Карта сайта

Предложения зодчего строить город, где ...

Предложения зодчего строить город, где «от средневековых городов, которые так милы сегодня нашему сердцу», останутся «покой и гуманизм», остаются в целом прежними: «Город будущего должен возводиться не для машин, а для людей», которые смогут «свободно разгуливать по нему, как в былые времена». Нимейер заявляет: «Наш город устремится ввысь, поэтому расстояния в нем сократятся . . . Для того, чтобы пешеходы могли свободно передвигаться по улицам, весь автотранспорт будет оставаться на стоянках за чертой города . . . Наш город может расти. По его модели будет создана целая цепочка городов, расположенных вдоль одной оси и отделенных друг от друга огромными зелеными зонами отдыха. Параллельно им протянутся сельскохозяйственные, научно-исследовательские и промышленные зоны»1.

1 Polityka. Warszawa. 1960, may 14, Ν 20 (167).

2 Советская культура.— 1979.— 2 ноября.— № 88.

 

Понимание социального предназначения архитектуры и перспектив ее развития определило отношение бразильского архитектора к советской архитектуре: «В советской архитектуре... нас прежде всего интересует и привлекает ее гуманистический характер, впервые в истории позволивший архитектуре выполнять в обществе ту роль, которая ей в действительности предназначена. Если во всех остальных странах архитектура удовлетворяет потребности меньшинства — господствующих классов, то в Советском Союзе она, наоборот, служит счастью и благосостоянию всего общества. В советской архитектуре уже не встречаются те препятствия, которые существуют у нас,— препятствия, прямо связанные с социальными проблемами, которые наши архитекторы вынуждены обходить» [2, с. 28].

С гуманистическим устремлением творчества О. Нимейера неразделимо связан его патриотизм, желание служить своему народу, разделять его мечты и трудности. Свою работу, свои искания он оценивает мерой выполнения патриотического долга. Именно так расценивал он свое участие в строительстве Бразилиа. Работая в 60—70-е годы главным образом за рубежом, он всегда с гордостью отмечал, что в его лице бразильская архитектура вносит свой вклад в мировое зодчество, и привлекал к выполнению зарубежных заказов бразильских специалистов и бразильские фирмы. И даже постоянно признавая вклад Ле Корбюзье в сложение бразильской школы современной архитектуры, Нимейер не забывает прибавить, что эскизы великого французского новатора были воплощены в реальность (и во многом переработаны) молодыми бразильскими архитекторами: «В .. .авторском коллективе установилась атмосфера доверия и единодушия, .. .вселившая в нас уверенность в том, что мы способны еще сказать свое слово в архитектуре» [14, с. 26].

На рубеже 30-х и 40-х годов Нимейер не раз говорил, как и большинство архитекторов того времени, об общей тенденции современной архитектуры к «универсализации», имея в виду сближение образно-стилистических характеристик в различных странах в связи с совпадением функциональных задач, с единообразием технического арсенала и методов строительства и с расширением культурного обмена: «Мы знаем, что современная архитектура стремится к универсализации» [2, с. 17]. Но уже в начале 40-х годов, приступая к работам для Пампульи, в которой он впоследствии видел «отправную точку современного направления бразильской архитектуры» [14, с. 27], он первым из бразильских архитекторов выдвинул требование поисков нового, самобытного, именно бразильского пути развития зодчества. Он писал: «Нас никто не может обвинить, что в наших поисках не хватает смелости, порой столь необходимой, присущей народам, национальная культура которых находится в стадии становления» [2, с. 17]. В условиях господства «интернационального стиля», т. е. современной архитектуры, это был едва ли не первый в мире призыв к региональному своеобразию архитектуры.

1 Нимейер О. Город 2000 года//Курьер ЮНЕСКО.— 1985,—апрель —С. 19.

 

Эта смелость, по его убеждению, была необходима архитекторам, «.. .которые, чувствуя себя ответственными за престиж и прогресс нашего зодчества, не удовлетворяются существующим положением дел, находятся в процессе постоянных творческих поисков, и ничто не способно им в этом помешать» [2, с. 17]. Такое соображение переводит представление о патриотическом долге вообще в категорию личных творческих устремлений зодчего.

К середине 50-х годов в творчестве и взглядах Нимейера сложилась стройная концепция самобытности современной бразильской архитектуры, опиравшаяся на осознание особенностей природно-климатических условий страны, методов строительства, социальной структуры общества и исторически обусловленного культурно-психологического склада народа. Он считал, что специфика деятельности европейских и североамериканских архитекторов «... и их недостаточная осведомленность о действительных условиях нашей работы могут объяснить некоторую их предвзятость и трудности в понимании особенностей бразильской архитектуры» [2, с. 25]. В противовес этому непониманию Нимейер утверждал: «Мы решили сохранить в нашей архитектуре ее отечественные и своеобразные черты, которые мы образно воплощаем, применяя принятые у нас методы строительства, и мы стремимся беречь заслуженный престиж, которым бразильская архитектура пользуется в современном мире» [2, с. 26]. Такой призыв отвечал потребностям развития страны, ее экономики, культуры и интересам набравшего в те годы силы прогрессивного национально-патриотического движения.

Требование самобытности О. Нимейер относил главным образом к новой архитектуре страны. В начале своей творческой деятельности он подчеркивал необходимость и относительную легкость новаторства, отмечая отсутствие в Бразилии прочных художественных традиций. Такая позиция была характерна для новаторов бразильской культуры в борьбе против традиционалистов. Он заявлял: «Мы отдаем дань уважения прошлому, но не более того. Старые архитектурные стили при современных технических возможностях просто-напросто утрачивают свой смысл. Мы уже более не верим в ценность стилей, в основу которых положены устаревшие в той или иной степени архитектурные элементы. На наш взгляд, печальным примером в этом смысле могут послужить построенные в Бразилии здания в стиле «маражуара» 1 или в «неоколониальном стиле» 2

1 Изоляционистское течение в бразильской архитектуре 20-х годов, сторонники которого украшали свои здания орнаментами с остатков индейской керамики, найденных на о. Маражо в устье Амазонки.

2 Традиционалистское направление в архитектуре Бразилии 20-х — начала 30-х годов, возрождавшее формы местного зодчества колониальной эпохи.

 

[2, с. 17]. Но и в начале 70-х годов, отвечая на вопрос, считает ли он свою работу в архитектуре традиционно бразильской, он отвечал: «Вы знаете, что я всегда очень высоко ценил колониальную бразильскую архитектуру. . . С другой стороны, наши архитектурные традиции в значительной степени заимствованы и мало изменились с тех пор, как они укоренились в нашей стране. .. Сегодня, в результате технического прогресса и новых строительных программ, архитектура всюду приобрела нечто общее. Это неизбежно... В маленьких зданиях порой еще возможно добиться преемственной связи с архитектурой прошлого. Но как быть с пятидесятиэтажным зданием? Каждый архитектор должен идти своим путем, в соответствии со своим темпераментом и возможностями» [2, с. 175— 176].