Карта сайта

ДМИТРИЙ БУШ, АЛЕКСАНДР ХОМЯКОВ

Сейчас Вы перевернете несколько страниц и как бы пройдете сквозь странный и таинственный «затерянный мир». Здесь воспаряют тяжелые глыбы «стоунхенджа», а из вод океана поднимаются «каменные волны»; в тюремных камерах «архитектурного музея» заключены солнечные зайчики, а комфорт в метрополии оборачивается «космосом для простаков». Этот мир создан Д. Бушем и А. Хомяковым, с которыми я и предлагаю побеседовать.

Леонид ХАЙЧЕНКО

Л. Хайченко. Итак, как вы начинаете работу над очередным проектом?

А. Хомяков. Каждая работа, каждая тема возвращает нас к трем, четырем вещам, которые мы начинаем туповато прикладывать к конкретной задаче. Мы находим в этом новом приложении какие-то новые бездны для себя, увлекаемся ими. Магия этих вещей — наших ценностей — быть может, не понятна со стороны, а мы сразу попадаем в какую-то замкнутую систему.
Л. X. Что же это за ценности?

А. X. Ну, например, китайский шар. Во-первых, нас всегда интересовали пространственные коллизии, которые в нем возникают во время вращения. Во-вторых, не укладывается в голове само изготовление этого объекта. Задним умом мы понимаем, что здесь — космос, и не трогаем его даже. Просто волшебство... Отсюда у нас прямые выходы на пространственные решения, свет, тень, решетки.

Другой элемент — это камень, брошенный в реку. Мы часто «ходим» этой «фигурой». Еще один прием — нарушение законов механики. Стремление к парадоксальным эффектам. Кроме того, мы всегда были привержены грубым, простым элементам — таким, как фактура, камень, руст.

Л. X. В концептуальных конкурсах тема определяется каким-либо словосочетанием. Например, «хрустальный дворец», «стеклянная башня»... Интересно, от вербально изложенной темы вы переходите непосредственно к изобразительному образу или интерпретируете тему вербальным же способом.

Д. Буш. Мне кажется, что сначала вещь формируется все же в словах. Особенно в последнее время можно было до последнего момента обходиться без бумаги. Раньше, конечно, больше рисовали, а сейчас на словах можно оговорить весь лист.

Когда мы делали конкурсный проект для Борнхольмштрассе в Берлине, там как раз так и было. Мы сначала все оговорили, а потом начали чертить.
Л. X. Похоже, что вы перенесли методику концептуального проектирования на решение вполне реальных задач?

А. X. В последнее время мы научились проектировать реальные объекты, используя принципы нашего концептуального творчества. С теми же ценностями мы смело входим на реальный участок. И в результате получается вещь, вполне отвечающая нашему 10-летнему «бумажному» опыту.