Карта сайта

В. Πоρошии

ТАЕЖНОЙ РЕКОЙ ПОДЧЕРЕМ

Поезд медленно вползал на огромный мост, перекинутый через суровую северную реку. Отсюда хорошо были видны высокие обрывистые берега с широкими и ровными пляжами, серая вода реки, подернутая белыми барашками волн, раскинувшийся вдали большой порт. Вокруг порта на воде и на берегу огромные плоты леса, а еще дальше целые горы бревен и досок.

Выгрузившись на станции Печора, мы окинули взглядом собранный в кучу наш багаж. Зрелище было довольно внушительное, и здесь впервые в наши головы закралось сомнение: а сможем ли мы с этим грузом на лодке, против течения, через многочисленные перекаты подняться в верховья горной реки Подчерем, где мы собирались охотиться. Нас было четверо, а багажных мест — тринадцать; у каждого по два огромных рюкзака, по ружью, а тринадцатым местом была пила, с помощью которой мы собирались строить плот.

Наш план был довольно прост: доплыть на пароходе до поселка Подчерье, нанять там лодку с мотором или проводника с лошадью и лодкой, подняться на ней по возможности выше вверх по таежной реке Подчерем, отпустить лодку и проводника обратно, а самим разбить лагерь, ходить на охоту, ловить в реке рыбу и не спеша строить плот, на котором потом спуститься вниз к Печоре к «ожидающему» нас там пароходу.

В порту, куда мы добрались на грузовом такси, нам сообщили, что в ближайшие сутки парохода не будет. Наш план начал трещать. Однако мы нашли буксир, который вот-вот должен был идти в Троицк-Печорск за лесом. Побросав мешки на его палубу, мы сразу повеселели и с интересом стали рассматривать берега Печоры. Воды в реке было мало, и в русле образовались песчаные острова, а вдоль берега протянулись широкие пляжи, изрезанные заливами и многочисленными лужами. Дальше за полосой пляжа стеной поднимались обрывистые берега, поросшие густым сосновым лесом, и только далеко на востоке сквозь дымку виднелись невысокие холмы предгорий Урала.

Река Подчерем (фото А. Филиппова)

Река Подчерем (фото А. Филиппова)

 

 

На следующий день буксир ткнулся носом в песчаный берег против поселка Подчерье. Выгрузившись, мы опять принялись искать средства передвижения для нашего дальнейшего путешествия. От моторной лодки пришлось отказаться сразу, так как воды в этот год в реке Подчерем было мало и с мотором в верховья никто не ходил. Найти проводника с лодкой и лошадью также оказалось непростым делом. В конце концов мы решили купить лодку и самим вместо лошади тащить ее с грузом вверх по реке на сто с лишним километров.

— Ничего, — успокаивал нас хозяин лодки, — туристы всегда так делают.

Но нас одолевали сомнения: ведь у туристов, наверняка, не было такого количества груза, да и по возрасту они, по крайней мере двоим из нас, годились в сыновья.

С большим сомнением в успехе нашего дела мы решились превратиться на время в бурлаков. Общим собранием единогласно решили подняться, насколько хватит сил, вверх по реке Подчерем, обосновать там базовый лагерь, а самим налегке идти пешком дальше к Уралу и уже там установить палатки охотничьего лагеря.

С пением знаменитой «Дубинушки» вышли в путь. Первый довольно мелкий перекат встретил нас почти в самом устье Подчерема. В дальнейшем такие перекаты длиной 30—50 метров встречались в среднем по одному на каждом километре пути.

В первый день мы хотели пройти не более 10—12 километров, с тем чтобы излишне не нагружать себя для начала похода и опробовать на ходу нашу лодку. Ее мы оснастили крепкой мачтой, за которую и привязали буксирный конец. Для управления в лодке сидел рулевой с кормовым веслом. Он был одет в резиновый костюм, что позволяло ему на мелких перекатах выходить из лодки и подталкивать ее.

Идти по берегу и тащить на бечеве лодку оказалось не так уж трудно. Берег довольно пологий, незаболоченный, кусты встречались редко, и лишь в мелких местах на широких плёсах нам мешали растущие широкой полосой вдоль берега лопухи белокопытника. Из-за них нам приходилось идти по воде.

Об охоте во время движения думать не приходилось, так как все трое бурлаков тянули лодку, а руки рулевого были заняты веслом.