Карта сайта

В узкой долине реки идти часто приходилось ...

В узкой долине реки идти часто приходилось у самой кромки воды но каменному косогору, так как на высоком берегу лесом двигаться вообще было невозможно из-за глубокого мха, непроходимых зарослей кустарника и часто попадавшихся поваленных деревьев. И только в тех местах на поворотах реки, где высокий берег отступал, оставляя отмели и поросшие кустарником и отдельными деревьями пологие места, идти было легче.

На таком пологом берегу в ягоднике мы встретили первый выводок глухарей. Крупные птицы с шумом поднимались из высокой травы. По-видимому, они никогда прежде не видели человека, так как отлетали на 50— 100 метров и рассаживались на деревьях.

Наш спаниэль метался от одного охотника к другому, но почему-то везде опаздывал или ничего не находил. Приходилось его натаскивать.

— Птицы здесь, как в хорошем курятнике, — шутили мы.

Вместо десяти утра из-за частых остановок мы пришли к устью реки Ванк-то-Вис в три часа дня, преодолев за день всего лишь пятнадцать километров.

Следующий день отдыхали после первого перехода. Место для дневки выбрали превосходное. Река Ванк-то-

Вис при впадении намыла большую косу, за которой образовался большой и глубокий залив. Уже первый заброс спиннинга дал результат. Стеклонластнковое удилище согнулось в дугу, натянутая, как струна, леса со звоном резала воду. Еще никогда мне не приходилось выдерживать столь бурный натиск рыбы. Безынерционная катушка то и дело сбрасывала леску при мощных бросках и ударах щуки. За первой щукой последовала вторая, третья, и только после пятой я решил, что на сегодня хватит. Каждая из пойманных щук весила 5—6 килограммов. Такой улов вызвал в лагере большой энтузиазм, так как до этого нам попадались щучки весом 600—700 граммов. Все схватились за спиннинги, и скоро количество выловленной рыбы превысило наши потребности. Рыбу ловили просто для тренировки перед будущими встречами с тайменями. Казалось, что в «щу-рятнике» — так мы прозвали этот залив — щук от нашей ловли совсем не убавилось. Каждый второй заброс давал результат.

В среднем течении Войкара мы наблюдали любопытную картину. Вдоль самого берега широкой полосой против течения двигались косяки мальков окуня. Сплошной массой, день и ночь шел окунь куда-то в верховья. Когда мы подходили к самой воде, то эта живая лента отходила в этом месте от берега, делая петлю, как бы огибая невидимое препятствие, и с непостижимым упорством продолжала свой путь.

Погода начала портиться. Сильно похолодало, и почти непрерывно сыпал мелкий дождь. За два дня прошли 30 километров и вышли к устью реки Варча-ты-Вис. Дорога была очень трудной. Шли по косогору, по скользким от дождя камням, с тяжелой ношей за плечами. Каждый шаг нужно делать осторожно, так как любая серьезная травма поставила бы группу в тяжелое положение. Ведь до ближайшего жилья более восьмидесяти километров, а у нас не было никакого транспорта, даже резиновую лодку мы оставили в базовом лагере.

Встретили еще две группы туристов: одна на байдарках, другая на плоту. Идут давно, кончаются продукты, а охотиться и ловить рыбу некогда; опаздывают к контрольному сроку. Отдали им всю нашу вермишель, пару уток и глухаря. Ребята благодарили, обещали в Москве вернуть жареными цыплятами.

Километрах в десяти от устья Варча-ты-Вис попытались срезать крутую излучину реки, но завязли в непроходимом буреломе, оплетенном высокой травой и кустарником. Пришлось вернуться.

И вот наконец устье Варча-ты-Вис — конечный пункт нашего путешествия. Лагерь разбили на самом мысу у слияния двух рек: слева Войкар, справа Варча ты-Вис. Здесь будет база, отсюда пойдем без рюкзаков и палаток по Войкару за тайменями.

За узкой полосой леса, окаймляющего берега реки, расстилается слегка всхолмленная равнина, покрытая сплошным ковром ерника (мелколистной карликовой березки), и лишь кое-где стоят малорослые лиственницы, да и то большей частью засохшие. На противоположном берегу Войкара видна ровная поверхность зеленого луга — там болото.

Чуть ниже устья Варча-ты-Вис в Войкаре небольшой остров, который делит реку на две протоки. С этого острова был пойман первый таймень, маленький, килограмма на три. Весь зеленый, с ярко-красными звездами по бокам, с оранжевыми плавниками и хвостом, он представлял собой полное совершенство формы и цвета.

На другой день двое, переплыв реку Варча-ты-Вис, пошли вверх по Войкару к знаменитой яме, о которой так много говорили встретившиеся нам туристы. До Урала совсем близко. Уже можно четко разглядеть границу леса на склонах сопок и отдельные белые пятна снега. Погода совсем испортилась. Дул сильный холодный ветер, и шел мелкий, почти непрекращающийся дождь.

До ямы по берегу километров пять. За крутым изгибом реки, скрытая под водой, стоит большая скала. Мощные завихрения за скалой во время весеннего половодья вырыли огромную яму и создали прекрасное место для стоянки рыбы.

Первый же заброс дал мощную поклевку. Блесна как будто зацепилась за что-то тяжелое, и только рывки на конце лесы говорили о том, что там что-то живое. Не обращая внимания на сопротивление лесы, таймень медленно пошел вниз по течению. Пришлось идти за ним. Побродив в глубине, он вдруг направился к поверхности. Вода забурлила, сильный удар — и блесна, сверкнув в воздухе, упала у берега. Два крючка-якорька были выпрямлены.