Карта сайта

К утру дождь прекратился, и мы отчалили ...

К утру дождь прекратился, и мы отчалили от нашей первой стоянки. Сравнительно спокойные плёсы сменялись стремительными шиверами. В этот день предстояло пройти два порога — Круглый и Куцый. Подступы к порогам открытые, поэтому они видны и слышны еще издалека. При подходе к порогам мы останавливались, осматривали их и намечали схему прохода. В обоих случаях облегчали лодку— четверо из нас высаживались, а двое проходили порог.

Для лагеря выбрали живописное место на высоком правом берегу. Удачная рыбная ловля и обилие ягод заставили нас продлить стоянку на два дня. В последнюю ночь похолодало, утром обнаружили на дне чайника лед. В верховьях реки выпал снег, и горы на востоке засветились белыми шапками. По утрам долго не рассеивался густой туман над рекой.

Как-то на рассвете я вылез из палатки проверить донку. Прямо под берегом сидела стая уток-гоголей. Увидев меня, они не спеша поплыли к противоположному берегу и скрылись в тумане. Уток на Хамсаре много. Часто на своем пути мы вспугивали стаи крохолей, гоголей, крякв, чирков. Сделав полукруг, они снова опускались позади нас на какой-нибудь залив, лесное озеро или протоку.

Однажды, проходя фарватером стремительный шивер, увидели на берегу двух медвежат. Вероятно, где-то поблизости была и медведица. Местные жители рассказывали много интересных историй о встречах с хозяином тайги.

Спустившись к устью реки Бедий, мы разбили лагерь чуть выше порога Рябого. Погода по-прёжнему нас не баловала — холодно, моросит мелкий дождь. В тайге сыро, даже в поднятых болотных сапогах приходишь из леса мокрым из-за двойного купания: снизу от травы и кустарника и сверху с деревьев. Мох, как губка, пропитался водой и хлюпает под ногами.

На совете было решено спускаться в «теплые края». Готовимся к проходу коварного Рябого. Валуны в пороге разбросаны беспорядочно — это и определило, вероятно, его название. Очень сильный поток воды зигзагами несется между камнями. На нашей неповоротливой и перегруженной лодке было бы невозможно вовремя сманеврировать. Все это заставило пас принять решение спустить лодку на бечеве.

После Рябого течение было спокойным, и, воспользовавшись этим, мы плыли, слегка подгребая на плёсах и отдыхая на небольших шиверах.

Кижи-Хемский порог

Кижи-Хемский порог

 

Погода наконец улучшилась, и очередную дневку мы посвятили купанию и отдыху. Сбивали* кедровые шишки, собирали ягоды, ловили рыбу, загорали. В умытой дождями тайге чисто, от земли слегка тянет запахом гнили, а еще не успевшие высохнуть от прошедших дождей капли блестят на листьях и траве. В такие дни особенно чувствуешь чистоту горного воздуха и красоту таежного простора. Только монотонный шум перекатов да резкий крик кедровки нарушают таежный покой.

На следующий день нам предстояло преодолеть Ки-жи-Хемский порог. Он представляет собой цепь шивер протяженностью два-три километра. Затем идет его основная часть — Щеки, где Хамсара сжимается высокими обрывистыми берегами, сложенными из красных скалистых пород. Ниже Щек цепь шивер тянется на расстоянии десяти — двенадцати километров и заканчивается только у устья реки Кижи-Хем. Этот участок пути очень интересен: в прозрачной воде хорошо видны разкоцветпые камешки и валуны, а с быстро мчащейся лодки дно кажется бесконечной лентой, которую кто-то быстро разматывает перед тобой. Здесь надо быть очень осторожным и внимательным.

Ниже реки Кадыр-Ос началась цепь сплошных шивер — это Катушка. Еще день пути, и стало заметно, как изменился характер окружающей местности — по берегам больше лиственных деревьев и трав, ниже горы, реже кедр с шишками.

Заканчивалась хамсаринская часть нашего пути — впереди Большой Енисей. В месте их слияния Хамсара кажется шире и полноводнее своего более знатного брата. В Ырбан, первый населенный пункт после Хамсары, пришли в шестом часу вечера. Это большой поселок, расположенный на правом берегу Большого Енисея и специализирующийся в основном на лесозаготовках. Отсюда катера уводят вниз большие плоты добротного саянского леса.