Карта сайта

Следовательно, капиталы нам до крайности необходимы ...

Следовательно, капиталы нам до крайности необходимы во всем промышленном, а в том числе особенно в сельском хозяйстве. Искали и получили мы землю; теперь, чтобы богатеть, всего нам нужнее капиталы. Землей и трудом - не разбогатеть народу без капиталов. Как бы вы, мм. гг., ни взглянули на то, что я этим закончу сообщение своих мыслей, относящихся до роли капитала в сельскохозяйственной промышленности, все же мне необходимо сделать это уже ради того одного, чтобы успеть сообщить вам еще часть своих мыслей, относящихся к сельскому хозяйству, тем более, что принужден уехать и сегодня должен закончить свои мысли. Невольно напрашивается вопрос: неужели столь заглавная промышленность, как сельскохозяйственная, так-таки и осуждена вечно оставаться невыгоднейшей и народному богатству лишь мало содействующей? Не думаю я этого отнюдь, но не по каким-нибудь сентиментальным предрассудкам, а просто в силу соображений историко-географического и статистического свойства, которые попробую сообщить вам в сжатейшем виде.

И в классическом мире Средиземного моря были на африканских берегах плодоносные пустыни, а с новыми веками Васко де-Гамы и Колумбы наоткрывали их массу. Бери сколько хочешь земли: там и рабочие за грош и солнце даже надоедает массой высылаемой энергии, убивающей людскую, но возбуждающей растительную энергию. Искали там, однако, не того, а только рабов да редкостей, например золота, пряностей и т. п. Все вы знаете, что затем началось новое переселение народов и что оно еще не кончилось, хотя с двух сторон уперлись в азиатские страны, где своего народа некуда девать. Но тут ли, там ли, а конец ясен, так как земля - шар невеликого размера даже для жюльверновских романов. Пока что, а мы живем в эпоху, когда неизвестны только два полюса, и хотя их надо достичь для доказательства современного, мирного людского могущества но прибыли оттого предвидится мало иной, кроме научной. Может быть и "Ермак"55 это в силах выполнить. А везде, где можно жить и сеять, уже проникли и европейцы и китайцы, и во все концы бегают скорые, дешевые пароходы, везущие туда переселенцев и фабрично-заводские товары, а оттуда - грубые продукты сельского хозяйства и недр земных. Началось это все чуть не на памяти, и все еще расти продолжает. Кончилось же, однако, и великое переселение народов, кончится и это новейшее, да не испанским истреблением туземцев, а голландским развитием Явы. Везде станет теснее, чем теперь в Бельгии, хотя средняя теснота едва ли может превзойти берега Китая и Явы, потому что тамошнее солнце дает преимущества народам, привыкшим к его припеку. При тесноте заведут и холодильные дома, как завели мы отапливаемые; изведут, хоть озоном, и миазмы всякие, - всему нужда научит, а энергия поможет.

Начнется эта теснота скоро, если считать даже не веками, а жизнями людей, и если [...] удастся, пользуясь современными условиями, достичь прочности в современном стремлении к миру во всем мире. К сознательности этого стремления влекут не только христианские начала, но и прямые интересы сельского хозяйства, так как чем скорее наступит большая или меньшая равномерность народонаселения, - а она наступит тем скорее, чем прочнее будет мирная жизнь, - тем более и более будут выигрывать интересы сельскохозяйственной промышленности. Это потому, во-первых, что современная дешевизна хлеба и мяса определяется малостью числа жителей в странах, производящих эти товары в избытке, а при равномерной тесноте цены неизбежно пойдут в гору, особенно по отношению к золоту и другим продуктам промышленности, в добыче которых ежегодно людская энергия находит разные облегчения. Во-вторых, потому от равномерной тесноты выиграют сельскохозяйственные интересы, что к ним везде приложат - по необходимости - более внимания, чем прилагать ныне приходится при заботах о народном богатстве; а коли просвещенного внимания будет много приложено, да и выгод будет много, тогда не останется же сельское хозяйство таким, как ныне, подобно тому как сталь, когда ее потребовалось много, стала и лучше и проще получаться и привлекла к себе много новых сил.

В чем таком и как может выиграть сельское хозяйство в те предвидимые времена, можно мне кажется, и теперь предугадывать, а если так, то надо уже и подготовляться к этому. Изложение этих моих мыслей и составляет конец того, что мне хотелось вам сказать. Сущность этого есть специализация хозяйства, резко выразившаяся в других видах промышленности. Даже денщик, коли он мастер на все руки, - находка офицерскому хозяйству. Первые, из домоводства прямо исходящие, виды промыслов все создавались, конечно, людьми, пригодными на все руки. Они начальные творцы по преимуществу. Но чем дальше идем мы в промышленном росте, тем более должны, по необходимости, удаляться от этого исхода, т. е. неизбежно специализироваться, или делить труд. Станфорд (в 1891 г. в Калифорнии) - при открытии университета, устроенного им в память сына, - прекрасно и с новой стороны выразил мысль Адама Смита, сказавши про философов, что от древних требовалось знание всего, а ныне философу "надо знать все известное о чем-нибудь и только что-нибудь обо всем". Как в первой местной лавке должно продаваться все - от дегтя до чая, а при росте города специализация даже у торговцев доходит до последних крайностей, так и во всем. Промышленность в тесном смысле этой специализацией и начинается. Фабрика, готовящая только шарики для велосипедных колес, делает их лучше и дешевле, чем могло быть ранее. Причины на то ясны без объяснений. Мысль, которую мне желательно передать вам, состоит в указании на специализацию, все более и более дробную, долженствующую начаться и развиваться в сельском хозяйстве, когда оно становится промышленным. Если можно было дойти до производства тюльпанов желаемого цвета, то можно дойти и до производства из рябины фрукта на славу, по широте спроса, по вкусу и пользе. Но к этому перескочить сразу нельзя, надо начинать передовикам, пользуясь примерами искусственного разведения рыб, виноградников, разведения хмеля, роз и т. п. Только тогда можно надеяться на открытие многого нового, неизвестного, а совокупность таких новостей может глубоко повлиять и на науку, и на практику сельского хозяйства.

Наши главные породы культурных хлебов ведь все созданы давно-давно, разве один картофель поновее, а вероятно, что когда за дело примутся с запасом знаний, наблюдательности и настойчивости - найдутся неожиданности. Пояса, или зоны климатов и почв, растений и животных должны дать первые толчки или начала индуктивному мышлению в эту сторону. Моя мысль скажется полнее, если я укажу еще на то, что при специализации земли пойдет меньше, подготовки же, машин и специальных удобрений потребуется больше на то же количество валового дохода, о чем можно судить по примеру других промышленностей. Переходим к тому, первою ступенью, по моему мнению, должны служить образцовые фермы с немногочисленными, строго определенными задачами, ну, например, с разведением хороших пород скота, с улучшенными породами гороха, даже с еще более тесными и простыми требованиями разнообразнейшего свойства, смотря по спросу, почве и климату, каково, например, выращивание трав, годных для топлива, что, по отрывочным сведениям, собранным мною самим, может быть выгоднее выращивания дровяного леса даже около Москвы. К таким специальным задачам не только можно, но и должно подходить, конечно, понемногу, начиная с обычного сложного хозяйства. Но я, простите, не могу вдаваться в развитие мыслей относящихся к выгодности и неизбежности приложения специализации в сельском хозяйстве, потому что мне пора кончать. Довольно, если вдобавок укажу опять на пример С.-А. С. Штатов, где начало специализации уже прилагается даже к разведению пшеницы, маиса и хлопка, как видно из новых данных, полученных из тех краев.