Карта сайта

В поисках стилистического единства главных зданий ...

В поисках стилистического единства главных зданий столицы Нимейер, как и в дворце Рассвета, избирает основным мотивом решения фасадов дворцов поддерживающие сильный вынос крыши стреловидные колонны. Но в дворцах на площади Трех Властей они поставлены поперек фасадов (в дворце Планалту к тому же снова с увеличением пролета между колоннами на главном фасаде), чем автор еще раз продемонстрировал декоративный, скульптурный характер их применения.

«...Отделение внешних колонн от объема здания,— рассказывает Нимейер,— позволяет посетителям близко подойти к ним, обойти их вокруг, полностью почувствовать их объем и пространство, отделяющее их от самого здания. . , Это придало колоннам зданий, окружающих площадь Трех Властей. . . замечательное разнообразие» [2, с. 67]. С этой целью стреловидные колонны дворца Планалту образуют фасад, обращенный на площадь, тогда как в дворце Правосудия они формируют боковые фасады. Различается и их рисунок — энергичный, с сильным отрывом пола главного этажа от земли в дворце Планалту; плавный, тянутый, более изысканный во дворце Правосудия.

Перед главным фасадом дворца Планалту сооружена соединенная с ним мостиком трибуна в виде высокой овальной в плане колонны. С нее 21 апреля 1960 г. президент Бразилии Жуселину Кубичек ди Оливейра, инициатор и активный участник строительства новой столицы, провозгласил ее открытие. У входа в дворец Правосудия установлена классицистическая статуя Фемиды (скульптор А. Сескьяти).

В центре площади размещена громадная скульптурная группа «Воины» 1 работы Б. Джорджи. Ее строгость, несколько условный характер, четкий ритм и геометризованный силуэт и особенно очертания верхней части, напоминающие стреловидные колонны дворцов, перекликаются с архитектурой, а цвет и фактура статуй контрастируют с гладкими беломраморными фасадами зданий.

Рядом, ближе к зданию Национального конгресса, расположен музей Бразилиа, который был задуман архитектором как памятник энтузиазму и героизму строителей города в сертане. Современная архитектура знает немало примеров совмещения музея и памятника, но такое сочетание редко бывает удачным, ибо несет противоречие уже в самом замысле: памятник принципиально скульптурен, рассчитан на обозрение извне и не предполагает внутреннего пространства, которое в свою очередь является условием существования и функционирования музея. Не избежал этой противоречивости и Нимейер.

1 Советский исследователь бразильской скульптуры, искусствовед Т, И. Крауц называет группу «Канданго» (переселенцы — порт.), видя в ней символ масс полуграмотных и полуголодных строителей, пришедших со всей страны строить город будущего. Латинская Америка, 1979, № 5, с. 161, 163.

Здания министерств в Бразилиа

Здания министерств в Бразилиа, 1960 г. Эспланада с министерствами, 1960 г. При стройка к зданию министерства (фото с макета), 1975 г., фрагмент фасада пристроен ного корпуса