Карта сайта

Нимейер писал, что он сделал в строительство комплекса ...

Нимейер писал, что он сделал в строительство комплекса «.. .весьма скромный вклад, который, однако, было трудно реализовать» и, на первый взгляд, для архитектора с такими способностями и опытом не составляло труда расположить вдоль улицы трибуны всего двух типов, длинное невысокое здание с повторяющимися ячейками и музей-сцену с аркой. Но на самом деле каждая деталь отражает глубину и тонкость проработки, причем именно художественной. Удивительно изящными, буквально музыкальными кривыми очерчены ограждения лоджий школы и подтрибунных пространств, подчеркивающие их протяженность и как бы задающие своим шагом темп медленного, но увлекающего ритмического движения в направлении площади. Особенно изысканно прорисованы разнообразные арки и консоли трибун. Пожалуй, наиболее неожиданна форма громадных каплевидных отверстий в рамах, поддерживающих трибуны. Принятая автором арочная конструкция в то же время (конечно, в гораздо более крупном масштабе) подхватывает рисунок фасадов старых домов, выходящих на улицу и образующих фон школы.

Проект комплекса, которому горожане дали прозвище Самбадром, отмечен сочетанием размаха и лиризма, монументальности и легкости. Он, как и все лучшие работы предшествующих лет, окрашен горячей и искренней любовью зодчего к его народу и к его городу.

Большая часть проектов Нимейера этих лет носит сугубо эскизный, схематичный, подчас фантастический характер, их осуществление предполагается в неопределенном будущем, но они показывают неослабевающую творческую активность мастера, уверенность его почерка, нацеленность на решение высоких, крупномасштабных и сложных профессиональных задач.

1 Revista SEAR J. 1984, fevereiro, p. [14 е.].

Глава 6

СИНТЕЗ ИСКУССТВ В АРХИТЕКТУРЕ НИМЕЙЕРА

Демократическая нацеленность творчества Оскара Нимейера, его стремление обращаться к своему народу, не замыкаясь в границах узкопрофессиональных проблем и дискуссий, потребовали усиления внимания к наглядности, читаемости архитектурного образа, а подчас к символичности и даже изобразительности, чуждых ортодоксальному функционализму, против которого он выступал с начала 40-х годов. Поэтому Нимейер постоянно стремился к обогащению как самой архитектурной формы — к пластике и констрастным сопоставлениям объемов, к динамичности членений, к разработке фактуры поверхностей, к введению цвета, так и к включению в архитектурную композицию произведений смежных искусств.

Уже в одном из первых проектов (дача поэта О. ди Андради, 1938 г.) Нимейер дает пластически богатое решение с глубокой лоджией, с необычными для того времени сводчато-наклонным покрытием и разнообразной фактурой фасадов, усиливая его живописным панно на всю высоту здания и постановкой перед стеклянной стеной статуи на постаменте из дикого камня.

Синтетичность характерна для наиболее принципиальных и идейно насыщенных произведений О. Нимейера, например для министерства просвещения и здравоохранения в Рио-де-Жанейро — манифеста новой бразильской архитектуры, построек Пампульи, раскрывших перед ней новые пути исканий, и особенно для Бразилиа.

Эта синтетичность органична для подчеркнуто свободной, живописной, нацеленно украшенной архитектуры Нимейера, где часто используются иррегулярные, криволинейные композиции, не только как отражение его личных вкусов и общественной позиции, но и как проявление глубоко народных местных истоков современной архитектуры Бразилии, ее праздничного, карнавализованного характера, близости к бразильской литературе, музыке, танцу, живописи и другим искусствам. Архитектуру Нимейера питает и приверженность мастера к художественной традиции бразильского барокко, которое, особенно в культовых сооружениях, соединяло пластическое, фактурное и колористическое богатство архитектурных форм и особенно настенной декорации с обильным применением скульптуры, монументальной живописи, красочных тканей, разнообразной церковной утвари.

Синтетичность характерна и для современной бразильской архитектуры в целом. На протяжении долгой творческой жизни Нимейер активно сотрудничал с крупнейшими художниками Бразилии—К. Портинари, Р. Бурли-Марксом, Б. Джорджи, А. Сескьяти, А. Волпи, А. Вулканом и многими другими. С большинством из них его сближало не только единство взглядов на взаимодействие архитектуры и искусства, но также единые общественно-политические убеждения, стремление принести пользу своему народу, сознание высокой социально-воспитательной миссии искусства. Сплочению передовых художников способствовал организованный и редактируемый Нимейером журнал «Модуло».

В творческой биографии Нимейера сложились устойчивые, но не неизменные приемы синтеза архитектуры со смежными искусствами.

В ранних его работах они в целом типичны для архитектуры современного движения, на базе которой, как известно, формировалась новая архитектура Бразилии. Нимейер писал, что «.. .очень часто архитектура того или иного здания требует обычной стены из доброкачественного материала, и в таких случаях настенный рисунок ее только портит» [2, с. 38]. Поэтому он использовал в то время почти исключительно круглую скульптуру, часто композиционно противопоставляя ее архитектурным объемам или деталям, а живописи отводил цельные плоскости, тектонически трактованные как ненесущие.