Карта сайта

Солнечное ясное утро 1 сентября. Вышли ...

Солнечное ясное утро 1 сентября. Вышли в 8.53. До первого Чайского порога двадцать километров. А пока все спокойно. Прошли длинный плёс, вошли в небольшую шиверу. Не успели сманеврировать и попали на огромный валун. Вода перекатывалась над ним двадцатисантиметровым слоем, и лодка спокойно скатилась с валуна, как с горки, врезавшись в стоячую волну. Мы отделались легким испугом и душем. Остальные лодки прошли благополучно.

Нас подбрасывало и обдавало водой (фото В. Буланова)

Нас подбрасывало и обдавало водой (фото В. Буланова)

 

К первому порогу подходили с опаской. За полтора километра до него высадились на небольшом пляже. Четверо пошли вперед на разведку. Через час они вернулись и сообщили, что река хотя и очень бурная, но ничего страшного нет. Поплыли. На протяжении километра нас подбрасывало на стоячке, обдавало водой и заливало лодку. Но вот волны внезапно прекратились, и наша эскадра вырвалась на широкий плёс. И вдруг впереди мы увидели стоящую у берега ЛАС-5. Ребята одновременно повернули к берегу и навалились на весла. По всей вероятности, мы догнали группу горьковчан, о которых нам говорили геологи у Абчады. Все три лодки подошли к берегу почти одновременно.

Из кустов вышли несколько ребят. Это действительно оказались горьковчане. Узнав, что мы собираемся плыть дальше, они предложили нам остаться здесь до завтра, а дальше плыть вместе. Толя, Володя и я, усмотрев возможность лишний раз поохотиться, проголосовали «за».

Сразу же разбили лагерь. Палатки горьковчан стояли метрах в тридцати от нас на берегу ручья. Судя по карте, этот ручей вытекал из озера и, описав между гольцами большую дугу, впадал возле нас в Чаю. На озеро пошли втроем. Взяли два ружья и спиннинг. Перебрались через ручей, и сразу же пришлось карабкаться по крутому склону, заросшему кедровым стлаником.

Внезапно раздался шум крыльев, и впереди мелькнул рябчик. Я успел заметить, что он сел на дерево в метрах сорока от нас. Рябчик легко подпустил нас и пал жертвой своего любопытства.

Вскоре стланик поредел, однако огромные ели и кедры заслоняли все вокруг. Подъем продолжался. Наконец деревья расступились, и мы увидели перед собой каменную осыпь, спускавшуюся с вершины небольшого гольца. Пришлось забираться по осыпи, осторожно шагая по камням. С вершины гольца открывался красивый вид на окружающие нас горы, текущую внизу Чаю и лежащее между двумя гольцами озеро.

На спуске к озеру прошли через березовую рощу, где среди невысокой травы нашли десятка полтора хороших подосиновиков. Сквозь редкие деревья показалось озеро. Кругом росли кусты малины, шиповника; на освещенных солнцем буграх, как ковер, заросли брусники. Мы с трудом удерживались от желания присесть и вдосталь наесться ягод. Скоро вечер, а нам надо осмотреть озеро. Пришлось даже прибавить шаг.

К берегу я подошел немного раньше ребят, оставшихся где-то левее и сзади. Осторожно выглянул из-за кустов. Зеркальная гладь озера, кое-где чуть подернутая рябью, была пустынна. Только далеко в центре озера были видны силуэты двух больших птиц, возможно гусей. Пройдя несколько шагов по зыбкому мху, я ступил на каменные плиты дна. Воды было чуть выше колена. С удовольствием напился и умыл лицо. Поднятое со дна облачко мути привлекло мальков, которые стайками сновали между ног. На поверхности воды тут и там расплывались круги, иногда слышался всплеск. Чувствовалось, что под водой кипит жизнь.