Карта сайта

С конца 40-х годов под воздействием как обстановки ...

С конца 40-х годов под воздействием как обстановки быстрого экономического развития страны, так и роста и осознания индивидуальных творческих возможностей, веры в свои силы, способности, профессиональный опыт у Нимейера усиливается тяга к темам не просто значительным, но грандиозным по своим физическим размерам и градостроительной роли. С. Пападаки удачно назвал одну из частей книги «Оскар Нимейер: работы в развитии» — «В масштабе субконтинента».

Однако градостроительный подход для О. Нимейера в рассматриваемый период фактически оставался осознанной и декларируемой мировоззренческой установкой, характерной для современного движения в архитектуре в целом, но не практическим методом средообразующей деятельности. За исключением редких, как уже отмечалось, в условиях капиталистической действительности опытов проектирования градостроительных комплексов он разрабатывал интересные яркие проекты отдельных крупных сооружений, весьма приблизительно, подчас условно учитывая существующую градостроительную ситуацию, на которую затем они оказывали мощное воздействие. Самодостаточность, замкнутость или, скорее, изолированность проектируемого объекта в представлении архитектора проявилась и в манере «подачи» проектов.

Тяга к крупномасштабным проектным работам, конечно, не была для Оскара Нимейера стремлением к дорогому и престижному заказу. Он ждал и искал социально значимую задачу, где чисто профессиональными средствами он мог бы принести подлинную пользу своему народу. Именно такую направленность имели его проекты поселка в Сан-Жозе-дус-Кампусе и задуманного в духе Афинской хартии «идеального города» Марина (1955 г.) с четким функциональным зонированием, с превалированием индивидуальной жилой застройки и пластично решенным общественным центром города с динамично изогнутыми зданиями.

Позже это стремление одухотворило многолетнюю работу Нимейера для Бразилиа.

Глава 3 БРАЗИЛИА

Во второй половине 50-х годов весь образ жизни л деятельности Оскара Нимейера резко изменился. Он вспоминает: «Я начал заниматься Бразилиа в одно прекрасное сентябрьское утро 1956 года, когда Жуселину Кубичек, выйдя из своей машины. . . зашел за мной и по дороге в город изложил мне суть дела. . . С этого момента я стал жить мыслью о Бразилиа» [2, с. 74].

Высказанная еще в конце XVIII в. борцами за независимость Бразилии от колониального ига идея переноса столицы в глубинные районы страны, подтвержденная в предвыборной программе Ж. Кубичека, президента республики в 1956—1960 гг., начала претворяться в жизнь. Кубичек предложил О. Нимейеру возглавить проектирование новой столицы.

Значимость этой работы заключалась не только в ее грандиозности (население города должно было составить 500 тыс. человек), особенно учитывая условия капитализма. Перенос столицы должен был послужить прежде всего освоению и экономическому развитию почти не заселенных до того времени внутренних районов субконтинента. Но, возможно, еще более важным для будущего Бразилии были надежды, которые возлагались на новый столичный город национально-патриотическими силами страны, объединившимися в 50-е — начале 60-х годов под лозунгами национального развития (разнородное по своему социальному составу националистическое политическое движение получило название «дезен-волвиментизм»)2. Удаленная от Атлантического побережья, которое веками служило воротами для проникновения сначала колонизаторов, а после завоевания Бразилией независимости — иностранного капитала, опутавшего страну не столь заметными, но не менее тягостными путами экономического и политического влияния, новая столица должна была стать оплотом подлинной независимости страны.

Трудность и величие задачи, безмерные усилия, которые надо было приложить для ее решения (они оказались неизмеримо большими, чем поначалу представлялось Ж. Кубичеку и его соратникам), должны были, как утопически верили инициаторы строительства новой столицы, объединить бразильский народ, расколотый непримиримыми социальными противоречиями, показать возросшие экономические и творческие возможности страны, наконец, стать примером и символом обновления, прогресса и светлого будущего Бразилии.

1 Рио-де-Жанейро.

2 От desenvolvimento (пор т.) — развитие.

Генеральный план г. Бразилиа

Генеральный план г. Бразилиа. Архит. Л. Коста

 

Схема правительственного центра г. Бразилиа

Схема правительственного центра г. Бразилиа, 1960 г. Архитекторы Л. Коста, О. Нимейер