Карта сайта

Пришлось привязывать новую блесну с более ...

Пришлось привязывать новую блесну с более крупным тройником. Заброс — и снова борьба.

Когда таймень устал и его удалось подвести к берегу, встал другой вопрос — как его вытащить на берег, если вес тайменя килограммов двадцать пять, а леса выдерживает пять. Пришлось звать на помощь. Вдвоем эта задача была решена значительно проще. Один подвел тайменя к берегу, а другой почти сел на него верхом и ударил камнем по голове, после чего вынес рыбу из воды1. Пришлось ловить по очереди — один держит на спиннинге, а другой орудует камнем.

Наш улов (фото А. Филиппова)

Наш улов (фото А. Филиппова)

 

За два часа поймали пять тайменей общим весом семьдесят килограммов, потеряв при этом две блесны и пять тройников.

Теперь предстояло решить задачу: как доставить всю эту рыбу за пять километров в лагерь? Сначала срубили шест, пропустили его под жабры, взвалили шест на плечи и двинулись в путь. Но уже через сто метров стало ясно, что так далеко не уйдешь. При ходьбе по камням рыбины, две из которых почти волочились хвостами по земле, раскачивались, а шест больно врезался в плечо. Стали таскать челноком: перенесешь одну рыбину метров на сто и возвращаешься за другой, но так можно было идти весь день и всю ночь. И, наконец, измучившись, на веревках опустили рыбу в реку. Течение быстро понесло рыбу вниз к лагерю, нужно было только управлять движением, дергая за веревку.

Когда подошли к устью Варча-ты-Вис, начало темнеть. Стало совсем холодно, и дождь, моросивший весь день, сменился снегом. Но не оставаться же на этом берегу, когда там, в лагере, весело горит костер и уже давно готов обед. Пришлось плыть, а рыбу перетягивать по одной на связанных спиннингах.

Те, кто оставался в лагере, тоже поймали двух тайменей, причем один был пойман в темной воде реки Варча-ты-Вис, где, как заявили все авторитеты, кроме щук и окуней, ничего не водится.

Снег с дождем шел всю ночь. Утром внезапно выглянуло солнце, и совсем близкие горы засверкали ослепительной белизной.

Весь следующий день отдыхали. Пришлось даже разложить два костра — один для сушки промокшей одежды, другой для варева и жарева.

Обратно к базовому лагерю дошли за три дня, подгоняемые дождем и холодом.

В «щурятнике» был пойман еще таймень, который оказался страшным обжорой. Когда у него вынимали блесну, то из горла Торчал хвост щуренка. «Не успел проглотить одну жертву, как погнался за другой», — подумали мы. Но оказалось, что щуренку просто не было места в желудке. Начав потрошить тайменя, мы обнаружили в нем еще сорок восемь таких же щурят и окуньков. По-видимому, к концу августа таймени уходили в низовья, где у них начался осенний жор.

Этот таймень — страшный обжора (фото А. Филиппова)

Этот таймень — страшный обжора (фото А. Филиппова)