Карта сайта

В этот день мы дошли до устья реки Большой Емель ...

В этот день мы дошли до устья реки Большой Емель, преодолев за шесть дней около 110 километров. Здесь мы решили остановиться. Место очень красивое. Узкая долина, покрытая лесом, немного расширяется у устья реки Большой Емель, создавая удобное место для лагеря. Чуть дальше долина опять сужается, сжатая двумя довольно высокими сопками. На берегу, метрах в ста от воды, стоит полуразрушенная избушка, каких нам много попадалось на пути. Мы выбрали ровную площадку, где уже кто-то стоял лагерем, поставили палатки, сделали стол, скамейки, натянули над ними тент от дождя и сложили из камней очаг.

Утром следующего дня мы распрощались с проводником. В этот день мы отдыхали, ловили рыбу, охотились на рябчиков в прибрежных зарослях недалеко от лагеря и пытались сбивать кедровые шишки. В Сибири для добычи кедровых орехов делают специальную деревянную колотушку килограммов на пятнадцать, которой бьют по стволу кедра. У нас колотушки не было, поэтому мы отрезали от бревна кусок и вдвоем, как тараном, ударяли им по дереву. Эффект от таких ударов был незначителен: две-три шишки с кедра. По-видимо-му, шишки еще не совсем поспели или у нас просто не хватало сил как следует тряхнуть дерево. Всего набрали десятка три-четыре, положили их в костер и стали ждать, когда они раскроются. Обычно для этого шишки кидают в кипяток, но в костер, по нашему мнению, лучше: ведь орехи сразу получаются поджаренными.

Вечером на березы, стоявшие метрах в ста от лагеря, прилетело несколько тетеревов. Прячась за кустами, нам удалось подкрасться и добыть двух косачей. Решив, что они и утром прилетят сюда же, мы быстро построили шалаш и еще затемно забрались в него. Тетерева прилетели, когда только начало светать. На светлом фоне ясного неба они были очень хорошо видны, и два выстрела, прогремевшие почти одновременно, уложили двух птиц.

На следующий день мы отправились в первый многодневный поход от нашего базового лагеря. Сначала мы хотели идти все вместе, но потом Виктор Николаевич, самый старший из нас, и к тому же больше рыболов, чем охотник, решил остаться в лагере. Мы взяли на троих одну палатку, ружья, продукты на пять дней и вышли в путь вверх по Подчерему, где на карте значилась изба Фишмана. Шли по берегу реки, повторяя за ней все ее многочисленные изгибы. Правда, несколько раз мы пытались срезать наиболее крутые излучины, но каждый раз убеждались, что в тайге самый короткий путь не всегда самый лучший. Густая высокая трава, поваленные деревья, оплетенные кустарником, часто вставали на нашем пути непроходимой стеной.

Скальные обрывы и осыпи приходилось обходить верхом по лесу. С тяжелым рюкзаком по крутым осыпающимся склонам идти было нелегко. Река становилась все уже и уже, перекаты переходили один в другой, и теперь уже небольшие тихие плёсы встречались не чаще, чем один-два на километре пути.

В устье небольшого ручья нам повстречался небольшой овраг, весь заросший смородиной. Здесь кормились ягодой десятка два рябчиков. По-видимому, они никогда раньше не видели человека и совсем нас не боялись. Даже выстрелы их не пугали, стреляй на выбор, пока не почувствуешь, что на ужин уже достаточно.

Ночлег устроили на высоком берегу в лесу. За день прошли около 15 километров. На следующий день нам предстояло пройти оставшийся путь до избы Фишмана, преодолев раскинувшееся в большой излучине реки болото. Решили идти по берегу реки и не искушать судьбу, сокращая путь по болоту.

Ночлег (фото А. Филиппова)

Ночлег (фото А. Филиппова)

 

В этот день нам удалось заснять кинокамерой сцену охоты на тетеревов с подхода. Птицы сидели на высохшей макушке дерева. Сняв их издали телеобъективом, мы стали осторожно подбираться к тетеревам, фиксируя на пленке путь крадущегося охотника, а затем и момент падения убитой птицы. Выстрел пришлось снимать потом отдельно.

К вечеру добрались до нужного места. На берегу нашли хорошую лодку, в которой была оставлена записка, что туристы из Ленинграда дарят эту лодку тому, кто ее найдет, и он может с ней делать все, что пожелает. Мы обосновали еще один лагерь, из которого предполагали совершать походы по горам и прилегающей тайге.

В тот вечер сильно похолодало, и ночью были первые заморозки. Палатка от нашего дыхания к утру засеребрилась инеем, вода в ведре покрылась коркой льда,

С первым заморозком почти пропали комары, по по ночам поверх одеяла приходилось накидывать и телогрейку.

Первый свой поход из этого лагеря мы решили совершить через гору Пеленья-из к притоку Щугора Понь-ю.