Карта сайта

Массивность, весомость, зримая мощь конструкции ...

Массивность, весомость, зримая мощь конструкции в опорах зданий Нимейера начала 50-х годов внешне близка к необрутализму, действительно получившему в 60-е годы распространение в Бразилии, особенно в Сан-Паулу. Однако истоки форм этих опор совершенно иные — не концепция «правдивости» конструкции, а постоянный для Нимейера поиск пластики, новизны, выразительности.

Укрупненные фигурные опоры вызвали многочисленные подражания в Бразилии (не всегда оправданные характером зданий и условиями зрительного восприятия, против чего выступил сам Нимейер).

Цельность и геометрическая определенность крупного объема стали в начале 50-х годов отчетливым устремлением архитектора независимо от назначения и физических размеров здания.

Из нескольких вариантов гостиничного комплекса на 5700 номеров в Петрополисе он выбрал решение в виде единой тридцатиэтажной пластины, только задний фасад которой должны были расчленять четыре овальные в плане лестнично-лифтовые башни. Энергичный изгиб здания в плане должен был повысить пространственную жесткость и несколько зрительно сократить его протяженность. И все же стеклянная поверхность четырехсотметровой длины и стометровой высоты, вероятно, подавляла бы своими размерами и однообразием, которые вряд ли смогла бы ослабить пластическая разработка помещений общественного обслуживания в двух нижних этажах.

В 1951 г. Нимейер разработал проект жилого комплекса имени губернатора Ж. Кубичека в Белу-Оризонти в виде двух поставленных под прямым углом высотных корпусов, фасадные плоскости которых оживляют, одновременно уточняя масштабное решение, узкие горизонтальные и вертикальные ленты, образованные стеновыми панелями с прорезанными в них окнами

Особенно сложная задача была поставлена перед архитектором в процессе проектирования крупного жилого дома в Сан-Паулу, задуманного заказчиком в комплексе с крупным отелем для туристов, кинотеатром, гаражом, ресторанами, магазинами и т. п. К тому же угловой участок был крайне ограничен. О. Нимейер виртуозно решил трудную компоновочную задачу.

В глубине участка он разместил кинотеатр, на углу поставил параллелепипед гостиницы (в первом варианте она должна была главенствовать по высоте, но в окончательном проекте доминирующая роль перешла к 32-этажному жилому дому), за ней упругой пружиной изогнул жилое здание, выведя его торцом на одну улицу и противоположной частью на две другие. Между ними расположен гараж с садом на крыше. Два нижних этажа дома занимает пассаж магазинов, а нижний ярус гостиницы — ресторан. Композиция получилась исключительно живой, разнообразной, уместно сложной, пластически богатой и в то же время предельно компактной.

1 Из двух корпусов был построен, и то только через несколько лет, лишь один.

Конторское здание «Монтреал»

Конторское здание «Монтреал», Сан-Паулу, 1950 г.

 

 

Задний фасад жилого дома (1951—1965 гг.) расчленен закругленной лестнично-лифтовой башней, а главный фасад задуман в виде гигантских жалюзи с горизонтальными полками. По высоте фасад разделен двумя лентами этажей, не имеющих солнцезащиты, причем остекление здесь отодвинуто за наружные стойки каркаса, что усиливает светотень. Такие просветы очень важны для зрительного уточнения истинных размеров огромного здания, которое кажется еще больше из-за мелкого вертикального шага полок солнцезащиты. Сила такого приема, использованного в высотном, протяженном и изогнутом в плане жилом доме, -ривела к тому, что здание стало композиционной доминантой целого фрагмента города, застроенного небоскребами. Эту его роль подчеркнуло строительство в соседнем квартале еще более высокого башенного делового здания «Италия» (архит. Ф. Хип, 1963 г.), план которого напоминает ромб с закругленными углами, а продольная ось продолжает линию жилого дома Нимейера.