Карта сайта

Многолетний опыт совместной работы с художниками позволил ...

Многолетний опыт совместной работы с художниками позволил О. Нимейеру выработать систему методов достижения эффективного синтеза — возможно, не совсем оригинальную, но характерную для его творческой направленности и целей.

Нимейер прежде всего отмечает необходимость не только обязательной высокой квалификации всех участников совместной работы, но и понимания того, «.. .где необходимо их сотрудничество, а где без него можно обойтись» [2, с. 122].

Необходимо, отмечает Нимейер, начинать совместную работу с самых первых эскизов архитектора, «.. .дружески обсуждая все вопросы проекта в мельчайших деталях, рассматривая все специальные разделы как части единого и гармоничного целого» [2, с. 1 23]. Уже на этом этапе следует наметить места расположения живописных, скульптурных и декоративных работ и определить формы и способы их выполнения. И практика самого мастера показывает, что наиболее значительные комплексы, и прежде всего центр Бразилиа, с самого начала задумывались как ансамбли художественно-архитектурные, в основе которых лежит духовная значительность и пластичность архитектурного замысла.

При подчеркнутом стремлении к коллективному труду и уважении к работе живописца и скульптора Нимейер твердо указывает на «.. .особые функции и руководящую роль архитектора в коллективе. . .» проектировщиков, на право и необходимость для него принимать окончательные решения, в том числе по, казалось бы, чисто художественным вопросам, «. . .предлагая решения в согласии с архитектурным замыслом» [2, с. 123]. Он рассматривает такую постановку вопроса как «основное условие» осуществления подлинного синтеза искусств.

Такому подходу способствовали условия Бразилии, где (в отличие, например, от Мексики с ее великими художниками-монументалистами, которые вначале создавали свои «мурали» в стилистически чуждой архитектурной среде, а позже оказывали на архитекторов очевидное влияние) современная архитектура и изобразительное искусство развивались одновременно и совместно при признанной ведущей роли архитектуры, а художники стремились проникнуть в суть архитектурного замысла.

Однако подлинное решение проблемы синтеза искусств, уверен О. Нимейер, требует решения не только профессиональных, но прежде всего социально-экономических проблем или, как он писал, «.. .требует более высокой степени развития культурных и социальных условий, чем существующие ныне» в его стране и в капиталистическом обществе в целом. А успехи его собственные и его единомышленников являются частными, достигнутыми не благодаря, а вопреки этим условиям.

«В наше время,— пишет О. Нимейер,— работа представляется художнику социальным обманом, продиктованным обстоятельствами, которые унижают и развращают его, вынуждая служить тем, кто командует в жизни с помощью грубой силы, дискриминации или денег. Следовательно, синтез искусств должен стать независимым от меценатов, тогда он не будет, как сегодня, отдаленным и недостижимым миражем. Он станет естественным следствием взаимопонимания и дружбы. И люди будут лучше понимать эти проблемы, стремиться к решению их, изменяя тем самым и свою собственную судьбу» [2, с. 123].

Глава 7

АРХИТЕКТУРНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ

Предтечи и пионеры современного движения в архитектуре, разъясняя свои творческие принципы и борясь за их утверждение, много и постоянно выступали устно и в печати, писали статьи и целые книги, на которых воспитывались новые поколения архитекторов. Их традицию, но уже в борьбе с функционалистской догмой, в отстаивании и пропаганде своих убеждений продолжил Оскар Нимейер.

Его первый литературно-публицистический опыт был связан с проектированием Пампульи в начале 40-х годов. С тех пор он к середине 80-х годов написал шесть книг, предисловия к нескольким книгам, около 100 статей, дал множество интервью. Активность профессионально-публицистической деятельности Нимейера не ослабевает. В конце 70-х годов он написал книгу «Форма в архитектуре» и цикл из шести статей «Проблемы архитектуры». В книге о Рио-де-Жанейро, написанной в 1981 г., также подняты некоторые теоретические проблемы градостроительства и архитектуры.

Однако не только пропаганда своих взглядов заставляет зодчего браться за перо. Важнейшие проблемы современного искусства и архитектуры: искусство и общество, искусство и время, роль личности в искусстве и в его развитии, художник и революция, единство стиля и творческая индивидуальность, свобода и необходимость, место и значение архитектуры в жизни общества, архитектура как искусство и ее взаимосвязи с экономикой, техникой, смежными видами искусств, функция, конструкция и форма, процесс рождения архитектурно-художественного образа — повседневно встают перед мыслящим архитектором в виде реальных задач, требующих обдумывания и понимания с целью выработки наиболее совершенных проектных решений.

Совокупность социальных, эстетических и профессиональных представлений О. Нимейера иногда называют «.. .его архитектурной теорией» В действительности это, конечно, не теория как нечто самостоятельно существующее, как бы отстраненное от творческого процесса его обобщение и осмысление. Двуединство творческой и мыслящей, анализирующей личности порождает не научную архитектурную теорию, а творческие концепции.

Архитектурные взгляды архитекторов имеют сложную, в чем-то противоречивую направленность. Они, едва ли не в первую очередь, являются попыткой осмыслить собственный опыт и творческий процесс, разобраться в истоках и механизмах выработки данных, а не иных проектных решений. Во-вторых, они выступают предопределением проектных решений и одновременно, в-третьих, обоснованием и объяснением этих решений, а подчас и оправданием (и самооправданием) новых приемов и средств, родившихся, возможно, интуитивно, иногда вопреки ранее провозглашенным принципам. Такие объяснения рассчитаны на заказчиков, критиков и на широкий круг воспринимающих архитектурное произведение. В-четвертых, это разъяснение и пропаганда собственных воззрений и творческих принципов. При таком двуединстве архитектора и «теоретика» проектная практика испытывает естественное воздействие индивидуально формируемых концепций, и одновременно проецирование личного проектного опыта оказывает обратное и, может быть, более сильное влияние на сами взгляды и творческие принципы мастера. Таким образом, перед теорией архитектор ставит не научно объективизированные, а индивидуальные, субъективные цели, обосновывая свои положения и выводы также индивидуальным опытом.

1 Нимейер О. Архитектура и общество.— М., 1975.— С. 5. / Вступительная статья В. Хаита.