Карта сайта

Во второй половине 30-х годов ...

Во второй половине 30-х годов «началась», по выражению Нимейера, бразильская национальная школа современной архитектуры. Ее первым, ярким, монументальным и своеобразным произведением стало здание министерства просвещения и здравоохранения в Рио-де-Жанейро. Нимейер не без труда добился, чтобы его включили в состав коллектива проектировщиков, который возглавил Л. Коста, но там творческие и организаторские способности молодого архитектора раскрылись очень быстро. В июле-августе 1936 г. проект консультировал специально приглашенный Ле Корбюзье Проект (архитекторы Л. Коста, О. Нимейер, - Рейди, Ж. Морейра, К. Леан, Э. Васконселус, консультант Ле Корбюзье, инженер Э. Баумгарт, художники К. Портинари, Б. Джорджи, С. Антониу, Ж. Липшиц, ландшафтный архитектор Р. Бурли-Маркс) был з основном закончен в январе 1937 г., и сразу начались строительные саботы. В 1939 г., после ухода Коста, разработку проекта возглавил О. Нимейер.

Павильон Бразилии

Павильон Бразилии на Всемирной выставке 1939 г. в Нью-Йорке. Общий вид, планы 1-го и 2-го этажей, ресторан

Министерство просвещения и здравоохранения

Министерство просвещения и здравоохранения в Рио-де-Жанейро, 1937— 1943 гг. Общий вид, планы, фрагмент фасада

 

В сооружении, законченном в 1943 г., были полно и совершенно воплощены идеи и композиционные принципы Ле Корбюзье, но одновременно— региональные и национальные особенности бразильской архитектуры. Свободная планировка обеспечила сквозное проветривание помещений, подъем высотного объема на столбы — плавность перехода от внутреннего пространства к наружному через затененную лоджию первого этажа.

Во время пребывания в Рио-де-Жанейро Ле Корбюзье выполнил также проект университетского городка с участием бразильских коллег, в том числе О. Нимейера.

Гостиница в Ору-Прету, 1940 г. Общий вид, схема разреза (рисунок О. Нимейера)

Дом О. Нимейера в Гавеа, Рио-де-Жа-нейро, 1942 г.

 

Наиболее ярко самобытность проявилась в решении фасадов. Их разнообразие определяется ориентацией по странам света. Торцовые фасады, как и в проектах Ле Корбюзье, глухие, а продольные остеклены. Южный фасад, почти не освещаемый солнцем, представляет собой сплошную стеклянную плоскость, в которой, символизируя преемственность в развитии местного зодчества, отражается барочная церковь св. Лузин. Северный же образован гигантской пространственной решеткой с тремя поворотными горизонтальными щитками в каждой ячейке. Сложный и постоянно меняющийся ритм ячеек и козырьков, игра фактур и богатая светотень придают поверхности фасада орнаментальность, движение и легкость.

Традиционный цветовой мотив вносит в композицию облицовка наружных стен вестибюля и скульптурно трактованных надстроек на плоской крыше глазурованными керамическими плитками с бело-голубым рисунком «азулежус». Во входной лоджии из «азулежус» по эскизу художника Кандиду Портинари набрано громадное панно с изображениями морских звезд, раковин, медуз и морских коньков. Регулярные, несколько жесткие очертания основного объема здания оттеняются скульптурой, живописностью и кривизной рисунка садов (ландшафтный архитектор Роберту Бурли-Маркс), декоративного панно под портиком и многоцветного ковра в вестибюле, фресок работы Портинари в интерьерах.