Хабалов, несколько полковников — командиров запасных батальонов — беспомощно метались по комнатам; из угла в угол ходил начальник штаба Тележников. Такую же картину застал в помещении градоначальства полковник Кутепов. «Все они (высшие военные чины. — Э. Б.) были сильно растеряны и расстроены. Я заметил, что у генерала Хабалова во время разговора дрожала нижняя челюсть» 42.

Впоследствии многие монархисты винили в падении царизма военные власти Петрограда, проявившие, по их мнению, в дни революции бездеятельность и нерешительность. Они сокрушались по поводу того, что Хабалов не обладал энергией и волей, что эта была слабохарактерная и бесцветная фигура. Генерал Шейфон писал, что в штабе округа ежедневно устраивались длительные совещания высших административных лиц. «Маловольные, растерявшиеся „правители столицы" теряли драгоценное время и, не решивши ничего на утреннем совещании, назначали вечернее. На каждом таком совещании все понимали, что необходимо применять силу против бунтующей улицы. Ее и применяли, но в столь слабой мере, что улица неизменно одолевала» 43.

Но улица одолевала вовсе не потому, что силу применяли в «слабой мере», не потому, что Хабалов был растерян и нерешителен. Неверно, будто царские власти бездействовали: они делали судорожные усилия, чтобы спасти гибнущий режим. Но никакой самый бравый и решительный командующий не мог спасти насквозь прогнившее самодержавие.

Узнав о восстании в запасном батальоне Волынского полка. Хабалов приказал командиру принять все меры, чтобы ликвидировать восстание, вернуть солдат в казармы и обезоружить их. Командир батальона, конечно, не мог сделать этого. Хабалов приказал запасному броневому автомобильному дивизиону направить свои бронемашины на борьбу с восставшими. Но оказалось, что экипаж дивизиона не надежен, а бронемашины, по словам командира дивизиона, не могут эффективно действовать против толпы: на фронте они борются против врага впереди себя, здесь же не обеспечена их безопасность с тыла. Тогда Хабалов приказал привести бронемашины в негодность и пригрозил коменданту дивизиона, что тот поплатится головой, если хоть одна машина окажется в руках мятежников. Случилось именно то, чего опасался Хабалов, — все бронемашины перешли в руки восставших. Писатель В. Шкловский, служивший в бронедивизионе, рассказывает,

____

42    «Генерал Кутепов». Сборник статей. Париж, 1934, стр. 161.

43    ЦГАОР СССР, ф. 6375, on. 1, д. 2, лл. 11-12.

 

что по приказу начальства с броневых машин были сняты части и размонтированные машины были переправлены в Михайловский гараж. Но в решающий момент революции броневики были приведены в боевую готовность и двинулись на Невский, чтобы поддержать восставших". На серой стали одного из них были выведены буквы «РСДРП» и развевался красный флажок.

Броневики приняли участие в сражениях на стороне революции. С помощью броневиков была произведена атака на телефонную станцию. Один броневик действовал со стороны Морской улицы, другой — со стороны Кирпичного переулка. Засада полицейских, стрелявших из пулемета, была смята. Одетые в солдатские шинели городовые сложили оружие: путь к телефонной станции был открыт. Рабочие и студенты подбежали к подъезду, быстро поднялись наверх, отдали приказ телефонисткам выключить все правительственные провода, обыскали здание, расставили часовых. Телефонная связь отныне стала служить делу революции. К революции присоединилась военно-автомобильная школа, в которой служил В. Маяковский. Вместе со всей школой поэт пошел к Государственной думе, а затем, в течение нескольких дней, возглавлял школу.

С утра 27 февраля, когда пламя революции охватило столицу, в штаб округа со всех сторон стали поступать просьбы о присылке подкреплений. Но штаб не в силах был их удовлетворить. Большинство командиров частей отвечало, что прислать в распоряжение штаба никого не могут. Царские власти особенно встревожились, когда в 11 час. утра 27 февраля были получены сведения, что по Кирочной улице и Литейному проспекту движутся восставшие войска. Срочно был сформирован ударный карательный отряд, во главе которого поставили находившегося в отпуске в Петрограде полковника Преображенского полка А. Кутепова. Генерал Шейфон негодовал, что Хабалов призвал решительного Кутепова слишком поздно, когда все сроки были упущены, и «маразм власти фактически уже передал город бушующей толпе». Но положение не могло измениться и в том случае, если бы это было сделано раньше.

Отряд Кутепова должен был действовать в двух направлениях— идти по Литейному и Суворовскому проспектам и взять таким образом восставших в клещи. Ему предстояло оцепить огромный район от Литейного моста до Николаевского вокзала. Кутепов заявил, что он не остановится перед расстрелом восставших, но что для оцепления данного района надо иметь не менее бригады. Хабалов раздраженно ответил: «Дадим, что есть под руками». Он включил в отряд Кутепова две роты преображенцев, одну роту запасного батальона Кексгольмского полка, пулеметную роту, прибывшую из Ораниенбаума, и эскадрон 9-го запасного кавалерийского полка.

____

44 В. Шкловский. Жили-были. — «Знамя», 1961, № 8, стр. 195.

 

Хабалов обещал Кутепову прислать еще дополнительно егерей и все, что будет возможно. Но никакой карательный отряд не мог спасти царизм, даже если бы в него была включена целая бригада. В обороне царских войск обнаруживались все новые и новые прорывы. Едва Кутепов приступил к выполнению полученного задания и вышел на угол Литейного и Невского проспектов, как ему было приказано вернуться обратно, ибо восставшие шли к Зимнему дворцу. Кутепов приступил к выполнению нового задания и собирался выйти к Марсову полю, но опасная обстановка обнаружилась в районе 1-й артиллерийской бригады и ему пришлось остаться здесь, чтобы укрепить положение в этом районе.

Карательный отряд Кутепова развернул «боевые действия». Он расстреливал толпы народа на Литейном проспекте, на Сергеевской улице, в районе Орудийного завода и других местах, открывал огонь по автомобилям (грузовикам), наполненным рабочими, убивал одиночек. Несколько часов бесчинствовали царские каратели, чтобы «навести порядок» в районе Литейного проспекта. Но тщетно! Весь этот район был запружен рабочими. Началось брожение в самом отряде Кутепова, все большее число солдат переходило на сторону народа. Кутепов пытался связаться с Хабаловым по телефону, но из штаба никто не отвечал, связь отсутствовала. К вечеру от отряда Кутепова уже почти ничего не осталось. «Когда я вышел на улицу, — рассказывал Кутепов, — было уже темно и весь Литейный проспект был заполнен толпой, которая хлынула со всех переулков... Большая часть моего отряда смешалась с толпой, и я понял, что мой отряд больше сопротивляться не может. Я вошел в дом, приказав закрыть двери» 45.

Так же кончились другие попытки царских властей разгромить революционные силы. К середине дня 27 февраля положение царизма стало критическим. К этому времени в руках восставших были Выборгская сторона, часть Петроградской стороны и район Литейного проспекта. В такой обстановке штаб округа решил стянуть свои силы в один кулак, и, сколотив из них боеспособные отряды, направить на подавление главных очагов восстания. Штабу удалось собрать перед Зимним дворцом несколько частей, еще сохранивших верность царизму. Сюда явилась одна рота запасного батальона Преображенского полка, роты запасных батальонов Егерского и Петроградского полков, часть павловцев и моряки гвардейского полуэкипажа. На Дворцовой площади играл оркестр, раздавались крики «ура», но никто не трогался с места. Обнаружилось, что некоторые части явились без патронов. Склад огнестрельного оружия, находившийся на Выборгской стороне, был захвачен восставшими; патроны из других частей при их пересылке почти неизбежно попали бы в руки восставших.

___

45 «Генерал Кутепов», стр. 169.

 

А главное, солдат, выстроившихся на площади, все более охватывало революционное брожение и направлять их на борьбу с восставшими было рискованно.

Среди части офицеров возникла тогда мысль о необходимости вступить в переговоры с Государственной думой, чтобы найти мирный выход из создавшегося положения. С таким предложением явился к Хабалову капитан Преображенского полка Скри-пицын. Командующий округом отверг предложение о переговорах с думцами, предложив действовать против взбунтовавшихся солдат силой оружия. Но как и где действовать — это по-прежнему было неясно. Солдаты топтались на Дворцовой площади, ежась от холода. Хабалов докладывал о создавшемся положении в Совете министров, но никакого реального плана борьбы против революции предложить не мог. Премьер-министр Голицын заявлял впоследствии, что Хабалов произвел на него «впечатление тяжелодума, очень неэнергичного, мало даже сведущего. А тут он совершенно растерялся, и его доклад был такой, что даже нельзя было вынести впечатления, в каком положении находится дело, чего можно ожидать, какие меры он предполагает предпринять» 46. Беляев тоже отмечал, что «Хабалов произвел тяжелое впечатление на членов Совета министров — руки дрожат, равновесие, необходимое для управления в такую серьезную минуту, он по-видимому утратил» 47. Но такую же характеристику давали и самому Беляеву, Балку и другим царским генералам, находившимся тогда в Петрограде. И неудивительно. Всем им было отчего растеряться: Петроградский гарнизон выходил из повиновения царских властей.

Когда обнаружилось бессилие Хабалова, Совет министров возложил руководство подавлением восстания на Беляева. Но до повеления царя Беляев оставил Хабалова на его посту, присутствуя в штабе Хабалова, как он сам отмечал, лишь «на случай необходимости поддержать его энергию и бодрость духа или помочь ему советом» 48. В тот же день, 27 февраля, Беляев предложил принять командование войсками округа начальнику Генерального штаба полковнику Занкевичу. После этого вообще стало неясным, кто же кому подчинен, кто кем командует. Распоряжались и Занкевич, и Беляев, и Хабалов (последний считал, что военный министр не имеет права вмешиваться в дела округа, непосредственно подчиненного Верховному главнокомандованию). Занкевич облачился в мундир Павловского полка, которым он когда-то командовал, и явился на Дворцовую площадь выяснить, как можно использовать для подавления революции стоявший здесь отряд, о котором говорилось выше. Вывод Занкевича был

____

48 «Падение царского режима», т. II, стр. 266.

47    Там же, стр. 239.

48    ЦГАОР СССР, ф. ЧСК, д. 480, л. 231.

 

неутешительным — на солдат, стоявших, на площади, нельзя было рассчитывать. С наступлением темноты пассивно выжидавшие войска стали постепенно расходиться по своим казармам. Дворцовая площадь опустела. Лагерь защитников самодержавия лишился еще одного отряда.

Генерал Балк впоследствии критиковал действия царских властей в дни революции. Он писал, что Беляев и Хабалов не оказались на высоте положения и не приняли решительных мер к подавлению восстания, что восстание запасного батальона Волынского полка было для них полной неожиданностью 49. Вечером 27 февраля бывший командир гвардейского корпуса генерал Безобразов посоветовал Хабалову направить отряд войск в Таврический дворец, чтобы уничтожить образовавшееся там «главное ядро бунтовщиков». Но Хабалов не сделал этого. Балк упрекает Хабалова и в том, что он не использовал для борьбы с революцией военные училища. Однако вечером 27 февраля Хабалов и на них не мог опереться: брожение охватило личный состав пехотных, артиллерийских, инженерного и других военных училищ.

Военные власти столицы не имели внутри Петрограда сил для подавления революции. Им оставалось рассчитывать только на помощь с фронта. В ожидании этой помощи царские власти решили перейти к обороне. Сняв охрану отдельных районов города, они временно примирились с потерей большей части Петрограда. Верные царизму войска заняли определенный район обороны—от набережной Невы и Мариинского дворца до Зимней Канавки. Опорным пунктом своей обороны царские власти избрали Адмиралтейство. Почему именно Адмиралтейство? От этого здания расходились радиусом улицы к трем вокзалам столицы — Николаевскому, Царскосельскому и Варшавскому, откуда ждали прибытия фронтовых частей; продвижение этих частей в город могло быть поддержано артиллерией и пулеметным огнем из Адмиралтейства. Примерно в 7 часов вечера туда перебрался штаб округа со всем своим начальством. По вызову штаба округа в Адмиралтейство прибыли запасный батальон Измайловского полка, эскадрон 9-го запасного кавалерийского полка и две батареи гвардейского артиллерийского дивизиона. В общей сложности здесь собралось пять стрелковых рот, численностью до 600 человек, 12 орудий и 40 пулеметов. Командование решило не организовывать наружную оборону Адмиралтейства, а обосноваться внутри здания; закрыли все ходы и выходы, заложили бревнами и дровами все ворота, расставили охрану. Здание Адмиралтейства было превращено в военный остров среди бушующего революционного моря. Войскам, засевшим в Адмиралтействе, была поставлена задача продержаться до вечера следующего

____

49 «Новое время», 1 августа 1923 г.

 

дня (т. е. 28 февраля). Помощник командира измайловского ба* тальона Б. Фомин рассказывал, что военные власти столицы уверяли измайловцев, что к этому времени в Петроград прибудут войска с фронта, которые «в самый короткий срок наведут в столице порядок и будут расстреливать не только взбунтовавшиеся запасные батальоны, но и просто толпы демонстрантов»50.

Несмотря на такие заверения начальствующих лиц, участников отряда в Адмиралтействе охватывало чувство обреченности. Ни крепкие стены здания, ни чугунные ворота, ни баррикады из бревен и дров не могли воспрепятствовать сохранению этого отряда. Офицеры не ручались за своих подчиненных. В Адмиралтействе не было хлеба, чтобы накормить голодных солдат. Пассивное выжидание и пустой желудок не способствовали укреплению их морального духа. Войска, оставшиеся верными самодержавию, были призваны защищать царское правительство до подхода частей с фронта. Но существовало ли это правительство? Оно еще заседало, собираясь то на квартире Голицына, то в Мариинском дворце. В 2 часа дня 27 февраля Беляев доложил министрам о волнениях, начавшихся среди солдат. Министры обрушились на Протопопова за то, что он своими успокоительными заявлениями ввел в заблуждение правительство. Протопопов оправдался тем, что волнения вспыхнули стихийно и не могли быть предусмотрены. Грозная опасность, нависшая над самодержавным строем, основательно испугала царских министров. Всегда апатичный, пассивный Совет министров вдруг стал проявлять некоторые признаки жизни, но было уже поздно.

Совет министров объявил Петроград на военном положении; власть в городе переходила в руки военного командования. Некоторые царские генералы утверждали, что они возражали против этого акта на том основании, что объявлять военное положение может только сам царь. Беляев ответил им: «Считайте, что высочайшее повеление о введении военного положения последовало». Но какое значение могла иметь эта мера, когда реальная власть в столице все больше сосредоточивалась в руках революционного народа.

Накануне гибели самодержавия царское правительство решило расширить власть председателя Совета министров. До того он имел ограниченное влияние на деятельность отдельных министров. На заседании 27 февраля Совет министров предоставил председателю Совета министров право распоряжаться правительственными делами по всем отраслям управления. Но распоряжаться по сути дела было уже нечем; 27 февраля царскому правительству мало кто подчинялся. Наконец Совет министров пожертвовал одним из своих членов. Он решил удалить с поста министра внутренних дел А. Протопопова, действия которого выбывали особенно большую ненависть народа.

____

50 ЦГАОР СССР, ф. 6515, on. 1, д. 1, л. 34.

 

По царским законам смещать министров мог только сам царь. Министры нашли выход, предложив Протопопову сказаться больным и уйти в отставку по болезни. И он ушел, получив за это благодарность от князя Голицына. Но какое значение имела отставка Протопопова 27 февраля, когда народ фактически уволил в отставку все царское правительство с его председателем Голицыным во главе?

Царское правительство уже не имело ни сил, ни средств осуществлять свои собственные решения. Оно даже не могло доводить их до сведения населения. Когда Беляев предложил постановление правительства о введении военного положения отпечатать в типографии Градоначальства, оказалось, что сделать это невозможно, потому что типография захвачена народом и распоряжения царских властей не имели для нее силы. Когда решения Совета министров были, наконец, напечатаны в типографии Морского министерства, обнаружилось, что нечем их расклеить. «Я доложил, — рассказывает Балк, — что не имею возможности, так как не имею ни клея, ни кистей, но ген. Хабалов приказал как-нибудь повесить и прикрепить в районе Адмиралтейства. Из тона ген. Хабалова я мог заключить, что он этому объявлению значения не придавал» 51.

Приняв никчемные и тут же устаревшие постановления, правительство как бы исчерпало себя. Вечером 27 февраля состоялось последнее заседание последнего царского правительства России. Голицын вспоминает: «Мы сидели в Мариинском дворце с 7 час. до И с половиной час. вечера... Никаких суждений тут не было. Мы ходили растерянные. Мы видели, что дело принимает скверный оборот и ожидали своего ареста» 52. Стало известно, что народ движется к Мариинскому дворцу, намереваясь арестовать царских министров. Страх перед народным возмездием охватил царских сановников. Поднялась невероятная суматоха и паника. Во дворце потушили свет, и, по словам одного из членов правительства, когда снова зажгли огонь, он, к своему удивлению, оказался под столом 53. Еще недавно всесильные министры теперь с черного хода тайком выбирались из дворца. Два министра спрятались в темную комнату, предназначенную для курьеров, чтобы избежать встречи с народом и дождаться удобного момента для ухода из дворца. Царская власть в столице перестала существовать.

Сообщения, поступавшие из Петрограда в Ставку Верховного главнокомандования 27 февраля, решительно отличались от сообщений предыдущих дней; час от часу росла тревога. Командование округом настоятельно просило Ставку немедленно прислать помощь с фронта.

____

51    ЦГАОР СССР, ф. ЧСК, д. 480, л. И.

52    «Падение царского режима», т. II, стр. 267.

53    М. Родзянко. Государственная дума и Февральская 1917 г. революция. Ростов-на-Дону, 1919, стр. 41.

 

В 12 час. дня Хабалов телеграфировал царю: «Принимаю все меры, которые мне доступны, для подавления бунта. Полагаю необходимым прислать немедленно надежные части с фронта» 54. В вечерних телеграммах петроградских властей от успокоительного тона прежних сообщений не осталось и следа. Теперь уже и Беляев взывал о помощи с фронта. В телеграмме Алексееву, посланной 27 февраля в 7 час. вечера, он писал: «Положение в Петрограде становится весьма серьезным. Военный мятеж немногими оставшимися верными долгу частями погасить пока не удается; напротив того, многие части постепенно присоединяются к мятежникам. Начались пожары, бороться с которыми нет средств. Необходимо спешное прибытие действительно надежных частей, притом в достаточном количестве, для одновременных действий в различных частях города» 55.

Через час — в 8 час. вечера 27 февраля Хабалов сообщил Алексееву и царю о крахе всех попыток подавить восстание в Петрограде и о переходе большей части Петрограда в руки восставших. «Прошу доложить его императорскому величеству, — писал Хабалов, — что исполнить повеление о восстановлении порядка в столице не мог. Большинство частей одни за другими изменили своему долгу, отказываясь сражаться против мятежников. Другие части побратались с мятежниками и обратили свое оружие против верных его величеству войск. Оставшиеся верными долгу весь день боролись против мятежников, понеся большие потери. К вечеру мятежники овладели большей частью столицы. Верными присяге остаются небольшие части разных полков, стянутые у Зимнего дворца, под начальством генерал-майора Занкевича, с коими буду продолжать борьбу» 56. Еще позднее (О час. 35 мин. 28 февраля) из Петрограда была направлена телеграмма по линии морского ведомства. Граф Капнист докладывал Начальнику морского штаба Верховного главнокомандующего, какие части города заняты мятежниками. Он сообщал об образовании Временного комитета Государственной думы для водворения порядка, но при этом замечал: «Сомнительно, однако, чтобы бушующую толпу можно было успокоить. Войска переходят легко на сторону мятежников. На улицах офицеров обезоруживают. Автомобили толпа отбирает... Командование принял Беляев, но, судя по тому, что происходит, едва ли он справится» 57.

Теперь уже ни один царский генерал не мог справиться с положением и спасти самодержавие. Рабочие Петрограда начали восстание с голыми руками и, присоединив к нему солдат, добились свержения самодержавия. «Петербургские рабочие, — писал В. И. Ленин, — победили царскую монархию. В геройской

____

54    «Красный архив», 1927, № 2 (21), стр. 8.

55    Там же, стр. 9.

56 Там же, стр. 15—16.

57 Там же, стр. 14—15,

 

борьбе против полиции и царских войск, начав безоружными восстание против пулеметов, рабочие привлекли на свою сторону большую часть солдат петербургского гарнизона» 58.

В результате присоединения солдат к народу состав революционной армии количественно и качественно изменился. Рамки движения неизмеримо расширились, борьба приобрела невиданный размах — это и обеспечило победу революции. Но развитие движения вширь не могло не отразиться на уровне сознательности и организованности его участников. Против царизма поднялась огромная солдатская масса, в основном мелкобуржуазная, неустойчивая и колеблющаяся. Это наложило отпечаток на ход последующих событий. Государственная дума, стоявшая в первые дни революции в стороне от движения, неожиданно для себя выдвинулась на первый план. Предложение идти к Государственной думе, выдвинутое меньшевиками-оборонцами накануне революции, не встретило поддержки рабочих. К Таврическому дворцу не шли рабочие и в первые дни революции: петроградский пролетариат не возлагал надежд на Думу. Борьба сосредоточивалась тогда на улицах и площадях столицы. Теперь положение изменилось — началась тяга к Таврическому дворцу. Некоторые авторы объясняют это тем, что казармы воинских частей, которые первые поднялись на борьбу с царизмом (Волынского, Литовского, Преображенского и других полков), были расположены вблизи Таврического дворца — на Кирочной, Таврической, Захарьевской и Шпалерной улицах. Понятно, что эта масса направилась прежде всего в ближайший известный центр. Но этот топографический фактор имел второстепенное значение.

Тягу к Государственной думе породил новый этап движения, начавшийся 27 февраля. Новые социальные слои, впервые вступившие в революционную борьбу, видели в Государственной думе подобие народного представительства, а в думских лидерах — борцов против царского режима. Они рассматривали Думу как центр, с помощью которого можно наиболее безболезненным путем порвать с прошлым. Солдаты, нарушившие присягу царю и присоединившиеся к народу, хотели получить одобрение своим действиям у этого «законного учреждения». Офицеры, присоединившиеся к солдатам, масса городского люда, поддержавшая восстание, стремились санкционировать свои выступления авторитетом Думы. Вот почему клич: «В Таврический дворец! К Государственной думе!» — встретил широкую поддержку в народных массах.

Движению к Государственной думе способствовало и то обстоятельство, что днем 27 февраля по городу распространились слухи о том, что царь распустил Государственную думу, но

____

58 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 31, стр. 67.

 

Дума не подчинилась царскому указу и взяла на себя организацию новой власти. В «Известиях Комитета петроградских журналистов» было черным по белому напечатано: «Совет старейших в экстренном заседании, ознакомившись с указом о роспуске, постановил: Государственной думе не расходиться, всем депутатам оставаться на своих местах». В тех же «Известиях» сообщалось, что М. Родзянко заявил делегации восставших солдат, явившейся в Таврический дворец, что Государственная дума примет живейшее участие в упразднении старой власти и замене ее новой. В то время, как буржуазия имела возможность использовать для захвата власти этот орган, у рабочих не было готового легального центра. Создать его в ходе ожесточенной уличной борьбы было трудной задачей; увлеченные непосредственными схватками с царизмом большевики не придавали должного значения ее решению. «Русское бюро ЦК,— говорится в „Истории Коммунистической партии Советского Союза", — уделяя все внимание вооруженному восстанию, недооценило вопрос о власти» 59.

Правильно понимая значение «действий снизу», имевших решающее значение для свержения царизма, большевики недостаточно сочетали их с «действиями сверху». Попытка большевиков Выборгской стороны создать революционный центр в здании Финляндского вокзала (об этой попытке мы еще будем говорить) не увенчалась успехом. Многие рабочие-большевики вместе с восставшей массой пришли 27 февраля в Таврический дворец. Рабочий С. Скалов впоследствии объяснил это необходимостью лишить самостоятельности Государственную думу. «Я считал, что правильно поступил, когда не согласился идти на Финляндский, чтобы там группировать свои силы отдельно (а такие предложения были). Когда мы шли к Таврическому дворцу, на углу Шпалерной и Литейного проспекта мы увидели записочку, не помню, от какой организации она исходила, приглашавшую всех рабочих собраться на Финляндском вокзале. Такой самоизоляцией мы сразу противопоставили бы свои очень слабые организационные силы силам Государственной думы и тем самым развязали бы ей руки, давая ей полную свободу действий и самостоятельность на политическое руководство, которое могло быть чревато последствиями». С. Скалов утверждает: «Идти против Думы 27 февраля 1917 года нам было нельзя, да и не с чем: мы были слишком организационно слабы, — руководящие товарищи наши были в тюрьмах, ссылке, в эмиграции.

____

59 «История Коммунистической партии Советского Союза», т. II. М., 1966, стр. 677. Авторы тома приводят в связи с этим характерное высказывание А. Шляпникова. «Бее наши помыслы были прикованы к уличной, грандиозно развертывавшейся борьбе. ... Вопросы боевой практики отодвинули на задний план все задачи по оформлению движения, созданию «всеми признаваемого» центра по руководству борьбой и на случай победы» (А. Шляпников. Семнадцатый год, кн. 1, стр. 97).

 

Поэтому надо было идти в Думу, втянуть ее в революционный оборот... Нужно было создать революционный хаос, терроризовать всякую инициативу Думы, направленную против революционных действий, а это можно было сделать, только находясь внутри самой Думы, заполнить, так сказать, все ее поры революционным бытием» 60.

С доводами С. Скалова едва ли можно согласиться. Пролетариат действительно должен был лишить Государственную думу самостоятельной роли, парализовать ее неустойчивость, сорвать ее попытки сговора с царизмом. Но сделать это можно было самостоятельными революционными действиями народа и созданием в противовес Думе другого подлинно революционного центра. Втянуть же Думу в революционный водоворот, заполнить ее поры революционным бытием было невозможно. Сделать буржуазно-помещичью Думу оплотом революции стремились мелкобуржуазные лидеры. Утверждая, что единственным преемником свергаемого царизма может быть буржуазная власть, они считали, что такая власть должна быть создана Государственной думой. Имена некоторых из этих лидеров, особенно А. Ф. Керенского и Н. Чхендзе, были известны в широких слоях населения; их речи с трибуны Думы, направленные против царского правительства, имели широкое распространение. Используя свою популярность в массах, мелкобуржуазные деятели выступили в качестве посредников между буржуазией и народом. Они оказывали давление на буржуазию, чтобы заставить ее взять власть, и оказывали влияние на народ, чтобы подчинить его буржуазной власти.

Лидеры эсеров н меньшевиков призывали рабочих и солдат идти к Государственной думе, чтобы вывести ее депутатов из состояния нерешительности и толкнуть их на разрыв со старой властью. Приход рабочих и солдат к Таврическому дворцу действительно оказал влияние на поведение руководителей Государственной думы. «Когда войска появились в Думе, — рассказывал А. Керенский, — сомнения кончились... создалось уже сознание неизбежности решительно выступить: или искать опоры против ворвавшейся стихии или смириться с ней» 61. Характерно, что и лидеры Рабочей группы, освобожденные из тюрьмы, направились в Государственную думу. В. Залежский рассказывает о встрече с ними на улице 27 февраля. «„Куда же вы?“ — с изумлением спрашивали мы их, видя, что они идут на

____

60 С. Скалов. 27 февраля 1917 г. в Петербурге. — «Красная новь». 1931, кн. 3, стр. 118.

61 Личный фонд М. Полиевктова. Материалы Комиссия опросов. Беседа с А. Керенским.

 

Литейный, — „В Государственную думу". — „Ну, а мы в рабочие кварталы", — бросаем мы им, расходясь» 61а.

Устремившись в рабочие кварталы, руководители большевиков не придали значения действиям мелкобуржуазных лидеров. До революции они посылали своих представителей на информационные совещания с ними. Теперь же эта связь нарушилась. А. Шляпников писал: «Путешествие на кв. Н. Д. Соколова, свидание с Чхеидзе, Керенским и другими интеллигентами уже не имело существенного интереса... Техника уличной борьбы и демонстраций под красными знаменами революции не требовала кабинетных соглашений между различными политическими группировками того времени. Мы сознательно не выставляли лозунгов по созданию какого-либо непартийного органа для руководства полустихийным движением, выдвигая для этой цели наши испытанные в борьбе, дисциплинированные и централизованные партийные коллективы» 62. Между тем нельзя было не учитывать, что мелкобуржуазные лидеры пользовались влиянием в массах; нужно было знать их планы и намерения, чтобы оторвать от них массы и парализовать их действия, направленные на заключение соглашения с думскими лидерами в целях создания буржуазной власти.

Первая колонна солдат и рабочих появилась у Таврического дворца 27 февраля около часа дня. Она остановилась у входа в сад и у подъезда и послала своих представителей в Думу, чтобы выяснить ее намерения. С речами к собравшимся обратились Керенский, Чхеидзе и Скобелев. Идя к толпе, Керенский спросил у Милюкова: «О какой программе говорить народу?» — «Программа ясна. Программа нашего блока», — ответил Милюков. Керенский махнул рукой: «Какая уж тут программа блока? Неужели на этом можно остановиться теперь?». На этом действительно нельзя было остановиться, хотя 27 февраля революция еще не достигла своей высшей точки.

Главный вопрос, который волновал в то время народные массы, был вопрос о власти. Из толпы спрашивали: «Где новая власть? Где новое правительство?». М. Скобелев отвечал: «Сейчас происходит заседание Государственной думы, члены Государственной думы еще колеблются, не решаются взять власть в свои руки. Мы на них оказываем давление». Указывая, что образовать новое правительство дело трудное, Скобелев призывал собравшихся к спокойствию и порядку. «Это может затянуться день-другой. Имейте терпение, раньше всего надо установить революционный порядок» 63. К этому же призывал

____

61а В. 3алежский. Из воспоминаний подпольщика. Харьков, 1931, стр. 159.

62    А. Шляпников. Указ, соч., стр. 104.

63    М. Рафес. Мои воспоминания. — «Былое», 1922, № 19, стр. 186.

 

Чхеидзе: «Соблюдайте порядок, — говорил он. — Организуйтесь. Нужна организация». В ответ раздались крики: «Дайте руководителей, нужны руководители!».

Массы солдат, пришедшие 27 февраля к Таврическому дворцу, не составляли организованной военной силы. Это были беспорядочные солдатские группы, смешанные с гражданским населением. Задача состояла в том, чтобы организовать и направить их действия, сплотить силы восставших рабочих и солдат, рассеянные по всему городу, обеспечить оборону и дальнейшее наступление побеждавшей, но еще не окончательно победившей революции. Это мог сделать военно-технический центр восстания; но такого центра не было. В этих условиях решающее значение имела инициатива самих участников революции. Бывший студент Петроградского университета, математик и философ, одиночка, не связанный с какой-либо партией, солдат Федор Линде поднялся на ограду Таврического дворца и громким голосом скомандовал: «Солдаты, в строй, вольные, отходи в сторону». И солдаты повиновались. «Решено было составить из них вооруженный отряд, который выстроился во дворе за решеткой перед Таврическим дворцом. Это все были люди, прошедшие военную службу. Тут же выделили из своей среды отдельных начальников из бывших взводных унтер-офицеров и вообще более опытных лиц. Когда солдаты и вольная дружина организовались в отряды, число солдат оказалось довольно велико. Решено было двинуть их в город, в такие места, где можно было ждать вооруженного столкновения» 64. Отряды вооруженных рабочих и солдат направлялись для захвата опорных пунктов противника и охраны важных объектов. Это делалось не сверху, не по инициативе левого крыла Думы, а снизу, по почину самих масс или отдельных лиц, действовавших независимо друг от друга. Революционные силы осуществляли свои мероприятия явочным порядком.

С вечера 27 февраля движение к Таврическому дворцу приобрело массовый характер. Царский сановник Г. Рейн выражал сожаление, что одновременно с роспуском 4-й Думы не был отдан приказ о закрытии входов в Таврический дворец, как это было сделано Столыпиным при роспуске 1-й и 2-й Дум, чтобы предупредить возможность превращения Таврического дворца в «место народного скопища». Член Думы А. А. Ознобишин указывал, что, если бы ворота Таврического дворца были закрыты и дворец охраняли бы «бравые конные городовые», «бунтовщики» были бы арестованы и события приняли бы другой оборот. Но ни запертые ворота, ни «бравые городовые» не могли остановить народного движения. Когда стало известно, что солдаты и рабочие идут к Государственной думе, Родзянко

____

64 М. Рафес. Указ, соч., стр. 187.

 

вынужден был отдать распоряжение начальнику охраны дворца не оказывать сопротивления и не пускать в ход оружия.

Народ снял прежнюю охрану дворца и поставил вместо нее новую. Из солдат-преображенцев, перешедших на сторону народа, организовался первый революционный караул. Он занял все входы и выходы дворца, телеграф и т. п. и ко всем телефонам общего пользования поставил часовых. Таврический дворец превращался в главный опорный пункт революционных событий. Мощная лавина рабочих и солдат уже не останавливалась у ограды или у подъезда дворца, как это было первое время, а устремлялась внутрь здания, в его многочисленные залы и комнаты. За первой людской волной последовала вторая, третья...

В Таврический дворец пришли теперь посетители, каких никогда не было в его стенах, пришли подлинные хозяева столицы и всей страны. С. Мстиславский вспоминает: «Помнится, в каком отчаянии были швейцары и уборщики, когда по коридорам и залам затопали толпы вооруженных рабочих и крестьян: ,.натопчут, в неделю не отмыть“. На этой „швейцарской" точке зрения стояла и комендатура дворца, жалобно упрашивавшая об „упорядочении допуска" в помещение Государственной думы». На право входа во дворец стали выдавать пропуска. Но, «как и следовало ожидать, на одного входящего с пропуском прорывалось триста —без пропусков» 65. П. Милюков отмечает, что к вечеру 27 февраля думцы почувствовали, что они не одни во дворце, что они вообще уже не хозяева его. К этому времени в Таврическом дворце был уже создан центр, вокруг которого объединялись все революционные силы.

Что представлял собой этот центр?

 

РОЖДЕНИЕ СОВЕТА

Чем дальше развертывалась вторая русская революция, тем настоятельнее выдвигался вопрос о создании органа, способного довести до конца общенародное восстание и осуществить революционную власть. Первая русская революция показала, что таким органом является Совет рабочих депутатов. Советы были созданы революционными рабочими в огне и буре 1905 года и явились продуктом народного творчества, проявлением самодеятельности народа. Возникнув на почве массовых политических стачек, эти беспартийные организации широких рабочих масс уже тогда превратились в органы общенародной борьбы и вооруженного восстания, в зачатки революционной власти.

____

65 С. Д. Мстиславский. Февральская революция.*— «Красная панорама», 11 марта 1927 г,

 

Советы пришли в упадок с упадком революции и возродились с ее возрождением. Учитывая опыт 1905 года, рабочие Петрограда и других городов страны при первых же раскатах революционного грома стали образовывать Советы. Как и в 1905 году, они создавались по почину самих рабочих масс. В. И. Ленин писал: «Самочинное, стихийное создание Советов рабочих депутатов в Февральскую революцию повторило опыт 1905 года» 66. Вопрос об организации Совета поднимался на собраниях петроградских рабочих одновременно в нескольких местах и был вынесен на улицу. Участник революции сообщает: «25 февраля на Знаменской площади у постамента огромного памятника Александру III был впервые брошен клич: „Приступим к выборам Совета рабочих депутатов!" Клич этот родился на улице и с ним родилась революция» 67. В дневнике подростка П. Словатинского записано, что на 30-тысячном митинге, состоявшемся 25 февраля на Знаменской площади, наряду с другими лозунгами раздался лозунг: «Да здравствует Совет рабочих депутатов!» 68. В воспоминаниях рабочего-большевика И. Гордиенко о событиях 25 февраля на Знаменской площади рассказывается: «У фонарного столба на мотающемся высоком ящике, держась одной рукой за серый столб фонаря, стоит высокий, плечистый, с возбужденным лицом человек, похожий одновременно на рабочего и на студента, и жестикулируя одной рукой, произносит речь: „Товарищи, настал желанный час, народ поднялся против тиранов, — говорит он, — не теряйте ни одной минуты, создавайте районные Советы рабочих, вовлекайте в них представителей солдат"»69.

Призыв к созданию Совета нашел сочувственный отклик в рабочих массах. Н. Суханов отмечает, что мысль об этом «была немедленно подхвачена партийными организациями и, как известно, с успехом проведена на заводах столицы в эти дни... В пятницу вечером (т. е. 24 февраля. — 3. Б.) в городе говорили, что на заводах происходят выборы в Совет рабочих депутатов» 70. Как мы уже отмечали, в документе Департамента полиции от 25 февраля говорилось, что Петербургский комитет большевиков предполагал преобразовать в Совет рабочих депутатов Информационное бюро представителей заводских комитетов. Меньшевистская фракция Государственной думы также стояла за организацию Совета. М. Скобелев писал: «Еще 22—25 февраля к нам в Таврический дворец приходили передовые рабочие различных кварталов за советами и директивами, что предпринять, на что ориентироваться. Конкретно мы предлагали им немедленно создавать заводские

____

66    В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 3.

67    «Известия», 12 марта 1924 г.

68    «Литературная газета», 6 ноября 1965 г.

69    М. Гордиенко. Из боевого прошлого. М., 1957, стр. 58.

70    Н. Суханов. Записки о революции, кн. 1. Пг., 1919, стр. 27—28.

 

центры, заводские комитеты и подготовлять по заводам выборы в Совет рабочих депутатов» 71.

И большевики и меньшевики выступали за организацию Совета, но они по-разному решали вопрос о власти и потому по-разному понимали значение Совета. Исходя из того, что после свержения царизма власть должна перейти в руки буржуазии, меньшевики рассматривали Совет не как орган власти, а как организацию самодеятельности рабочих и средство давления на буржуазную власть. Иначе рассматривали роль Советов большевики. Они исходили из того, что в огне ожесточенных боев с царизмом должно образоваться Временное революционное правительство как орган революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, призванный довести до конца буржуазно-демократическую революцию в России и проложить путь революции социалистической. Большевики считали, что такое правительство должно быть создано Советом.

Одна из первых попыток создать Совет рабочих депутатов была сделана на собрании представителей рабочих организаций, состоявшемся 25 февраля в помещении Петроградского союза рабочих потребительских обществ (в доме 144 по Невскому проспекту), о котором мы упоминали выше. Собрание постановило образовать Совет рабочих депутатов. Сведения об избранных депутатах предлагалось направлять в рабочие кооперативы или больничные кассы. Общегородским центром, в котором должны были сосредоточиваться сведения из районов, был намечен Петроградский Совет рабочих кооперативов. Первое заседание Совета предполагалось собрать уже на следующий день 72. Однако намеченный здесь план не осуществился: многие участники собрания вечером того же 25 февраля были арестованы.

Между тем на предприятиях продолжалась работа по организации Совета и производились выборы депутатов. О том, что создается Совет рабочих депутатов, стало известно и царским властям. В донесении, поступившем в царскую охранку 26 февраля, говорилось: «Поднят вопрос о создании Совета рабочих депутатов.....Избрание в Совет рабочих депутатов произойдет на

заводах, вероятно, завтра утром и завтра к вечеру Совет рабочих депутатов уже может начать свои функции. Это-то обстоятельство еще раз говорит за необходимость не допустить завтра утром заводских собраний путем закрытия всех заводов»73. Царские власти были не в силах осуществить предлагаемые меры и сорвать создание Совета рабочих депутатов. Однако вследствие недостатка организованности и отсутствия единого руководящего

____

71    М. Скобелев. Гибель царизма. — «Огонек», 1927, № 11.

72    «Как образовался Петроградский Совет». — «Известия Центрального Исполнительного Комитета и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 27 августа 1917 г.

73    «Былое», 1918, № 1 (29), стр. 174—175.

 

центра дело с созданием Совета затягивалось. Идея Совета носилась в воздухе, но ее осуществление запаздывало.

Прошло четыре дня борьбы, а Совет рабочих депутатов все еще не был создан; революционное движение одерживало решающие победы над старой властью, а органа новой власти все еще не существовало. Дальнейшее промедление с созданием Совета было недопустимо. В таких условиях и вышло обращение Российской социал-демократической рабочей партии, в котором говорилось о необходимости довести борьбу до победы над царизмом и в этих целях организовать Совет рабочих депутатов. Судя по содержанию, это обращение было выпущено большевиками 27 февраля. В обращении указывалось, что настал час освобождения революционного народа и расправы с царским правительством, что армия поддержала рабочих, что освобождение из тюрем борцов за свободу укрепило союз революционной армии и народа. «Мы должны завершить начатое дело. Петербургские рабочие, продолжайте и распространяйте всеобщую забастовку, демонстрации, братание с солдатами и казаками, готовьтесь к вооруженной борьбе. Для победы нам нужна организованность, нам нужен руководящий центр движения. Приступайте немедленно на заводах к выборам в заводские стачечные комитеты. Их представители составят Совет рабочих депутатов, который возьмет на себя организующую роль в движении, который создаст Временное революционное правительство» 74.

Наиболее энергичная работа по организации Совета развернулась в Выборгском районе. Сохранилась листовка, напечатанная на ротаторе, под которой стоит подпись: «Организующийся Совет рабочих депутатов». Содержание листовки и воспоминания участников событий свидетельствуют о том, что она была выпущена Выборгским комитетом большевиков. Рабочий-большевик С. Иванов пишет: «27 февраля Выборгский райком партии обратился к рабочим и солдатам с призывом организовать Советы»75. Об этом же сообщает Э. Студенцова: «Утром 27 февраля на собрании Выборгского районного комитета партии была организована инициативная группа по выборам Совета рабочих депутатов. Эта группа выпустила воззвание организующегося Совета рабочих депутатов» 76. В воззвании говорилось: «Настал желанный час.

____

74 «Революционное движение после свержения самодержавия». М., 1957, стр. 5. Составители этого сборника, публикуя данный документ, пишут, что он был выпущен Бюро ЦК РСДРП (стр. 752). Но они не указывают основания для такого утверждения. Листовка не подписана каким-либо конкретным комитетом РСДРП, но на основании содержания может быть признана большевистской.

76 Государственный музей Великой Октябрьской социалистической революции (Ленинград), ф. 6. Воспоминания С. Иванова, стр. 12.

76 «Выборгская сторона». Сборник статей и воспоминаний. Л., 1957, стр. 29.

 

Народ берет власть в свои руки. Революция началась. Не теряйте ни минуты времени, создайте сегодня Временное революционное правительство. Только организация может укрепить наши силы. Прежде всего выбирайте депутатов, пусть они свяжутся между собой. Пусть под защитой войска создается Совет депутатов» 77.

К выборам в Совет депутатов призывала и листовка, выпущенная в это время группой межрайонцев и эсеров. В ней отмечалось, что место царского правительства «займет Временное революционное правительство. Оно должно составиться из представителей пролетариата и армии. Товарищи! Немедленно приступайте к выборам Совета рабочих депутатов. Армия уже производит выборы своих представителей. Завтра окончательно сформируется Временное революционное правительство» 78.

Таким образом, во всех этих листовках содержался призыв к организации Совета рабочих депутатов, причем он или отождествлялся с Временным революционным правительством, или должен был создать таковое. Как же образовать сам Совет? Обращение РСДРП предлагало сначала выбрать заводские стачечные комитеты, представители которых составят затем Совет рабочих депутатов. Но события развивались так быстро, а потребность в организации Совета была так велика, что двустепенные выборы могли надолго затянуть дело его организации. На более быстрый и простой путь указывали обращение большевиков-выборжцев и листовка межрайонцев и эсеров. Они призывали рабочих выбирать депутатов в Совет непосредственно на рабочих собраниях.

Куда же собираться выбранным депутатам? Листовка группы межрайонцев и эсеров не давала определенного ответа на этот вопрос. «Выбирайте и ждите листков», — говорилось в ней. Более конкретно определила место созыва Совета «выборгская листовка», подписанная «организующимся Советом рабочих депутатов». В ней говорилось: «Пусть Финляндский вокзал будет центром, куда соберется революционный штаб». Казалось, что это был удачный выбор — Финляндский вокзал находился на Выборгской стороне, на территории главного оплота восстания. До 27 февраля он и мог стать центром революционных сил. Но 27 февраля движение направилось к другому центру — к Таврическому дворцу. Время для создания Совета рабочих депутатов в главном оплоте восстания было упущено, а 27 февраля в борьбу включились новые силы, наложившие свой отпечаток на ход событий и оказавшие свое влияние на создание Совета.

В итоге, организация Совета рабочих депутатов оказалась в руках не большевиков, не рабочих вожаков, возглавлявших уличные сражения с царизмом, а мелкобуржуазных лидеров, вращавшихся около рабочего движения.

___

77 «Петроградский пролетариат и большевистская организация в годы империалистической войны». Л., 1939, стр. 217.

78 Государственная публичная библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина, ф. листовок, инв. № 1а.

 

Это были члены меньшевистской и трудовой фракций Государственной думы, работники земств, городов, коопераций, адвокаты и журналисты. Они хотели создать Совет рабочих депутатов, чтобы использовать его для борьбы за ликвидацию царизма и установление буржуазно-демократического строя. В этих же целях действовали и члены рабочей группы Центрального Военно-промышленного комитета — К. Гвоздев, М. Брейдо и др., направившиеся после освобождения из «Крестов» в Государственную думу. Лидеры буржуазии были заинтересованы в осуществлении их намерений. Как сообщает Н. Иорданский, управляющий делами Военно-промышленного комитета барон Мандель посадил К. Гвоздева в автомобиль и вместе с ним «объезжал с благословения лидеров Военно-промышленного комитета заводы и бросал в рабочие массы лозунг немедленных выборов в Совет рабочих депутатов по примеру 1905 года» 79.

27 февраля в 2—3 часа дня в Таврическом дворце собралась группа легальных деятелей, связанных с рабочими кругами. Здесь были Н. Чхеидзе, М. Скобелев, А. Керенский, Б. Богданов, К. Гвоздев, Н. Соколов, И. Волков, Н. Капелинский, А. Гриневич и др. Они назвали себя Временным исполнительным комитетом Совета рабочих депутатов и от имени этого Комитета обратились с воззванием к населению столицы. Воззвание было срочно отпечатано, появилось в виде отдельной листовки и было помещено в единственной газете, вышедшей 27 февраля, — «Известиях петроградских журналистов». Вот его текст: «Граждане! Заседающие в Государственной думе представители рабочих, солдат и населения Петрограда объявляют, что первое заседание их представителей состоится сегодня в 7 час. вечера в помещении Государственной думы. Всем перешедшим на сторону народа войскам немедленно избрать своих представителей по одному на каждую роту. Заводам избрать своих депутатов по одному на каждую тысячу. Заводы, имеющие менее тысячи рабочих, избирают по одному депутату. Временный исполнительный комитет Совета рабочих депутатов».

С этого времени Таврический дворец стал центром организующегося Совета рабочих депутатов. В левом крыле дворца, в трех комнатах Бюджетной комиссии Думы разместился Временный исполнительный комитет Совета. В самой большой из них, в комнате № 12, где стоял огромный стол, крытый сукном, предполагалось начать первое заседание Совета рабочих депутатов. Рядом шла регистрация прибывавших рабочих депутатов. Приходили и интеллигенты, часть которых отошла от активной революционной работы. Пришел и Хрусталев-Носарь, бывший в 1905 году председателем Петербургского Совета рабочих депутатов. Дискредатировав

____

79 Н. И. Иорданский. Указ, соч., стр. 169.

 

себя открытым сотрудничеством с буржуазией и предательством рабочих интересов, он намеревался теперь «по старой памяти» возглавить Совет. Однако претензия Хрусталева-Носаря натолкнулась на противодействие собравшихся. Большевики выразили протест по поводу того, что ренегат, ставший сотрудником реакционной газеты «Новое время», клеветник и антисемит, присутствует на открытии боевого, революционного рабочего органа и даже претендует на руководство. Кандидатура Хрусталева-Носаря в руководители Совета была провалена 80.

За несколько часов, протекших со времени выпуска воззвания Временным исполнительным комитетом, извещение о созыве первого заседания Совета рабочих депутатов не могло получить широкого распространения в заводских районах столицы. К назначенному сроку — к 7 часам вечера 27 февраля —в Таврический дворец собралось немного депутатов Совета; депутаты от предприятий тонули в общей массе явившихся. По предложению большевиков было решено повременить с открытием заседания, подождать, пока соберется два-три десятка действительно рабочих депутатов. Большевики намеревались использовать эту отсрочку, чтобы оповестить рабочие районы о предстоящем заседании Совета. Но телефоны действовали плохо, заводы и фабрики не работали, рабочие-революционеры находились на улицах. В таких условиях добиться правильного представительства рабочих в Совете было невозможно. В тот день депутатов в Совет посылали большей частью не сами рабочие, а их легальные организации. Рабочий-большевик П. Александров рассказывает, что сообщение об организации Совета было передано 27 февраля из Таврического дворца рабочему кооперативу Путиловского завода «Трудовой путь», который и выделил депутатов. «Нам вручают бумагу, на которой написано, что „предъявители сего — Афанасьев С. М., Алексеев В. П., Александров П. П. и другие действительно выделены кооперативом „Трудовой путь" в Петроградский Совет рабочих депутатов...“ Вручаем свои бумаги, нам на левый рукав повязывают широкую красную ленту, и мы входим в сравнительно небольшую комнату, где заседает Совет» 81.

Было примерно 9 час. вечера 27 февраля, когда открылось первое заседание Петроградского Совета рабочих депутатов. Об этом заседании сохранились сообщения в статье «Как образовался „Петроградский Совет"» («Известия ЦИК», 27 августа 1917 г.) в мемуарах А. Шляпникова, Н. Суханова, М. Рафеса, В. Зензинова и других 82. Сколько депутатов присутствовало на

____

80    М. Рафес сообщает, что Хрусталев-Носарь и Гвоздев были сначала избраны в состав мандатной комиссии, но затем исключены из ее состава («Былое», 1922, № 19, стр. 189).

81    П. П. Александров. За Нарвской заставой. Л.,  1963, стр. 128—129.

82    Сведения этих источников противоречивы, а протокол заседания не сохранился или его вообще не было.

 

первом заседании Совета? Н. Суханов отмечает: «К моменту открытия заседания депутатов было около 250 человек. Но в зал непрерывно вливались все новые группы людей» 83. А. Шляпников пишет о 40—50 депутатах, присутствовавших на первом заседании Совета, имея в виду представителей рабочих, которые составляли меньшинство в общей массе собравшихся. В статье «Как организовался Совет» («Известия», 27.VIII) говорится, что на первом заседании Совета присутствовало 125—150 депутатов и представителей организаций. Сопоставляя эти данные, можно полагать, что присутствующие делились на три группы —депутаты с решающим голосом, депутаты с совещательным голосом и гости, что на первом заседании Совета присутствовало вместе с гостями 250 человек, а число депутатов Совета доходило до 125—150 человек. В голосовании же участвовало человек 50. Видимо, эти последние были депутаты Совета с правом решающего голоса.

Из членов Временного исполнительного комитета наибольшую активность проявлял Н. Соколов. Он же и открыл первое заседание Совета рабочих депутатов. Председателем Совета был избран Н. Чхеидзе, товарищами председателя — А. Керенский и М. Скобелев. Выбор этих легальных деятелей в качестве руководителей Совета нельзя считать случайным. Тогда как деятели революционного подполья были известны только узкому кругу лиц, да и то не по их настоящим фамилиям, Керенского, Чхеидзе, Скобелева широко знали по их выступлениям в Государственной думе и на легальных собраниях. Рабочие, присутствовавшие на первом заседании Совета, спешили на улицу, в районы, где продолжалась революционная борьба. Фракционные партийные совещания перед открытием заседания Совета не были созваны, и все заседание проходило «по-беспартийному».

Чхеидзе произнес речь, в которой говорил о значении русской революции и необходимости борьбы за ее успешное завершение. «Да здравствует революция! Да здравствует революционная армия!» — провозгласил Н. Чхеидзе. Несколько слов сказал А. Керенский, быстро удалившись в правое крыло Таврического дворца, где в это время заседали думские деятели. Туда же вскоре ушел и Н. Чхеидзе. Н. Суханов рассказывает: «Председательствовать остался Скобелев, который среди суматохи и всеобщего возбуждения совершенно не владел ни каким-либо общим планом действий, ни собранием, протекавшим шумно и довольно беспорядочно» 84.

Заседание Совета происходило сумбурно; заранее намеченного порядка дня не было, вопросы поднимались и решались в большой спешке. Обстановка была еще не ясна, борьба продолжалась.

___

83    Н. Суханов. Указ, соч., кн. 1, стр. 96.

84    Там же, стр. 97.

 

Скобелев отмечал, что «из докладов с мест выяснилось, что далеко не все районы города в руках восставших, а в охваченных восстанием отсутствует какая-либо организованность и руководство. Заседание Совета было кратковременным и всем членам его было предложено немедленно вернуться в свои районы, чтобы оповестить рабочих и солдат об образовании Совета и для организационной работы восстания»85. Совет рабочих депутатов, видимо, ограничился в этот день обсуждением преимущественно организационных вопросов. Его руководители считали, что вопрос о власти ставить перед Советом преждевременно. Они вступили по этому вопросу в переговоры с думскими деятелями и хотели, видимо, сохранить в этих переговорах свободу действий. Но обойти молчанием более узкий вопрос, вопрос об отношении к Временному комитету, только что созданному Государственной думой, было невозможно. Большевики выступали против сотрудничества с думским Комитетом. М. Рафес отмечает, что большевики «с первых же шагов уже требовали борьбы против Временного комитета Гос. думы. Соглашение и совместная работа Совета рабочих депутатов с Комитетом Государственной думы или борьба с ним — этот вопрос был краеугольным камнем и красной нитью проходил через все прения»86.

Не случайно поэтому возникли разногласия по вопросу о вхождении представителей Совета во Временный комитет Государственной думы 87. Одни депутаты заявляли, что вхождение в думский Комитет свяжет Совету руки и даст возможность буржуазии переложить на него часть ответственности за свои действия. Другие, наоборот, считали, что таким путем можно будет легче следить за мероприятиями думского комитета, не допустить, чтобы буржуазия нанесла ущерб революции. Вторая точка зрения взяла верх. Совет высказался за установление контакта с Временным комитетом Государственной думы и за оставление в этом комитете уже вошедших в его состав Чхеидзе и Керенского.

Совет рабочих депутатов на своем первом заседании образовал Исполнительный комитет. В него были избраны Н. Чхеидзе,

А. Керенский, М. Скобелев, Ю. Стеклов, Н. Суханов, Н. Капелин-ский, А. Шляпников, П. Залуцкий, Э. Соколовский, П. Красиков (Павлович), П. Александрович и в качестве секретарей Совета К. Гвоздев, Н. Соколов, К. Гриневич и Г. Панков м. Из всего состава Исполнительного комитета Совета только большевики — А. Шляпников и П. Залуцкий решительно и последовательно боролись за интересы революционного пролетариата. Остальные

____

85    М. Скобелев. Гибель царизма. — «Огонек», 1927, № 11.

86    М. Рафес. Указ, статья, стр. 190.

87    Об организации этого комитета рассказывается ниже.

88    «Как образовался Петроградский Совет». — «Известия Центрального Исполнительного Комитета и Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», 27 августа 1917 г.

 

члены комитета выражали настроения мелкобуржуазных слоев населения. Меньшевик О. Брманский характеризовал членов Исполкома Н. Суханова, Э. Соколовского, Н. Капелинского, К. Гриневича, Г. Панкова как мало кому известных людей, не связанных с какими-либо организациями, и удивлялся, на каком основании они были избраны в Исполнительный комитет Совета 89.

Членов Исполкома Н. Соколова, Ю. Стеклова и П. Красикова (Павловича) считали представителями левого направления и даже большевиками. В прошлом это, действительно, было так, но в годы войны они отошли от активной партийной работы и не стояли на большевистских позициях. Эти люди вошли теперь в Исполнительный комитет в качестве «внефракционных кандидатов». На первых порах они играли в Совете большую роль, особенно Ю. Стеклов, но поддерживали не линию большевиков, а политику, осуществляемую эсерами и меньшевиками 90. Избрав Исполнительный комитет, Совет рабочих депутатов решил пополнить его представителями политических партий, по три представителя от большевиков, меньшевиков, эсеров и по одному представителю от национальных организаций этих партий.

Подавляющее большинство членов Исполнительного комитета видело первоочередную задачу Совета в том, чтобы содействовать окончательной ликвидации самодержавия и утверждению буржуазной власти, отстаивать перед этой властью интересы демократии. Но Совету с первого дня существования пришлось выйти за эти рамки. Царского правительства уже не существовало, а буржуазная власть еще не была создана. В этот переходный период Совет принял ряд срочных мер, чтобы окончательно ликвидировать старый порядок, закрепить и упрочить завоевания революции. Он фактически был тогда единственным органом властей.

Два неотложных вопроса встали перед Советом рабочих депутатов еще в период его формирования — вопрос военный и вопрос продовольственный. Восстание против царизма росло и ширилось. Вооружались рабочие, переходили на сторону народа солдаты, но ни рабочие, ни солдатские массы не представляли собой сплоченной вооруженной силы. Присоединяясь к революции, солдаты разрушали прежнюю систему военной организации и дисциплины, но новой организации не было. Большинство солдат не имело оружия, офицеров с ними не было, солдаты отбились от своих частей и перемешались с вольной публикой. Не решаясь возвратиться в казармы, где еще хозяйничали ненавистные командиры, солдаты кучками и в одиночку бродили по городу, не имея

___

89    О. Ерманский. Указ, соч., стр. 158.

90    Впоследствии все трое вернулись в большевистскую партию и были ее активными деятелями.

 

пристанища и пищи. При таком положении опасность нападения на революционные силы была велика. Революция одержала решающую победу в Петрограде. Но никто не знал, что делается в других городах, на фронте. Не ясно было положение и в отдельных районах Петрограда, на вокзалах и т. д.

В этих условиях необходимо было придать возможно большую организованность развернувшейся борьбе, наладить связь между отдельными частями, навести революционный порядок в городе и организовать военную защиту революции от возможного нападения врага. Еще до открытия первого заседания Совета Временный исполнительный комитет вызвал в Таврический дворец несколько демократически настроенных офицеров. Явился сотрудник Военной академии подполковник С. Масловский (Мстиславский), старший лейтенант флота В. Филипповский (оба эсеры) и некоторые другие. Они образовали Военную комиссию. Были тут и простые солдаты — делегаты от частей. Военная комиссия начала свою деятельность с выяснения обстановки. Сведения, полученные комиссией, были неблагоприятны. Силы революции были неорганизованы, в ее распоряжении не было ни артиллерии, ни пулеметов, ни командного состава, ни связи. С. Мстиславский писал, что, применяя «военный трафарет», положение революционных сил следовало признать катастрофическим. Но «военный трафарет» был в данном случае неприменим, революционные события развивались совсем по другим законам; силы революции имели морально-политические преимущества перед царским воинством и неуклонно росли и крепли, тогда как силы царизма слабели.

Тот же Мстиславский отмечал и выгодное расположение революционных сил. Царские власти не вывели свои войска из «опасной зоны» за городскую черту, не вызвали к себе подкреплений, чтобы перейти в наступление на революцию. Царские войска были стянуты в самый центр города и охвачены со всех сторон «мятежниками». «В городе же революционная атмосфера разбивает правительственные войска вернее всяких баррикад» 91. Но одного хорошего расположения революционных сил было недостаточно для их победы. Отсутствие единого военного руководства и общего плана затрудняло действия революционного лагеря.

Уже первое заседание Совета рабочих депутатов вечером 27 февраля решило принять меры к организации революционной охраны города. На это заседание пришли представители воинских частей, вставших на сторону революции; депутаты горячо приветствовали их. Совет утвердил уже созданную Военную комиссию «для дальнейших организаций революционных выступлений»-Совет рабочих депутатов призывал все восставшие воинские части немедленно связаться с Военной комиссией и подчиняться

___

91 С. Мстиславский. Пять дней. М., 1922, стр. 20—21.

 

ее распоряжениям. В № 1 «Известий Совета рабочих депутатов» сообщалось: «Во главе восставших войск стоит Военный комитет из офицеров и солдат в Таврическом дворце. Все воинские части и отдельные солдаты должны обращаться за распоряжениями в этот Комитет (имелась в виду Военная комиссия. — 3. Б.)».

Военная комиссия обосновалась в правой половине Таврического дворца в комнатах № 41—42, где находился кабинет товарища председателя Государственной думы. Следуя призыву Совета, в Военную комиссию обращались солдаты восставших частей. Являлись сюда и офицеры, но их было немного; командиры частей и подразделений петроградского гарнизона, как и офицеры с высокими воинскими званиями, пока полностью отсутствовали. В Военную комиссию приходили преимущественно молодые прапорщики — фронтовики, находившиеся в столице в отпуске или в командировке.

Восставшие рабочие и солдаты шли в Военную комиссию за помощью, советом, указаниями. Озабоченные необходимостью быстрее разбить ненавистного врага, они предлагали Комиссии действовать более активно, решительно, инициативно. Отовсюду задавались вопросы и вносились предложения: отчего до сих пор не захватили воздухоплавательного парка, отчего не прикажете улицы перекопать, чтобы броневики не смогли проехать? Отчего же не взорвали военно-полицейского телеграфа? Штурмуйте Петропавловскую крепость... и т. д. и т. п.92

Военная комиссия принимала меры к тому, чтобы уничтожить опорные пункты царизма в столице и организовать оборону революции от возможного наступления войск с фронта. Формировались отряды солдат и рабочих, которые направлялись на вокзалы и другие важные объекты города. Им вручались официальные письменные приказы и предписания; бланков и печати ни Совет, ни Военная комиссия не имели, приказы и предписания писались на «подручном материале» — на бланках, найденных в столах кабинета с заголовком «Товарищ Председателя Государственной Думы» 93. Военная комиссия не могла охватить своим руководством развернувшееся народное восстание, но сыграла все же определенную роль в организации революционных вооруженных сил Петрограда и в решении многочисленных военно-технических задач, вставших перед революцией.

Совет рабочих депутатов взялся за организацию продовольственного дела. Царские власти не смогли обеспечить снабжение населения хлебом и другими предметами первой необходимости. Над трудовым людом Петрограда нависла угроза голода, и нужны были решительные меры, чтобы устранить ее. Бюрократическим

____

92    С. Мстиславский. Пять дней. М., 1922, стр. 16.

93    Приказы и предписания с таким заголовком способствовали распространению ложного представления о руководящей роли Государственной думы в революции.

 

методам разрешения продовольственного кризиса Совет рабочих депутатов противопоставил широкое общественное начало. Он считал необходимым привлечь к снабжению продуктами питания общественные организации и само население. Еще до открытия заседания Совета рабочих депутатов была создана продовольственная комиссия Совета, в которую вошли Н. Громан, М. Новорусский и другие общественные деятели. Совет одобрил создание этой комиссии и принял ряд решений по продовольственному вопросу. Он постановил «секвестровать имеющиеся в казенных, интендантских, общественных и иных складах запасы муки и снабдить ею хлепопекарни» 94.

Остро встал вопрос об организации питания восставших солдат. Оторвавшиеся от своих частей солдаты не были обеспечены продовольствием. Совет рабочих депутатов не располагал необходимыми ресурсами и организацией, чтобы взять на себя питание солдат. Он обратился за помощью к населению. 27 февраля Временный исполнительный комитет Совета опубликовал в «Известиях Комитета петроградских журналистов» воззвание к жителям столицы: «Товарищи! Солдаты, ставшие на сторону народа, с утра находятся на улице голодные. Совет депутатов рабочих, солдат и населения прилагает все усилия к тому, чтобы накормить солдат. Но сразу организовать продовольствие трудно. Совет обращается к вам, граждане, с просьбой накормить солдат всем, что только у вас есть». Жители Петрограда горячо откликнулись на этот призыв. По всему городу возникли продовольственные пункты для солдат. Они существовали в самом Таврическом дворце, в столовых, ресторанах, учебных заведениях, учреждениях, в отдельных домах. Население столицы делилось всем, чем могло, со славными борцами революции.

Совет рабочих депутатов с первых шагов своей деятельности занялся организацией печатного слова. Рабочая печать была призвана сыграть большую роль в организации трудящихся масс на борьбу за победу революции. Но рабочие газеты были закрыты царскими властями, а листовки и прокламации не могли заменить их. Между тем огромное количество черносотенных и либеральных газет вносило сумятицу и систематически отравляло сознание населения. В момент решающих сражений с царизмом деятельность этих газет становилась особенно опасной. Рабочие выбили у царизма и буржуазии их идейное оружие: в результате всеобщей забастовки черносотенные и буржуазные газеты перестали выходить. Петроград остался без периодической печати.

Массы людей, разбуженные революцией, вынуждены были довольствоваться всевозможными слухами о происходивших событиях.

___

94 «Известия Петроградского Совета рабочих депутатов», 28 февраля 1917 г. Прибавление № 1.

 

Сторонники старого порядка распускали ложные слухи, чтобы внести замешательство в революционные ряды.

В таких условиях проявили инициативу петроградские журналисты. Они решили издавать печатный орган, который осведомлял бы население о происходящих событиях. Чтобы выпустить такой орган в условиях всеобщей забастовки, буржуазные журналисты вынуждены были обратиться за помощью к руководителям Совета. Чхеидзе и Керенский призвали рабочих печатать «Известия петроградских журналистов». 27 февраля, в день, когда не вышла ни одна газета, эти «Известия» увидели свет. Петроградские журналисты обязались печатать в них только фактический материал о происходящих событиях, но в самом подборе и передаче фактов на страницах этого листка проявлялась определенная тенденция. «Известия петроградских журналистов» отражали линию буржуазных групп и под этим углом зрения «осведомляли» население о том, что происходит в столице и в стране.

Нужно было создать печатный орган, который давал бы правдивую информацию, разъяснял задачи трудящихся в развернувшейся борьбе, сообщал о решениях Совета рабочих депутатов и проводил его линию. С этой целью Совет рабочих депутатов решил издавать ежедневную газету «Известия». Совет избрал литературную комиссию «для издания газет, листков и воззваний», в которую вошли Н. Соколов, А. Пешехонов, Ю. Стеклов, К. Грицевич, Н. Суханов. За организацию газеты взялись Ю. Стеклов,

В. Бонч-Бруевич. Большевик Бонч-Бруевич с отрядом солдат занял для нужд Совета одну из самых больших типографий города — типографию газеты «Копейка». Здесь стали издаваться листовки, прокламации, а 28 февраля вышел № 1 газеты «Известия Совета рабочих депутатов». Тираж первого номера газеты вместе с вышедшим вечером того же дня «приложением» составил 400 тыс. экземпляров.

В ночь на 28 февраля состоялось первое заседание Исполнительного комитета Совета рабочих депутатов. Неизвестно, велся ли протокол этого заседания, во всяком случае обнаружить его не удалось; о том, что обсуждалось на заседании, мы можем судить по краткой заметке в «Известиях Совета рабочих депутатов» и по отдельным воспоминаниям. На первом заседании Исполнительного комитета Совета обсуждался вопрос о вооружении рабочих и создании рабочей милиции. Чтобы обеспечить победу и дальнейшее развитие революции, нужно было создать ее боевую силу, сорганизовать и вооружить рабочие отряды, сплотить в организованные части солдат, отбившихся от частей и бродивших по всему городу. Исполнительный комитет Совета решил сосредоточить вооруженные силы народа в определенных пунктах, главным образом у заводов, и подчинить их единому руководству. В «N° 1 «Известий Совета рабочих депутатов» было опубликовано постановление Исполнительного комитета Совета, устанавливавшее следующие сборные пункты «для вооруженных рабочих и войска»: Выборгский район — Общество потребителей и больничная касса Парвиайнен; Петроградский — Биржа труда, напротив Народного дома; Васильевский остров — Биржа труда, 13 линия, дом 46; Рождественский — Мытнинская ул., столовая попечительства; Московский — столовая завода «Динамо»; Невский — вечерние классы в с. Смоленском; Нарвский — Больничная касса Путиловского завода. Эти сборные пункты были широко известны как легальные центры рабочих организаций до революции.

На сборные пункты должны были явиться отряды рабочей милиции. Ее основой послужили отряды вооруженных рабочих, боровшиеся против полицейских засад, громившие полицейские участки, производившие обыски и аресты деятелей старого режима, и т. д. Исполнительный комитет Совета установил определенные нормы организации рабочей милиции. Она создавалась на фабриках и заводах Петрограда из расчета 100 человек на 1000 рабочих, каждый десятый рабочий должен был получить оружие.

Вопрос о рабочей милиции и ее вооружении стоял и на втором заседании Совета рабочих депутатов, состоявшемся 28 февраля. Совет постановил обратиться к офицерам-социалистам и студенческим организациям с призывом принять участие в организации милиции. На том же заседании было решено «издать обращение ко всему населению Петрограда с призывом выяснить количество оружия и доставить его в комиссариат; обращение с призывом вооружаться и не тратить патронов даром» 95.

В соответствии с этим решением Совет рабочих депутатов выпустил обращение к рабочим. В нем говорилось: «Рабочий класс испытывает в настоящее время острую нужду в оружии. Успешность такой борьбы тесно связана со степенью организацил рабочего класса. Поэтому СРД просит всех товарищей-рабочих, у которых имеется оружие, передавать его комиссарам, назначенным в различные районы столицы Советом РД. Если почему-либо это выполнить невозможно, то необходимо сдавать это оружие Совету раб. деп., помещающемуся в здании Гос. Думы (Таврический дворец)* Товарищи рабочие! Помните, что для успеха народного дела необходимо вооружаться, запасаться патронами и не тратить их зря. Плохо делает тот, кто стреляет без толку в воздух, наводя панику на жителей и растрачивая без пользы столь драгоценные в настоящее время боевые припасы. Товарищи, вооружайтесь!» 96

Совет рабочих депутатов не мог охватить своим влиянием весь Петроград. Встал вопрос об организации районных Советов. Судя

___

95    «Известия Петроградского Совета рабочих депутатов», 1 марта 1917 г.

96    Там же.

 

по газетной информации, уже на первом своем заседании Совет выбрал 10 временных комиссаров для организации районных отделений Совета. По всей вероятности, подробного обсуждения вопроса об организации власти в районах на данном заседании не было; этим вопросом занялся Исполнительный комитет Совета. Совет назначил районных комиссаров: в Выборгский район — А. Шляпникова, Лесной — эсера Сурина, Петроградский — народного социалиста А. Пешехонова. После заседания Исполнительного комитета Совета состоялось совещание районных комиссаров. Присутствовало человек пять-шесть. А. Шляпников писал: «На нем мы обменялись мнениями по вопросу об организации власти в районах. Опыта у нас еще не было, а потому совещание носило теоретический характер и было посвящено главным образом вопросу о том, как провести в жизнь постановление об организации вооруженных сил и „обеспечении" революционного порядка в столице» 97.

В большинстве районов роль районных комиссаров была невелика. В первые же дни революции образовались районные Советы рабочих депутатов, которым и принадлежала вся власть. Так было, в частности, в Выборгском районе; рабочие взяли в свои руки все управление районом. Местный Совет играл на Выборгской стороне решающую роль. Комиссар Исполнительного комитета был только связующим лицом между ним и Петроградским Советом. По-иному сложились дела на Петроградской стороне. Совет рабочих депутатов был создан здесь позже. Комиссар Пешехонов, подобрав группу рабочих, солдат и интеллигентов, организовал районный комиссариат, взявший на себя охрану безопасности и порядка на Петроградской стороне. Комиссариат связался с Временным комитетом Государственной думы, но указаний для своей работы от него не получил. «Из разговора с Милюковым, — писал Пешехонов, — я вынес впечатление, что в Думском комитете вопрос об организации власти на местах даже не поднимался, —- во всяком случае никаких решений и даже предположений на этот счет не имелось» 98.

Текущая работа Совета рабочих депутатов сосредоточилась в Исполнительном комитете. Он помещался в комнате № 13 (кабинет председателя бюджетной комиссии Думы). Здесь происходили заседания Комитета и дежурили его члены, беседовавшие с отдельными рабочими и солдатами и целыми делегациями, все в большем количестве прибывавшими в Совет. За портьерой помещался небольшой аппарат Исполнительного комитета.

Заседания Исполнительного комитета происходили почти непрерывно. Обсуждение вопросов, поставленных в порядок дня,

____

97    А. Шляпников. Указ, соч., стр. 154.

98    А. Пешехонов. Первые недели. — «Февральская революция». М.—Л., 1925, стр. 438.

 

часто нарушалось внеочередными заявлениями и экстренными сообщениями. Исполнительному комитету приходилось решать множество крупных и мелких вопросов, не терпевших отлагательства.

С 28 февраля начались организованные выборы в Совет. Судя по сохранившимся протоколам, в этот день выбрали депутатов в Совет рабочие завода «Русский Рено», завода Зеленова и Зимина, Ижорского завода, фабрики Воронина, Лютч и Чешер, Государственной типографии и других предприятий. 1 марта депутатов в Совет избрали рабочие Путиловского завода и Путилов-ской верфи, завода «Вулкан», завода «Треугольник», джутовой мануфактуры Лебедева, лесопильного завода Семенова и других заводов и фабрик. Выбирая депутатов в Совет, рабочие некоторых предприятий видели в нем то Временное революционное правительство, которое должно было взять в свои руки управление страной. В протоколе собрания рабочих завода Щетинина говорилось: «Общее собрание рабочих завода Щетинина избрало во Временное революционное правительство — Совет рабочих депутатов — Грачева, в чем и свидетельствует своими подписями» 99. Однако не у всех рабочих было такое понимание роли Совета рабочих депутатов. Так как Совет заседал в помещении Государственной думы, то в представлении некоторых рабочих оба эти учреждения смешивались. Так, 4 тыс. рабочих гильзового отдела Петроградского патронного завода 28 февраля избрали 4 депутатов во «Временный рабочий комитет, находящийся при Государственной думе». Рабочие материальной службы 1-го участка Николаевской железной дороги уполномочили «от себя выборного для представления в Государственную думу об изменении старого режима и создания нового» 100.

Рабочие ряда предприятий, избирая депутатов в Совет, давали им свои наказы. Рабочие Невской бумагопрядильни уполномочили своих депутатов «поддерживать все интересы и нужды наши». Общее собрание рабочих Северной ткацкой мануфактуры дало депутатам в Совет наказ: «Войну довести до конца, если но придем к соглашению с народом германским. Форма правления — демократическая республика. Желательно согласованные действия Совета рабочих депутатов с комитетом выборных от Государственной думы» 101.

В Совет посылали депутатов рабочие не только крупных, но и мелких предприятий, ремесленники, кустари. Некоторые группы трудящихся объединялись по профессиям и специальностям, чтобы избрать депутатов в Совет. С этой целью на собрание в цирке Чинизелли были приглашены рабочие-деревообделочники.

____

99    Архив Октябрьской революции Ленинградской области, ф. 7384, on. 1, д. 7, л. 32.

100    Там же, д. 8, л. 13.

101    Там же, он. 5, д. 7, лл. 32, 82.

 

«Совершающиеся события, — говорилось в обращении к этим рабочим, — требуют нашего организованного участия. Первый шаг, который мы должны сделать, это выбрать представителей в Совет рабочих депутатов и обсудить ближайшие организационные задачи. Приходите, товарищи, выполнить свой долг перед Великой русской революцией». Листовка к рабочим-кожевникам гласила: «Бывшее кровавое царское правительство низложено. Настал час народовластия. В помещении Государственной думы заседает Совет рабочих депутатов. Туда и вы, товарищи кожевники, должны выбрать и послать своего представителя. Для этого надо явиться на общее собрание кожевников, имеющее быть 2 марта» 102.

К Совету потянулись и служащие. 28 февраля и 1 марта депутатов в Совет избирали фармацевты, служащие городской телефонной сети, почтового ведомства, больницы имени Петра Великого и других учреждений. Некоторые авторы расценивают вхождение представителей непролетарских демократических элементов городского населения в Совет как явление отрицательное 103.

Бесспорно, что служащие, кустари, ремесленники и т. п. группы населения были носителями мелкобуржуазной идеологии, а их представители в Совете являлись питательной средой для меньшевиков и эсеров. Но едва ли было бы правильным на этом основании не допускать их представителей в Совет. «Мне сдается, — писал В. И. Ленин в ноябре 1905 г., — что в качестве профессиональной организации Совет рабочих депутатов должен стремиться к тому, чтобы включить в свой состав депутатов от всех рабочих, служащих, прислуги, батраков и т. д., всех, кто только хочет и может бороться сообща за улучшение жизни всего трудящегося народа, всех, кто обладает только элементарной политической честностью, всех, кроме черносотенцев»104.

Участие городского трудового населения в Советах являлось выражением их доверия к рабочему классу как руководителю революции и вождю народа. Задача пролетариата состояла в том, чтобы использовать это доверие в интересах революции и организации подлинно народной власти.

Эсеро-меньшевистские руководители Петроградского Совета не ставили перед собой такой задачи. Они вели трудящихся на сговор с буржуазией и поддержку ее власти. Эта линия нашла отражение в первом же документе, выпущенном Советом рабочих

____

102    ЦГАОР СССР, ф. листовок.

103    Так, Г. Злоказов отмечает, что «соглашательское руководство Петроградского Совета открыло буквально «зеленую улицу» самым разношерстным элементам для того, чтобы укрепить свои позиции (Г. Злоказов. Создание Петроградского Совета. — «История СССР», 1964, № 5, стр. 110).

104    В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 12, стр. 62.

 

Депутатов, в его Обращении к населению Петрограда и Россия, опубликованном 28 марта в «Известиях Совета».

Обращение сообщало: «Вчера, 27 февраля в столице образовался Совет рабочих депутатов из выборных представителей заводов и фабрик, восставших воинских частей, а также демократических и социалистических партий и групп». Авторы обращения — члены Литературной комиссии Совета — хотели обойти молчанием острые вопросы и придать документу неопределенный, расплывчатый характер. Н. Суханов писал: «Мы решили изъять из воззвания всякую политику и посвятить его лишь элементарному выяснению событий, оповещению о создании центра революционной демократии в лице Совета рабочих депутатов и призыву к организации и поддержанию порядка. Лишь в конце было упомянуто об Учредительном собрании как воплощении демократического строя, который объявлялся целью революции!»105

Изъять из воззвания «всякую политику» было невозможно. В воззвании указывалось, что старая власть должна быть окончательно низвергнута и уступить место народному правлению. «Для успешного завершения борьбы в интересах демократии народ должен создать свою собственную властную организацию. .. Совет рабочих депутатов, заседающий в Государственной думе, ставит своей основной задачей организацию народных сил и борьбу за окончательное упрочение политической свободы и народного правления в России» 106. Из воззвания не ясно, в каком виде Совет рабочих депутатов мыслил установление народного правления в России. Воззвание заканчивалось словами: «Все вместе, общими силами будем бороться за полное устранение старого правительства и созыв Учредительного собрания, избранного на основе всеобщего, прямого и равного избирательного права». Но кто будет управлять страной до созыва Учредительного собрания и созовет его? Ответа на этот вопрос не было.

Руководители Совета рабочих депутатов не мыслили какой-либо другой власти в стране, кроме власти буржуазии, и опасались зайти слишком далеко, чтобы не отпугнуть буржуазию от революции. Вместо того, чтобы объявить себя властью, Совет призвал создать какую-то новую «властную организацию». Вместо того, чтобы взять в свои руки все дела страны, Совет предлагал «образовать местные комитеты в районах и взять в свои руки управление всеми местными делами». Это был курс на самоограничение пролетариата в пользу буржуазии.

Как же действовала в это время сама буржуазия?

____

105    Н. Суханов. Указ, соч., кн. 1, стр. 105—107.

106    «Известия Петроградского Совета рабочих депутатов», 28 февраля 1917 г.

 

МАНЕВРЫ БУРЖУАЗИИ

Буржуазия рассчитывала добиться мирного разрешения создавшегося политического кризиса. Государственная дума не теряла надежды на возможность соглашения с самодержавием. В ночь на 27 февраля стало известно, что самодержавие распустило Думу. Это был сокрушительный удар по надеждам буржуазии. Государственная дума и теперь не подняла перчатки, которую ей бросило самодержавие, и не вступила на путь открытой борьбы с ним. Думские руководители условились не выражать протеста против роспуска и мирно разошлись по домам. Собиралась ли Дума для заслушивания царского указа? Судя по воспоминаниям Милюкова, — собиралась. Милюков пишет, что Дума встретила указ царя молчанием, которое было нарушено лишь возгласами одобрения правых депутатов. М. Родзянко же сообщал, что для этой цели Дума не собиралась. Он объяснял: «Открывать Думу 27-го было немыслимо, так как для меня армия была вопросительным знаком. Собирать же Думу для прочтения Указа о роспуске потребовало бы своим прямым последствием — объявить себя Учредительным собранием. Я не имел права собирать Думу после Указа о роспуске... Я рисковать Думой не мог. Если бы я это сделал, Дума была бы сметена, не осталось бы резервной силы, которая в нужную минуту соберется и скажет и сделает, что нужно, как это и было»107. Во всяком случае широко распространившееся утверждение, что Государственная дума постановила не подчиниться указу о роспуске и не расходиться, не соответствует действительности. М. Родзянко писал: «Дума подчинилась закону, все еще надеясь найти выход из запутанного положения, и никаких постановлений о том, чтобы не расходиться и насильно собираться в заседании, не делала» 108.

Узнав о роспуске, депутаты Думы растерялись и бездействовали. Деятельница кадетской партии А. Тыркова так описала в своем дневнике их поведение утром 27 февраля. «Депутаты лениво бродили, лениво толковали о роспуске. „Что же вы думаете делать? — Не знаем. — Что улица? Кто ею руководит? Есть ли Комитет? — Не знаем". Было тяжело смотреть. „Ведь вы все-таки, господа, народные представители, у вас положение, авторитет?" Жмутся». Пришла в Таврический дворец другая деятельница кадетской партии — Панина. Она только что видела выступление солдат и убеждала думцев, что надо взять движение в свои руки. «Ее слушали молча или говорили: „Пусть они сначала арестуют министров"» 109. Депутат Думы С. Мансырев

____

107    Личный фонд М. Полиевктова. Материалы Комиссии опросов. Беседа с М. Родзянко.

108    М. Родзянко. Указ, соч., стр. 40.

109    ЦГАОР СССР, ф. 629, on. 1, д. 19, л. 10.

 

тоже отмечал растерянность думцев, добавляя, что думские социалисты недоумевали вместе с другими депутатами. «Чувствовалась у всех совершенная неподготовленность к каким-либо действиям и совершенное отсутствие плана» 110.

Но слухи о том, что восстали воинские части, что солдаты идут к Думе и предполагают расправиться с ней, что царское правительство потеряло всякую власть и некоторые министры арестованы, стали тревожить депутатов и выводить их из состояния бездействия. Думцев стало охватывать волнение. Забеспокоились даже депутаты-священники, примыкавшие к правому крылу Думы. Д. Заславский, присутствовавший в это время в Таврическом дворце, рассказывает, что депутаты-священники требовали немедленного открытия заседания Думы: «„Где Родзянко? Почему не выходит?" Ого, как батюшки полевели! Они боятся, как бы народ не пришел в Думу. „Надо что-то сделать, что-то предпринять. .. Скорее!..“ Правые батюшки дошли до белого каления. Один кричит, нс стесняясь: „Если министерская сволочь разбежалась, мы должны организовать министерство"»111. Но Родзянко не хотел ни организовывать министерство, ни созывать Думу.

Родзянко заперся в своем кабинете, отказываясь выйти к депутатам. Не видно было среди депутатов и других думских лидеров.

Из этого состояния «оцепенения» пытались вывести Думу мелкобуржуазные лидеры. Рано утром 27 февраля меньшевик Н. И. Иорданский, сообщив М. Скобелеву о восстании солдат, рекомендовал ему настаивать на немедленном созыве Государственной думы. Скобелев, как и Иорданский, исходил из того, что начавшееся движение должна возглавить буржуазия, но на Государственную думу возлагал слабые надежды. Он говорил, что Прогрессивный блок ведет себя трусливо и не пойдет на серьезную борьбу с царским правительством. Иорданский возразил, указав, что Думу заставит это сделать приход восставших солдат в Таврический дворец,112. Явившись в Таврический дворец, Скобелев и другие левые депутаты подняли вопрос о немедленном созыве Государственной думы для обсуждения положения, создавшегося в связи с восстанием солдат. «Мы — крайне левые в Думе, — писал впоследствии Скобелев, — настаиваем на выяснении позиции думского большинства и требуем ясно формулировать свое отношение к событиям... Милюков заявляет, что он не может сформулировать своего отношения к событиям, так как не знает, кто является руководителем. Я отвечаю Милюкову:

____

110 С. Мансырев. Мои воспоминания. — Сб. «Февральская революция». М., 1926, стр. 264.

111 Д. Заславский. В Государственной думе. — «Красная панорама», И марта 1917 г.

112 «Молодая гвардия», 1928, кн. 2, стр. 165—166.

 

„Мы вместе с вами не знаем руководителей этих событий... это движение массовое, стихийное"» 113.

Вместе со Скобелевым сдвинуть Думу с мертвой точки стремился Керенский. «„Созвать заседание Думы. Дума должна быть на посту", — говорил Керенский, предлагая дать звонок о созыве депутатов в зал. — Никто не дает звонка. — „Сам дам звонок". Через минуту звонок трещит по всем коридорам. Депутаты жмутся и не двигаются с мест. Ведь Дума распущена царем. Открыть заседание — значит пойти против царя. „Господа, в зал!" — кричит Керенский, пролетая мимо молчаливых групп. — Никто не идет» 114.

Утром 27 февраля, пройдя через восставший город, пришел в Таврический дворец народный социалист В. Чернолусский. Он вспоминал: «После раскаленного революционной атмосферой города, Таврический дворец производил очень странное впечатление. Вокруг него, правда, уже была публика, но казалось пусто и тихо... члены Думы заседали во внутренних помещениях и к ним никого не допускали». Чернолусский сообщил, что он добился свидания с Родзянко и другими думцами, и заявил, что весь город находится во власти революционного народа и солдат, что необходимо немедленно низложить династию Романовых и взять власть в свои руки. Но Родзянко и другие лидеры Думы отказались идти на такой шаг115. Об этом рассказывал товарищ председателя Думы Н. Некрасов. «Я помню, — сообщает он, — как к Родзянко подходит один видный общественный деятель и категорически заявляет: „Объявите себя Временным правительством, низложите Романовых, выгоните всех правых до октябристов включительно". Он совершенно забыл, что Родзянко сам октябрист. Родзянко был озадачен» 116.

Между тем революционное движение росло и ширилось с молниеносной быстротой, угрожая существованию не только царизма, но и Государственной думы. Медлить дальше было невозможно. Часов в 10—11 утра 27 февраля группа депутатов, прорвавшись в кабинет Родзянко, стала настаивать на созыве Совета старейшин (сеньорен-конвента). Но Родзянко по-прежнему упорствовал. «Не мешайте мне, пожалуйста», — сказал он. Родзянко составлял в это время телеграмму в Ставку царю. Тогда депутаты без него отправились в комнату Финансовой комиссии, и там под председательством Н. Некрасова началось частное совещание Совета старейшин. Керенский, Скобелев и другие доказывали на этом совещании, что Думе нельзя расходиться, что

____

118 «Вечерняя Москва», 11 марта 1927 г.

114    Д. Заславский. В Государственной думе. — «Красная панорама», 1927, № И, стр. 7.

115    «Известия ЦИК», 12 марта 1927 г.

116    Личный фонд М. Полиевктова. Материалы Комиссии опросов. Беседа с Н. Некрасовым.

 

ей надо взять власть в свои руки. Но далеко не все собравшиеся были согласны с этим.

М. Скобелев рассказывал: «Начинается обмен мнений, но события вне Думы развертываются быстрее прений. Приносят сведения, что восставшими солдатами занято здание Главного Артиллерийского управления на Литейном проспекте. Раздраженный Шингарев вскакивает и кричит: „Подобные вещи могут делать лишь немцы, наши враги". Я на это замечаю, что надо более осторожно выбирать свои выражения, ибо за них придется отвечать. Влетает Родзянко с грозным окриком: „Кто созвал без моего ведения сеньорен-конвент?" Лидеры блока объясняют ему, что происходит не официальное заседание совета старейшин, а частное совещание членов его» 117.

Родзянко был подавлен событиями. На телеграмму, отправленную царю накануне, ответа не было. Теперь, после роспуска Думы, он обратился с еще более отчаянной телеграммой к царю. М. Родзянко писал, что с роспуском Думы устранен последний оплот порядка, что гражданская война началась и разгорается. «Правительство совершенно бессильно подавить беспорядок. На войска гарнизона надежды нет. Запасные батальоны гвардейских полков охвачены бунтом». Родзянко просил царя немедленно образовать новую власть и вновь созвать законодательные палаты — Государственную думу и Государственный Совет. «Час, решающий судьбу вашу и родины, настал. Завтра может быть уже поздно» 118.

Родзянко уже не мог больше действовать за спиной Думы. По его предложению члены сеньорен-конвента перешли в кабинет председателя Государственной думы, и заседание, теперь уже официальное, продолжалось. Как видно из «Протокола событий» 119, Родзянко изложил собравшимся содержание посланных царю телеграмм и сведения о положении в Петрограде. Обсуждая создавшееся положение, думские лидеры указывали на полное бездействие царских властей, на страшную анархию, которая грозит стране. Они говорили о том, что нужно немедленно принять меры к восстановлению порядка и спокойствия в столице. Депутат Думы прогрессист И. Ефремов впоследствии утверждал, что он предложил на этом совещании, не считаясь с царским указом, немедленно открыть официальное заседание Думы. Но, судя по протоколу, никто из думцев дальше созыва частного

____

117 М. Скобелев. Гибель царизма. — «Огонек», 1927, № 11.

118    «Красный архив», 1927, № 2 (21), стр. 6—7.

119    «Протокол событий», по свидетельству депутата Думы Вершинина, был составлен в первые дни революции начальником канцелярии Думы Я. Глинкой. «Протокол» охватывает время с 27 февраля по 2 марта 1917 г. — от образования Временного комитета Думы до создания Временного правительства и отречения царя. Он предназначался к публикации, но, видимо, опубликован не был. Черновик находится в фонде Вершинина (ЦГАОР СССР, ф. 5990, on, 1, д. 2) (далее — «Протокол событий»).

 

совещания идти не решался. «Руководители Думы, — писал М. Скобелев, — ни в коем случае не хотели демонстративно игнорировать указ правительства о роспуске Думы, и речь шла у них не о создании руководящего органа для восставшего населения, а лишь о том, чтобы организованно выступить перед восставшим населением» 120.

27 февраля в 2 ч. 30 мин. дня частное совещание членов Государственной думы началось. Совещание было закрытым. Никто, кроме членов Думы, на нем не присутствовал, причем происходило оно не в зале заседания, а в соседнем полуциркульном зале. Это обстоятельство должно было подчеркнуть частный характер совещания. Но дело не в помещении. Почти 130 лет тому назад депутаты третьего сословия Генеральных штатов Франции, собравшись в зале для игры в мяч, объявили себя Национальным собранием Франции. В феврале 1917 г. в России этого не произошло. Собрание депутатов Государственной думы 27 февраля не вышло за рамки частного совещания и не провозгласило себя Национальным собранием. Об этом совещании сохранились краткий протокол 121 и воспоминания его участников. Воспоминания носят сумбурный, противоречивый характер, отражая такой же характер самого совещания.

Думцы заседали в напряженной обстановке. К Таврическому дворцу двигались толпы восставших. Думцы прерывали совещание и подходили к окнам, чтобы увидеть новую силу, подступавшую к самому порогу старого Таврического дворца. Демонстранты требовали от депутатов ответа — с кем Государственная дума: с народом или с царским правительством? Но Дума не могла дать ответа, она колебалась. В разгар совещания в полуциркульный зал ворвался Керенский. Он заявил, что медлить нельзя, что войска волнуются, и он идет к ним, чтобы успокоить солдатскую массу. «Могу ли я сказать, — спрашивал Керенский, — что Государственная дума с ними?» Керенский помчался к войскам, так и не получив ответа думцев. Когда солдаты подошли к Таврическому дворцу, нескольким думцам пришлось выступать перед ними и принимать их делегатов.

О чем же говорилось на частном совещании членов Думы 27 февраля? Прежде всего о том, как восстановить порядок и спокойствие в столице. Но встал главный вопрос: царские министры фактически уже лишились власти, кому же теперь должна принадлежать власть? Большинство думцев хотело уйти от ответа на этот вопрос или хотя бы отсрочить его решение. Открывая совещание, М. Родзянко сказал: «Нам нельзя еще высказаться определенно, так как мы еще не знаем соотношения сил». Многие депутаты, ожидая прояснения обстановки, ограничивались общими рассуждениями.

____

120    «Огонек», 1927, № 11.

121    Протокол опубликован в газете «Воля Росоии», 15 марта 1921 г.

 

Но были и такие, которые считали, что решение вопроса о власти нельзя откладывать. Н. Некрасов предлагал наделить диктаторскою властью генерала Маников-ского и поручить ему, опираясь на поддержку депутатов Думы, восстановить порядок. Но предложение об установлении генеральской диктатуры не встретило поддержки депутатов. Особенно резкие возражения вызвало предложение обратиться с вопросом о генеральской диктатуре к князю Голицыну. Депутат М. Караулов сказал, что все царские министры «перепугались и попрятались. Что же князя Голицына из-под кровати будем вытаскивать?» Караулов призывал думцев в организации власти рассчитывать на собственные силы. Н. Савич, подобно Некрасову, предлагал призвать на помощь генерала, только не А. Ма-никовского, а А. Поливанова.

Представители меньшевиков и трудовиков — Н. Чхеидзе и В. Дзюбинский призывали Государственную думу взяться за создание нового правительства. Дзюбинский предлагал объявить Государственную думу Учредительным собранием. Эсеры, меньшевики, трудовики и все другие мелкобуржуазные группы высказывались за осуществление Думой своих прав на власть. Но думцы не решались сделать это. Большинство участников совещания заняло выжидательную позицию. П. Милюков заявил, что не следует вступать в новые переговоры со старым правительством — это бесполезно, так как оно само выпустило из рук власть, но объявлять себя властью Думе тоже не следует. Дума — учреждение законодательное и брать на себя исполнительные функции не может. Милюков не исключал возможности создания новой власти, но считал, что момент для этого еще не настал. Он говорил, что размеры «беспорядков» неизвестны, не ясно, на чьей стороне стоит большинство солдат, рабочих, населения. Шульгин подчеркивал, что восставшие выдвигают такие требования, с которыми Дума согласиться не может. «Мы не можем быть солидарны во всем с восставшей частью населения. Представьте, что восставшие пожелают окончить войну. Мы на это согласиться не можем» 122.

В другой обстановке Дума могла бы еще долго заниматься словопрениями. Но теперь ей пришлось поторапливаться. Время для выступлений было ограничено пятью минутами. В зал доносились голоса солдат и бряцание ружей; восставшие уже вошли в Таврический дворец. Вот почему Родзянко просил депутатов быстрее принять постановление. «Промедление смерти подобно», — говорил он. Нужно было как можно скорее на что-то решаться. Отклонив ряд предложений, частное совещание ограничилось решением о создании Временного комитета членов Государственной думы. Задачи этого комитета никому не были

____

122 «Воля России», 15 марта 1921 г.

 

ясны. Но какой-то новый орган все же должен был появиться на свет.

Частное совещание членов Государственной думы закрылось. Оно длилось немногим больше часа. Это было, видимо, самое короткое заседание за всю историю Думы.

Состав Временного комитета Государственной думы был избран Советом старейшин. В Комитет вошли представители всех фракций Думы (кроме крайне правых) — М. Родзянко, Н. Некрасов, А. Коновалов, И. Дмитрюков, В. Шульгин, П. Милюков, В. Львов, В. Ржевский, С. Шидловский, М. Караулов. К десяти представителям буржуазии присоединили А. Керенского и Н. Чхеидзе. «В сущности, — замечает В. Шульгин, — это было бюро Прогрессивного блока с прибавлением Керенского и Чхеидзе. .. Страх перед улицей загнал в одну „коллегию" Шульгина и Чхеидзе» 123.

М. Родзянко согласился возглавить Временный комитет Государственной думы лишь после того, как образовался Временный Исполнительный комитет Совета рабочих депутатов: Совет рабочих депутатов мог оттеснить Государственную думу и сбросить ее в общую могилу с царизмом. «Факт организации Бюро Совета депутатов, — пишет Скобелев, — заставил Родзянко покончить с колебаниями, и он с тяжелым вздохом и молитвенным настроением махнул рукой, как бы отказавшись от чаровавшей его до сих пор фигуры „венценосца", и согласился стать во главе Комитета Государственной думы» 124. Новое думское учреждение называлось «Временный комитет членов Государственной думы для восстановления порядка и для сношений с лицами и учреждениями». Это длинное и на первый взгляд не совсем вразумительное название имело определенный смысл. Почему Комитет членов Думы, а не Думы? Потому что царь распустил Думу и ее члены не хотели нарушать царский указ. Почему Комитет для восстановления порядка? Потому что буржуазия не намеревалась выходить за рамки существующего строя и хотела восстановить старый порядок, а не создавать новый.

Выбирая Временный комитет, депутаты Думы стремились удержаться на почве прежней, царской «законности». Они говорили, что принятое название устраивает их с точки зрения уголовного уложения, на случай, если революция не удалась бы. Это объяснение давал впоследствии и П. Н. Милюков. «Эта неуклюжая формула, — писал он, — обладала тем преимуществом, что, удовлетворяя задаче момента, ничего не предрешала в дальнейшем. Ограничиваясь минимумом, она все же создавала орган и не подводила думцев под криминал» 125. Временный комитет, избранный

____

123    В. Шульгин. Дни. Белград, 1925, стр. 162.

124    «Огонек», 1927, № 11.

125    П. Милюков. Воспоминания, т. II. Нью-Йорк, 1953, стр. 293.

 

Советом старейшин, был утвержден на новом совещании членов Думы, состоявшемся часов в пять вечера 27 февраля. Оно проходило в такой же обстановке неуверенности, как и предыдущее. Как будет решен вопрос о власти — никто не знал. Делая шаг в неизвестность, совещание хотело связать принятым решением всех членов Думы. Трудовик В. Вершинин предложил, чтобы члены Государственной думы без различия партий дали обещание «поддерживать и оказывать содействие Временному Комитету во всех тех действиях, которые ему придется предпринять в будущем»126. Это предложение было единогласно принято, хотя не вызвало большого подъема среди думцев. Депутат М. Ичас писал: «У меня и моих товарищей было такое чувство, словно мы выбирали членов рыболовной и т. п. комиссии Государственной думы. Никакого энтузиазма ни у кого не было. У меня вырвалась фраза: „Да здравствует Комитет спасения!" —в ответ на это несколько десятков членов Совещания стали аплодировать. Временный комитет удалился на совещание, а мы, около 300 членов Государственной думы, бродили по унылым залам Таврического дворца» 127.

Возглавив Временный комитет, Родзянко надеялся на то, что можно будет добиться отставки Голицына, с помощью Думы восстановить порядок и спокойствие и спасти трон Николая II. С этой целью Комитет прежде всего вступил в переговоры с братом царя Михаилом Александровичем. Часов в шесть вечера несколько членов Временного комитета во главе с Родзянко и Некрасовым направились в Мариинский дворец на свидание с вел. кн. Михаилом. Им пришлось ехать по улицам, захваченным революционным народом, под звуки пулеметной и ружейной стрельбы, мимо горящего здания Окружного суда... Благополучно миновав революционную зону, думцы направились в район, охраняемый войсками, еще сохранившими верность царизму.

Думские деятели заявили Михаилу Александровичу, что положение грозное и нужны срочные и решительные меры, чтобы спасти царя. В «Протоколе событий» сказано, что они указали великому князю на необходимость передать власть Государственной думе, которая только и может образовать правительство, в достаточной мере авторитетное для успокоения страны128. Как свидетельствует Некрасов, члены Временного комитета предлагали Михаилу «принять регентство временно, до приезда царя из Ставки, отстранить Совет министров и поставить во

____

126    «Протокол событий», стр. 9.

127    «Последние новости», 12 марта 1927 г.

128    «Протокол событий», стр. 10,

 

главе управления Временное правительство из общественных деятелей во главе с популярным генералом» 129.

М. Родзянко сообщал, что члены Временного комитета предлагали Михаилу Александровичу соединиться по прямому проводу с царем, «сказать, что брат летит в пропасть, если не даст возможность завтра объявить в Государственной думе об ответственном министерстве и о высылке Александры Федоровны в Ливадию» 130. Впоследствии Родзянко писал, что лидеры Думы убеждали Михаила Романова «явочным порядком принять на себя диктатуру над городом Петроградом», понудить личный состав правительства подать в отставку и потребовать по теле-графу, по прямому проводу, манифест царя о «даровании» ответственного министерства131.

Воспоминания по-разному передают предложения думцев, но единодушны в изложении ответа Михаила. Последний заявил, что не имеет права сам принимать предлагаемые меры и должен прежде всего переговорить с Советом министров. Думцы и Михаил Александрович встретились с Голицыным и царскими министрами. Думцы убеждали Голицына, что «для успокоения Петрограда и предотвращения анархии в стране» необходим немедленный уход в отставку его министерства и передача власти их Комитету. Голицын и царские министры продолжали упорствовать. Как указывается в «протоколе событий», Голицын заявил, что «подал прошение об отставке, но до получения таковой от царя он не считает себя вправе передавать кому-либо принадлежавшую ему власть»132. Михаил Александрович не стал действовать без согласия правительства, хотя фактически оно уже не существовало. М. Родзянко с сожалением отмечал: «Нерешительность великого князя Михаила Александровича способствовала тому, что благоприятный момент был упущен» 133.

После встречи в Мариинском дворце Михаил Романов направился в военное министерство, чтобы связаться по прямому проводу с царем и посоветовать ему принять меры, могущие успокоить население. Он просил генерала Алексеева сообщить Николаю II, что необходимо удалить весь состав Совета министров и поставить во главе правительства лицо, пользующееся уважением широких слоев населения, поручив ему составить кабинет по своему усмотрению. Таким лицом он называл председателя Земского союза князя Г. Львова. Ввиду чрезвычайно серьезного положения Михаил просил уполномочить его безотлагательно объявить обо всем этом населению, а царю советовал

____

129    Личный фонд М. Полиевктова. Материалы Комиссии опросов. Беседа с Н. Некрасовым.

130    Там же. Беседа с М. Родзянко.

131    М. Родзянко. Указ, соч., стр. 40.

132    «Протокол событий», стр. 10.

133    М. Родзянко. Указ, соч., стр. 40.

 

отложить приезд в Царское Село. Николай II не вступил в переговоры с братом, а уполномочил Алексеева передать ему, что не считает возможным отменить свой отъезд в Царское Село п всякие перемены в составе Совета министров откладывает до своего прибытия туда. Михаил выразил в связи с этим опасение, «как бы не было упущено время до возвращения его величества, так как при настоящих условиях дорог каждый час» 134.

Поздно вечером 27 февраля думские деятели вернулись из Мариинского дворца в Таврический. Н. Некрасов сообщает: «В 9—10 часов вечера мы ехали обратно через революционный город. Зон уже не существовало. Сплошная революционная волна все залила. Вооруженные автомобили много раз задерживали нас и спрашивали пропуск. Временами удовлетворялись, а временами уже имя Родзянко встречалось неодобрительно ... всюду горели участки. Картина была вполне ясна»135. Так кончилась попытка Временного Комитета Думы «восстановить порядок» при помощи соглашения с царскими властями. Комитет ставил целью «сноситься с лицами и учреждениями». Но сноситься было не с кем. Толпы народа овладели Мариинским дворцом, заседавшие там министры скрылись.

Могли ли в таких условиях думские руководители ограничиться первоначально поставленной задачей? Депутаты Думы, затерявшись в толпе народа, заполнившей Таврический дворец, не имели возможности высказаться по этому поводу, а их Комитет продолжал колебаться. Поздно вечером во дворце появился член Государственной думы полковник Б. Энгельгардт. Перейдя из группы центра в партию октябристов, он принимал активное участие в работе Особого совещания по обороне, оставаясь в звании полковника Генерального штаба. Сменив в целях безопасности военную форму на штатское платье и пройдя по улицам, Б. Энгельгардт рассказывал о своих впечатлениях членам думского Комитета, указав на то, что «ни военная, ни гражданская власть ничем себя не проявляют, что грозит полная анархия и что Временному комитету необходимо безотлагательно взять власть в свои руки» 136. В. Шульгин убеждал М. Родзянко решиться на этот шаг. Он говорил председателю Государственной думы: «Берите, как верноподданный. Берите потому, что Держава Российская не может быть без власти... И, если министры сбежали, то должен же кто-то их заменить... М.ожет быть два выхода: все обойдется — государь назначит новое правительство —

____

134    «Красный архив», 1927, т. 2 (21), стр. 12.

135    Личный фонд М. Полиевктова. Материалы Комиссии опросов. Беседа с Н. Некрасовым.

136    Б. Энгельгардт. Потонувший мир (воспоминания). Рукописный фонд Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина, ф. 306, д. 2, стр. 735. Воспоминания Б. Энгельгардта частично опубликованы в газете «Общее дело» (16, 17, 18 марта 1921 г.).

 

мы ему и сдадим власть. А не обойдется, так если мы не подберем власть, то подберут другие» 137.

Родзянко заявлял, что он не бунтовщик и не нарушит присяги, что он не хочет никакой революции, что если революция разразилась, то только потому, что царские министры не следовали советам Думы. Но царские министры сбежали, оставив Думу лицом к лицу с вооруженным народом. Что делать Думе? Уйти в сторону? Умыть руки? Оставить Россию без правительства? Большинство членов Временного комитета Государственной думы склонялось к тому, что в целях сохранения существующего строя и недопущения прихода к власти Совета надо, хотя бы временно, до переговоров с царем, взять государственную власть в свои руки. Родзянко не хотел пойти на это, хотя бы временно. Этот момент описан во многих мемуарах. П. Милюков писал: «Пора решаться, — говорю я председателю Государственной думы. — Родзянко просит четверть часа на размышление и удаляется в свой кабинет. Тяжкие четверть часа! От решения Родзянко зависит очень многое, даже, может быть, зависит весь успех начатого дела» 138.

Шидловский вспоминает, как в минуты родзянковского раздумья раздался телефонный звонок и его племянник, офицер Преображенского полка, сообщил, что офицеры-преображенцы постановили предоставить себя в распоряжение думских деятелей. Послышались возгласы «Нам нечего колебаться, в нашем распоряжении воинская часть». Полученное сообщение придало решимость председателю Думы. Родзянко вышел из кабинета и сел к столу. Б. Энгельгардт рассказывает, что, откинувшись на спинку кресла и ударив кулаком по столу, М. Родзянко сказал: «Хорошо, я решился и беру власть в свои руки, но отныне требую от всех вас беспрекословного мне подчинения. Александр Федорович, — добавил он, обращаясь к Керенскому, — это особенно вас касается». «Я охотно буду действовать в полном согласии с Временным комитетом Государственной думы, — ответил Керенский, — но примите во внимание, господа, что я принужден считаться с тем, что сейчас бурлит в бюджетной комиссии». Взоры многих с недобрым предчувствием обратились в сторону бюджетной комиссии, где в те минуты зарождалась организация, которой суждено было играть первенствующую роль» 139. Описывая эту сцену, П. Милюков замечает: «О, великий Шекспир! Как верно ты отметил, что самые драматические моменты жизни не лишены элементов юмора. Михаил Владимирович уже чувствовал себя в роли диктатора русской революции. Удивленный Керенский сдержался и осторожно напомнил, что состоит товарищем

___

137    Б. Шульгин. Указ, соч., стр. 179.

138    «Последние новости», 12 марта 1927 г.

139    «Общее дело», 16 марта 1921 г.

 

председателя еще одного упреждения, которому обязан повиноваться» 140.

Впоследствии крайние монархисты обвиняли Родзянко в том, что он, нарушив царские законы, захватил власть и «возглавил» революцию. Видимо, имея в виду эти обвинения, Родзянко всячески стремился доказать законность своих действий. Он писал, будто 27 февраля Голицын уведомил его, что царское правительство подало в отставку. На самом деле в этот день правительство Голицына формально в отставку не ушло. Родзянко оправдывался тем, что создалось безвыходное положение, в столице не оказалось центральной власти. От царя из Ставки никаких распоряжений не поступало, город был предоставлен «нарождающейся безбрежной анархии». «Государственной думе ничего не оставалось другого, как взять власть в свои руки и попытаться хотя бы этим путем обуздать нарождавшуюся анархию и создать такую власть, которую бы послушались все и которая способна была прекратить нарождающуюся беду. Конечно, можно было бы Государственной думе отказаться от возглавления революции, но нельзя забывать создавшегося полного отсутствия власти и того, что при самоустранении Думы сразу наступила бы полная анархия и отечество погибло бы немедленно. Дума была бы арестована и перебита в полном составе бунтующими войсками, и власть сразу же очутилась бы у большевиков, а между тем Думу надо было беречь, хотя бы как фетиш власти, который все же сыграл бы свою роль в трудную минуту» 141.

Постановление Временного комитета Думы о взятии власти было принято в 2 часа в ночь на 28 февраля142. Однако руководители Думы датировали этот факт прошедшим числом, т. е. 27 февраля. В таком случае получалось, что вопрос о взятии власти был решен Временным комитетом Думы до образования Совета рабочих депутатов или по крайней мере одновременно с этим.

27 февралем было помечено первое объявление Комитета, в котором говорилось: «Временный комитет членов Государственной думы при тяжелых условиях внутренней разрухи, вызванной мерами старого правительства, нашел себя вынужденным взять в свои руки восстановление государственного и общественного порядка. Сознавая всю ответственность принятого им решения, Комитет выражает уверенность, что население и армия помогут ему в трудной задаче создания нового правительства, соответствующего желаниям населения и могущего пользоваться их доверием» 143.

____

140    «Последние новости», 12 марта 1927 г.

141    М. В. Родзянко. Указ, соч., стр. 41.

142    «Протокол событий», стр. 12.

143    ЦГАОР СССР, ф. печатных изданий, инв. № 1391.

 

Лидеры Государственной думы решили возглавить народное движение для восстановления прежнего государственного и общественного порядка. В воззваниях думского Комитета не содержалось призывов к революционным действиям, в них указывалось не на то, что надо делать восставшему народу, а на то, чего не надо делать, от чего следует воздержаться. В воззвании к жителям Петрограда и солдатам гарнизона Комитет призывал щадить государственные и общественные учреждения, телеграф, водокачки, электрические станции, трамваи. Комитет объявил, что он поручает охране граждан заводы и фабрики. Он заявил, что недопустимы «посягательство на жизнь и здоровье, а также имущество частных лиц» 144.

В ночь на 28 февраля Временный комитет Государственной думы объявил о своем существовании верхам армии. В телеграмме командующим фронтами и начальнику штаба Верховного главнокомандующего Комитет сообщал, что ввиду устранения от управления всего бывшего состава министров правительственная власть перешла в его руки. Из телеграммы следовало, что никаких изменений во внутренней и внешней политике государства в связи с этим не произойдет. Временный комитет заверял командующих, что дело борьбы против внешнего врага ни на минуту не будет прекращено или ослаблено. «Временный комитет при содействии столичных воинских частей и при сочувствии населения в ближайшее время водворит спокойствие в тылу и восстановит правильную деятельность правительственных установлений»145.

В ту же ночь думский Комитет постановил отрешить от должности царских министров и, впредь до образования нового правительства, назначил для заведования отдельными частями государственного управления комиссаров из состава членов Государственной думы. Комиссары были назначены в министерство внутренних дел, на почту, телеграф и телефон, в военное и морское министерство, в министерства земледелия, юстиции, торговли и промышленности, финансов, путей сообщения, народного просвещения, в Правительственный Сенат и петроградское градоначальство. Список комиссаров был опубликован в «Известиях петроградских журналистов». Это были депутаты Думы —кадеты, прогрессисты, левые октябристы. Их было всего 24 человека. В ночь на 28 февраля думский Комитет обратился с воззванием к железнодорожникам. В нем не было призывов к поддержке революции, к борьбе против царизма. Думские деятели были озабочены тем, чтобы железнодорожный транспорт работал бесперебойно на военные нужды. Временный комитет членов Думы

____

144    ЦГАОР СССР, ф. печатных изданий, инв. № 1394.

145    «Протокол событий», стр. 14.

 

писал в своем обращении: «Движение поездов должно поддерживаться непрерывно, с удвоенной энергией». Комитет напоминал железнодорожным рабочим и служащим, какую роль играет транспорт в войне и благоустройстве тыла.

Объявив о взятии власти, думский Комитет прежде всего стремился создать себе прочную вооруженную опору. Деятельность прежних органов военного управления была парализована революционным натиском рабочих и солдат. Восставшие воинские части вышли из повиновения. Думский комитет задался целью восстановить прежнюю военную организацию и подчинить ее себе. Поздно вечером 27 февраля думский Комитет ввел в свой состав Б. Энгельгардта и назначил его комендантом Таврического дворца. Но в это время уже работала Военная комиссия Совета рабочих депутатов, взявшая на себя установление связи с воинскими частями и организацию управления ими. Думский комитет решил превратить Военную комиссию в свой орган и для этого поставить во главе ее своих людей. В ночь на 28 февраля в 42 комнату, занятую Комиссией, вошли Родзянко и Энгельгардт. Сюда пришли также Н. Соколов и несколько работников Совета. Между деятелями двух центров — Думы и Совета — разыгрался конфликт, подробно описанный С. Мстиславским. Родзянко заявил: «Временный комитет Государственной думы постановил принять на себя восстановление порядка в городе, нарушенного последними событиями. Насколько восстановление это в кратчайший срок необходимо для фронта, вы и сами должны понимать. Комендантом Петрограда назначается член Государственной думы, полковник генерального штаба Энгельгардт».

С. Мстиславский рассказывает, что заявление Родзянко вызвало резкие возражения Н. Соколова. «Штаб уже сложился, — сказал Соколов, — штаб уже действует, люди подобрались. ... При чем тут полковник Энгельгардт! .. Надо предоставить тем, кто работает здесь с первой минуты восстания, — самим решить — кто, чем и кем будет командовать; тем более, что дело сейчас не в водворении порядка, а в том, чтобы сейчас разбить Хабалова и Протопопова. Тут нужны не „назначенцы" от Высокого собрания, а революционеры. И потом, совершенно недопустимо, чтобы Петроградский Совет, являющийся в настоящее время единственной действительной силой, Совет революционных рабочих и восставших солдат оказался совершенно отстраненным от им же созданного и его задачи осуществляющего штаба...

В ответ на возражения Соколова Родзянко стукнул ладонью по столу и сказал: «Нет уж, господа, если вы нас заставили впутаться в это дело, так уж потрудитесь слушаться". Соколов вскипел и ответил такой фразой, что офицерство наше, почтительнейше слушавшее Родзянко, забурлило сразу. Соколова обступили. Закричали в десять голосов. Послышались угрозы.

„Советские** что-то кричали тоже. Минуту казалось, что завяжется рукопашная. Не без труда мы разняли спорящих» 116.

Эта бурная стычка кончилась мирным исходом. Представители Совета уступили. С утра 28 февраля руководство Военной комиссией перешло в другие руки: работники Комиссии, назначенные Советом, были оттеснены на второй план. Полковник Энгельгардт, возглавив Комиссию, призвал в нее новых лиц — инженеров П. Пальчинского и Паршина, офицеров генерального штаба — Туманова, Якубовича, Туган-Барановского, полковника Половцева и других. Изменился аппарат Военной комиссии и ее внешний облик. «Чинно в высочайше-утвержденном порядке стояли квадратиками неведомо откуда взявшиеся канцелярские столы. Несколько франтоватых писарей и две-три кокетливых, как полагается переписчицам, девицы с коками набекрень и затыканными гребеночками затылками, — уже стучали на машинках. Поблескивая погонами и аксельбантами, раскладывали на столах обертки «дел» новые, чужие, невиданные за эти ночи во дворце, на пробор расчесанные, гладенькие, бритые люди... уверенно и весело, как у себя дома, порхали от машинок к начальственным столам адъютанты» 146.

Военная комиссия, созданная Советом, стала называться Комиссией Временного комитета Государственной думы. Она стремилась взять военно-техническое руководство движением в свои руки, но у нее не было для этого необходимых сил и средств. Комиссия действовала авторитетом Государственной думы и опиралась на офицерство. Солдатская же масса шла за Советом рабочих и солдатских депутатов и подчинялась распоряжениям Комиссии постольку, поскольку они не расходились с указанием Совета. Работники Комиссии вынуждены были считаться с Советом. Комиссия зависела от Совета и в известной мере продолжала оставаться его органом.

Думский комитет занялся продовольственным делом. Он не создал в этих целях своего особого органа. Продовольственная комиссия Совета рабочих депутатов с самого начала своей деятельности вступила в контакт с ним. Члены Думы, А. Шин-гарев и С. Восторгин, вошли в состав Продовольственной комиссии Совета рабочих депутатов и с этого времени она стала действовать от имени и Совета, и думского комитета. Ее продолжал возглавлять представитель Совета В. Громан.

28 февраля в «Известиях Совета рабочих депутатов» появилось сообщение, в котором говорилось: «Продовольственная комиссия Совета рабочих депутатов и Исполнительного комитета Государственной думы объявляет, что она приняла на себя центральное руководство всем продовольственным делом». Комиссия

____

146    С. Мстиславский. Пять дней, стр. 17—18,

147    Там же, стр. 26.

 

призвала всех рабочих-пекарей немедленно встать на работу, предложила хлебопекарням приступить к выпечке хлеба, а городским попечительствам — организовать равномерное распределение хлеба среди населения. Продовольственная комиссия объявила, что она предполагает в ближайшее время «поручить дело распределения продовольственных продуктов обывательским комитетам, которые будут выбраны по районам всем населением, достигшим совершеннолетия».

Буржуазия теперь стремилась сосредоточить в своих руках власть. Революционные действия рабочих и солдат парализовали ее колебания, вывели ее из состояния пассивности и выжидания. Буржуазия вынуждена была примкнуть к революции и порвать с царским правительством, чтобы не погибнуть вместе с ним, а попытаться использовать революцию в своих интересах. Присоединение буржуазии ускорило победу революции. Оно внесло дальнейшее разложение в лагерь самодержавия и способствовало его дальнейшей изоляции. Но превращение буржуазии в участника событий сделало революцию еще более сложной и противоречивой. В то время как рабочие и солдаты, составлявшие главную массу народа, решительно и до конца боролись против царской монархии, буржуазия продолжала играть двойственную роль. Отрекшись от царского правительства, она рассчитывала спасти царизм, приспособив его к условиям буржуазного развития.

27 февраля произошло решающее сражение между народом и самодержавием. Присоединение армии к народу определило исход этого сражения. Но победа над царизмом, одержанная в этот день, еще не была ни полной, ни окончательной.

Какие же новые битвы и столкновения ждали революцию впереди?

 

К содержанию - ВТОРАЯ РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ