Карта сайта

Нимейер запроектировал ряд крупных объектов для ...

Нимейер запроектировал ряд крупных объектов для развивающихся стран, особенно для Алжира, стремясь помочь их народам в созидании нового общества, в укреплении независимости, в подготовке национальных кадров.

Искренний и глубокий интернационализм органично соединяется с патриотизмом бразильского зодчего. Любовь к родной земле проявляется не только в национальном колорите его проектов, но и во взглядах архитектора. Готовясь к возвращению на родину после десяти лет жизни и работы в Европе, он заявил: «Я постоянно думаю о моей далекой Бразилии, о Латинской Америке, которая страдает и одновременно бурно развивается как сила природы, которая не смирится с преступлением против Альенде и с грустью прислушивается к песням протеста и любви нашего незабвенного. . . брата Неруды. Но, к счастью, нам остается Надежда. И уверенность в том, что жизнь изменится и что приход лучшего мира, о котором мы всегда мечтали, предначертан историей» [2, с. 180].

Когда Нимейера спросили, какой самый красивый город в мире, он ответил: «Рио-де-Жанейро, а затем Нитерой, потому что оттуда можно смотреть на Рио» [2, с. 174]. Он любит развлечения простых людей, темпераментно болеет за национальную сборную по футболу, а в 1983 г. спроектировал трибуны для зрителей карнавального шествия в Рио-де-Жанейро.

1 О Estado de Sao Paulo, 1979, 6 de maio, p. 17.

Церемония вручения Нимейеру Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами»

 

За свою благородную деятельность Нимейер не раз подвергался политическим преследованиям. Ему отказывали в предоставлении государственных заказов на проекты, его вынудили оставить пост декана организованного им архитектурного факультета университета города Бразилиа. Даже в период строительства Бразилиа несмотря на возражения президента республики Ж. Кубичека Нимейеру пришлось явиться в полицию давать объяснения по поводу действий в защиту Кубы и избрания его президентом Института культурных связей «Бразилия — СССР». Зодчий вспоминает, что на вопрос: «Что вы, коммунисты, собираетесь делать?» он ответил резко: «Изменить общество» [6, с. 1 02]. В 1964 и 1965 гг. его вновь вызывали в полицию и допрашивали.

Но несмотря на репрессии Нимейер с полным правом мог заявить в 1975 г.: «С глубоким удовлетворением я констатирую, что я сохраняю свои политические убеждения без колебаний, без страха. Я счастлив тем, что остаюсь в мире со своей совестью и тем, что не предал тех, кто одарил меня своим доверием» [12, с. 24].

Характерно, что правящие круги США в 1947 г. не допустили архитектора-коммуниста прочесть цикл лекций в Йельском университете и пытались помешать ему принять участие в проектировании комплекса штаб-квартиры Организации Объединенных Наций, а в 1966 г. отказали архитектору в транзитной визе, необходимой ему для выполнения проекта. О. Нимейер заявил тогда: «Это, по крайней мере, свидетельствует о том, что я последователен в своих взглядах и остался верен себе» [2, с. 159].

Оскар Нимейер в Центре планирования университета Бразилиа