Карта сайта

В работах Оскара Нимейера для других стран, как и в бразильских ...

В работах Оскара Нимейера для других стран, как и в бразильских, проявились яркость и своеобразие его творческой личности, которые позволяют, с одной стороны, относительно легко пересекать этнокультурные границы, проникать в потребности, задачи и особенности различных регионов и их архитектур, с другой стороны, как бы подниматься (и, возможно, не без влияния идей Ле Корбюзье), ставить себя как зодчего выше государственных границ и местных архитектурных стереотипов, выходя на общие (глобальные), но индивидуально понимаемые задачи и проблемы архитектуры. Для Нимейера это прежде всего проблема усиления образной выразительности крупной архитектурной формы (во всем диапазоне ее от чистого геометризма до изобразительности и воспроизведения символа), в чем он видел свою задачу гуманизации архитектуры.

На протяжении всей творческой жизни он не устает повторять: «Каждый архитектор должен идти своим путем, в соответствии со своими темпераментом и возможностями. Мой путь — это поиски новых оригинальных пластических форм и изгибов, которые представляют такие богатые возможности для работы» [2, с. 176]. В то же время постановка архитектурной задачи как прежде всего формальной, нацеленной на новизну, фактически снимала в творческом мышлении архитектора необходимость поиска путей вписывания проектируемого сооружения в существующее окружение и шире — в контекст среды.

Проект комплекса международных выставок в Триполи, Ливан, 1962 г. Эскиз О. Нимейера

 

Проблема гуманизации архитектуры, в понимании Нимейера, не исчерпывается вниманием к формальному решению, а обоснованно начинается с более широких, надформальных ее задач или социальной направленности.

Как профессионал-проектировщик, Нимейер выполнял заказы на сооружения самого разного назначения, но характерна именно для него и особенно для международной проектной деятельности работа по заказам прогрессивных общественных организаций.

Особое место и градостроительное значение приобрело здание ЦК Французской коммунистической партии в Париже (1965—1981 гг.). Сам Нимейер писал, что предложение разработать проект было для него «неожиданной честью» [2, с. 1 57], и он работал над ним с увлечением и требовательностью к себе. Совместно с бразильским мастером работали французские архитекторы и инженеры.

Здание искусно вписано в ограниченный по размерам участок сложной конфигурации. Его высота и изгиб корпуса в плане определены с учетом окружающей застройки. Основные помещения для посетителей (вестибюль, залы заседаний и экспозиционные, библиотека) размещены ниже уровня земли. Два нижних подземных этажа занимает гараж. Шестиэтажный административный корпус, как бы парящий над стилобатом, образует своеобразный фон для пологого купола зала пленумов, искусственного рельефа с «каньоном» главного входа и малых форм. Поверхность купола создает неожиданные пространственные эффекты в интерьере. Как и в бразильских многоэтажных зданиях Нимейера, вертикальные коммуникации собраны в лестнично-лифтовые башни, массивность которых оттеняет зеркальный блеск сплошного стекла фасадов, почти не имеющих переплетов.