Карта сайта

Утром 20 августа 1967 года все шесть ...

Утром 20 августа 1967 года все шесть человек нашей группы вылетели через Иркутск и Улан-Удэ в Нижне-Ангарск. Наиболее интересным был последний участок полета. Три часа мы летели над восточным берегом Байкала. Проплыли под крылом Усть-Баргузин, озеро Фролиха и вот, наконец, Нижне-Ангарск. Из него вертолетом мы вылетели в поселок Чая.

Снизу к вертолету вплотную придвинулась поверхность плоскогорья, покрытая серыми россыпями каменных глыб. Просим летчика высадить нас на десяток километров ниже поселка Чая. Летчик кивнул головой, и вскоре вертолет завис над галечииковой косой в четырех десятках метров от реки. Плавно приземляемся и выгружаем вещи. Ребята попрощались с экипажем, и вертолет ушел в сторону поселка.

Мы находились в неширокой, усеянной валунами долине, ограниченной с обеих сторон низкими, поросшими лиственницей сопками. Рядом шумела по валунам река. В этом месте ее ширина не превышала двадцати метров. Глубины для сплава па лодках было достаточно, по все дело портили камни, торчавшие из воды так часто, что протиснуться между ними на лодках не было никакой возможности.

Нам ничего не оставалось, как помочь друг другу надеть рюкзаки и гуськом двинуться вниз по реке. Подошли к краю долины, перебрались через ручей, впадающий в Чаю, поднялись на невысокий обрывистый склон и пошли вдоль долины. Ноги тонули в мягком и сыром мху. Карликовые ивы и березы образовали здесь сплошные заросли, сквозь которые приходилось с трудом продираться. Хорошо еще, что высота зарослей не превышала метра.

Юра шел впереди, отыскивая еле заметные тропинки, протоптанные, вероятно, оленями и заметно облегчавшие нам путь. Несколько раз подходили к обрыву, но спуститься не удалось, хотя Чая внизу уже казалась сплавной. Около часу дня нашли удобный спуск и снова оказались в долине.

Выбрав рядом с рекой место поровнее, начали распаковывать лодки. Вскоре наши оранжевые ЛАС-5 были надуты, а имущество и продукты разделены по экипажам. Перенесли лодки на воду, уложили и крепко привязали рюкзаки и продуктовые непромокаемые мешки. Экипажи на каждую лодку были образованы еще в Москве: Володя Буланов с Юрой, Толя с Володей Сапрыкиным, я с Димой.

Первыми с общего согласия пошли я и Дима. С небольшими интервалами за нами плыли и остальные лодки. После первых двухсот метров все были мокрыми. Стоячие волны от хаотически разбросанных камней обдавали водой, мы еле успевали увертываться от солидных валунов. Каждые двести — триста метров нужно было подходить к берегу и выливать воду. Заодно мы осматривали ближайшие триста метров реки и тогда решали, плыть дальше или лучше проводить лодку на бечеве. На ночлег остановились еще засветло. Место для палаток пришлось выбирать на пологом склоне, поросшем кустарником.

Пока готовился ужин, я взял спиннинг и пошел вниз по реке. В течение получаса хлестал воду во всех омутках и заливах, но безрезультатно.

От Байкала до Лены (фото В. Буланова)

От Байкала до Лены (фото В. Буланова)

 

На следующий день, едва только отплыли, пришлось срочно подгребать к берегу. Впереди, перегораживая реку, выступала большая скала. Поток воды, скатываясь с метровой ступени, бил прямо в стену и поворачивал под прямым углом влево. Осмотрев порог, мы решили, что пройти его на плаву не удастся, так как лодки неизбежно прижмет к стене. Пришлось проводить наши лодки на бечеве.