Карта сайта

А в сентябре 1981 г. была осуществлена мечта Оскара Нимейера ...

А в сентябре 1981 г. была осуществлена мечта Оскара Нимейера — в зеленой зоне недалеко от телебашни был открыт мемориал инициатора строительства Бразилиа Жуселину Кубичека, энтузиазм и энергия которого, как не раз заявлял О. Нимейер, обеспечили успешное сооружение Бразилиа. Главный элемент ансамбля — плоский параллелепипед со скошенными боковыми гранями, который вмещает мемориальную библиотеку, кабинет и аудиторию. Над вестибюлем возвышается яйцеобразный световой фонарь. Перед объемом разбит каскад из нескольких ступеней плоских бассейнов. На верхней ступени возвышается обелиск, увенчанный дугообразной бетонной плитой, под которой установлена статуя президента с поднятой рукой, как бы осеняющей созданный его волей и настойчивостью город. На камне у подножия монумента высечены слова «основателя Бразилиа»: «Все изменяется на рассвете в этом городе, раскрывающемся в Завтра»1.

На площади Трех Властей против музея строительства Бразилиа запроектирован (1980 г.) музей героя национально-освободительной борьбы в Бразилии XVIII в. Тирадентиса. Основным его экспонатом, определившим во многом объемно-пространственную структуру, станет переносимая в новую столицу знаменитая фреска работы Кандидо Портинари. Поэтому низкое, относительно небольшое здание как бы свернуто из бетонной ленты. В его зале будет закреплена на относе от стены-свода фреска, на которую падает верхний свет через фонарь-«зави-ток», а напротив устроен балкон для обозрения. На балкон с уровня земли посетитель сможет попасть по плите-мосту, на котором должна быть установлена громадная скульптурная голова Тирадентиса работы А. Сескьяти.

В начале 80-х годов Нимейер спроектировал для Бразилиа музей Индейца и несколько правительственных, общественных и жилых зданий.

1 Manchete, Rio de Janeiro, 1981, 19 de setembro, N 1535, p. 1.

По переписи 1980 г., население Бразилиа достигло почти 1 млн. 200 тыс. чел. Это живой город с развитой структурой, полный автомашин, движения, с большим числом строительных площадок.

Несмотря на все трудности и противоречия, которые Нимейер отмечал буквально в каждом своем выступлении, он с радостью видел возникший в пустыне «.. .простой, радушный, динамичный и монументальный... красивый и цивилизованный город» [2, с. 161].

Однако эти оценки — скорее желаемое, мечта. Действительность была иной. В том же интервью Нимейер подчеркивал: «.. .в Бразилиа столько же несправедливости и дискриминации, сколько в любом городе нашей страны...» [2, с. 161]. Несмотря на архитектурный контроль, Бразилиа неизбежно теряет много ценного из своего планировочно-образного замысла. В 1984 г. он говорил: «Нынешняя Бразилиа очень сильно изменилась, потеряла в определенной степени свою первоначальную целостность и неповторимость. Появилось множество зданий, которые нарушили задуманный архитектурный стиль столицы»

И в результате в 1985 г., как сообщила газета «Известия», О. Нимейер решил покинуть свое детище и навсегда поселиться в Рио-де-Жанейро. Свое решение он объясняет теми изменениями, которые произошли в планировке города и назначении зданий. «Дворец президента превратился в клуб, дворец Итамарати — в нечто вроде роскошного отеля Майами, — заявил Нимейер. — Я люблю свое творение, но видеть, как его уродуют, не могу»2. Но и в Рио он вскоре вновь занялся проектами для Бразилиа: театра под открытым небом на 5000 мест и зоны отдыха жителей столицы по сторонам шоссе вокруг искусственного озера Па-раноа 3.

1 За рубежом,— 1984,— № 23 (1248).— С. 22.

2 Известия.—1985.—30 июня,—№ 175.

3 Советская культура.— 1985.— 13 августа.— № 97.

 

Глава 4

ЗАРУБЕЖНАЯ ПРАКТИКА

Особую и значительную область проектной, а отчасти и общественной деятельности О. Нимейера представляет проектирование по заказам правительств, общественных организаций и отдельных лиц, а также выступления в профессиональной и широкой прессе и педагогическая деятельность в различных странах мира. По числу проектов, разработанных для зарубежных стран, его можно сравнить среди архитекторов-новаторов XX века только с Ле Корбюзье, а по числу и значимости реализованных зарубежных объектов он, пожалуй, не знает равных себе. Сам архитектор в разгар своей международной активности, возможно не без преувеличения, писал: «Безусловно, строительство Бразилиа было большой удачей в моей профессиональной жизни, однако и пять лет путешествий и работы в Европе и на Ближнем Востоке обогатили меня ценным опытом, каким, может быть, не обладал никакой другой архитектор. Ведь речь идет не просто о командировках, когда едешь в другую страну и решаешь ту или иную задачу архитектуры и градостроительства, а о совершенно новом опыте архитектора, который в сопровождении лишь своего ассистента и макетчика путешествовал по всему миру, разрабатывая в рекордные сроки самые разнообразные проекты, забывая о комфорте и личной жизни, думая лишь о том, как лучше выполнить многочисленные предложенные ему работы. И все это без малейших колебаний, не идя на компромиссы, веря в свои способности и профессиональное мастерство, приобретенное за долгие годы работы» [2, с. 137].

Одним из первых самостоятельных произведений Нимейера был павильон Бразилии на Всемирной выставке 1939 г. в Нью-Йорке, а вскоре и его бразильские работы вызвали интерес в Европе и в Северной Америке.

В 1947 г. Нимейер в числе десяти крупных архитекторов и инженеров из разных стран 1 был приглашен консультантом для участия в проектирования комплекса зданий штаб-квартиры Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке и обогатил проект оригинальными композиционными идеями. Во время этой работы он выполнил свои первые проекты для строительства в США (например, вилла Тримейн в Калифорнии). В 1955 г. он создал проекты музея современного искусства для Каракаса и экспериментального жилого дома для Международной выставки жилища («Интербау») в Западном Берлине (завершен строительством в 1957 г.). Это был первый или начальный период международной проектной деятельности мастера.

1 В числе других консультантов были приглашены Ле Корбюзье, швед Свен Мар-келиус, советский инженер Н. Басов, архитекторы из Бельгии, Великобритании, Китая, Уругвая и других стран.

Проект комплекса зданий штаб-квартиры Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, 1947 г. Эскиз О. Нимейера

 

С 1962 г. начался второй, качественно новый период, практически постоянная работа по зарубежным заказам, которая в 1964—1974 гг., во время вынужденной фактической политической эмиграции зодчего была основной областью его творческой деятельности.