Карта сайта

Цены угля в Англии публикуются постоянно ...

Цены угля в Англии публикуются постоянно, устанавливаются очень точно, изменяются по качеству углей, по местностям и времени, т. е. по спросу и предложению. И нельзя иначе быть, так как, во-первых, конкуренция громадна, что сейчас будет видно из громадности годовой добычи, а во-вторых, в Англии плата рабочим определяется по продажной цене угля. Так, из статьи манчестерского профессора Мунро (I. Е. Grawford Munro. Sliding Scales in the Coal Industry), сообщенной в 1885 г. в британской ассоциации для споспешествования наукам, узнаем, что во всех каменноугольных областях Англии с 1876-1882 г. существует изменение платы рабочим, сообразное изменению продажной цены угля, так что при возвышении цен и плата рабочим возрастает в определенной мере. В контракте или условии, установленном в 1882 г. для южного Валлиса (Кардиф, Ньюпорт и Сванзе), определены цены рабочим при изменении цен угля (с нагрузкой на корабль) от 8 до 21 шилл. за тонну.

В условии же 1884 г. для Кумберланда принято изменение продажных цен угля от 4 1/2 до 6 1/2 шилл. за тонну48. Из той же обстоятельной статьи, а также из отчета "The Coal Industry 1887" заимствую следующие общие сведения о размерах добычи угля в

Англии, Шотландии и Ирландии49. За все это время цены колебались, но в ограниченных размерах.

Понижаться им еще, и значительно, нельзя, не только потому что, при громадной конкуренции и полной невозможности играть ценами, цены и без того низки, дают владельцам копей барыш лишь по громадности масс добываемого угля, но особенно потому, что год от году в Англии приходится извлекать уголь все из большей и большей глубины, из таких мест, где еще недавно и не было возможности знать о существовании углей, отчего столь часто и повторялись в этой стране опасения полного истощения великобританского угля, даже раздавались требования сохранить часть угля потомкам. Но практические люди разумно разочли, что лучше потомкам оставить сильную, богатую страну, пользуясь случаем, теперь существующим, - сбыть как самый уголь, так и товары, на счет его производимые, особенно чугун, железо и сталь, да дать заработок своему народу, которого бедность и эмиграция без этого заработка наверное бы возросли. Да если принять, что капитал в Англии дает только 1/3 интереса, то в самом деле ведь в 30 лет, пожалуй, получится у народа заработок и сбереженный капитал, достаточный для приобретения потом, когда уголь весь изведется, всего потребного угля на стороне, не говоря о том, что с капиталом, наживаемым на угле и применениях его, Англия может выделять для развития в стране своей науки такие средства, о каких в других странах и не могут думать; наука же, укрепившись в стране, найдет, когда придет в том надобность, другие средства, кроме угля, существующие в природе для произведения той работы, какую производит ныне уголь. Ведь и эту работу углем указали люди науки. Раньше и в Англии, как еще и поныне у нас, довольствовались то дровами, то кой-чем, а главное не умели из угля и посредством его делать золото, сталь, ткани, корабли, торговлю. Выходит, очень выгодно тратить стране ее подземную силу, она становится силой современной, и капиталы Англии в корне все оттуда, да из колоний, но и их можно удерживать только

благодаря помощи угля. Стоит посмотреть на цены, чтобы это видеть. Но прежде приведу из "Statistical report, for 1887, the Coal Industry in 1887" (стр. 56) данные о заграничном английском вывозе угля, подробную таблицу по годам и странам, тем более, что эти цифры понадобятся нам в дальнейшем изложении. Числа даны в тысячах тонн, вес же каждой тысячи тонн около 62 ООО пудов50. Следовательно, средний вывоз в Россию около 1 400 ООО т, или около 86 млн. в год. С наложением пошлины он

убавляется. Относительно России для 1885 г. известно, по нашим официальным данным, что ввезено угля (в пудах): Итак, Англия продает другим странам около 24 ООО ООО т, или около 1 1/2 млрд. пуд. угля в год, производя около 10 млрд. и потребляя у себя около 81/2 млрд. пуд. угля. Чтобы узнать современные английские цены на уголь, я писал в Англию и получил от весьма обязательного кентского фабриканта В. И. Андерсона следующие мартовские сего года цены угля на шахтах: газовый уголь за тонну 5 шилл. 6 пенсов, самый лучший (дыма мало дающий) для домашнего употребления - 9 шилл.; обыкновенный для паровых котлов - 7 шилл. 6 пенс. Эту последнюю цену и должно принять за текущую среднюю.

Так как отношение цены шиллинга (весит 5,3 г) к цене нашего рубля для марта 1888 г. выражается курсом 21 пенс за рубль, или 51 1/7 коп. за шилл., то цена тонны английского угля на шахтах должна быть принята в среднем ныне равною 4 р. 29 к. за тонну, или за пуд около 7 коп. (6,92 коп.). Итак, средние цены угля на шахтах в Англии, имея стремление к повышению, выше (около 7 коп.), чем в России (около 5 коп.), где цены имеют стремление к понижению. Там возрастать добыче, по-видимому, уже нельзя, норма достигнута и есть повод к ее уменьшению, не только от затруднительности добычи с глубин, нередко уже достигающих 400 саж., но и от того, что выработка ведется давно, места все разведаны, остается только выбирать последние. Оттого и цены должны возвышаться. У нас совершенно иное. Добыча лишь началась, глубины шахт все маленькие, работают нередко только около самой поверхности, областей разведанных не перечесть, вглубь не проникал никто, конкуренция только что начинается, оттого и цены стремятся падать и наверное еще сбавятся. Все на нашей стороне, и, обозревая современные условия одной Донецкой каменноугольной области, мы увидим, что она одна может и должна соперничать с Англией, а угольных у нас областей много, стоит перечислить хоть самые важнейшие, после Донецкой, не останавливаясь над мелкими, ограничиваясь только заведомо большими. В Приамурской области, на Сахалине, есть угли и даже добыча, но это очень отсюда далеко, хотя и важно для могущества России на Тихом океане. Обширнейшая и богатейшая из известных наших областей каменных углей находится в Западной Сибири, около Кузнецка. Но роль этого угля далеко впереди, зато уже значение для развития будущей нашей азиатской промышленности не менее, чем американских аллеганских углей. Там много прямо обнаженных на обрывах рек толстых угольных пластов, только их не берут, лесу еще так много, он еще очень дешев, а видов промышленности, требующей массы угля, совершенно почти нет. Идя на запад, встречаем по ту и по эту сторону Урала массу угля, добычу завели там, где железные дороги и реки близко, а на беду начали с углей невысокого качества, да и металлургическая деятельность Урала ослабела, о чем следует, однако, говорить особо, не здесь, а потому и по сих пор, хотя есть несомненно угли высокого качества, добыча ограничивается каким-нибудь десятком миллионов пудов. И этим углям свое время придет. Есть угли и в киргизских степях и в Туркестанской области, и они займут свою роль, когда станет развиваться во всей России промышленность.

Нам важно показать только, что при обширности России она только ныне бедна добычею угля, а добывать его станет всюду со временем, когда до надлежащего промышленного развития дорастет. Это должно скоро совершиться: таковы все современные условия, и знать угольные богатства России следует каждому из нас, потому что это запас силы еще больший, чем военные резервы. Идя далее на запад, почти подо всей центральной Россией от Белого моря до Азовского, наверное, идут каменноугольные геологические образования. Большая их часть покрыта позднейшими отложениями, так что до них доступ труден, и только в далеком будущем здесь можно ждать нахождения углей и их добычи, и не об этом теперь должно говорить, а лишь о тех местах, где пласты земные, вмещающие каменный уголь, выступают на поверхность и где их легко искать и добывать. На юг от Москвы, в Рязанской и Тульской губерниях, хотя отрицали когда-то даже существование углей, на основании нескольких напрасных попыток, к тому же недостаточно настойчивых, каменные угли найдены и разрабатываются, например в Мураевне (Губонина), чулковскими и побединскими копями в Рязанской губернии, а в Тульской левинскими, малевскими (гр. Бобринского), гилевскими и др. копями. Правда, что уголь этих мест невысокого качества, легко рассыпается, мало теплопроизводителен (почти как дрова или торф), а потому и слабо еще разрабатывается. Но, во-первых, здесь и усилий до сих пор приложено было мало, как для правильной утилизации (формовки брикета), так и для разведок вглубь и вширь, где, быть может, найдутся и лучшие угли; во-вторых, угли низшего качества, подобно торфу, требуют развития местного потребления, далекой же вывозки не выносят, на что до сих пор обращено еще мало внимания, а, в-третьих, масса уже известных из этих углей так громадна, что они сами по себе должны, когда проснутся промышленные силы России, оказать громадное влияние на производительность наших центральных губерний. А потому и эти подмосковные угли надо принять в счет при измерении наших промышленных резервов.

Каменные угли Петроковской губернии, добываемые в количестве большем 100 млн. пуд. в год, ведь создали же промышленные условия наших польских окраин. Не от немецкой интриги, а от найденного и добываемого угля в тех краях произошла за последний десяток лет новая, крупная русская производительная область с ее ткацкими и прядильнями, с ее металлургическими и всякими другими заводами. Сила, в угле спрятанная, здесь сказалась явно, конечно, потому, что углем занялись как следует. Но область эта не из богатейших по размерам, и ее угли не из лучших, не то, что донецкая, которой посвящается вся наша статья. Польский уголь ни по количеству, ни по качеству не может иметь мирового спроса, к какому способен донецкий, и если добыча первого ныне почти равняется как добыче донецкого, так и количеству иностранного ввоза, то это лишь потому, что в Польском крае разумно налегли сразу как на каменноугольное дело само по себе, так и на развитие местной промышленности, а в Донецкой области едва лишь начали понимать необходимость местного потребления угля. Не следует забывать, что не только в Кубанской области Кавказа, но и в Кутаисской губернии уголь есть и добывается.