Карта сайта

ДОНАЛЬД МЭЛЛОУ. ПРАВО НА СВОБОДУ -2- Свои дома Мэллоу проектирует один ...

Свои дома Мэллоу проектирует один с помощью чертежника и строит долго, иногда по четыре года — очень большой срок для Америки. Он все делает сам: ландшафтное решение участка, озеленение, разрабатывает интерьеры вплоть до чертежей мебели и рисунка ковров, видя в этом часть архитектуры. (Не так давно один производитель мебели заказал ему дизайн изделий для выпуска на своем заводе.) Особенно ревностно Мэллоу ведет авторский надзор на стройках, как бы далеко они ни находились. Результат работы виден по материалу, который он предложил для публикации в нашем журнале. Как видно, проблемы качества строительства не существует в богатых домах. Поэтому поговорим о качестве архитектуры.

Для меня важнейшая характеристика построек Мэллоу — их родство с ландшафтом. В большей или меньшей степени все его дома растворены в ландшафте. Дом семьи Голден, пожалуй, высшая степень единства с окружением. Это композиция плоских крыш, распластанных на уровне земли и почти невидных за высокими стволами деревьев в очень густом лесу. Уступить, не бороться с природой, подчиниться солнцу и ветрам, мягко лечь на рельеф — такой подход. Таким же сделан и собственный летний дом Мэллоу в штате Мэн: кажется, еще чуть больше образной связи с глухим темным лесом — и дом покажется мрачноватым. Но спасает чувство меры. Не случайно свое ателье Мэллоу построил у прекрасного озера. Вид из окна на берег и водную гладь заставляет вспомнить о японской философии ландшафта с ее гармонией и мерой, располагает к созерцанию и медитации. И тогда понимаешь, почему из этой мастерской выходят только «ландшафто-сберегающие» проекты.

Архитектурная тема домов Мэллоу — летящие, парящие плоскости и пластины, ступенями сбегающие по рельефу. В интерьер тема входит весьма неожиданным образом: перемена уровней пола не влечет за собой перемену уровней потолка и, наоборот, отметки потолка меняются только над ровным полом. Остроумный способ разнообразить пространства, создать впечатление напряжения или разрядки. Кроме обычных витражей, дома снабжены ленточным верхним остеклением, поэтому комнаты залиты светом целый день, даже если они обращены на север.

Во всем остальном в домах Мэллоу нет никаких новаторских трюков, призванных поразить зрителя. Видимо, в том и состоит мастерство, чтобы без лишних слов убедить: это единственно верное решение в этом месте и в это время. Хотя архитектурный обозреватель Джеймс Морган считает, что дома Мэллоу всегда современны, более того, стоят вне времени.

Кто проектирует большие и маленькие жилые дома, знает: с ростом объема трудности растут в геометрической прогрессии. В огромном и сложном доме легко сбиться с масштаба, запутаться в функциональных связях, даже чересчур изысканные и дорогие материалы могут подстроить свою ловушку. Все это может легко разрушить авторский замысел. С домами Мэллоу этого не случилось. Заказчики видят в них синтез ясных архитектурных идей, изложенных доступным для них языком.

Доверие клиентов архитектору безмерно. С их стороны нет и намека на давление — стилистическое или вкусовое. Что ж, это доверие завоевано работой, опытом, известностью. Завоевано право на творческую независимость от заказчика. Но архитектор не пользуется этим правом хищнически, а продолжает оплачивать его внутренней дисциплиной и хорошим чувством стиля. И не обижается на аналогии с архитектурой Райта. Ведь Райт — тот «генерал», за которым не стыдно идти.

Сергей СУЕТИН