Карта сайта

В конце 70-х годов цепочки корпусов министерств ...

В конце 70-х годов цепочки корпусов министерств были продолжены в направлении центра совершенно идентичными зданиями, а за их фронтом с обеих сторон эспланады параллельно им были выстроены пятиэтажные вытянутые дополнительные корпуса, попарно связанные между собой и с первоначальными зданиями надземными переходами. Их фасады отличаются от прежних министерств. Вместо почти нерас-члененных стеклянных плоскостей они разбиты на квадратные ячейки с пластичными бетонными обрамлениями. Размещение пристроек ниже по рельефу также подчеркивает их подчиненное назначение.

Как и намечал Л. Коста, вершины треугольника площади закрепили здания Национального конгресса, правительства и Верховного суда. Но, по сравнению с эскизами градостроителя, Нимейер изменил расположение и объемную структуру семантически определяющего и главенствующего в композиции здания конгресса. У Коста оно размещалось между двумя параллельными дорогами, ведущими на площадь, но было сдвинуто к одной стороне, открывая вид и путь на важнейшую площадь правительственного центра. Нимейер же поставил низкий вытянутый объем здания залов заседаний палат конгресса поперек главной оси, как бы погрузив его между насыпями дорог, ведущих с эспланады на площадь, что рассекло пространство, придало и треугольной площади, и эспланаде законченность. В то же время просторная крыша-терраса, на которую ведет пандус с эспланады, соединяет пространство площадей, не препятствуя их функциональной и визуальной связи.

Музей Бразилиа

Музей Бразилиа, 1960 г. Общий вид, интерьер

 

Залы заседаний и многочисленные вспомогательные помещения были соединены в цельный объем вытянутой конфигурации. Его три этажа перекрыты громадной плитой, переброшенной от одной насыпи к другой и как бы стягивающей мостиками по углам плиты дороги перед выходом на площадь.

«Намерение объединить обе палаты конгресса в едином здании,— писал автор,— вызвано желанием найти наиболее рациональное и экономичное решение. . . задачи, и оно ни в коей мере не мешает палатам сохранять необходимую изолированность. Вместе с тем это решение позволяет создать более совершенную и широкую систему общих вспомогательных служб (гараж, ресторан, библиотека и др.). С другой стороны, расположенные в едином блоке палата депутатов и сенат составят архитектурный комплекс, который, как это и должно быть, займет ведущее место среди других зданий города» [2, с. 43].

В то же время объединение помещений не было для архитектора самоцелью. Композиция разрабатывалась с учетом местоположения здания, рельефа местности, возможных точек зрения. «Если бы я подошел к проекту строго академически или же прислушивался к всевозможной критике,— вспоминал О. Нимейер,— то... было бы просто высокое здание, закрывающее перспективу, которая открывается сегодня в глубину пространства между куполами. . . Эта перспектива пластически объединяет все элементы и делает общий вид ансамбля более богатым и разнообразным» [2, с. 86].

Музей Бразилиа,

 

Планировка громадного (80X200 м в плане) блока залов заседаний — «основания» здания-комплекса решена просто и логично, с четким разделением путей движения депутатов, гостей, журналистов и обслуживающего персонала. В огромном здании легко ориентироваться. Широкий пандус, «ответвляющийся» от поднимающегося на крышу-террасу, с уровня эспланады выводит на просторную галерею, куда открываются аванзалы палат и главный вестибюль, разделяющий основной этаж на две неравные зоны палат. Очерченные криволинейными в плане стенами, залы заседаний «плавают» в едином помещении кулуаров, соединенных с вестибюлем широкими открытыми лестницами. Стеклянные перегородки отделяют помещения кафе, фойе для депутатов и прессы. Свободно стоящие стенки расчленяют кулуары и скрывают входы в служебные и вспомогательные помещения. Объединение и перетекание пространств дало здесь очевидный функциональный и эмоциональный эффект.

Архитектурную выразительность зданию конгресса придает выявление в композиции основных функциональных элементов. «В данном случае,— уточнял О. Нимейер,— такими элементами являются два зала пленарных заседаний. . . Поэтому нашей пластической задачей было максимально выделить эти залы. Мы расположили их на монументальной террасе (покрытия кулуаров и вспомогательных помещений палат — В. X.), где их формы выделяются как подлинные символы законодательной власти» [2, с. 43].