Карта сайта

ВВЕДЕНИЕ

В 50-х годах начали распространяться в общежитии для освещения в лампах летучие маслообразные жидкости. Противу жирных растительных и животных масл летучие масла представляют существенные преимущества как вследствие своего состава, так и на основании своих физических свойств.

В жирных маслах кроме углерода и водорода содержится еще кислород, а потому такое масло дает при горении низшую температуру и меньшее количество тепла и света, чем летучие масла, содержащие только углерод и водород. Эти последние масла, добываемые из минеральных смолистых веществ, после надлежащего очищения представляют состав чистых углеродистых водородов, и хотя пропорция углерода и водорода меняется для различных сортов этих масл, но ни одно из них не содержит кислорода, если очищено надлежащим образом. Всякая малейшая частица такого летучего масла горюча, а следовательно развивает теплоту и содействует образованию света, зависящего весьма много от той степени жара, какая может быть достигаема при сожигании данного горючего материала. Физические свойства углеводородных масел, получаемых из смолистых веществ, хотя и близки во многих отношениях к физическим свойствам жидких, растительных и животных масл, но представляют и существенные различия, важные для практики. Во-первых, одни способны переходить в пар, а другие не могут. В этом отношении летучие масла хуже для практики, чем жирные, потому что имеют, вследствие летучести, запах и могут при освещении давать горючий пар и взрывы. Вот по этим-то причинам для лампового освещения наиболее пригодные труднолетучие масла, а не такие, которые легко испаряются.

При изготовлении летучих масел их и делят по летучести. Самые летучие, опасные для употребления по легкой воспламеняемости, называют бензином, газолином и тому подобными именами, а труднее летучие применяют для освещения в лампах и называют шиферным, минеральным или просто осветительным маслом, фотогеном, соларовым маслом, керосином и т. п. Хотя в капиллярных трубках жирные и летучие масла поднимаются почти одинаково и притом незначительно (ниже воды), но способность смачивания в них весьма неодинакова. Если опустить бумажную нить в жирное масло, то последнее поднимается только на весьма небольшую высоту по нити, тогда как летучие масла, как и все вообще легко подвижные жидкости, взбираются по нити весьма высоко. По этой причине устройство ламп, в которых сжигаются летучие масла, весьма значительно упростилось противу того, какое имели лампы, назначаемые для сожигания жирных масл. В этих последних необходимо было заботиться о постоянстве уровня масла в лампе (карельские лампы представляют высшую форму такого постоянства), тогда как при лампах с летучим маслом при перемене уровня все-таки поднятие масла по светильне доставляет достаточно постоянный приток масла пламени. Как только в практику попали подобного рода минеральные масла, они тотчас завоевали себе большое поле. Свет они дают очень яркий.

С лампами легко обращаться. В 50-х годах такие масла добывались из богхедского каменного угля или из смолистых сланцев, отчасти также из торфа. Хотя основной материал для добычи и находится всюду, но операция добывания сложна, оттого получаемые масла имели значительную ценность, а именно от 8 до 6 руб. на пуд. Но при этой ценности распространение минеральных масел в лампах, вследствие их достоинств, уже весьма значительно расширилось, когда в 1859 г. близ Тайтусвиля, в Пенсильвании, капитан Дрэк провел свою первую неглубокую буровую скважину, давшую обильный источник нефти в Америке. Нефть, или петролеум, или каменное масло есть смесь летучих углеводородных масел разной степени летучести, - это просто неочищенное осветительное масло, которое изготовлено природою. Из пенсильванской нефти выходит около 75% того лампового масла, которое у нас известно под именем керосина или фотонафтиля. Нефть в Америке давно знали туземцы, которые употребляли ее как наружное медицинское средство, подобно тому, как применяют ее с давних пор для той же цели и в Европе. В Индии, в особенности в Рангооне, а также на берегах Каспийского моря, в Баку, уже много веков ведется добыча нефти и применение ее как осветильного и смазочного средства для местных целей. Персы употребляли в весьма отдаленные времена нефть как жидкость для освещения, сожигая ее в глиняных лампах, называемых "чирак". Когда минеральные масла стали применять в лампах, в Баку возродилась уже промышленность перегонки нефти - для добычи такого рода масел из нефти.

Однако важнейший промышленный толчок в этом деле несомненно принадлежит американцам, которые, по словам Дрэка, стали проводить буровые скважины во многих местах Пенсильвании, Виргинии, Канады и нашли возможным извлечь из недр земли огромные массы находящейся там нефти. Буровые скважины, выдалбливаемые в земле большим и тяжелым долотом, приводимым в движение паровою или какою другою машиною, подобно тому, как это делается при проведении артезианских колодцев, давали иногда целые бьющие фонтаны нефти. Оказалось, однако, что более или менее долго (иногда на другой же день, иногда через несколько месяцев) после открытия фонтаны всегда прекращаются, нефть выкачивают при помощи насосов, которые захватывают вместе с нефтью и ту соленую воду, которая всегда сопровождает нефть. Такая же соленая вода скопляется в тех ручных, копанных колодцах, при помощи которых в Индии и Баку с давних пор извлекается нефть. Немалое число вырытых буровых скважин давало в день 600 бочек нефти и, следовательно, около 400 бочек минерального масла или керосина. Ценность буровой скважины не превышала 10 000 руб., следовательно понятно, какие громадные барыши приносила некоторым предпринимателям разработка нефти в Пенсильвании. Бочка керосина в Америке стоила по меньшей мере 10 руб. Были колодцы, которые давали в день 3000 бочек нефти. Доходы некоторых предпринимателей были огромны, иногда в неделю делали состояние. Немудрено, что вследствие того к этой промышленности обратилось огромное число предприимчивых лиц. В 1859 г. было уже покрыто 200 буровых скважин; с тех пор число их в Пенсильвании дошло до 12 000 и ежегодно продолжает возрастать.

Достаточно указать, например, на то, что в течение одного мая текущего года в Пенсильвании закончено 168 буровых скважин и в это время бурится еще 307 новых и делаются приготовления на 249 колодцев, к бурению которых вскоре будет приступлено, как можно судить по месячному отчету "Stowells petroleum Reporter". В Европу вывезено из Америки около 40 000 000 бочек нефти и ее продуктов, начиная с 1861 г.; это ясно указывает на то, как возросла потребность в минеральных осветительных маслах. То масло, которое получается из нефти, петроля или каменного масла, носит у нас название "керосина", в Америке оно носит разнообразнейшие имена, часто заимствованные от имени завода, где приготовляется, но вообще это масло называется "осветительным маслом" (illuminating oil). Осветительное масло, добываемое в Баку, носит название фотонафтила. Мы будем затем дальше употреблять постоянно название "керосин" как наиболее у нас употребительное. Когда американский керосин пришел в Европу, он тотчас же вступил в борьбу с минеральными маслами, добываемыми из сланцев, богхеда, торфа и других минералов, и почти совершенно вытеснил эти масла из европейских рынков. Это немудрено: для получения минеральных масел нужно было производить сложную перегонку сперва сырого материала, а потом полученного из него дегтеобразного вещества, которое дает сравнительно небольшой процент осветительного масла; тогда как одна перегонка пенсильванской нефти дает обыкновенно не менее 70% керосина, и весьма простого очищения достаточно для того, чтобы получить отличный сорт осветительного масла, если первоначальная перегонка была ведена правильно. Притом ценность сырого продукта, служащего для получения керосина, так мала, что падение цен на минеральные осветительные масла после открытия пенсильванских нефтяных источников было постоянное.

Первоначально американское правительство, видя то промышленное значение, которое получила нефть, и большой спрос на этот продукт, извлекаемый из земли, назначило довольно значительные пошлины как на сырой продукт, так и на перегонку его. Большие долги, сделанные этим правительством для ведения войны с южными штатами, вполне оправдывают обложение нефти, длившееся до 1868 г. Несмотря на то, что американский керосин нес пошлину, все-таки цена нефти и керосина в общем постепенно падала; это зависит от того, что к нефтяной промышленности обратилось в Америке множество предпринимателей. Особенно горячим временем были годы, начиная с 1864 и по 1870. Надо обратить внимание на следующие неизбежные поныне особенности нефтяной промышленности: не всякая прорытая буровая скважина дает нефть; иногда два колодца рядом, на расстоянии нескольких десятков сажень друг от друга, различаются весьма значительно: тогда как один ничего не дает нефти, другой ею изобилует.