Карта сайта

Очень красочны костюмы коми-зырянок ...

Очень красочны костюмы коми-зырянок. Длинный, почти до самой земли, широкий сарафан с многочисленными оборками, туго перетянутый выше груди. Короткая кофта с пышными рукавами и платок, уложенный в тугой высокий валик чуть выше лба, а сзади свободно спадающий на спину. В расцветке одежды преобладают различные оттенки красного и желтого цвета. Видимо, недостаток ярких красок суровой природы приполярья местные жители стремятся восполнить пестрой расцветкой своей одежды.

Переночевав на дебаркадере, на катере местной промкооперации мы двинулись на Войкар. Вместе с нами ехал местный охотовед. Мы должны были спуститься вниз по Оби до поселка Усть-Войкар, пройти Войкар-ский Сор (мелководное озеро в устье) и подниматься вверх по Войкару до тех пор, пока катер сможет двигаться по перекатам.

Пройти Сор оказалось трудным делом. Двигаться по нему можно только по скрытому под водой старому руслу реки, которое не так-то просто найти на озере, раскинувшемся на десять километров. Мы часто садились на мели, возвращались и снова садились, пока не увидели лодку геодезистов, которая также шла на Войкар. Катер пристроился за ней, и скоро мели остались позади. Берега постепенно сдвинулись, и наша флотилия втянулась в Войкар.

У самой кромки пологих, поросших высокой травой берегов тут и там появлялись выводки уток самых различных пород и возрастов. Птенцы гаги походили еще на черненькие с желтым пятном пушистые комочки, а птенцы синьги (небольшая черная уточка) были уже на крыле. И те и другие почти не обращали на нас внимания. Отплывали чуть в сторону и продолжали заниматься своими птичьими делами.

Скоро берега стали выше, лес подошел к самому берегу.

Воды в это лето было мало, и первый перекат прошли с трудом. Пришлось раздеваться и ногами промерять фарватер. На втором перекате сели на мель. Пришлось выгрузить вещи на левый берег. Мы дали прощальный салют, и облегченный катер, развернувшись, пошел обратно в Мужи.

Вместо запланированных пятидесяти километров прошли от устья всего двадцать. Дальше предстояло идти пешком, таща резиновую лодку с вещами на буксире.

Войкар в этом месте имеет ширину метров семьдесят пять и изобилует островами, часто очень большими — до двух километров в длину. На высоком берегу лиственничный лес с березовым подлеском. Стволы у берез тонкие и кривые. Вся земля покрыта толстым слоем мха, в котором ноги увязают до колена, и такое здесь обилие голубики, морошки, брусники, что можно собирать ягоды лежа.

В низовьях берега Войкара широкой полосой покрыты· лесом. Но чем дальше от теплых вод, которые несет Обь с юга, тем полоса леса становится все уже и уже.

На другой день собрали лодку, опробовали ее на быстром течении, погрузили вещи и двинулись вверх по Войкару. Река — почти сплошные перекаты, рыбу ловить негде, за весь день поймали трех небольших щучек.

На солнце у берега и на воде комаров нет, но стоит только углубиться в лес, как на тебя набрасываются целые тучи. Здесь ищи спасение в демитилфталате или надевай накомарник. Но тут другая беда. От диметил-фталата даже малейшая царапина начинает гноиться и долго не заживает.

За первый день прошли десять километров. Тяжело груженная лодка с трудом боролась с сильным течением на перекатах. Одну веревку привязали за нос, вторую — за уключину, двое тянут, а третий сидит на корме и правит веслом. На мелких перекатах приходилось и рулевому сходить с лодки и подталкивать ее.

На одном из перекатов прорезали на камне лодку, и она быстро наполнилась до бортов водой. Подмочили почти весь сахар, половину всех патронов, сухари и другие продукты. Весь следующий день сушились.

Мимо нас вниз прошли на байдарках туристы. Как сувениры, они везли громадные головы тайменей. Можно представить, как у нас тогда загорелись глаза. Правда, таймени ловились в верховьях, и идти туда пешком нужно километров шестьдесят. Решили идти вперед, оставив на берегу лодку, одну палатку, два ружья и больше половины' всех продуктов. С завтрашнего дня разрешалась охота, и недостаток продуктов мы надеялись восполнить дичью.

Встали пораньше, чтобы до наступления дневной жары добраться до устья реки Ванк-то-Вис.

Ранним утром долина Войкара была покрыта густым туманом, и с высокого берега казалось, будто молочная река, начинаясь у самого горизонта, с поднимающимися с ее дна лесистыми островами разливается у наших ног и катит дальше от гор на равнину к Оби, ярко выделяясь на фоне окружающих долину темных холмов предгорий Урала.

Не успели пройти и сотни метров, как над нами послышался свист рассекаемого крыльями воздуха, и в поредевшем уже тумане показалась стая уток. Раздался дуплет, и одна утка упала в реку, метрах в пятидесяти от берега. «Замечательный щеночек», как мы звали полуторагодовалого спаниэля, уже насквозь промокший в высокой и сырой от росы траве, отказался лезть в воду. Мы бросали в воду палки, камни, но безрезультатно. Он подбегал к самой воде, жалобно скулил, но в последний момент останавливался и только громко лаял на уплывающую утку. Пришлось хозяину самому лезть в воду.