Карта сайта

Стоит подчеркнуть, что теоретико-публицистические выступления ...

Стоит подчеркнуть, что теоретико-публицистические выступления Нимейера все же являются не результатом научного исследования, а прежде всего и главным образом осмыслением задач и средств их разрешения профессионалом-проектировщиком. Об этом говорит не только их содержание, но и форма. Практически всегда даже свои интервью Нимейер сопровождает эскизами, рисунками, схемами, ссылками на конкретные постройки и проекты (в основном авторские) или на памятники культуры. Эти графические наброски не только многочисленны, но часто сложны, это и варианты, и перспективы с разных точек зрения, и ортогональные проекции, и эскизы конструктивного решения.

1 Modulo, 1978/1979, № 52, р. 35.

2 Ibid.

3 Modulo, 1979, № 53, p. 56.

4 Modulo, 1979, № 53, p. 56.

5 Ibid., p. 58.

 

Из выступлений О. Нимейера возникает образ современного прогрессивного деятеля культуры, который близок ему и которому он стремился следовать в собственной деятельности: «Сегодняшний художник совсем не то, что «непонятый гений» прошлого столетия. Это нормальный человек, который смотрит на жизнь и на окружающих его людей прямо, глубоко сознает проблемы современного общества, от которых в прошлом художник устранялся. Его труд приобретает сейчас действительно общечеловеческую значимость. Он знает, что его искусство — только часть более важных дел, и в этом — как ни странно это звучит — источник его творческой силы».

И поэтому Нимейер не раз выражал неудовлетворенность результатами своего труда. Поэтому так искренне звучат его слова: «Я рад бы представить более реалистические достижения: работу, которая отражала бы не только изысканность и комфорт, но также положительное сотрудничество между архитектором и обществом в целом» [2, с. 24].

Глава 8

ЗОДЧИЙ- ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ

Об Оскаре Нимейере как об одном из крупнейших зодчих XX в. написано много; подобно Райту и Ле Корбюзье, он много написал сам о себе. Но в своих статьях и книгах Нимейер рассказывал не только, а подчас и не столько «о себе», сколько «о времени» и о своих взаимоотношениях с ним, о своих политических симпатиях и взглядах, встречах с общественными деятелями разных стран и о своей собственной общественной и политической работе.

И чем дольше знакомишься с заявлениями и высказываниями О. Нимейера, тем понятнее и, главное, уместнее оказываются обращенные к нему самому его слова, сказанные еще в 1950 г., о месте и роли художника в современном обществе (см. с. 189).

Но происхождение и воспитание архитектора отнюдь не располагало к утверждению подобных взглядов. Дед Оскара по материнской линии, в доме которого он воспитывался, был министром по делам федерального Верховного суда Бразилии, а бабушка, воспитанная на фазенде, при всей своей доброте, постоянно требовала от слуг, как вспоминает Нимейер, не просто безоговорочного подчинения, но раболепия. Но уже в детстве это вызывало у будущего зодчего внутренний протест.

В период его учебы на архитектурном факультете там проходила многомесячная студенческая забастовка, которая вспыхнула в ответ на устранение Л. Коста с поста директора Национальной школы изящных искусств. А вскоре Нимейер познакомился с видными общественными деятелями страны и начал принимать участие в политических акциях. Архитектор рано встретился с социальной несправедливостью. Для человека его профессии она проявлялась прежде всего в том, что в стране «социального неравенства», как он не раз отмечал, «большинство граждан живет в жалких квартирах» [2, с. 25], и новые проекты фактически отражают это положение.

Знаменитый бразильский писатель Жоржи Амаду сделал главным героем романа «Подполье свободы» (1954 г.) молодого преуспевающего архитектора Маркуса ди Соуза, «создателя небоскребов», который путем поисков и разочарований включается в освободительную борьбу своего народа. Нет сомнения, что этот образ навеян знакомством автора с жизнью и деятельностью О. Нимейера (хотя роман, конечно, не является биографией мастера).

В годы реакционной диктатуры Нимейер материально помогал Бразильской коммунистической партии, выполнял отдельные поручения ее руководителей, боровшихся в подполье. Новый этап его политической деятельности наступил в 1945 г.