Карта сайта

АЛЕКСАНДР АСАДОВ. ТВОРЧЕСКИЕ ПОИСКИ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ - 2 - На вопрос: вдохновлялся ли ...

На вопрос: вдохновлялся ли он образами Э. Амбаца или Г. Пайхля, архитектор лишь пожимает плечами, тем не менее они явно не оставили его равнодушным. В то же время, признавая достоинства контекстуализма и средового подхода, он склонен акцентировать самоценность любого архитектурного произведения, известную самодостаточность художественного образа. В данном случае эта не дающая покоя образная концепция — «разрезанный холм».

Началось все с неожиданного для советских архитекторов предложения с финской стороны запроектировать гостинично-рекреационный комплекс на 400 мест в зоне отдыха «Ловиза» в 90 километрах от Хельсинки. Именно здесь были фактически проиграны многие композиционные и пластические сюжеты, начиная от наклонной плиты с уложенным по ней слоем грунта и дерна и кончая разведением частей комплекса, открытой жилой и «замаскированной» общественной. Несомненной находкой первого, оказавшегося базовым, варианта является остроумное использование в качестве пассажа искусственного канала, пересекающего небольшой полуостров, вдоль западной оконечности которого должно было располагаться сооружение. Изобретательно препарированное внутреннее пространство с верхним светом призвано было, по замыслу проектировщиков, воссоздать как в функциональном, так и в чисто эмоциональном плане традиционную городскую среду. Предусматривались, в соответствии с пожеланиями заказчика, «летний» и «зимний» варианты его решения. Как подчеркивают авторы в проектной записке, они стремились доказать возможность единства и гармонии таких трудносовместимых начал, как природа и современный комфорт, экзотика и обыденность, исторические традиции и прогрессивные технологии, фольклор и шлягер на фоне неизменного экологического равновесия места, что оказывается вполне созвучным идеологии критического регионализма и восходит к чеканным формулировкам П. Рикера. К сожалению, представленная в 1986 г. проектная концепция так и осталась на бумаге. Однако генеральная идея, заявленная в здании-холме, получает дальнейшее развитие в гостинично-спортивном комплексе на 300 мест в Битце в Москве, спроектированном в 1990 г. по заказу совместного советско-болгарского предприятия

«Вариант» и предназначенном главным образом для иностранных бизнесменов. Намеченный под строительство участок расположен в лесопарковой зоне отдыха на южной окраине города,. точней, на обширном лугу — «нейтральной полосе», разделяющей две непроницаемые друг для друга стихии — лес и город. Встречающая вас при выходе из леса живописная деревушка, которая состоит из нескольких примыкающих друг к другу жилых корпусов, благодаря скатным кровлям и пластике стен, ассоциирующихся с избушками,— каждая со своим лицом, выглядит публицистически заостренной альтернативой привычному силуэту, образуемому типовыми многоэтажными башнями новых микрорайонов. С северо-запада же, со стороны города, природный ландшафт перетекает в обустроенный парк, располагающийся под 20-градусным углом к основанию, с малыми архитектурными формами, разнообразными перголами, выступающими объемами световых фонарей и галереи пассажа. Как и в финском проекте, структурообразующую роль играет наклонная плита, скрывающая под собой широкий набор общественных помещений — от плавательного бассейна с двумя ваннами и трибунами на 500 мест до конференц-зала на 250 мест и сети ресторанов, кафе и баров-варьете. Кроме того, в цокольной части запроектированы автостоянки и хозяйственный блок. Объемно-пространственное решение комплекса от этажности до характера расчленения объемов продиктовано ландшафтными особенностями участка, в частности, высота сооружения зрительно соотносится с высотой кромки леса.