Карта сайта

В 1965 г., находясь в Париже, Нимейер выпустил альбом ...

В 1965 г., находясь в Париже, Нимейер выпустил альбом с эскизами городов будущего, назвав их «Завтра, к городу-другу...» С одной стороны, он, по-видимому, испытал влияние футурологического бума начала 60-х годов, когда, уповая только на научно-технический прогресс и устраняясь как от проблем будущего социального устройства, так и от духовно-эстетических аспектов архитектуры, архитекторы-утописты обрушили на страницы профессиональной и широкой печати лавины городов-гор и городов-кратеров, городов-мостов и городов — спутников Земли, домов-машин и домов, растущих как деревья, «химических» и биомор-фических структур.

Нимейер не мог остаться в стороне от поисков архитектуры будущего и в то же время хотел противопоставить картинам предельно технизированного мира, где человек теряется как личность, субъект культуры и активный член общества, свое представление о гу-манизированой среде, о будущем как историческом возвышении человечества, когда «. . .люди становятся ближе друг другу, более дружественны и, что самое главное, равны между собой» [2, с. 179]. С другой стороны, эти эскизы развивали его давние поиски «идеального города», каким, например, был проект города Марина (1955 г.), его графические рисунки-диаграммы технического, социального и культурного развития человечества, например иллюстрации к предисловию книги о Нимейере С. Пападаки 1956 г. Не случайно эскизы «города-друга» завершают альбом «Тексты и рисунки для Бразилиа», который ведь тоже задумывался как город завтрашнего дня.

Эскизы городов будущего, 1965 г.

 

Яхт-клуб в Пампульи, Белу-Оризонти, 1961 г. Вид сверху

 

Отель «Насионал» близ Рио-де-Жанейро, 1971 г Общий вид, гостиничныи корпус, перспектива центра конференции и фестивалей

Жилой комплекс и общественный центр в районе Жакарепагуа, Рио-де-Жанейро, 1970—1980 гг. Эскизы и фрагмент в процессе строительства

Его город будущего не выходит в целом за пределы идей современного движения: «Три башни многоэтажных жилых домов на 100 000 жителей. Внизу: учреждения для работы, отдыха и спорта. Высоко под облаками, защищенные с помощью техники от воздействия солнца и ветра, три башни хорошо вписываются в бескрайний пейзаж. Внизу: зоны работы, культуры и отдыха. . . Уровень земли целиком высвобожден для пешеходов; машины движутся на высоте двух метров от них. Кругом сады, никаких улиц. . .» [2, с. 179]. То есть опять новый город на свободной от застройки территории, опять небоскребы до облаков, опять сплошное зеленое их окружение и пешеходные аллеи. . . И снова технический рай: антигравитационные кабины вместо лифтов, «. . .подводные плавающие клубы — стеклянные дворцы подводного мира. . .», «. . .путешествия в космическое пространство. . .», «. . .знания в течение нескольких минут навсегда фиксируются в мозгу...» [2, с. 179].

Но рисунок города — типично нимейеровский: цилиндрические башни различной высоты, постоянные у него криволинейные очертания учреждений обслуживания, пластичность форм.