Карта сайта

Даже фасад скромной приходской церкви в жилой ...

Даже фасад скромной приходской церкви в жилой зоне покрыт сплошным бело-голубым ковром из «азулежус» с обобщенными изображениями евангельских эмблем — голубей и звезд, а ее интерьер украшен сюжетной фресковой живописью (художник А. Волпи), не покрывающей стены целиком, сохраняющей их зрительную цельность и тектонический смысл.

Во дворце Рассвета Нимейер стремился создать цельную и многообразную среду. Изысканные архитектурные формы, сложное и богатое внутреннее пространство, создающее впечатление представительности и интимности, разнообразие фактур и полихромия отделочных материалов, ультрасовременная и старинная мебель дополняются скульптурой и живописью.

У входа во дворец на низком пьедестале, возвышающемся над зеркалом бассейна, установлена бронзовая скульптурная группа «Купальщицы» А. Сескьяти. В центре одного из парадных залов поставлена геометризованная статуя-столп работы французского художника и журналиста Андре Блока, а продольную стену столовой украшает горизонтальное по конфигурации полотно Эмилиану Ди Кавалканти. Композиционным центром дворцовой часовни является расписная терракотовая мадонна XVIII в., освещаемая через многоцветный, современный по рисунку витраж. Здесь неожиданность, эксцентричность стилистического и жанрового обогащения, композиционных сочетаний и контрастность элементов не нарушают гармоничности архитектурной среды.

Скульптурен правительственный центр столицы в целом и особенно дворец Национального конгресса, скульптурны остро контрастирующие объемы театра и собора, скульптурны детали — прежде всего колонны дворцов. В активный художественный ансамбль включена также мебель, эмблематика, цвет, искусственное освещение и подсветка в темное время суток, пышное озеленение, обводнение и даже заранее задуманные архитектором шум и мельканье голубиных стай, оживляющие спокойную, несколько холодноватую монументальность центра.

Нимейер запроектировал и монументы архитектурно-скульптурного характера: обелиск с текстом перед дворцом Рассвета, а на площади Трех Властей — спаренный столп-голубятню и музей-памятник Бразилиа.

Архитектурный ансамбль площади Трех Властей, скомпонованный из одновременно мощных и изящных скульптурных по форме сооружений, дополняют скульптурные или скульптурно трактованные монументы. В центре площади установлена группа «Воины», а перед зданием Верховного суда — статуя Фемиды. К основанию музея, орнаментированному памятными надписями, прикреплена громадная маска Ж. Кубичека. В соответствии с проектом нового музея, пространство площади должно обогатить гигантское каменное изваяние — голова Тирадентиса.

Скульптурность объема театра усиливает геометричный горельеф с богатой светотенью, покрывающий целиком боковые фасады (художник А. Вулкан).

В скульптурном и живописном убранстве Бразилиа проявилась — частично под влиянием тесной совместной работы с архитекторами — тенденция к использованию композиционных средств, обычно свойственных самой архитектуре: выявление материала и его фактуры, подчеркивание ритма, масштаба, пропорций и т. п. Этому, с одной стороны, способствовало распространение в те годы в бразильском изобразительном искусстве абстракционизма. Сам Нимейер так описывал процесс создания декоративного панно-стены в вестибюле дворца Национального конгресса (художник А. Вулкан): «Приняв во внимание различные факторы, включая время и необходимость экономии средств, мы решили сделать его абстрактным и простым в исполнении. Потом мы. . . пришли к заключению, что лучше всего использовать материалы, уже отобранные для отделки интерьера: черный гранит (пол) и белый мрамор (стены)» [2, с. 123]. И действительно, белая стена, ритмически расчлененная черными полосами, явно приобрела выразительность и самостоятельное художественное значение.

С другой стороны, условность скульптурных и живописных форм, кстати, далеко не господствующая в художественном ансамбле Бразилиа, обосновывается ослаблением потребности в изобразительности как таковой, поскольку здесь сами архитектурные формы наделены непривычно открытой образностью, подчас доведенной до изобразительности и дополняемой текстами.

Очертания скульптурных групп «Купальщицы» и «Воины» как бы повторяют изысканные силуэты колонн дворцов, в то же время контрастируя с ними цветом и фактурой. Не случайна и парность их композиций, столь последовательно проведенная в архитектуре новой столицы.