Карта сайта

Образно-символическая задача выдвигалась как ...

Образно-символическая задача выдвигалась как одна из основных. Само название столицы, предложенное видным борцом за независимость и основателем независимого бразильского государства Жозе Бонифасиу ди Андрада-и-Силва, символично. Такая позиция предопределила нацеленно-монументальный, повышенно эмоциональный и символический образ архитектуры нового города, и вполне естественным было приглашение на роль ее создателя крупнейшего национального зодчего. Ж. Кубичек выбрал знакомого ему по Пампульи, по работам в Белу-Оризонти и Диамантине Оскара Нимейера. И сам архитектор видел в проектировании Бразилиа продолжение давнего творческого сотрудничества с видным государственным деятелем. С другой стороны, образно-символическая, патриотическая задача не могла не увлечь архитектора, всегда стремившегося к выразительности, новизне и самобытности архитектурного образа.

Государственно-частная компания «Новакап», созданная для строительства новой столицы, организовала в своей структуре крупный проектный отдел, творческим руководителем которого был назначен Нимейер. Приняв приглашение, Нимейер полностью отказался от выполнения частных заказов (от которых в основном зависело его материальное благополучие) и на несколько лет сосредоточился исключительно на разработке проектов зданий различного назначения для Бразилиа и на участии в их воплощении в натуре.

Дворец Национального конгресса

Дворец Национального конгресса в Бразилиа, 1960 г. Рисунки О. Нимейера, общий вид, планы

Работа в Бразилиа — с июня 1958 г. непосредственно на строительной площадке, — связанная с многочисленными трудностями, серьезными лишениями и частым непониманием, была подлинным человеческим, патриотическим и творческим подвигом и принесла прекрасные плоды, навсегда вписанные в историю мировой архитектуры, несмотря на неизбежные недостатки и противоречия.

Нимейеру было предложено разработать планировку нового города, но он, проявив истинную творческую самоотверженность, отказался от этого предложения хотя его и тревожило, сможет ли он найти контакт

Впоследствии О. Нимейер всегда указывал, что не является «автором» или «создателем» Бразилиа. Увидев в 1965 г. афишу выставки своих работ в Музее декоративного искусства Лувра, он написал на фотографии площади Трех Властей: «Неправильно называть меня архитектором Бразилиа, не говоря при этом, что Лусиу Коста — автор генерального плана. . . Не я также строил Бразилиа. Город построен благодаря энтузиазму Жуселину Кубичека, настойчивости Израэла Пиньейру (в то время — глава «Новакап» — В. X.) и тысяч безымянных рабочих, принесших гораздо большие жертвы, чем все мы, вместе взятые» [2, с. 147].

градостроителями, и взял на себя только проектирование правительственных и первых жилых зданий. При содействии Института (союза) бразильских архитекторов он принял участие в организации открытого конкурса на генеральный план, в котором приняли участие почти все крупные бразильские архитекторы О. Нимейер был включен в состав международного жюри конкурса и, главное, практически сразу приступил к разработке первых проектов.

Виднейший теоретик современного движения в архитектуре, борец за ее интернациональный характер, 3. Гидион впоследствии выражал недовольство тем, что «конкурс на градостроительный комплекс такого размера и значения не был открыт для наиболее опытных планировщиков из всех стран» (предисловие к кн. The Work of Affonso Eduardo Reidy, New-York, 1960, p. 10), но в данном случае, как позднее писал Ж. Кубичек, для инициаторов строительства опора на национальные творческие силы была программной (Staubly W., Brasilia, London, 1966, p. 7).

Дворец Национального конгресса

Дворец Национального конгресса в Бразилиа, 1960 г. Фасад со стороны эспланады

 

Совместно с руководителями строительства было решено не возводить временных зданий. Исключением были деревянная резиденция президента республики, поскольку Ж. Кубичек стремился с самого начала непосредственно участвовать в решении всех вопросов, и, конечно, лачуги для тысяч строителей «города XXI века». Нимейер задумывал «. . .использовать всю современную технику, чтобы в дальнейшем. . .» первые «. . .здания могли стать исходным пунктом для возведения других сооружений, предусмотренных к строительству. . . Я стремился найти для каждого конкретного случая свое особенное решение, избегая монотонности и повторения старого. . .» [2, с. 39—40].