Карта сайта

Присчитывая управление, процент и погашение начального ...

Присчитывая управление, процент и погашение начального капитала и т. п. расходы - без всяких выгод, получим опять около 1 коп. с пуда. Поэтому, ниже 2 коп. за пуд продавать нефть на месте нельзя. А тут вдруг дорываются до фонтана, и бывали дававшие в год по 13 млн. пуд. нефти (у Тагиева 1893 г.), у Зубалова в 1892-1895 гг. действовал фонтан (глубиной 157 саж., диам. 10 дюймов), давший за все время более 30 млн. пуд. нефти. Тут цены сразу падают, только бы брали, резервуаров, амбаров недостает, другие и остаются в убытках, которые необходимо наверстать. Так выходит, что нормальная цена ныне должна быть не менее 2 1/2-3 коп. за пуд. А цены стояли часто и подолгу гораздо меньшие и только по временам -по необходимости - высшие. Например, средние цены за пуд нефти на бакинских промыслах стояли следующие: С течением времени, когда придется рыть еще глубже, по необходимости цену придется возвышать. Совершенно другую картину представляет добыча нефти в Америке, хотя и там фонтаны нефти были и бывают, но не столь изобильные, как в Баку. Там приходится работать на данном месте только несколько лет, потому что окрестность заполняется дерриками (вышки для бурения), и выкачивают (обыкновенно насосами, а не тартают желонками) усиленно и место до того истощают, что приходится через 3-5, много 10 лет совершенно бросать и переходить в новые местности. Бурят ежегодно не сотни, как в Баку, а тысячи колодцев,

выкачивают не из 500 буровых, а из десятков тысяч, средний выход на буровую считается не сотнями тысяч пудов выхода, а десятками, и хоть цена бурения много ниже, чем в Баку (глубина же больше или не меньше), но стоимость нефти добывателю много больше, а потому и продажная цена на местах добычи гораздо выше, редко за барриль (7-8 пуд.) ниже полудоллара, часто выше 1 долл., следовательно, за пуд от 10 до 25 коп. кредитных, т. е. много выше, чем в Баку.

Спрашивается: как же может двигаться соперничество и существовать выгодность производства в Северо-Американских Соединенных Штатах? Ответ мы кратко изложим. 1) Организация всей продажи, доставки по нефтепроводам от места добычи до заводов, расположенных, большею частью, около берегов океана, продажа наличности в любое время по сертификатам (удостоверениям, выдаваемым трубопроводными компаниями о том, что из ее складов можно владельцу сертификата получить столько-то принятой нефти, заплатив за доставку до любой станции), прежние большие барыши, низкий процент на капиталы и сложение всех главных производителей и заводчиков (переделывающих нефть) в сильные компании -так устроены в Америке, что дело ведется с возможною экономией, бороться приходится преимущественно только с природными трудностями, чего нельзя сказать про бакинские дела. 2) Американская нефть, говоря вообще, особенно же пенсильванская, дает более, чем бакинская, того керосина, к которому привык весь мир и который доныне доставляет наибольший валовой доход при переработке нефти. 3) Отправка этого керосина в другие страны и торговля там этим товаром находится в руках немногих сильных компаний, действующих согласно и много заботящихся о распространении продукта всех производителей, тогда как бакинские заводчики разрознены и действуют на берегах открытого в другие страны - кроме России - Каспийского моря, отстоя на 800 верст от берега Черного моря и будучи принуждены довольствоваться одною Закавказскою железною дорогою. Это и ведет к необходимости Баку -Батумского нефтепровода, о чем с 1886 г. я не устаю писать и без чего нашей нефти, при всех ее богатых промышленных условиях, нельзя уверенно бороться с американским производством... Нефть как топливо. Будучи веществом жидким и горючим, нефть сыздавна испытывалась как топливо, по временам применяется для этой цели и в Америке, но стала им в значительных массах только в России, благодаря двум вышеуказанным причинам: чрезмерной дешевизне и невозможности (вследствие удаления от Черного моря и единственной железной дороги между Баку и Батумом) сбыть (вывезти) на всемирный рынок массу (ныне до 350 млн. пуд.) нефтяных продуктов. Вывозится только 50-60 млн. пуд. в год, а 300 млн. пуд. должна потребить Россия, которой ныне довольно 30-40 млн. пудов в год смазочных и осветительных масел. Таким образом, является около 250 млн. пуд. остатков. Часть их жгут на месте для перегонок и всяких заводов, а около 200 вывозят, так что около 150 млн. пуд. бакинских остатков попадает на Волгу, а ныне к тому прибавляется еще около 20 млн. пуд. грозненской нефти, составляющей у нас "жидкий каменный уголь" и оживляющей всю каспийскую и волжскую торговлю.

Не входя в технические подробности скажем только, что это топливо не имеет себе соперников между обычными видами топлива, не только потому, что занимает мало места, горит до конца и, само притекая, почти не требует ухода, но и потому, что нагревательная способность (теплопроизводительность) нефти много выше, чем самых лучших каменных углей, а жар, доставляемый горящими остатками, равняется высшей степени, получаемой с наилучших сортов угля. Недавно (1897) я нашел, что теплопроизводительность Q топлива, или количество тепла, происходящего при полном его сожигании, лучше, чем всеми ранее того предлагавшимися способами расчета,, определяется из состава по формуле: Q=81c+300h-26 (o-s) единиц тепла, где с, h, о и s суть процентные (по весу) количества углерода, водорода, кислорода и серы, содержащихся в топливе. А так как в обычных нефтяных остатках содержится примерно: с=86, h=12,0,o = 1,7 и s=0,05 (влаги, золы, азота в сумме около 0,25%), то для них Q близко к 10 520 единицам тепла. Для каменных углей Q обыкновенно от 7000 до 8500, а в среднем не более 7400 единиц тепла, следовательно, они, примерно, в 1 1/2 раза менее дают тепла, чем такой же вес сгорающей нефти, о чем можно судить до некоторой степени и по количеству воды, испаряемой в паровых котлах, отпаливаемых каменным углем и нефтью. В этом отношении опыт дает, что 3 пуда угля или 7 пуд. дров заменяются 2 пуд. нефтяных остатков. Но, хотя они составляют драгоценное топливо, сожигание их, на место обычного топлива, подобного каменному углю, ни на что более прямо не пригодному, может встречаться только при условии, у нас ныне и существующем, когда более ценные продукты нефти не могут быть применены для более полезных, и им свойственных целей.