Карта сайта

Примечания - 3

37 Улучшение сельскохозяйственной обработки и вообще полеводства России представляет дело,

весьма заслуживающее большого всенародного и правительственного внимания, притом для него все важнейшее, начиная с земли и кончая земледельческими привычками ее жителей, есть налицо, а потому обыкновенно даже большинству просвещеннейших русских людей кажется, что именно в эту сторону, а не в какую-либо иную промышленную, следовало бы направить все усилия народа и правительства. С этим воззрением, по моему мнению, согласиться нельзя (т. е. следует рассматривать и особо поощрять единовременно и во взаимной связи все виды промышленности, соответствующие условиям страны и быту народному, не отдавая особо исключительного предпочтения сельскому хозяйству), принимая во внимание множество причин, а особенно следующие три: 1) улучшенное сельское хозяйство естественно возникает, и то лишь постепенно, только при общем развитии как всего народонаселения, так и его богатства, добываемого доныне исключительно иными видами промышленности; 2) для сколько-либо скорого и коренного улучшения сельского хозяйства требуется громадный капитал (едва ли меньше, чем по 30-50 руб. на десятину), а для 150 млн. русской пашни его необходимо много больше, чем для обзаводства громадною промышленностью, и 3) если бы наступило каким-либо образом это общее крупное развитие русского сельского хозяйства и хлебная производительность почти удвоилась, некуда было бы девать урожаев хлеба и цены всего добытого от этого упали бы до того, что затраты вовсе бы не окупились, и в выигрыше оказался бы не русский народ, а только некоторые из его землевладельцев, иностранные потребители избытков русского хлеба, капиталисты и производители всего того (например, машин для обработки земли, вагонов и рельсов для вывоза избытков и т. п.), что необходимо для улучшения полеводства и для сбыта его продуктов. Идти вперед в этом деле, конечно, следует, но не спеша, тем более, что самое важное, т. е. железные дороги, главные из которых были строены преимущественно в интересах сельского хозяйства, уже устроены или имеются в виду и черед развитию других видов русской промышленности настал явно к средине 80-х годов, когда исключительное покровительство интересам сельского хозяйства уронило курс русских денег и вело страну к развитию бедности, всегда свойственной странам исключительно сельскохозяйственным. Поворот в правильную сторону - единовременного покровительства всем видам промышленности [...] - уже быстро увенчался явными плодотворными следствиями, подобными: золотому обращению, финансовому благоустройству, быстрому росту многих видов промышленности, скорому возрастанию оборотов в сберегательных кассах и т. п. С этими задатками успехи полеводства не замедлят наступить, но лишь понемногу. Довольно 5-10 лет, чтобы во много раз увеличить производство каменного угля, железа, машин, тканей и т. п., а удвоение добычи хлебов требует и больше лет и больше капиталов.

38 Сперва делали одежды из кож и мехов, потом стали делать часть из шерсти и льна, потом эти последние заняли первенствующее место, которое теперь они разделяют с хлопком. Но едва ли эволюционные изменения в материале для повседневных одежд закончились, здесь надо ждать новых изменений. Возможность борьбы с хлопком, тонна которого ныне на местах добычи едва достигает по цене до 300 руб. (пуд до 5 руб.), мыслима только при помощи еще большего удешевления волокон, столь же прочных, как хлопковые, и нельзя думать, чтобы какое-либо растение умеренного пояса могло давать волокна, еще более дешевые. Но сама по себе клетчатка, составляющая основу всех растений, всюду так распространена и (по непитательности своей) настолько дешева даже в очищенном виде (пуд целлюлозы для писчей бумаги стоит ныне около 1 р. 75 к.), что могла бы с выгодою заменить хлопок или другие волокна, если бы имела вид тонких волокон, способных к прядению и тканью. Такое превращение дешевой неволокнистой клетчатки в пучки тончайших (толщиною в 0,01-0,02 мм) бесконечно длинных волокон ныне найдено благодаря тому, что Кросс и Беван нашли способ растворять клетчатку в виде ксантиново-(или сероуглеродно-)натровой соли (получается очень просто, обрабатывая клетчатку сперва крепким раствором едкого натра, а потом сернистым углеродом) и возобновлять из него клетчатку в любом виде. Такая клетчатка получила название вискозы. Пучки волокон ее при равном весе с пряжею хлопка оказались более прочными на разрыв и более растяжимыми, и пряжа из вискозы, очевидно, может быть доведена до гораздо меньшей цены, чем пряжа из хлопка, потому что у него отдельные волоконца должны при скручивании сцепиться, чтобы образовать непрерывную нить, а у вискозы волокна бесконечны, как у шелка, вид которого свойствен также и вискозе. Если пуд такой хлопковой пряжи данной толщины стоит от 20 до 40 руб., то пуд такой же пряжи вискозы может обойтись раза в два дешевле, что и заставляет полагать возможность борьбы вискозы с хлопком. Но дело вискозы лишь началось в 1899 г. и теперь находится еще в первом, или зачаточном развитии, а потому о нем следует говорить лишь с осторожностью. Но пробовать необходимо, потому что победа вискозы будет новым торжеством науки; как открытие свекловичного сахара освободило мир от зависимости в отношении к сахару от тропиков, так открытие вискозы может освободить мир в отношении хлопка от тропиков; и северные леса, наши сорные травы и массы соломы могут доставлять такое прекрасное вещество для тканей, как шелк. Тут сверх того виден был бы тогда один из новых поучительнейших примеров торжества чистого знания в области приложения к жизни, потому что Кросс и Беван сделали свое открытие, руководясь лишь чисто научным интересом и соображениями о химическом (спиртовом) характере клетчатки. Россия, со своими палестинами лесов и трав, могла бы при производстве вискозы доставлять всему миру громаднейшие массы волокнистого вещества. Как искусственный ализарин прекратил культуру марены, так вискоза может уничтожить культуру всех видов растений, дающих волокна. Кроме волокон, вискоза, по своей дешевизне и по своей высокой степени клейкости, может найти массу других приложений, например, для производства прозрачных пластинок (это и будет небьющееся стекло), для склеивания, для аггломерации порошковатых веществ (например, для получения негорючих, но мягких, как дерево, полов), для закрепления красок (это применяется уже на выставке 1900 г.), для производства тетивы или струн и т. п. Заключу это отступление пожеланием того, чтобы исследование и производство вискозы укрепилось в нашем отечестве. На Парижской выставке 1900 г. наше хлопковая мануфактура, особенно крашеные ситцы, удивляли всех знатоков, потому что в своей совокупности не только не уступали, но явно превосходили достоинствами такие же изделия других стран, показывая, что наша промышленность в тканях дошла до самостоятельных успехов, и это-то дает мне право надеяться на то, что в русской промышленности вискоза вызовет все, ею заслуживаемое внимание.

39 Примечательно, что повсюду есть большое сходство, а иногда и тождество, между тканями и другими украшениями, применяемыми в одежде, особенно женской, и теми, которыми отделывают жилища, и если наши комнатные обои делают из бумаги, то лишь ради дешевизны, а по существу они отвечают или материям, например, ситцу и бархату, или кожам, которыми первоначально и обивали стены.

40 Относительные свойства волокон льна и хлопка это достаточно объясняют. Волокна хлопка имеют в поперечном разрезе плоскую форму (обыкновенно закрученную), шириною около 20-40 микрон (тысячные миллиметра), а толщиною в 4-8 микрон. Каждое волокно хлопка совершенно отделено от других волокон; они только скручиваются и зацепляют друг друга при прядении. Льняные волокна представляют почти прямые цилиндры с сечением круговым, при диаметре 15-20 микрон. Понятно, что гибкости у волокон льна будет меньше, чем у хлопка, как у трубки меньше, чем у полоски, и что нити хлопка легче придать тонину, чем нити льна, тем более, что часть его волокон склеена друг с другом при недостаточно полной обработке (мочке, трепке и ческе).