Карта сайта

Прежде она систематически разрабатывалась главным ...

Прежде она систематически разрабатывалась главным образом натурфилософами и юристами, и если попадалась где-нибудь в другом месте, то большей частью только как более или менее удачная метафора. Теперь же систематическое развитие идеи социального организма принимают на себя такие люди, как Дрэпер, Спенсер, люди, обладающие значительными знаниями в сфере точных наук, привыкшие к здравому и трезвому мышлению. Вследствие этого идея социального организма получает особенный интерес; притом же едва ли не впервые она проводится ясно и последовательно, вследствие чего становится возможным уловить ее суть. Спенсер начинает коротким общим обзором пунктов сходства и различия между обществами и и нди видуал ьн ы м и организма ми. Пун кто в сходства он указывает четыре. Во-первых, как общества, так и организмы, начинаясь соединением небольшого числа частей, постепенно так увеличиваются в объеме, что некоторые из них достигают размера, в десять тысяч раз более первоначального. Во-вторых, и те и другие развиваются по одному типу, переходя от простого к сложному. В-третьих, и в тех и в других постепенно развивается взаимная зависимость частей, так что, наконец, жизнь и деятельность каждой части обусловливаются жизнью и деятельностью остальных частей. В-четвертых, элементы организма и общества рождаются, развиваются, действуют и умирают каждый сам по себе; между тем как целое продолжает жить и переживает одно поколение элементов за другим. Эти пункты сходства представляются Спенсеру весьма значительными и важными, тогда как, наоборот, пункты различия - гораздо менее резкими. Их тоже четыре. Во-первых, организмы имеют специфические внешние формы, тогда как общества их не имеют. Но это различие сглаживается, по мнению Спенсера, как неопределенностью форм некоторых низших животных, так и тем более общим фактом, что внешняя форма организмов и обществ "зависит от окружающих условий". Надо правду сказать, что это уже слишком общий факт, потому что внешняя форма неорганических тел точно так же зависит от окружающих условий. Гораздо остроумнее соображения, противополагаемые Спенсером второму и третьему пунктам различия. Живые элементы общества не образуют такой сплошной массы, какова живая ткань организма.

Но это различие, рассуждает Спенсер, собственно не существует, ибо как организмы развиваются из неорганизованного вещества, в котором рассеяны организованные точки, так и члены политического тела физически отделены друг от друга промежутками не мертвого пространства, занимаемого фауной и флорой, т. е. жизнью низшего разряда; и эта низшая жизнь, от которой зависит существование человека и общества, необходимо должна быть включена в понятие социального организма. Живые элементы организма большей частью неподвижны, а элементы организма социального способны передвигаться. И это различие не важно и только поверхностно, говорит Спенсер. В качестве общественных деятелей люди, в сущности, неподвижны: сельский хозяин, мануфактурист и т. д. функционируют на одном и том же месте, и если отлучаются навсегда или на время, то оставляют кого-нибудь вместо себя. Четвертый пункт различия есть самый важный как по мнению Спенсера, так и по нашему. "В теле животного только известный род ткани одарен чувствительностью, в обществе же все члены одарены ею". Этот довод Спенсер старается ослабить, во-первых, тем, что в некоторых низших животных, не имеющих нервной системы, обладаемая ими слабая чувствительность распределена одинаково на все части. "Кроме того, - говорит Спенсер, - мы должны помнить, что и общества не лишены некоторого дифференцирования в этом роде. Единицы общины хотя и все чувствительны, но чувствительны не в равной степени. Сословия, занимающиеся земледелием и вообще тяжелыми работами, гораздо менее впечатлительны как в умственном отношении, так и в отношении душевных волнений, нежели другие сословия: особенно резко отличаются они в этом случае от сословий, получивших высшее умственное образование. Но все-таки этот пункт представляет довольно резкий контраст между политическими и индивидуальными телами, которого никогда не следует упускать из виду, потому что он напоминает нам, что между тем как в индивидуальных телах благосостояние всех частей вполне подчинено благосостоянию нервной системы, в приятном или болезненном возбуждении которой заключается все благо или зло в жизни, - о политических телах нельзя сказать того же. Пусть жизнь отдельных частей животного поглощается жизнью целого, оно так и следует, потому что это целое имеет корпоративную сознательность, способную ощущать наслаждение или страдание. Общество же дело другое: его живые единицы не утрачивают и не могут утратить индивидуальной сознательности, а община, с другой стороны, не имеет корпоративной сознательности как целое. Это-то и есть главная неизменная причина, по которой благосостояние граждан никогда не может быть справедливо жертвуемо для какого-то воображаемого блага государства, а, напротив того, государство должно существовать единственно только для блага граждан. Корпоративная жизнь в этом случае должна подчиняться жизни отдельных частей, а не жизнь отдельных частей - корпоративной жизну" (Опыты. Социальный организм. Т. I, с. 426) .

Казалось бы, последнее различие до такой степени существенно и важно, что его одного было бы достаточно для уничтожения параллели между организмом и обществом. "Не забывать" его, как советует Спенсер, и в то же время настаивать на аналогии - невозможно. Но Спенсер настаивает и потому, как увидим, забывает. Более подробный разбор фактов, оправдывающих уподобление общества живому телу, Спенсер начинает с низших ступеней органической жизни и с первых стадий общественного развития, и затем шаг за шагом следит за дальнейшим усложнением тех и других. Он проводит последовательно параллели: между микроскопическими растениями и животными, обнаруживающими крайне простое строение, и агрегатами их, состоящими из независимых единиц, с одной стороны, и первобытными общинами, состоящими из независимых и равных людей - с другой; между следующими ступенями органической жизни, проявляющими уже относительно значительную степень "физиологического разделения труда", т. е. обособления и специализации тканей и органов -и теми фазами развития общества, в которых экономическое разделение труда произвело первые кастовые дробления; между образованием животных колоний из нескольких нецелостных неделимых и слитием однородных групп в одно племя; между почкованием и раздроблением племени вследствие недостатка пищи и проч. Во всех этих случаях Спенсер уподобляет социальный строй не столько отдельным организмам, сколько агрегациям организмов и, например, полипняк может рассматриваться и действительно рассматривается многими как ассоциация полипов, а сравнение общества с обществом для нашей ближайшей цели особенного интереса не имеет. Смотреть ли на гидру, на полипняк и т. д. как на организм социальный или естественный - этот вопрос может быть решен только после окончательного и подробного рассмотрения пунктов сходства и различия между обществом и неделимым. К этой специальной цели своего исследования Спенсер и обращается далее. В зародыше, говорит он, масса клеточек отлагает периферический слой, который в дальнейшем развитии распадается на два: внутренний - слизистый, и внешний - серозный. Из слизистого слоя развивается питательный аппарат, из серозного - аппарат внешней деятельности. "Из первого образуются те органы, которыми приготовляется и поглощается пища, втягивается кислород и очищается кровь; тогда как из последнего образуются нервная, мышечная и костная системы, соединенным действием которых совершаются движения тела как целого".

В развитии общества происходят совершенно параллельные явления. Общество дифференцируется на управляющих и управляемых, которые, усваивая себе различные функции, становятся позднее друг к другу в отношения "вольных людей и рабов, дворянства и крепостных". Правящий класс функционирует как серозный слой органического зародыша, управляет внешними действиями общества, так как класс управляемых, подобно слизистому слою, более и более исключительно занимается снабжением общества пищей. "Впоследствии, по мере того как рабочий слой удаляется все более и более от дел общества и утрачивает свою силу в них, он ограничивается почти исключительно процессами добывания продовольствия, между тем как дворянство, переставая участвовать в этих процессах, посвящает себя управлению движениями политического тела". Далее, появлению в организме естественном промежуточного сосудистого слоя, из которого образуются главные кровеносные сосуды, в организме социальном соответствует образование среднего, торгового сословия. Как на этой ступени развития организма пища передается от слизистого слоя к серозному не непосредственно, а при помощи сосудистого слоя, так и в обществе предметы потребления передаются не прямо рабами господам, а при посредстве купцов. Кровь живого тела соответствует массе продуктов, находящихся в обращении в политическом теле; нервная система - правительственной организации; кровеносные сосуды - путям сообщения; мозг - парламенту и т. д., и т. д. Спенсер самым добросовестным образом исполняет заданную им себе работу. Некоторые из частных аналогий, на которые он при этом наталкивается, чрезвычайно остроумны. Так, например: "Кровеносные сосуды получают определенные стенки - дороги окапываются и усыпаются щебнем".