Карта сайта

Позволю себе в заключение сделать краткий свод того ...

Позволю себе в заключение сделать краткий свод того, что мне хотелось сказать вам, милостивые государи. Когда вы принимаетесь за землю для того, чтобы чрез разведение на ней растений и животных получить продажные продукты, - вы становитесь промышленниками, по существу, совершенно такими же, как всякие фабриканты и заводчики. Вам, как и им, следует итти дружно, потому что одинаково нужны не только земля, но и труд с капиталом, масса знаний с их магазинами в виде наук и специализация с ее узкостью и неизбежными неравенствами. Без первых из них земля, как вода и воздух, только доля природы - дичь одна, без вторых же ваше хозяйство - или простое, первичное домоводство, или предприятие, обреченное азиатскому застою, не могущее содействовать росту альтруизма и народного богатства, а чрез то и увеличению мирового влияния нашей страны. Любя родину свою, вы ведь хотите, чтобы начальная школа всем дала русское, не латинское, свое, начальное образование, в идеале - всем равное, от общей грамотности исходящее; а для высшей школы вы ведь не хотите, чтобы она давала одно верхоглядство, так или иначе ведущее к испанским пронунсиаментам, а желаете, чтобы, кроме прав, изучались и обязанности, подготовлялась специальность, непременно приводящая к неравенствам, в жизни неизбежным.

Так и в нашем специальном деле сельского хозяйства: начало необходимо с общими условиями довольно однообразного равенства, а зрелость требует специализации все более и более полной, сопряженной непременно с неравенствами всякого рода, везде существующими и в самой природе. Восемнадцатым веком нам завещаны, в сущности, стремления к начальному равенству прав, а XIX в. оттенил, лучше всех прежних, необходимую связь между правами и обязанностями, великое значение специализации и теснейшую зависимость настоящего и будущего от прошлого, что сказалось грубее всего в значении капитала, как материализованной истории труда. Но этот капитал, приобревший ныне небывалую роль, имеет свойство, ища своих выгод, уравнивать все страны приводить их к одному знаменателю -богатству, и когда обойдет весь шар земли, - а он уже обходит его, теснясь в Африку и Китай, - по всей вероятности, потеряет свое современное значение, уступая и теперь напору труда, соединенного с наукою. В уардовский желоб пользы прогресс направляет и все капиталы и всю науку. Но материальность и возможность уничтожения капитала, сравнительно с духовностью и неуничтожаемостью наук, внушает уверенность, что значение и величина капитала ограничиваются некоторым пределом во времени, уже ныне достигаемым, а для наук, очевидно, нет предела. А потому будем в своих уголках работать для возрастания в нашей стране капиталов и наук, и к сельскому хозяйству приложим то и другое, понимая, что капиталы и науки не родятся без земли, труда и специализации и что для самого насаждения наук нельзя обойтись без капиталов, а их без наук растерять легче, чем кажется на первый взгляд. Тут, как и во многом другом, - все дело в союзах.

Под конец прошу извинить краткость, отрывочность и незаконченность моих мыслей. Сочувствуя благому делу устройства чтений, я принялся с великою охотою за изложение своих сообщений, но другие дела обрывают начатое, и я должен просить вашего извинения за то, что успел передать лишь немногие начальные из своих мыслей. Их сущность сводится к такому примирению с действительностью, которое ищет во всем зародыши улучшения, естественность в эволюционных изменениях и предметы для научной разработки, а верит только в торжество разумности, руководимой альтруизмом. Мой оптимизм родился из занятий наукою, и мне желательно было бы внушить его каждому, кто жаждет испить из этого источника, для всех доступного и дающего истинное успокоение среди беспокойного океана жизни. ЗАМЕЧАНИЯ В. А. КОКОРЕВУ НА АКЦИЗНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ В ПОЛЬЗУ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В ЗАСЕДАНИИ СОБРАНИЯ СЕЛЬСКИХ ХОЗЯЕВ 1 Ноября 1883 г. Д. И. Менделеев. Как и Василию Александровичу в его последних замечаниях, мне бы не хотелось останавливаться на частностях поднятого им вопроса, потому что, в самом деле, хотя многие затруднения и представляются в предложении В. Α., но, быть может, они, при внимательном рассмотрении его проекта, так или иначе могут быть обойдены.

Мне желательно остановить внимание и сделать свои замечания на общие стороны предмета в том виде, в каком их представляет Василий Александрович; на них он особенно останавливается, и мне кажется поэтому, что на эту почву можно и даже следует встать. В своем проекте В. А. предполагает удовлетворить единовременно трем целям: бедности народа стремится помочь развитием сельскохозяйственного винокурения, распространению пьянства желает поставить преграду в дороговизне водки, а через возвышение акциза хочется ему, в то же время, достичь увеличения казенного дохода. Не стану останавливаться на двух последних целях особенно потому, что удовлетворение первой цели, как мне кажется, само повлечет за собой и уменьшение пьянства и увеличение казенного дохода. Мимоходом замечу, однако, что пока вино будет дорожать, а прочие стороны народной жизни останутся в прежнем виде, до тех пор едва ли уменьшится пьянство. Но не на эту общую сторону предмета, как я сказал, хотелось мне обратить внимание, а на следующую: неужели, в самом деле, положение наше таково, что в кабаке, казенном или частном, должно видеть спасение для экономического быта народа, т. е. России, и в водке, да в способах ее потребления искать исхода для улучшения современного состояния дел народных и государственных?

Конечно, нет и быть этого не может. Можно ли, в самом деле, даже утверждать, что от того или другого направления дела винокурения у нас и деревенский ребенок получит молоко, которого у него нет, и мужик будет есть мясо, которого не видит у себя на столе, и самая почва русская потеплеет? Нет, ответит каждый. По моему мнению, изложение Василия Александровича, утверждая иное, заключает в себе важную ошибку и страдает крайнею односторонностью. Так рассуждать, как он, можно только с узкой точки зрения того понимания важнейших вопросов народной жизни, которое сам Василий Александрович так жестоко и справедливо осуждает, называя канцелярским способом суждения. Для кошелька казны самый вопрос акцизный представляется первостепенно важным, для головы казны, т. е. для жизни народа, - нет. Для того чтобы ясно представить себе это, вообразите совершенную свободу, т. е. безакцизность винокурения.