Карта сайта

Если у меня встречается выражение, понятое ...

Если у меня встречается выражение, понятое г. Лисенко в смысле "упразднения бакинских заводов", то разве одно: "я желал бы перенесения центра нефтяной переработки из Баку в Россию", но это выражение значит совсем не то, что приписывает мне г. Лисенко. Для вящего вразумления смысла этого выражения я его перепишу в следующем виде: ныне в Баку добывается около 30 млн. пуд. нефти и там же она делится на керосин и остатки, то и другое везут из Баку в Россию, цены сырой нефти очень низки, ни у нефтедобывателей, ни у заводчиков нет прочных выгод, много бы могли добыть больше, да некуда сбыть, ныне Баку центр и добычи, и переработки; я утверждаю, что, когда заведутся большие заводы в центральной России, они будут и сами в выгоде, и бакинцам будут большие барыши; нефти станет добываться больше, может и вдвое, и втрое, цены на сырье поднимутся и станут прочными, цены на керосин и другие нефтяные продукты упадут, откроются новые рынки, учредится соперничество с Америкой в Западной Европе, - словом, будет лучше; центр важной промышленности будет не в бакинском захолустье, а на более широком центральном русском рынке.

Следовательно, говоря о перенесении центра переработки из Баку в Россию, я говорю не об "упразднении" бакинских заводов, а об устройстве новых - не в Баку, а в России, потому что тут выгоднее, сбыт круглый год, рынок близок и во все стороны, капитал будет помещен надежнее. Перейду теперь к тем немногим частным доводам, которые приводит г. Лисенко противу моего предложения об учреждении новых нефтяных заводов в России. Он говорит, что в Баку уже ныне много людей, освоившихся с нефтяным делом. Это неверно. Каждый, сколько-нибудь благоустроенный нефтяной завод требует выписки в Баку из центров России или из Швеции и т. п. химиков, механиков, бухгалтеров, бондарей, даже простых мастеров. Другое дело топливо. Его действительно много в Баку и оно дешево, но, обсуждая заводское дело, должно иметь в виду не одно топливо, а всю выгодность производства, особенно, когда идет речь об заводах для нефти, потому что на них всегда есть отбросы, годные для топки. Привоз в Россию сырой нефти и ее переделка здесь во всяком случае увеличит в ней массу топлива, а не послужит к его истреблению, как хочет показать г. Лисенко. Нигде и никогда не бывало, как думает г. Лисенко, чтобы нефть везли к топливу, и пример Америки говорит прямо против г. Лисенко, полагающего, что именно там везут нефть к топливу. На самой реке Аллегани, где центр добычи нефти, много каменного угля и ведется его добыча. В Питсбург везут железную руду - ради топлива, а нефть всю оттуда увозят в Нью-Йорк и Филадельфию.

Проездом к последней проходят, по сю сторону Аллеганского хребта, мимо богатейших каменноугольных копей, а все же нефть везут дальше к центру промышленной деятельности - от топлива. Весь этот путь проехал я сам и говорю не по догадке, а то что знаю и видел. Далее г. Лисенко говорит противу меня, что ныне стала известна возможность перевозки дистиллятов наливом, т. е. в корабельных резервуарах и не в бочках. Да я об этом говорил в 1867 г. и дело не в том; везут из Баку керосин, смазочные масла, остатки разные и вопрос состоит в том только, что выгоднее: хранить и перевозить сырой, малоценный материал или более ценные продукты перегонки? Г. Лисенко думает, что приведенные в моей статье цены бочек в Баку и на Волге или случайны, или неверны, утверждая, что при цене бочки в Нижнем 25 коп. на пуд керосина, быть не может в Баку цены 55 коп. Во-первых, я привожу цену не 55 коп., приводимую г. Лисенко, а 40-50 коп. ("Голос", No 262, стр. 2, последний столбец, 19 строка), во-вторых, цена 25 коп. с пуда керосина для 25 пудовой бочки в Нижнем и у г. Рагозина, а также цены от 40-50 коп., за обычные 10-20 пудовые керосиновые бочки в Баку -точны и сообщены мне людьми, прямо стоящими у дела. Пусть г. Лисенко кроме двух восклицательных знаков приведет что-либо другое для доказательства неверности моих показаний. Ныне бакинская торговля керосином есть наполовину торговля бочками, и пишущему о бакинской нефтяной промышленности следует знать хоть что-нибудь о цене бочек. Да и одно то, что в Баку для бочек везут с Оки2б дубовую клепку (доски), с Волги обручи деревянные и железные и это все обделывается мастерами, приехавшими из России же, объяснит каждому причину почти двойной цены бочек в Баку против Нижнего. Считаю излишним делать заключение о статье и "программе" г. Лисенко и продолжить с ним газетный разговор.

Действительные бакинцы, время и лица, стоящие у дела, заинтересованные подробностями, разберут, где - у г. Лисенко или у меня - больше правды и чьи советы беспристрастнее, независимее и пригоднее к решению вопроса: что делать с имеющимся избытком бакинской нефти? Д. Менделеев До сих пор этот мой ответ г. Лисенко остался без возражения. Не обольщаю себя мыслью о том, что мои доводы убедили г. Лисенко, но тем не менее считаю себя вправе далее вовсе не касаться возражений, представленных со стороны г. Лисенко. Привел же свою, ему ответную, статью только потому, что в ней разъясняются некоторые пункты, могущие вновь родить недоразумения, а мне их не хотелось бы оставить, потому что я считаю рассматриваемый предмет весьма важным для нашей химической промышленности, как потому, что в обработке нашей нефти мы должны с самого начала, т. е. ныне же, встать и самостоятельно, и верно, чтобы у нас она правильно развилась, а не перешла за границу, так и потому еще, что имеющийся у нас избыток нефти заставляет думать теперь же об обеспечении сбыта нефтяных продуктов за границу. Чем меньше нефтяная переработка укоренится в центре России, тем более риска упустить это дело из русских рук и отдать его иностранцам, продать сырье, а не переделанный товар, заработать копейки, а не рубли. Другой мой оппонент - Л. Э. Нобель -наиболее известен как владелец большого механического завода здесь в Петербурге, как поставщик для артиллерийского, морского и других ведомств и крупный капиталист. Он давно уже вошел в нефтяное дело вместе с своим братом Р. Э. Нобелем, живущим постоянно в Баку и ведущем на месте нефтяное дело этой фирмы. Г. Нобель первый провел трубы для доставки нефти от источников в Черный городок, т. е. в Баку. Уже это одно обстоятельство и то, что выгоды от нефтепроводных труб, сделавшись очевидными после примера г. Нобеля, заставили многих других, как то: Мирзоева, г. Кокорева, г. Леонозова и г. Бенкендорфа также проложить нефтепроводные трубы, - делает имя моего оппонента многозначительным в нефтяных вопросах. Это значение имени г. Нобеля увеличивается тем обстоятельством, что г. Нобель имеет в Черном городке, близ Баку, один из обширнейших для той местности заводов для переделки нефти.

Кроме того г. Нобель устроил свой завод с образцовым для Баку совершенством и на малом пространстве морского берега, которое он мог добыть, сконцентрировал свое устройство так, что может перерабатывать в год несколько миллионов пудов сырой нефти. До сих пор, конечно, переработка у него ведется только на керосин, но, как слышал я от него самого, он предполагает затем заняться и переработкой нефтяных остатков на смазочные масла. Г. Нобель затем придумал план обширной торговли как внутри России, так и за границей керосином; для этого он устроил особые, паровые шкуны с цистернами или резервуарами для вмещения керосина, такие же резервуары устроил в Царицыне, устроил также специальные вагоны по подобию американских,27 назначенные для перевозки керосина и идущие из Царицына в Ригу, Петербург и пр., для того, чтобы избежать дорогой перевозки керосина в бочках. Так как о необходимости труб, о возможности избежать невыгодность бочечной перевозки и о необходимости перевозки керосина в цистернах писал я и говорил еще в 60-х годах, то осуществление этих мыслей в большом виде г. Нобелем28 делало для меня его имя чрезвычайно симпатичным. В бытность мою в Баку Л. Э. Нобель показал мне свой завод и свои суда. Но уже там, в Баку, я был поражен тем неприязненным отношением, с которым г. Нобель встретил мою мысль о необходимости учреждения заводов внутри России для переработки нефти как на керосин, так и на смазочные масла. Тогда же мне стало очевидно, что Л. Э. Нобель, понявший и осуществивший через несколько лет некоторые из естественных и выгодных предложений, сделанных мною, относится несочувственно к предложению об учреждении заводов в России, потому что не понимает основных доводов, заставляющих предпочесть эти последние заводы бакинским. Мне не раз внушали убеждение в том, что г. Нобелем, отвергающим мое мнение, руководит узкая боязнь соперничества новых заводов с его обширными учреждениями, только что начавшими действовать, но я всегда и теперь отрицаю такое толкование возражений г. Нобеля на мои доводы и продолжаю думать, что наше разноречие зависит только от того, что я недостаточно полно и убедительно излагаю доводы своей мысли и что г. Нобель не вникнул в фактические данные, составляющие действительную опору моих предложений, и что, защищая необходимость оставить нефтяные заводы в Баку, г. Нобель защищает не свой капитал, а общие интересы нефтяного дела, как он и сам мне это неоднократно говорил и писал. Ближайший смысл и повод предлагаемой статьи и заключается в дальнейшем уяснении моего разноречия с г. Нобелем.