Карта сайта

Вода в реке из-за непрекращавшихся дождей ...

Вода в реке из-за непрекращавшихся дождей сильно поднялась. Теперь лодка, подхваченная сильным течением, свободно проходила пороги и перекаты. К вечеру пятого дня пришли в первый населенный пункт на нашем пути — поселок оленеводов Юган-Горт. Правда, в нем не оказалось людей, так как оленеводы живут там только зимой, а летом уходят на север, к океану, подальше от оводов и гнуса. На коньке крыши каждого дома укреплены рога оленя или лося, а на некоторых крышах таких рогов было по нескольку штук. Такие же рога, а некоторые даже с черепами, нанизаны на сучья почти всех ближайших к домам деревьев, окружающих поселок. Этот музей охотничьих трофеев был основан, по-видимому, очень давно, так как некоторые черепа и рога уже покрылись мхом и лишайником. С какой целью собирались рога, осталось для нас неясным. Рога и черепа установлены на северной стороне деревьев и направлены строго на север. Привязанные кое-где к веткам кусочки ткани и веревочки говорили скорее об их религиозном значении.

У Юган-Горта берега Войкара стали совсем пологими. Камни встречались все реже и реже. Галька на берегах все чаще сменялась песчаными отмелями, особенно в тех местах, где в реку впадали ручьи, вытекающие из многочисленных озер и болот. На мокром песке и иле стали заметны звериные следы. В одном месте видели даже медвежьи.

За Юган-Гортом пути берегом не было. По берегам Сора болота, а многочисленные заливы в несколько раз удлинили бы путь. Мы надеялись встретить в поселке людей и на их лодке добраться до села Мужи или хотя бы до Усть-Войкара. Но людей нет и лодки тоже. Решили добраться до Усть-Войкара вдвоем на резиновой лодке и уже оттуда прислать оставшимся товарищам моторную. Поставили мачту, сшили из одеяла парус, и «Нева» со скоростью два километра в час двинулась через Сор.

Сначала все шло хорошо. Ветер дул прямо в корму, а на реке волны не чувствовались. Но когда вышли на Сор, то плыть у берега стало невозможно из-за мелей и заливов. Пришлось выйти почти на середину Сора. Но волны здесь были очень большие, и тяжело груженная лодка начала черпать бортами и кормой. Быстро спустили парус и пошли на веслах, но и это мало помогло. Волны то и дело переваливали через борт. Положение почти трагическое, с водой лодка плавучести не имеет, до берега километра два, а температура воды не больше десяти градусов. К тому же вся лодка завалена вещами, и добраться до дна, чтобы вычерпать воду, нет никакой возможности. Надо либо прыгать за борт самим, либо выбрасывать вещи. К нашему счастью, ветер начал стихать, и мы благополучно подошли к песчаному берегу километрах в двух от Усть-Войкара.

Скоро огромный костер из сухого плавника взметнулся к небу. За кружкой горячего чая с брусникой, при свете догорающего костра постепенно забылись все волнения минувшего дня.

Впереди был Усть-Войкар, впереди была Москва.

В. Свиридов

ПО ПУСТЫНЕ БЕТ-ПАК-ДАЛА

Неожиданное предложение

Свой отпуск в 1966 году я решил провести в Казахстане. Причиной тому были захватывающие рассказы моих друзей, побывавших там на охоте и рыбной ловле.

Летя в Алма-Ату, я с большим интересом смотрел на бескрайние пустынные просторы. Как там, на выжженной солнцем земле? Одно дело прочитать и совсем другое — посмотреть... Но в эти минуты я совсем не представлял себе, что через несколько дней мне придется проехать на автомашине по пустыне почти 3000 километров.

Все началось совершенно неожиданно. Очень любезно встретивший меня начальник Главного управления заповедников и охотхозяйств при Совете Министров Казахской ССР Степанов В. А. сказал, что на днях в район пустыни Бет-Пак-Дала для обследования районов предстоящего промысла сайгаков на машине ГАЗ-69 отправится начальник Казохотсоюз Красников Алексей Сергеевич и что я могу принять участие в этой поездке. О таком путешествии можно было только мечтать!

Когда утром я подъезжал к управлению, мне и не думалось, что Алексей Сергеевич — мой старый знакомый. В 1958 году жребий свел нас, участников II Спартакиады народов СССР, в одну команду. Он выступал за сборную Казахской ССР, я — за сборную Латвийской ССР. Приятная встреча!

В недалеком прошлом Красников был летчиком-ист-ребителем. Алексей Сергеевич — участник Великой Отечественной войны, кавалер многих боевых орденов. Дважды его родителей извещали о гибели сына, но оба раза он возвращался.

Дел оказалось много. Но вот все собрано, уложено в «газик», и вечером 30 сентября мы выехали в район города Чу. Мы — это Алексей Сергеевич, его шофер Петя и я.

Начало путешествия. «Сазанье царство»

По рассказам шоферов, проехать по дороге вдоль северного берега реки Чу было невозможно из-за разливов, образовавшихся в результате неисправности ирригационных сооружений. Поэтому решено было ехать по неизвестному маршруту южнее реки Чу, через район песков Моюнкум. По нашему предположению, мы должны были даже несколько сократить свой путь. Но вскоре наступило горькое разочарование. Проселочная дорога оказалась до того разбитой и пыльной, что порой создавалось впечатление, будто в машину специально забрасывают пыль лопатой. Мокрые от пота, мы вскоре покрылись таким слоем грязи, что узнать друг друга могли только по голосу. Пыль в кабине стояла непроницаемой стеной.

Небольшой поселок Уланбель мы проехали перед рассветом. Дозаправились горючим и решили спрямить путь, за что и были наказаны: машина попала в наносный песок — «пухляк» — и намертво села. И лишь после того как мы прокопали канал до твердого песка и обломали вокруг все ветки саксаула, нам удалось вырваться из плена.

Первая ночь путешествия заставила нас серьезно задуматься о распределении функций экипажа и об организации отдыха. Правда, мы не собирались все время ехать днем и ночью, но даже поездка днем в таких тяжелых условиях сильно изматывала. Было решено сделать одно спальное место, для чего использовались спальные мешки и надувной матрац. А так как все трое были водителями, то делали так: один ведет машину, другой бодрствует — следит за курсом и ориентируется, а третий пытается уснуть. Иногда на короткое время это удавалось, но чаще всего сон не получался, так как из-за сильнейшей тряски лежащий больше находился в состоянии «невесомости» над постелью. Особенно тяжелы были первые сутки нашего путешествия. Выйдя из машины после многочасового сидения, мы первое время с трудом передвигали ноги.