Карта сайта

ВАЛЕНТИН ШВЕДОВ, ИЗОБРЕТАТЕЛЬ - 2 - Существующие системы естественной ...

Существующие системы естественной вентиляции и отопления с использованием дефлекторов в большинстве своем малоэффективны из-за их конструктивного несовершенства. В связи с этим целесообразно не отказываться от естественной вентиляции и отопления, а совершенствовать их, чем я и занимаюсь.

— Скажите, пожалуйста, на каких конкретно объектах внедрены ваши дефлекторы?

— Кроме железнодорожных вагонов, в жилых домах, на Московском ипподроме, в различных животноводческих помещение в более чем трети областей страны. На Московском ипподроме до 1971 г. никакая вентиляция не работала. Мокли, буквально плакали потолки и стены. Это пугало лошадей, они болели

Я сделал там естественную вентиляцию в 3 конюшнях, в 1972 г. завели спортивных лошадей, и с тех пор в помещении сухо, чисто и тепло.

В коровниках колхоза им. Горького Ленинского района Московской области естественная вентиляция работает 4-й год. До ее внедрения, рассказывал мне главный зоотехник колхоза Н. Безунов, никакая вентиляция не работала, они измучились. Вентиляция ЦАГИ создавала сильный шум, коровы пугались и не подпускали доярку. Сейчас потолки как в больничной палате, нет запаха, тишина и никакого расхода электроэнергии.

— Как вы стали изобретателем! Были ли к этому предпосылки в семье, наследственная тяга к техническому творчеству!

— Нет, дед крестьянин, с металлом дела не имел. Отец, будучи курсантом Строительной академии им. В. Куйбышева, в 1937 г., за несколько месяцев до моего рождения, был репрессирован, а реабилитирован в 1959 г. Так что в детстве мне с ним общаться пришлось мало. Суровая жизнь в зоне в Пермской области (рядом с местом пребывания отца) требовала ловкости, смекалки, изобретательности. В детстве я делал повозки с колесами из обрезков бревен (кругляков), сани для перевозки леса, то есть все, что нужно было в быту. Во время службы на Тихоокеанском флоте был заведующим складом ГСМ, вот здесь внес первое рацпредложение — приспособление для измерения уровня заполнения емкостей с горючим. Будучи студентом МИИТа, практику проходил в ПКБ Главного управления вагонного хозяйства МПС СССР. Здесь получил задание вписать дефлектор в габарит подвижного состава. Но я усомнился в конструкции этого дефлектора. Пошел в депо Москва-3, там обратился к главному инженеру депо Г. Смирнову. Он подтвердил мои сомнения. Действительно, эта конструкция не обеспечивала хорошей тяги, продукты горения топлива забивали живое сечение трубы и шли в вагон. Поезд «Москва — Владивосток» шел тогда 2 недели, и проводнику приходилось периодически на стоянках прочищать дымовую трубу. А над ней контактный электропровод напряжением 25 тыс. вольт. Чуть не рассчитал, приблизился к нему металлическим прутком — и конец. Так погибло несколько человек. Я был ошеломлен рассказом главного инженера. «Ты приходи к нам почаще,— сказал Герман Сергеевич.— Если сможешь придумать, как удалять продукты сгорания из дефлектора, а значит, из трубы — тебе 3 тысячи 600 проводников (это наш парк) памятник поставят». Через месяц я разработал 10 вариантов дефлекторов для дымовых труб пассажирских вагонов.