Карта сайта

Ночью и утром шел небольшой дождь ...

Ночью и утром шел небольшой дождь. Переждать его не удалось — пришлось отплывать. Устье реки и поселок Систиг-Хем проплыли, не останавливаясь. Здесь и ниже, почти до самого поселка Севи, Большой Енисей разветвляется на множество проток, рукавов, часть из которых, дробясь и далее, может завести в ловушку— мелкий, непроходимый на лодке рукав. Недаром этот участок называют Сорок Енисеев. Однако с выходом в Енисей выбирать нужное русло легко — по берегам установлены створы. Очень часто приходилось переходить с одного берега на другой. Берега, особенно косы и выступающие мысы, завалены топляком и деревьями. Вероятно, и в верховьях прошли большие дожди, вода значительно прибыла и помутнела. По реке плыли смытые с берега ветки и даже целые деревья. Высоких и сухих мест для ночлега не нашлось — остановились на маленькой полянке в черемушнике. Мокрую одежду и вещи после такого пути очень удобно сушить у нодьи — костра таежных охотников. Устройство ее несложно: в землю забивают четыре кола, между которыми укладываются сухие толстые бревна. По мере сгорания нижних их место занимают верхние. Такой костер горит долго и дает равномерный жар на большой площади.

Утром следующего дня прояснилось, слева появились Семибратцы — семь почти одинаковых вершин. Они сопровождали нас до самого поселка Севи, в который мы прибыли к середине дня. Перед Севи накопец-то Сорок Еиисеев собрались в один, и горы вплотную подступили к посуровевшей реке. Здесь почти физически ощущаешь первобытную мощь стремящегося вниз могучего Енисея.

Начали спускать лодку на бечеве

Начали спускать лодку на бечеве

 

Ниже устья реки Хут Енисей и сжимающие его с берегов Саяны стали еще красивее. Часто кажется, что река ушла под скалистый берег и дальнейший путь невозможен. Пока не подойдешь вплотную — не узнаешь, где же нашел себе дорогу Енисей. При резких поворотах русла поток с силой бьет в отвесный противоположный берег — здесь не зевай, торопись попасть в улово, иначе бросит на скалу. Чувствовалось приближение к порогу. Все выше и круче становились сжимающие реку горы, все заметнее ее уклон. А вот и первый вал знаменитого порога.

Красив и суров Хутинский порог. Огромная масса воды с большой скоростью устремляется вниз, падая примерно на шесть метров на расстоянии километра. Порог состоит из трех валов и Подпорожка. Самый мощный и опасный из них первый вал. Плоты и катера проходят его ближе к правому берегу, где препятствий в русле нет, но стоячие волны очень высоки. Мы наблюдали, как ринулся в первый вал буксирный катер. Волны заливали верхнюю носовую палубу и почти скрывали катер, так что с берега было видно только капитанскую рубку. Мы стали готовиться к спуску. Разгрузили лодку, перетащили по берегу имущество за второй вал, где решено сделать привал, и начали спуск лодки на бечеве. Такой спуск требует осторожности и обязательной страховки второй бечевой, привязанной к борту. Еще на хамсаринских порогах и камнях мы немного побили лодку, а после этих двух валов течь заметно усилилась, и каждые полчаса приходилось вычерпывать воду.

Темнело. Решили заночевать здесь, между вторым и третьим валом, а утром, если подойдет катер, он поможет буксиром. Если же катера не будет, было решено продолжать спуск на бечеве.

Площадок для палаток нет — кругом большие валуны и почти вертикально уходящий вверх берег. Устроили хороший костер на ночь и расположились в спальных мешках вокруг него в расселинах и на валунах. Темнота так густа, что все, что находится за пределами костра, кажется сплошной черной стеной. Медленно наступал рассвет. Кругом окутанные облаками безмолвные горы, и только Енисей не перестает шуметь валами своего порога, заперев нас в этом каменном мешке. Вода продолжала прибывать и мутнеть — значит, в верховьях все еще шел дождь. Из второго вала выбрасывало коряги, мусор и зеленые, видно недавно поваленные, деревья.

Наутро подошел катер, с капитаном которого мы договорились, чтобы нас перебросили на подходящий с плотом буксир. Все имущество перегрузили на катер, а трое из нас при проходе плота должны были вскочить на него из нашей лодки. Показался буксирный катер. Как только передняя кромка плота поравнялась с нами, мы оттолкнулись от прибрежных камней. Мощная струя с силой ударила в нос лодки, и та мгновенно развернулась по течению. Изо всех сил нажимаем на весла. Лодка коснулась плота, и мы быстро перепрыгнули на него. Не успели втащить иос лодки на плот, как оказались уже на третьем валу. Плот скрылся под водой, но мы уже крепко стояли на нем и держали лодку. Так же прошли и Подпорожек. Вспомогательный катер усиленно трудился, отталкивая плот от опасных скал. С него нам помахали и показали большой палец — с опасным маневром мы справились хорошо. Теперь можно не спеша втащить всю лодку на плот. Окончив свою работу, катер-помощник перевез нас к своим на буксир. Так закончилась самостоятельная часть нашего пути — теперь мы пассажиры.

Живописен Большой Енисей и после порога. Характерен его изгиб Маралья шея, где расстояние напрямую через хребет составляет 800 метров, а река проходит 15 километров. Отроги хребта академика Обручева, вдоль которых течет Большой Енисей — Догнул-Тайга (безрогий голец), Хертет-Тайга (горбатый голец), еще пытаются удержать могучий поток в горах, не дать ему прорваться в долину. Однако не таков этот богатырь! Большой Енисей рвется навстречу Малому Енисею. Постепенно горы отодвигаются, тайга отступает. Вот сопки стали уже совсем голыми, на берегах появились отары овец. А вот и стрелка на слиянии двух братьев — начало Верхнего Енисея.