Карта сайта

В. Орлов

ЗА ИВИНСКИМИ ПОРОГАМИ

Наверное, никто так не ждет прихода весны, разлива рек, прилета птиц, как охотники. Но как томительно это ожидание, как много переживаний и забот.

Очередная, как всегда долгожданная, весна 1966 года.

На этот раз нас шестеро: Всеволод, Феликс, Валерий, Геннадий, Слава и я.

1 мая в 10.30 поезд Москва — Мурманск остановился на станции Ладва. Вещей много, а стоянка поезда всего две минуты. С трудом укладываемся в положенное время. На платформе гора вещей: увесистые рюкзаки, три разборные байдарки, три бортовых мотора, канистры для бензина, садок с подсадными утками, ружья. Местом охоты избрано Ивинское водохранилище, расположенное на севере Ленинградской области, на самой границе с Карелией.

Река Ивина — приток Свири — пересекает железнодорожное полотно вблизи от станции Ладва. Пятьюдесятью километрами ниже она разливается на десятки километров, образуя Ивинский разлив.

Первоначально решено было спускаться по Ивине до разлива от станции, но после осмотра ближайшего участка реки нам стало ясно, что от этого плана придется отказаться: река наполовину скована льдом. Поэтому первый участок пути в 15 километров до поселка Ладва мы проделали на попутной автомашине по еще не размытой весенними водами грунтовой дороге.

Поселок Ладва растянулся по обеим сторонам реки на целых пять километров. Мы проехали вдоль реки весь поселок. На самом его краю нас приветливо встретил лесник Григорий Лукич Ефремов. Входим в его дом. Завязывается дружеская беседа. И вот на столе уже пыхтит традиционный самовар. Хозяйка угощает ароматными брусничными пирогами. Григорий Лукич с любовью рассказывает о лесах, окружающих Ивинский разлив, об их обитателях.

С тех пор как на реке Свирь были выстроены две электростанции — Нижне-Свирская, недалеко от станции Лодейное поле, и Верхне-Свирская, у станции Погра Мурманской железной дороги, — река поднялась, улучшилось судоходство. А в том месте, где она когда-то принимала в свое русло стремительные воды порожистой речки Ивины, образовалось огромное водохранилище.

Солнечное утро 2 мая. Собраны байдарки, уложены вещи. Вода в реке прибывает на глазах. Вдоль берегов изгибающейся лентой тянутся закраины чистой воды, но впереди уже виден первый ледяной затор. А сколько их еще на нашем пути!..

Григорий Лукич пробует уговорить нас задержаться на несколько дней переждать ледоход. Но тщетно. И он, погасив добрую улыбку и похвалив наше упорство, дает дельные советы, особенно ценные для нас на незнакомой и дикой реке. Тепло прощаемся и начинаем спускаться по реке к неведомому для нас Ивинскому разливу.

Весь день боремся со льдом: расталкиваем надвигающиеся на лодки льдины, прорубаемся через ледяные заломы, обходим непроходимые участки реки берегом.

Для успеха нашей экспедиции очень важно доставить имеющееся у нас снаряжение до места охоты. Иначе, пожалуй, было бы проще всем идти берегом. Но что можно взять с собой? Пятнадцать, максимум двадцать килограммов заплечного груза. А для охоты на разливе и для возвращения домой нужны лодки, моторы, бензин, не говоря уже о продовольствии, подсадных утках, теплой одежде. Всего этого, конечно, не унести на плечах. Дорога берегом вдоль реки трудна даже для человека, идущего налегке. Многочисленные ручьи, впадающие в Ивину, буквально вздулись от бурно таящего снега и местами уже достигли полутораметровой глубины. Обойти их в верховьях, продираясь сквозь кустарник и буреломы, утопая в глубоком снегу, под которым уже давно журчит талая вода, почти невозможно. Делать же перед каждой водной преградой плот или сооружать, где возможно, перекидные мостки — дело долгое. Поэтому для нас нет другого пути, кроме избранного.

Вечереет. Солнце изрядно поработало за день, растопило много льда и снега, разрумянило наши лица. Входим в небольшую бухточку. Нужно готовиться к ночлегу. Во всем теле чувствуется приятная усталость, не хочется шевелиться. Краешек солнечного диска еще висит над зубчатой стеной темного леса. В кустах никак не угомонятся дрозды. Пряный запах прошлогодней листвы и уже освеженной весной хвои щекочет ноздри. От реки веет бодрящей прохладой.

Втроем идем берегом вниз по течению: осматриваем мост, под которым придется проплывать, и сразу следующий за ним порог. От моста до разлива семь порогов. Геннадий, Слава и Валерий кормят подсадных, готовят ужин, устраивают ночлег.

Заметно стемнело. Усталость и плотный ужин располагают ко сну. Удобно устроившись на пахучем и мягком еловом лапнике, блаженствуем у костра, потягивая из кружек горячий чаек, немного припахивающий дымком. Детально разработан план дальнейшего спуска по реке. На сегодня все, пора спать. Но что это?.. Неясный шум заставил нас вскочить, как по команде. Трещат кусты, ломаясь под тяжестью лезущих на берег льдин. Ледоход! Сна как не бывало. Скорее к лодкам!

Небольшой.заливчик, где стоят наши байдарки, уже забит льдом, неведомо откуда взявшимся сучковатым плавником. Одна из лодок, та, что ближе к реке, кренится на борт, притоплена. Рывком вытягиваем ее на берег. Из пробитого борта хлещет вода. Льдина, разорвав оболочку, разъединила стрингеры, надломила деревянный кильсон и погнула шпангоут. Две другие байдарки отводим в глубь быстро увеличивающегося залива, наполовину вытягиваем на берег. Теперь быстрее к месту ночлега. Под ногами хлюпает вода, гаснет, шипя, костер. Все вещи перетаскиваем на бугор за заливом.