Карта сайта

Мимо меня с шумом пролетела стайка рябчиков ...

Мимо меня с шумом пролетела стайка рябчиков и рассеялась по прибрежным елям. Перебегая от елки к елке, я одного за другим взял четыре рябчика. В стороне прозвучали два выстрела. Оказалось, что Толя подстрелил еще двух. Вскоре ребята подошли, и мы, возбужденные удачной охотой, присели отдохнуть. Пора идти обратно.

В лагере Володя сказал нам, что горьковчане пригласили нас на уху, лепешки и песни.

Было уже темно. Юра прихватил с собой ведро киселя из брусники и голубики, и мы, нащупывая ногами тропинку, через заросли кустов двинулись вдоль реки к лагерю горьковчан. Посередине поляны горел костер, а рядом полукругом сидели на бревнах сушняка одиннадцать ребят и девчат, с любопытством глядевшие на нас. Мы сели на свободные места. Юра пошептался с завхозом горьковчан, тоже Юрой, и появилась фляга разведенного спирта. Дозы получились символическими. Уха из хариусов была очень вкусной, а свежие.лепешки после нашего подмокшего хлеба вообще оказались выше всяких похвал. После ужина пели песни. Разошлись в полночь, договорившись отплыть в 11.00.

Утром вышли объединенной флотилией из шести лодок. Горьковчане оказались опытными ребятами, и все восемь порогов Чайского каскада мы прошли благополучно. Остановиться пришлось только у трех самых сложных порогов.

К двум часам дня все Чайские пороги были пройдены, и мы остановились на обед. Во время обеда обсудили предложение остаться здесь до следующего утра. Но большинство высказалось за то, чтобы сегодня же попытаться пройти следующий, Дранский каскад порогов.

В 15.30 поплыли дальше. Кругом вертикальные стены. Течение два-три метра в секунду. Начались шиверы, одна за другой. Около часа пришлось быть в напряжении. Все время нужно было внимательно смотреть вперед, чтобы на речной поверхности, в мозаике белых бурунов и темных волн вовремя разглядеть и обойти притаившуюся мокрую спину валуна.

Вдруг горы раздвинулись, и мы увидели большое холмистое плато. Вырвавшись из тесноты, река широко разливалась и уходила за поворот.

Через десять километров после выхода из гор мы нашли подходящее место для ночлега. Обширный га-лечниковый пляж и обилие на нем совершенно чистых валунов позволили удобно разложить лодки и просушить вещи.

Погода нас определенно балует. Снова солнце и голубое небо. Перед завтраком мне пришлось заняться ремонтом лодки. Накануне вечером я заметил, что надувное днище травит воздух. Дырка такая, как от прокола иглой. Это была единственная авария на нашей лодке за весь поход. На других лодках повреждений совсем не было.

Переход до реки Лимпеи прошел спокойно, подошли к ней в четыре часа дня.

Против устья, на берегу Чаи, стоят дома еще одной геологической партии. На базе нам показали, где баня, и рассказали о правилах пользования ею.

Ребята с пилами пошли за дровами, а трое охотников сразу исчезли в лесу. Дежурные принялись колдовать над ужином. Скоро баня была натоплена, и первые пять любителей острых ощущений полезли в раскаленную парилку. Минут через десять с высокого берега скатились гурьбой окутанные паром ребята и попрыгали в холодную воду. Еще несколько секунд, и они с той же скоростью понеслись обратно. Да, баня была очень кстати. Вечером утомленные, с блаженными улыбками ребята сидели вокруг костра.

И вот наступил последний день плавания. Мы не спешили и вышли в полдень. Впереди горьковчане, мы с Димой замыкающие. Через некоторое время догнали головных. Соединили три лодки в плот. Веслами изредка подгребают двое, посматривая за тем, чтобы плот не очень вращало течением. Мы лежим, подставив солнцу голые животы и спины, поглядываем на берега и неторопливо разговариваем. К нам подошла и пристроилась лодка Толи. И вдруг кто-то заметил в десяти метрах прямо по курсу торчащий из воды валун. Короткая и веселая паника, ребята спешат развязать концы, удерживающие лодки. Это удалось сделать через секунду после того, как центральная лодка налетела и плотно села на валун.

Крайние лодки под напором воды лихо разворачиваются. Летят брызги, и три лодки уплывают, беспорядочно кружась. На четвертой лодке двое выскакивают на валун, сталкивают ее, прыгают и усиленно гребут, догоняя ушедших. Через пятнадцать минут на реке снова покачивается плот и греются на солнце голые животы и спины. Таким спокойным и безмятежным днем заканчивалось наше путешествие по Чае.

До Лены несколько километров. Берега понижаются. Наконец в полдень мы увидели впереди большое водное пространство. Вот и Лена. Подплывая к дому бакенщика, мы пересекли своеобразную границу. Голубая чистая вода Чаи, врываясь в мутную желтоватую воду Лены, течет, не смешиваясь, широкой синей полосой у правого берега. Последний раз спускаются весла в ее чистые и прохладные струи.

До свидания, красавица Чая! Мы встретились с Леной, к которой так долго и упорно стремились.