Карта сайта

АЛЕКСАНДР АСАДОВ. ТВОРЧЕСКИЕ ПОИСКИ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ

Москвич Александр Асадов — из того поколения, о котором мы сегодня все чаще слышим — архитекторы-восьмидесятники. И дело не в возрасте, верней, не только в нем. Тех, кто в эти годы остался в профессии и в то же самое время — парадокс! — не изменил ей, не пошел в безропотное услужение молоху валового строй-производства, отличают, пожалуй, две черты: религиозная вера в искусство архитектуры и интеллектуальное мужество. Что касается творческого кредо, профессионального взгляда на мир, то здесь разброс весьма широк. Тем не менее и за этой пестротой и видимым общекультурным и формально-стилистическим хаосом угадывается общее основание, а именно — удивительная способность к ассимиляции, претворению и развитию самых разнообразных идей — социальных, пространственных, пластических.

Последняя черта, на наш взгляд, может быть, с наибольшей отчетливостью проявилась в творчестве Асадова. Он, как кажется, не миновал ни одной из животрепещущих тем последних двух десятилетий: в его творческом багаже — регенерация

кварталов старого города и центр общения и досуга, «второе жилище» горожанина и Тэт-Дефанс. И все это — при полной стилистической свободе, а верней, неозабоченности формальной чистотой. Как проговаривается сам архитектор, рассказывая о своих работах: тут — немножко хай-тек, там — скорее регионализм, а здесь — что-то от здания французского Министерства финансов П. Шеметова и Б. Уидобро. А плавательный бассейн в Чебоксарах так и вовсе: каждый фасад — своя стилевая интерпретация — правда, при доминировании темы «волжского ампира». Исключение составляют, вероятно, лишь первые «пробы пера» — в частности, дипломный проект Олимпийской деревни, в котором старательно варьируются пластические находки времен футурологического бума.

Особенно благодатной почвой для развития этой всеядности, а лучше сказать, полной творческой раскрепощенности, оказалась сфера курортно-рекреационного зодчества. Свобода жанра породила целую россыпь концепций, одна экстравагантней другой: здесь и имитация древнего селения, карабкающегося по прибрежному склону (курортная гостиница в Ялте), и наведение — в прямом и переносном смысле — моста-эспланады между исторической частью города и новыми жилыми районами (курзал и курортная гостиница в Кисловодске), и залихватски закрученная винтовая лестница, соединяющая зону пляжа с башней кафе, «ступени» которой скрывают внутри . себя помещения курзала и жилые секции (курзал на 800 мест и курортная гостиница на 500 мест в Мисхоре). И вновь стилевая «привязка» может иметь самые разнообразные — вплоть до совершенно необязательных — основания.

К этому же ряду можно отнести серию последних работ Асадова, «отрабатывающих» одну и ту же проектную идею «экологической», или «исчезающей», а точней, «прячущейся» архитектуры.