Карта сайта

Вблизи озера постоянно живут несколько семей рыбаков ...

Вблизи озера постоянно живут несколько семей рыбаков, у которых можно арендовать лодку и получить совет о местах ловли рыбы.

Первый наш лагерь на озере Тере-Холь мы разбили у самого истока реки Салдам. Остановились на левом берегу в охотничьей избушке, стоящей у подножия горы под кронами раскидистых елей. В ничем не нарушаемой тишине осеннего леса отчетливо слышно журчание ручья у родника, который выбивается из скал метрах в пятидесяти от избушки. Здесь мы провели несколько дней, занимаясь охотой на уток и ловлей рыбы в реке. Не раз нам попадались хорошо протоптанные звериные тропы, а по ночам часто был слышен рев марала, крик козла, визг кабанов.

Озеро Тере-Холь (фото Л. Одновола)

Озеро Тере-Холь (фото Л. Одновола)

 

В путешествии по окрестностям озера Тере-Холь нас сопровождал местный охотник Павел. Он оказался чудесным человеком. Всегда веселый и бодрый, он вместе с нами радовался каждому нашему спортивному успеху и переживал наши неудачи. Роста Павел был среднего, сутуловат, очень смугл. Его спокойные, чуть раскосые глаза всегда излучали теплоту и доброту. Павлу было далеко за пятьдесят, но он был крепок, неутомим в походе. Движения его плавные, размеренные и бесшумные, казалось, они заранее тщательно продуманы и рассчитаны. Он прекрасно знал тайгу и свято соблюдал ее законы, в совершенстве владел охотничьими навыками. Одинаково ловко, быстро и даже красиво Павел потрошил дичь и рыбу, разводил костер. Поздними вечерами, когда мы забирались в спальные мешки, Павел оставался у костра и негромко пел.

Справа наш проводник (фото Л. Одновола)

Справа наш проводник (фото Л. Одновола)

 

Следующая наша стоянка была у слияния Балактыг-Хема и Салдама. Это настоящий рыбный край, ведь Балактыг-Хем в переводе с тувинского означает «рыбная река». Здесь очень хорошо ловился таймень, ленок, причем ленок брал на любую блесну, а таймень в те дни предпочитал белую с красной окраской.

За рекой Балактыг-Хем, примерно в двадцати километрах к северо-востоку от поселка Кунгуртук, находится заброшенный, но еще хорошо сохранившийся кордон: четыре барака, сарай и конюшня. Кордон расположен на берегу бурной и стремительной реки Эми — притока Балактыг-Хема.

На реке Эми, в районе кордона, много глубоких ям, в которых водится очень крупный хариус, поэтому эти ямы так и называются — Харпусовые ямы. Ниже кордона на реке есть брод. Дальше, вплоть до устья реки, нет других мест, где можно было бы легко переправиться на противоположный берег.

Междуречье Эми и Балактыг-Хема, как и междуречье Эми и Сарыг-Эра, представляет собой раскинувшуюся на десятки километров равнину, заросшую травой и густым, доходящим до груди, кустарником. Берега встречающихся на равнине проток и мелких озер также поросли густыми зарослями. При взгляде на эту равнину невольно вспоминаются описания африканской саванны. И надо сказать, что это сравнение не лишено определенного смысла.

Терехольская «саванна» является излюбленным местом для травоядных животных. Здесь все лето и осень держатся лось, марал, дикие козы и семьи кабанов. Всю местность густо покрывают звериные следы. Сотни и тысячи копыт протоптали свои тропинки к местам кормежки, отдыха и водопоя. На этих же тропинках и рядом с ними немало отпечатков медвежьих лап, следов росомахи, рыси, не говоря уже о лисьих, волчьих следах — они тут во множестве.

От местных охотников мы узнали здесь много интересного о редком в своем роде хищнике — росомахе. Нам сказали, что для человека она не опасна. Самое большее, что она может сделать, — это «похозяйничать» в вашем лагере, когда вы отсутствуете. Но зато она является опасным врагом многих животных. Ее жертвой становятся не только мелкие зверюшки, которых она с жадностью поедает, но и такие животные, как дикие козы, маралы и даже лоси.

С северо-востока «саванна» примыкает к сильно заросшему, захламленному буреломом и заболоченному берегу реки Сарыг-Эра.