Карта сайта

Во второй половине 20-х годов архитекторы-новаторы ...

Во второй половине 20-х годов архитекторы-новаторы Грегори Вар-шавчик и Рино Леви выступили со страстными манифестами, требуя изменения структуры и языка зодчества. Лаконичные, геометризованные формы их построек, навеянные идеями Ле Корбюзье, призваны были нести в застойную жизнь отсталой страны дух нового. Другое, возглавлявшееся Жозе Мариану Фильу, творческое течение, которое новаторы называли «неоколониальной реакцией», также искало замену претенциозной академической и эклектической архитектуре, но видело ее в возрождении образов, деталей и декоративных приемов первого самобытного архитектурного стиля — бразильского барокко конца XVIII — начала XIX вв.— эпохи борьбы против колониального гнета Португалии и бурного подъема национального самосознания.

Идеи обновления, которые волновали прогрессивную творческую интеллигенцию, были поддержаны влиятельными политическими деятелями, искавшими опоры в обществе. В конце 1930 г. директором Национальной школы изящных искусств был назначен молодой архитектор и общественный деятель Лусиу Коста. Он предпринял попытку перестроить учебный курс с целью приблизить его к требованиям жизни и открыть дорогу новым художественным направлениям, одновременно привлекая внимание студентов к не потерявшим своей ценности достижениям местного зодчества.

Из-за сопротивления реакционной профессуры Л. Коста менее чем через год, несмотря на поддержку студентов, объявивших забастовку протеста, был вынужден уйти с поста директора, а его программа почти не была реализована. О. Нимейер на всю жизнь сохранил симпатию и привязанность к Коста и стал его другом.

Уход Коста уже не мог приостановить проникновение новых идей в студенческую среду. Через 30 лет Нимейер вспоминал: «Мы впервые знакомились с творчеством Ле Корбюзье на скамьях Национальной архитектурной школы в Рио-де-Жанейро. Мы изучали его, перелистывая альбомы, стремясь понять замыслы, обнаружить в каждом штрихе, в каждой кривой ту или иную архитектурную задачу» [2, с. 121]. Бразильскую архитектурную молодежь привлекала не только новизна предложений французского архитектора, но и их близость условиям и задачам строительства в жарком климате. Ле Корбюзье, как известно, сам активно пропагандировал свои принципы и в 1929 г. выступил с лекциями в Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро.

Покинув Национальную школу изящных искусств, Л. Коста решил внедрять новое в практическом строительстве и в 1932 г. вместе с Г. Варшавчиком организовал проектную мастерскую. Не бросая учебы, О. Нимейер поступил к ним на работу и участвовал в разработке нескольких проектов. Влияние Л. Коста на Нимейера, как профессиональное, распространявшееся на все молодое поколение бразильских архитекторов, так и человеческое, было очень глубоким и сильным, о чем Нимейер не раз писал: «Решающее воздействие на формирование современной архитектуры Бразилии оказали два человека — Лусиу Коста и Ле Корбюзье. Лусиу Коста был основоположником и лидером «модернистского» движения честным и бескорыстным учителем нашего поколения. Действительно, огромное число современных архитекторов обучалось у Лусиу Коста, и даже те, кто не прошел его школы, все же косвенно испытали на себе его влияние» [2, с. 15].

1 Латиноамериканский и, в частности, бразильский модернизм, несмотря на общность названия, определявшегося доминирующим требованием обновления, не идентичен художественному модернизму в развитых капиталистических странах, отразившему кризис буржуазной культуры.

 

О. Нимейер окончил Национальную школу изящных искусств в 1934 г. Первые самостоятельные проекты он выполнил в 1936 г. Проект особняка Э. Шавиера воспроизводит известные образцы Ле Корбюзье, и только раскрытость объема, пальмы и кактусы на эскизе говорят о внимании к местным природно-климатическим условиям. Но уже в следующих работах проявился напряженный поиск соответствия бразильским реалиям. В проекте миниатюрной дачи для известного поэта Освалду ди Андради (1938 г.) Нимейер сомкнул в покрытии пологий свод и наклонную крышу, создав необычный запоминающийся силуэт, а служебные помещения предложил затенить традиционной деревянной решеткой из набитых под углом реек. Входную лоджию должно было украшать живописное панно.

О. Нимейер

О. Нимейер