Карта сайта

А вода все прибывает и прибывает ...

А вода все прибывает и прибывает. С трудом разводим новый костер, сушим подмокшие вещи. Ребята трудятся над «израненной» лодкой. Никто не обескуражен случившимся.

Светлеет восток. Вправо, в предрассветном тумане, там, где должен быть мост, гора хаотически нагроможденного льда — затор. Выдержит ли деревянный мост чудовищный напор этого ледяного месива? А река все несет и несет льдины. На одной из них видим разукрашенную разноцветной бумагой и флажками стройную елочку. Верно, деревенские ребята нарядили ее в новогодние каникулы, и стояла она на заснеженной реке всю зиму, радуя глаз и веселя душу.

Быстро тает ледяная гора, постепенно обнажая черные силуэты моста. Какая неудача! Средняя мостовая опора сломана, а правая сильно осела, накренена. Просвет между водой и осевшим мостом у правого берега, в месте намеченного прохода, хоть и свободен от плывущего льда, но не более 40 сантиметров. Левее же проплыть невозможно. Вновь осматриваем следующий за мостом порог. Со вчерашнего вечера порог словно вырос, волны его стали выше и круче. И не мудрено. За короткую, но тревожную ночь вода в реке прибыла более чем на метр. Поэтому в нашем положении рисковать можно, лишь имея шансы на успех. Для двух лодок таких шансов слишком мало. Одна из байдарок серьезно повреждена и скорее всего сломается пополам в самом начале порога. Вторая слишком коротка для этих волн, имеет плохую остойчивость и малое водоизмещение. Решаем эти лодки оставить здесь. Трехместную «Ладогу» — нашу третью байдарку — загружаем снаряжением из расчета на четыре человека: двое составят ее экипаж, а двое других наших товарищей пойдут к разливу берегом. Остальные, тоже двое, должны остаться с лодками.

Остается Всеволод. «Охота будет неплохой и здесь»,— заявляет он с уверенностью. С ним изъявляет желание остаться Валерий. Дня через два-три, когда, по нашим соображениям, достаточно спадет вода, Валерий, пройдя пешком оставшиеся 25 километров до разлива, присоединится к нам. Заранее договариваемся, что по окончании охоты трое вернутся берегом к лагерю Всеволода и с ним вместе на лодках под моторами поднимутся до поселка Ладва, откуда на автобусе или на попутной машине доедут до железнодорожной станции.

Тем же, кто останется на разливе, обратного пути нет: ни один подвесной мотор не в состоянии преодолеть против течения Ивинские пороги. Им придется пересечь разлив, выйти в реку Свирь и по ней спуститься до города Подпорожье, вблизи которого находится железнодорожная станция Погра. На это, учитывая скорость байдарки под мотором и время на остановки, понадобится не более суток.

Байдарку загрузили снаряжением

Байдарку загрузили снаряжением

 

Быстро завтракаем. Ноздреватые, размягченные водой и солнцем льдины плывут мимо, но, переломанные в волнах первого порога, опасности для предстоящего плавания не представляют.

Лодку под осевшим мостом решаем провести без гребцов на капроновых шнурах. Для этого к носовому шнуру байдарки привязываем небольшую жердь и отпускаем ее в реку. Мгновение — и наш поплавок уже за мостом. Вылавливаем его и, удерживая лодку за кормовой шнур и преодолевая сильное течение, осторожно проводим ее в намеченном месте под мостом и привязываем за кусты.

С общего согласия Феликсу и мне поручается спуск по порогам. - Ответственность большая. От исхода задуманного мероприятия зависит буквально все. Слава и Геннадий пойдут берегом вдоль реки с легкой ношей — запасной одеждой и продовольствием — на случай лодочной аварии. Документы, деньги, спички у каждого-при себе, надежно заклеены в полиэтиленовые мешочки.

Феликс переобувается, я следую его примеру: ведь в сапогах плавать очень трудно. Рассаживаемся в лодке. Друзья помогают растянуть и закрепить сверху лодки брезент, по которому должна окатываться основная масса воды. Лодку отвязывают. В шуме порога тонут напутственные крики товарищей.

Сильными взмахами весел, едва не наскочив на проплывающую льдину, выводим лодку на стрежень. До порога не более 15 метров. Необходимо еще повернуть лодку градусов на 30 вправо, чтобы выйти носом на волну. Изо всех сил табаню с кормы правой лопастью весла. Сидящий впереди Феликс помогает, загребая по течению с левого борта. Успеваем!

Тяжелая желтая волна обрушивается на нас. Под ее тяжестью прогибается и мелко вибрирует видавшая виды «Ладога». Скорость огромная, летим, как с горы. Лохматая пена хлещет в лицо, слепит, затыкает уши. Бешеная четырехсотметровая пляска и... первый порог позади. И все это за какую-нибудь минуту-две, не больше. Лодка снова хорошо управляется. За поворотом подходим к правому берегу, входим в ручей. Промокли насквозь, но в радостном возбуждении не замечаем этого, словно ледяная ивинская купель — теплая черноморская водица.