Карта сайта

Но не только социально-экономические и профессиональные условия ...

Но не только социально-экономические и профессиональные условия проектной деятельности в капиталистическом обществе с неизбежностью приводили Нимейера к проектированию объектов, включая, например, деловой центр в Майами, предназначенных для обслуживания или выражения интересов господствующих классов. Здесь, безусловно, имел место как бы «очищенный», отвлекающийся от прагматической цели заказа профессионально-художественный интерес к теме, типологически, возможно, противоречащей социально-политическим симпатиям архитектора, но привлекающей возможностями реализации композиционной задачи.

Творческая активность О. Нимейера проявляется в постоянной заря-женности на работу, в готовности приниматься за проектирование какого угодно объекта почти в любой части света. Он разрабатывал проекты обычно с выездом на место для ознакомления с условиями, но часто и без этого — в уверенности, что может выработать решение, образ как бы спонтанно, на основе конкретного ответа на задачу, а не на местные условия. Да и сами эти условия воспринимались зодчим как преходящие.

Проекты же О. Нимейера 60—70-х годов для других стран имеют несколько иной характер. Помимо изменения направленности архитектуры Запада в целом и творчества самого Нимейера, в частности, в сторону усиления внимания к существующему окружению, к местному и традиционному, по-видимому, на его работе этих лет сказался существенно иной образ жизни и деятельности. В конце 40-х — начале 60-х годов к нему обращались заказчики именно как к бразильскому мастеру с индивидуальным почерком; свои проекты для других стран Нимейер разрабатывал у себя на родине или в периоды кратких визитов в города, где предполагалось строительство.

Издательство Мондадори в Сеграте

Издательство Мондадори в Сеграте, близ Милана, 1975 г. Фото с макета первоначального варианта проекта, общий вид, фасад

 

В 1964—1974 гг. Нимейер, напротив, жил и работал в Европе, в Северной Африке и на Ближнем Востоке (в Бразилии бывая эпизодически). При этом он проникался особенностями их природной и архитектурной среды, культурными традициями, повседневно общался с государственными и общественными деятелями, работниками искусств, представителями делового мира разных стран. Перед возвращением на родину в 1974 г. Нимейер вспоминал: «Путешествуя в течение десяти лет по странам Старого Света, с которым я сейчас собираюсь расстаться, я многим восхищался и почерпнул для себя много полезного» [2, с. 180]. А в 1977 г. он выступил со специальной статьей, в которой отстаивал необходимость заграничных поездок для студентов-архитекторов. Все это не только расширяло его кругозор, но побуждало отношение к проектированию в этих странах как к совершенствованию среды если не «своей», то близкой и понятной. «Нельзя, — говорил он в 1966 г., — создавать в одной и той же манере проект, предназначенный для пустынной местности (например для Бразилиа) и для такой, где необходимо учитывать существующее окружение. . . Архитектор должен постоянно обновлять свое творчество, находить новые формы, которые вместе с тем гармонировали бы со всем окружением.,. использовать очертания и рельеф местности, на которой будет построено... здание. Вот, в упрощенной форме то, что я называю особенностями участка» [2, с. 133].

 

Так, в расположенном на свободном от застройки озелененном и обводненном участке здании либерального издательства Мондадори в Милане (1968—1975 гг.) О. Нимейер делает основой композиционного решения прямоугольного главного здания сложный ритм изящной аркады, сопоставленной с гладью «современной» стеклянной стены. Эта аркада не столько восходит к традициям Рима и Ренессанса, сколько напоминает о них, а многоугольный внутренний дворик, окруженный также аркадой, навевает образы небольших уютных площадей провинциальных городков Италии.

Проект реконструкции и развития

Проект реконструкции и развития г. Алжира, 1970 г.