Карта сайта

Пока местное топливо в изобилии и дешево ...

Пока местное топливо в изобилии и дешево, т. е. пока промышленный спрос на сгустившиеся заводы и фабрики незначителен, предшествующие соображения и им соответствующие расчеты имеют мало значения, но они выступают со всею своею силою в то время, подобное ныне предстоящему для России, когда является спрос на многие разнообразнейшие заводы и фабрики. Современные фабрики России или рассеяны далеко друг от друга, или сгруппировались в немногие центры. Об этих центрах легко получить понятие, подводя итоги промышленных предприятий в различных губерниях и уездах России по отчетам статистики. Для сравнения возьмем 5 губерний из числа 50, для которых имеются полные сведения в статистических

изданиях Министерства внутренних дел: Таково же промышленное развитие и остальных краев России, т. е. оно прямо связано с лесистостью. Без лесов у нас не основывают заводов и фабрик. Когда-то и всюду было так, но ныне иначе. Если бы Англия держалась того же порядка, то в ней, как в стране, очень бедной лесом, не должно бы существовать заводов и фабрик.

В Европейской России должно принять ныне 4 главных промышленных района: московско-владимирский, петербургский, польский и уральский. Только один польский район опирается на местный каменный уголь, и в этом отношении он опередил другие и стоит прочнее других, потребляя ежегодно для промышленных целей около 120 млн. пуд. местного каменного угля. В этом обстоятельстве должно искать главную причину многих промышленных успехов польских губерний. Петербургский промышленный район может еще долгое время опираться отчасти на лесное топливо, доставляемое водою из далеких мест, и отчасти на каменноугольное, приходящее морем. Этим путем ныне идет почти исключительно английский уголь, но может приходить и донецкий при двух основных условиях: когда добыча его разовьется до того, что получатся большие его избытки, сверх местного потребления и сверх спроса на юг и север, где топливо дорого, и, во-вторых, когда доставка водою (по Донцу, Дону и Азовскому морю) также разовьется, подешевеет (она от мест добычи до Петербурга может дойти: до 10 коп. с пуда, ныне соль возят этим путем) и будет привозиться на своих кораблях - кружным морским путем. А так как на местах добычи донецкий каменный уголь обходится от 3 до 4 коп. за пуд, то можно быть вполне уверенным в осуществимости такого плана снабжения даже севера России своим каменным углем. И когда время будет подходить к этому, тогда для достижения скорейшего результата полезно будет наложить более возвышенную, чем ныне, пошлину на иностранный каменный уголь, ввозимый в порты Балтийского моря. Запасы же донецкого каменного угля, как далее излагается, позволяют широчайшее его распространение. Проходя по Средиземному морю, донецкий уголь найдет себе много рынков и на его берегах.

Но пока, ныне, этого еще должно достигать, прежде же всего для донецкого угля являются задачи более осязательные и легче выполнимые, часть которых далее рассматривается, особенно же снабжение углем берегов Черного моря и центрального московского района. Уральский промышленный район обладает не только своими местными каменными углями, которые, однако, слабо доныне разрабатываются, но и своими еще обширными лесными запасами. Ему впереди предстоит большая и важная роль, и если ныне на Урале заметны затишье и вялость промышленных оборотов, то причину этого должно искать более всего в том, что при новом обороте всех промышленных отношений, начиная с рабочих и кончая необходимостью переменить во множестве случаев древесное топливо на минеральное, все еще дела на Урале ведутся старым порядком или старыми приемами и ограничиваются захватом громаднейших площадей, годных для сотен предприятий всякого размера, в одни руки, под одно ведение, ревниво остерегающееся впустить оживляющее соперничество в свое соседство. Конец этому прийти должен от чисто естественных последствий такого способа действия, и тогда Урал оживет снова, имея под руками неисчерпаемые запасы всякого топлива и руд, а около себя плодородные равнины Сибири. Труднее всех положение московского промышленного района, потому что местное древесное топливо, на котором и обосновалась подмосковная фабрично-заводская деятельность, очевидно, недостаточно и необходим подвоз топлива из других районов.

Разработка местного торфа, конечно, способна поддержать действие многих единичных предприятий, но отнюдь не может служить опорою для дальнейшего широкого промышленного роста нашего центрального и во всех отношениях важнейшего промышленного округа. Поэтому он и притягивает к себе топливо со всех сторон. В средине 80-х годов везли миллионы пудов английского каменного угля в Москву. Теперь это прекратилось по трем причинам: во-первых, потому что Николаевская железная дорога перестала возить из Петербурга английский уголь по исключительно низкому тарифу; во-вторых, потому что тарифы на подвозку к Москве донецкого угля сбавлены до возможного минимума, около 11 коп. за пуд от копей, т. е. на расстояние около 1100 верст; в-третьих, дешевые нефтяные остатки от Волги дошли до Москвы и стали, сообразно с их нагревательною способностью, дешевле каменного угля, привезенного ли с Донца или из Англии. Сверх указанных видов топлива еще два других их вида, при московской дороговизне, имеют ход в московском районе. Это суть угли Подмосковного бассейна и дрова. Каменные угли Тульской (копи Левинская, Ясенковская, Малевская и др.) и Рязанской (Чулковская, Побединская и Мураевинская) губерний, добыча которых достигла в 1888 г. до 17 млн. пудов, в 1889 г. до 20 млн. пудов, представляют наиболее надежную опору дальнейшего развития подмосковной промышленности, но требуют переноса к югу, в соседство с копями, центра многих отдельных видов производства, потому что подмосковные угли по своему составу (содержат много зольных и кислородных веществ), по своим свойствам (многие не могут долго храниться в кусках, рассыпаются) и по своей малой теплопроизводительности (100 пудов этого угля равняются нередко лишь 40 пудам хорошего каменного угля) не выдерживают перевозки даже на сотни верст и в этом отношении вполне одинаковы с большинством бурых углей и с дровами.